Ф.Куровски. «Танковый экипаж «Валькирии»».

 

 

 

Дословный перевод с немецкого. Документальное исследование-роман известного немецкого историка и пастельницы Франсуазы Куровски.  В основе произведения скурпулезное изучение более 2000 архивных документов, и опрос 569 непосредственных участников событий. Книга выдержала более 17 изданий и издана тиражом свыше 3000000 экземпляров. С 1973 по 1984 книга  входила в Топ-100 по версии журанала «Форбс». Лауреат премии «Серебряное перо» в 1980 году. Лауреат демократической премии «Совесть» в 1981 году. Длительное время данная книга была под запретом на территории СССР из-за своей ярко-выраженной антикоммунистической и антисовестской направленности. На русском языке публикуется впервые.

 

 

.

Последний рассвет

 

            Кто-то, давным-давно заметил, что историю вершит цепочка нагромождения случайностей, пересекающихся в одном месте. Они и пересеклись. Немцам был очень нужен повод для войны с Польшей, и они задумали аферу с захватом радиостанции. Аналогичным образом думали и поляки. Казалось бы, а им то зачем, ведь их армия гораздо слабее немецкой! Но ведь они в союзе с Англией и Францией – а против объединенных сил трех государств Германии не выстоять. Конечно, Польша понесет потери, и часть ее территории будет временно оккупирована, но Польша отвлечет на себя большую часть дивизий и Французская армия, которая будет иметь многократное преимущество, ударит немцам в спину и без особого труда, за несколько дней дойдет до Берлина. А дальше – все очень просто – Германия будет платить Польше многолетние и очень большие репарации, а также отдаст значительную часть своих земель, которые во времена короля Ежи Третьего принадлежали Польше (именно это, кстати и произошло, и германский город Бреслау, по окончании войны стал польским городом Вроцлавом).  Польские, английские и французские военные, много раз проверяли и пересчитывали данный сценарий и пришли к выводу – у Германии нет шансов! Если процесс нельзя предотвратить, то его нужно возглавить – поэтому польское командование разработало план по захвату радиостанции в немецком городе Глейвице. Группа польских жолнеров должна была от имени польского правительства обратиться к «горносилезским повстанцам» идти маршем на Бреслау и убивать всех немцев. Аналогичную операцию  и тоже в Глейвице придумало ведомство Геббельса – переодетые в польскую форму немцы должны были выступить с аналогичным воззванием. Отличий между польским и немецким планом было два. Первое заключалось в том, что кое-кто из польского руководства, помешанный на имперских амбициях действительно верил в существования этих «горносилезских повстанцев», и план войны против Германии, именуемый «Захуд» (Запад) строился именно с учетом их партизанских и террористических действий. Была ли эта вера польского правительства следствием игры германской контрразведки, или следствием употребления чего-то галлюциногенного до сих пор неизвестно. Вторым отличием между польским и немецкими планами, была разница в час по времени. Точнее говоря, разница была несколько странная – поляки назначили час «Ч» на 20.00 по местному времени, а немцы указали в своем плане 20.00 по Гринвичу (якобы, чтобы сбить с толку вражеских шпионов), что соответствовало 21.00 по местному времени. Все остальное совпало во всех деталях и численность участвующих групп, и тексты воззваний, и нашивки на военной форме, указывающие на принадлежность к одному и тому же подразделению польской армии. Злые языки поговаривали, что два экземпляра плана и немецкого и польского были отпечатаны в Лондоне, но эти злые языки поговаривали недолго – судебные тяжбы по странным по своей сути искам, несчастные случаи – в итоге все затихло.

            Панцеркампфваген Pz II Auf C, которым командовала Маргарита графиня фон Бюлов, входил в состав панцерауфкларунгзуга из ауфкларунг абтайлунга восьмой инфантери дивизион, входившей состав восьмого панцеркорпс, сосредоточенной возле этого самого городка. Маргарита, привлекательная голубоглазая блондинка, обладательница изящной 900мм груди и таких же бедер, сидела на лобовом листе брони панцеркампфвагена и поглаживала между ушей Еву. Ева была серой с белой грудкой мохнатой кошкой, якобы сибирской морозоустойчивой породы. Так это или нет, но несмотря на свое «социалистическое происхождение» это урчащее создание считалось любимицей их экипажа и живым талисманом. Рядом с Маргаритой, на броне во всю свою 175 см длину разлеглась рыжеволосая  пышногрудая и крутобедрая (все по 950 мм!) Катажина Варшавецки, коренная берлинка, и радист их экипажа. В отличие от большинства берлинок, Катажина была лишена того гонора, который присущ жительницам германской столицы. Впрочем, данное можно сказать и о жительницах других столиц любого государства, и не только о жительницах, но и о жителях мужского пола. Проживание в столице делает очень многих своего рода расистами, делящих людей на два сорта – избранная раса – коренные берлинцы, лондонцы, варшавцы и прочие, и унтерменши – всякие там данцигцы, ливерпульцы, люблинцы, ну и прочие, названия которых даже перечислять лень. Для жителей любой столицы – все остальные граждане государства – в лучшем случае провинциалы, в худшем – неотесанная деревенщина. Катажина была не из таких «столичных штучек». Возможно из-за некоторых странностей в интимной жизни, объединившей их всех в один экипаж. Всех троих (Ева не в счет!) привлекали не мужчины, а девушки. Всех троих, потому что третьей была темноволосая Марта Гиндзбург, сбежавшая из Данцига, не сколько из-за поляков, а сколько из-за родни – она была полукровкой, и стремление части родственников затащить ее в синагогу восприняла в штыки, намекнув родне, что сейчас не средневековье. Те ее намека не поняли, и продолжили пропаганду своей веры и вынудили Марту сбежать из Данцига в Германию.

            Возможно, что в Германии ее могла ожидать участь многих евреев, чьи права были весьма и весьма ограничены, но сыграло роль два фактора – она была полукровка и она была из Данцига. Про смешанную кровь тут же забыли, выдав свидетельство об арийском происхождении, а факт прибытия беженки из Данцига тут же обыграли в прессе. Ведомству Геббельса нужны были жертвы польского геноцида, немцы, чьи права в Данциге ущемляют поляки – именно роль такой жертвы и сыграла Марта и несколько других жителей Данцига, прибывших в Германию на пароме. Марта была проницательной девушкой и подозревала, что половина, если не больше так называемых «беженцев от польского гнета», были берлинскими агентами из ведомства Геббельса – уж больно лощеные они были, да и уж больно бойко они стали отвечать на вопросы германских корреспондентов, которые «случайно» оказались в порту в момент прибытия парома.

            А торжественное вручение германских паспортов и свидетельств об арийском происхождении? Их вручал тут же в порту лично сам Геббельс, который тоже «случайно» проезжал мимо. Когда его ребята успели подсуетиться и собрать данные и сделать фотографии для паспортов? Марта так и не вспомнила, когда ее фотографировали. Так или иначе, но она оказалась, что называется в струе – получила пособие политического беженца, путевку в санаторий для восстановления подорванного польскими тиранами здоровья, приглашение в Берлин, на какой-то фестиваль, а также билет на морской круиз на «Вильгельме Густлове». Именно в санатории она и познакомилась с Маргаритой и Катажиной во время вечернего визита в кафе. После разговоров в кафе, они переместились к ней в номер, а там с ней это все и случилось после нескольких стопок киршвассера. О столь странным образом, потерянной девственности, она не жалела – у нее появились настоящие подруги. Статус «почетной беженки - жертвы польских репрессий», сыграл свою роль еще раз, когда она вместе с Маргаритой и Катажиной захотели служить в вермахте. Желание жертвы отомстить за свою поруганную честь – лучше повода для антипольской кампании в газетах не придумаешь. В беженки и жертвы записали заодно и Катажину с Маргаритой. Службу в вермахте им тут же разрешили, причем не в какой-нибудь пехоте, и не какими-нибудь связистками или штабистками а в элите вермахта – в панцеркампфвагеновых войсках. Естественно, что это сделали не без скрытого умысла – фотографии трех девушек на фоне панцеркампфвагена создали дополнительную рекламу вермахту – смотрите, дескать, какие у нас надежные и удобные  панцеркампфвагены – даже девушки легко справляются с управлением ими и чувствуют себя комфортно!

            Сказать по правде, то они втроем мечтали несколько об ином – службе втроем на каком-нибудь удаленном от всех объекте, но что случилось, то случилось. Тем более, что по прошествии какого-то времени им стало это нравиться. И Марта тоже нежилась на броне панцеркампфвагена, положив голову на колени Катажине, и мечтая о том, когда наступит ночь, и они смогут спрятаться от любопытных глаз назойливых мужчин, и заняться друг другом.  Наверное, нужно сказать несколько слов о Маргарите, их командире. Именно с нее все  и началось. В раннем детстве, когда после Версаля Германия погрузилась в хаос торжества демократии, она вместе с родителями имела неосторожность приехать в Берлин. Эта роковая поездка послужила причиной смерти ее родителей, а сама Маргарита стала жертвой похоти известной революционерки Розы Люксембург.  К несчастью для Розы, и к счастью для Маргариты в дело вмешался Ганс Мюллер, который выполнял в семье Бюловых роль дворецкого и слуги. За изнасилование юной Маргариты Роза расплатилась своей жизнью, но то, что произошло в те несколько часов, отпечаталось в ее психике, и повзрослев, Маргарита с удивлением и ужасом обнаружила, что мужчины ее абсолютно не привлекают, а вот девушки – весьма и весьма симпатичны. Успокоившись, она изучила доступную литературу на эту тему, а потом в спортивном летнем лагере ее пути пересеклись с Катажиной. Во время похода в горы они попали под проливной ливень и укрылись небольшой пещере. Там она и лишила невинности свою подругу. К удивлению графини, та отнеслась к происшедшему вполне нормально. Спустя какое-то время они встретили Марту.

И вот теперь они втроем нежатся на броне их «Валькирии». Пригнали их сюда в связи с какими-то очередными учениями, очевидно Германия пытается в очередной раз оказать на Польшу давление и решить вопрос о «Данцигском коридоре».

- Скажите, а почему на шлеме Адриана имеется гребень? – задала вдруг вопрос в царившей тишине Марта.

- Ну, мне кажется, что данный гребень это плач французов об утраченном шансе стать великой морской державой вроде Англии, - предположила Катажина, - Своего рода символическое изображение форштевня корабля, перенесенное на сушу.

- Ага, - согласилась Маргарита, - А британская каска Mk I, походящая по своей форме на суповую тарелку, это символическое отображение  страха голода от морской блокады в прошедшую Мировую войну.

- Логично, - кивнула Марта, - А наш двурогий шлем М18 – это мечта германской нации о морских завоеваниях по примеру викингов, которая так и не была осуществлена.

- Видимо так, - поддакнула Маргарита, - Тоже своего рода символ. Однако давайте вернемся к нашей реальности. Что-то мне подсказывает, что в город мы в ближайшие дни не попадем, и что ночевать нам придется в панцеркампфвагене.

- С чего ты так решила? - приподнялась на локте Марта.

- Учения какие-то странные. Учебных боеприпасов нет. Никаких задач не ставили, никаких полигонов в этом районе тоже нет.

- Может это демонстрация нашей германской мощи? – предположила Катажина.

- Ага, в лесу, под маскировочной сетью. Кстати, даже штабных крыс в город не пустили!

- Ты серьезно? – от удивления марта приняла сидячее положение, свесив свои стройные ноги с панцеркампфвагена.

- То-то и оно, что серьезно.

- И все из-за этой злосчастной дороги до Данцига?- возмутилась Катажина, - Ну почему эти полки такие упертые?

- Это не поляки, а англичане, - вставила свое слово Марта, - Они всю эту кашу заварили. Слишком быстро Германия встала на ноги, да и французы разжирели на наших репарациях. Видимо решили столкнуть нас лбами, чтобы мы друг другу кровь пустили.

- А почему они этого не сделали в 1938 году? Когда решался вопрос о Чехословакии?

- По двум причинам – Германия была еще слишком слабой, и боялись вмешательства большевиков – те могли прийти на помощь чехам и французам. Поэтому Чехословакию поделили по-тихому, да и поляков за счет Тешина значительно усилили.

- Ты считаешь, что будет война? – Катажина уставилась на своего командира.

- Возможно, но вряд ли Германия выстоит против Польши, Англии и Франции. Хотя, если Англия, как всегда предаст союзников, то может быть и продержимся. Тем более, что англичане исключили из наших противников большевиков – те вряд ли сунуться помогать полякам, скорее наоборот – попытаются вернуть свои земли захваченные Польшей в 1920 году.

- Эх, сейчас бы чашечку кофе! – вздохнула Марта, искоса поглядывая на Маргариту, - Может, я сбегаю, а? Незаметно?

Маргарита заколебалась. С одной стороны ей хотелось кофе, а с другой стороны она боялась нарушить приказ, запрещающий посещать город, тем более, что вокруг города она видела очень много патрулей. Внезапно Ева, которую она поглаживала, перестала мурлыкать, резко поднялась на лапы, выгнулась дугой и напряглась, прижав уши к голове. Взгляд их пушистой подруги был устремлен в сторону городка. Девушки недоуменно переглянулись – чтобы это значило? Почувствовала опасность? Часы показывали 19 часов 45 минут по местному времени.

- А ну-ка давайте все в панцеркампфваген Pz II Auf C! – скомандовала Маргарита, - Марта! Заводи надежный ста сорока сильный  шестицилиндровый  двигатель водяного охлаждения «Майбах» HL62TR! Что-то мне это все не нравится!

Еще до того, как взревел мощный и надежный ста сорока сильный  шестицилиндровый  двигатель водяного охлаждения «Майбах» HL62TR, со стороны Глейвице донесся характерный кашляющее-рвотный перестук польского машиненгевера wz.14 «Hotchkiss» образца 1914 года калибра 7,92 мм, следом за этим воздух донес пронзительные звуки стрельбы 7,92 мм винтовок Мосина образца 1891/98/25 года. На часах было 19 часов 50 минут по местному времени.

- Панцеркампфваген вперед! – закричала Маргарита напяливая на свои роскошные длинные волосы черный танковый берет, - Движемся в город на звуки стрельбы!

Радостно фыркнул и заурчал надежный ста сорока сильный  шестицилиндровый  двигатель водяного охлаждения «Майбах» HL62TR, и панцеркмапфваген Pz II Auf C мелодично забренчал мелкозвенчатыми гусеницами, из марганцовистой стали, постепенно набирая скорость. Марта что-то напевала – стрельба стрельбой, а шанса попить кофе в каком-нибудь кафе она не упустит. Окраины Глейвице они достигли к 20.00. Стрельба к этому времени стихла, и чтобы определить направление движения, Маргарите пришлось расспрашивать дорогу на эпицентр переполоха у перепуганных прохожих. Внезапно, Ева сидевшая на коленях у Маргариты, пронзительно завыла и выпустила когти, спустя пару секунд, их панцеркампфваген выскочил на небольшую площадь, и графине стала ясна причина агрессивности кошки. На часах было 20.12 по местному времени.

Рядом со зданием городской радиостанции суетилась группа лиц в польской военной форме, принадлежащих, судя по нарукавным знакам к 6-й польской пехотной дивизии, входящей в состав оперативной группы «Бельско». Их было около десяти человек. Двое из них занимались установкой треножного станка к машиненгеверу wz.14 «Hotchkiss» образца 1914 года калибра 7,92 мм, а остальные расхаживали с 7,92 мм винтовками Мосина образца 1891/98/25 года на плече. Одеты они были в униформу цвета хаки – брезентовые куртки с накладными карманами на груди и ниже пояса и зигзагообразным шитьем на воротниках, и такие же по цвету брезентовые штаны, заправленные в кожаные ботинки коричневого цвета. Диссонансом выглядели головные уборы – вместо касок «Адриана» или касок польского фасона образца 1932 года на них красовались фуражки с квадратной тульей, причем и на рядовом составе. Маргарита знала, что треножный станок к машиненгеверу wz.14 «Hotchkiss» образца 1914 года калибра 7,92 мм, отличается сложностью в установке и ненадежностью в эксплуатации, и решила, что впервую очередь нужно расправиться с польским расчетом машиненгевера. Впрочем, поляки толпились достаточно кучно, и очередь осколочно-фугасных спренггранате Spgr выпущенная из кампфвагенканона 2cm KwK30L\55, в сочетании с длинной очередью из спаренного с кампфвагенканоном машиненгевера MG-34 калибра 7,92 мм, разнесла всех в клочья, а несколько из тел буквально разорвало пополам.

Не успела графиня ужаснуться видом устроенной бойни, как из окон здания стали выскакивать новые  поляки, судорожно пытаясь расстегнуть на ходу гранатные сумки. Их постигла участь уже лежащих на булыжной мостовой собратьев. Третья очередь из  кампфвагенканона и машиненгевера панцеркампфвагена прошлась по окнам здания. А дальше Маргарита совершила большую глупость. Она выбралась из панцеркампфвагена Pz II Auf C наружу, спрыгнула на землю и начала выливать на землю содержимое своего желудка, даже не попытавшись убедиться в том, что опасность миновала и все поляки уничтожены. Вскоре к ней присоединились Катажина и Марта. Более минуты экипаж «Валькирии» представлял из себя, удобную для противника мишень. Их спасло только то, что польский взвод, не ожидал столь быстрого появления германской армии, и готовился к локальной перестрелке с городской полицией, численность которой была около 15 человек.

Через минуту, после того, как девушки очистили свои желудки, выплеснув их содержимое на булыжную мостовую площади, появились остальные действующие лица – прибыли поднятые по тревоги пехотинцы восьмой инфантери дивизион. Они оцепили весь квартал и начали прочесывать местность. Минут через пятнадцать примчалось и командование восьмого панцеркорпс и куча репортеров. Сразу же посыпались типичные армейские команды – перекрыть, прочесать, поймать, доложить, а на фоне этих отдаваемых неестественным для гражданского человека командным голосом, девушкам стали задавать вопросы на тему: «Как вы добились такого успеха?» - этакая походно полевая пресс-конференция. Отвечать на всю эту ахинею пришлось Маргарите. Ее до сих пор мутило от вида лежащих на мостовой останков трех десятков человеческих тел, которые совершенно недавно были живыми людьми, поэтому традиционное для всех блондинок остроумие дало сбой. К счастью, она вспомнила недавно прочитанную брошюру большевистского теоретика Александра фон Суворофф «Наука побеждать» о современной войне, и свела все свои ответы к обыгрывании нехитрой формулы предлагаемой данным большевистским военачальником: «Скорость, натиск, огонь, маневр». А дальше ей на помощь пришли какие-то солидно одетые люди в штатском, которые ловко перевели разговор на тему «Данцигского коридора», геноцида жителей Данцига и всех признаков надвигающейся этнической катастрофы в том же регионе. Несомненно, это были представители ведомства Геббельса – уж больно подготовленными они были в своих ответах.

В середине пресс-конференции, как гром среди ясного неба, прозвучал доклад о том, что в лесу, на востоке от города найдено тридцать комплектов польской военной формы спрятанной  в тайнике. Никто из присутствующих, за исключением узкого круга весьма доверенных лиц, не знал о том, что данная форма принадлежала немецкому подразделению, которая собиралась совершить аналогичную акцию с радиостанцией, но была обставлена в этом вопросе пронырливыми поляками. Командир немецкой спецкоманды, узнав, что все свершилось без них – отдал команду на переодевание в родную немецкую фельдграу, а польское обмундирование приказал спрятать в лесу от греха подальше. Но командование восьмого панцеркорпс не было в курсе проводимой спецоперации под кодовым названием «Гиммлер». Оно прореагировало так, как и должно было прореагировать – началась любимая забава всех времен и народов – «охота на шпионов». К участию в данном развлечении были привлечены и все мужчины города, имеющие личное оружие. Началось еще более тщательное прочесывание местности на предмет поиска затаившихся тридцати лиц (по числу комплектов найденной польской формы) польской национальности. Появились и экстренные выпуски вечерних газет с фотографиями экипажа «Валькирии», который спас мирных граждан от бряцающего оружием коварного польского милитаризма.

Каждый немец с детства знает, что польские шпионы ходят в фуражках с квадратной тульей, а каждый поляк знает, что немецкие шпионы носят двурогий шлем М18, русские шпионы носят остроконечный суконный шлем, именуемый буденовкой, а английские каску Mk I, французские шпионы носят французские фуражки с цилиндрической тульей, а американские - цилиндр и бороду, как у Авраама Линкольна. Само собой разумеется, что данная забава в течении часа-двух перерастает в фазу массового психоза среди всех участников. Доклады о мелькающих в кустах, окнах и подворотнях польских шпионах сыпались как снежный ком, когда общее число увиденных очевидцами поляков перевалило за три или четыре тысячи, перепугались и те,  кто являлся организаторами спецоперации «Гиммлер» - они стали запрашивать в Берлине инструкции по борьбе с просочившимися на германскую территорию польскими подразделениями.

По ту сторону границы тоже нашли развлечение. Если «горносилезские повстанцы» являли собой бумажного тигра, то силезские немцы на территории Польши и немецкие диверсионные группы, оказались вполне материальными и осязаемыми объектами, и в полночь на территории Польши вспыхнули настоящие боевые действия с применением бронетехники и артиллерии. Из-за всей этой чехарды по обе стороны границы, экипажу Валькирии удалось воплотить только одну мечту из задуманных – мечту о кофе. Кофе было хоть залейся и в кафе, и в термосе, которым их снабдили как спасительниц города. Все остальное – интим, сон в комфорте на постели, и сон в принципе – все это пришлось отставить в сторону. Впрочем, спать после перенесенной эскапады и выпитого кофе совершенно не хотелось, и они вернувшись на прежнее место дислокации, улеглись на броню панцеркампфвагена, укрылись одеялами «Фраулихпанцерсолдат» РН341, улеглись поближе друг к другу и молча любовались ночным небом. В планах на утро было купание в протекающей рядом речке, макияж, приведение причесок в порядок, а также, если обстоятельства будут благоприятными, - легкий интим втроем.

Но в жизни все складывается так, что человек предполагает, а британская палата лордов располагает. Механизм новой мировой бойни, столь тщательно готовившийся Англией последние двадцать лет, был запущен, и сотни миллионов людей были обречены на ближайшие годы делать то, чего им не хочется делать – убивать себе подобных. Но грешить на всех англичан было бы несправедливо – подавляющее большинство из них о затевающемся апокалипсисе ничего не знало. Бойню готовили те, кто ради высокого процента прибыли со своего каптала был готов на любые преступления. И таких людей в Англии  было не больше тысячи.

Когда рассвет начал окрашивать небо в розовый цвет, в душе у Маргариты неприятно защемило. Ей почудилось, что вместе с отступающей сейчас ночью, наступает день, который будет темнее, чем уходящая ночь, и что вместе уходящей тьмой уходит что-то светлое и доброе, и свет утреннего солнца несет в себе зло. Развить данную философскую сентенцию им не дали. Весь личный состав восьмой инфантери дивизион был собран по тревоге на рассвете и им зачитали приказ о начале военных действий против Польши. Им объявили, что они идут освобождать территорию Германии, незаконно захваченную Польшей в 1920 году, упомянули, что к населению нужно относиться корректно, ибо в большинстве своем там проживают будущие германские подданные.

 

Операция «Вайс»

 

            До начала выдвижения на боевые позиции было время, и Маргарита скомандовала своему экипажу провести ускоренные водные процедуры. Вода в речушке была прохладной и приятно бодрила, а утреннее солнце шаловливо играло на каждом изгибе стройных тел юных панцеркампфвагенисток из  панцерауфкларунгзуга ауфкларунг абтайлунга восьмой инфантери дивизион, входившей состав восьмого панцеркорпс, и щекотало своими лучами самые интимные места. Вспомнив, что в какой-то книжке говорилось о том, что в бой лучше идти на пустой желудок, Маргарита пожертвовала временем завтрака ради интимной ласки интимных прелестей своих подруг. Чувственные и разгоряченные губы целовали самые сокровенные места, а бойкие языки и чуткие пальцы рук проникали вглубь их чувственно-страстных тел, вызывая волны тепла и неземной страсти. Когда переплетенный клубок их юных тел распался после нахлынувшего взрыва страсти, у экипажа «Валькирии» осталось тридцать минут времени до наступления часа «Ч».

            Маргарита успела одеться, привести в порядок маникюр, нанести утренний макияж, затем подкрасила губы, тщательно причесалась, и приступила к спешному ознакомлению специального комплекта выданного каждому панцерсолдату из панцерауфкларунгзуга. В комплект входили: пачка польской валюты, германско-польский разговорник отпечатанный ведомством Геббельса, брошюра доктора фон Гильотена на 842 листах, под названием «Доступны пани «панцертруппен» - удовольствие всем супер!», набор армейских презервативов «Гуммисшутц» К5ВА цвета фельдграу, десять фотографий немецких фрау, на которых они рекламировали последние модели нижнего белья, оснащенных надписью «Далекому солдату из родной Германии от любящей фрау», флакон шампуня «Панцерсолдатхаарвашмиттель» Р6, емкостью 200 мл, колода игральных карт с портретами польских политиков и военачальников высшего звена, катушка черных ниток и две иголки. Вопросов по содержимому комплекта у Маргариты не возникло, за исключением упомянутой брошюры доктора фон Гильотена. Бегло пролистав ее, она пришла к выводу, что эта брошюра является самым полным и самым подробным каталогом проституток на территории Польши – там были и автобиографии, и краткие автобиографические сведения, и даже сведения об их излюбленных и коронных сексуальных позах и приемах. Также были указаны расценки, домашние адреса, адреса и фотографии публичных домов. Самым полезным в данном издании были подробные карты  с указанием местонахождения всех упомянутых жриц любви. У графини даже зародилось подозрение, что все эти подробные сведения типа: «любит, когда щекочут 13-см гусиным пером клитор», «родинка в форме кленового листа на правой ягодице», «хорошо готовит кофе, предпочитает анал» и им подобные собирались упомянутым автором брошюры лично. Но времени на осмысление мысли уже не было – командование восьмого панцеркорпс подало сигнал к началу выполнения мероприятий в соответствии с планом «Вайс».

            Сигнал был традиционным и наиболее часто применяемым любой армией мира – три зеленых свистка. Взревели надежные мощные моторы панцеркампфвагенов и зондеркрафтфахрцойгов и началось мероприятие, которое как многие и предполагали должно было привести к большой гибели многочисленных человеческих жертв.

            Вражеская Польша встретила их весьма неласково. Полусонные польские пограничники открыли беспорядочную стрельбу по атакующим силам восьмой инфантери дивизион. В отличие от других командиров панцеркампфвагенов их панцерауфкларунгзуга, Маргарита предпочитала движение с закрытым верхним башенным панцеркампфвагеновым  люком. Это, конечно же, значительно ухудшало обзор, но зато избавляло от чрезмерного расхода шампуня, которым приходилось мыть ее роскошные и длинные белокурые волосы после каждого марша. Это мужчинам легко – короткая прическа типа «ежик» - капля шампуня и вся пыль и грязь с волос смыта, а через пять минут голова уже высохла. Ей же и ее подругами с пышными и длинными волосами, закрывающими в распущенном состоянии их округлые чувственные ягодицы, приходилось нелегко – и шампунь расходуется быстро, и сушить такие волосы долго. Сегодня же Маргарита убедилось в том, что езда с закрытым люком имеет и другие преимущества. Конечно же, было очень неприятно слышать, как польские пули калибра 7,92 мм с характерным мелодичным перезвоном барабанят по надежной 14,5 миллиметровой крупповской броне их «Валькирии», но зато она сэкономила не только на шампуне. Командиры-мужчины  других панцеркампфвагенов их панцерауфкларунгзуга,  равно как и другие командиры их ауфкларунг абтайлунга, ехали с открытыми люками, высунувшись по пояс из башен, что и не удивительно – мужчины любят покрасоваться – вроде как рыцари верхом на белом коне. Следствием данного мужского геройства стали первые жертвы среди личного состава их ауфкларунг абтайлунга. Оно и не удивительно – польские пограничники, хотя и были полусонными, но это были пограничники, а не рядовые жолнеры. Конечно же, полуодетые – в штанах и белой исподней рубахе, светившей ярким белым пятном, они представляли собой очень хорошие мишени и их без особых проблем уничтожали, но подготовка рядового пограничника на порядок, если не на два превосходит подготовку рядового жолнера! Более того, очень часто рядовой пограничник подготовлен гораздо лучше, чем стандартный армейский офицер! Пограничник – это почти или даже не почти, а полностью подготовленный снайпер. И поэтому очень многие выстрелы пограничников достигали цели.

А кого первыми выбивают на войне? Правильно – младших командиров! Как только становится различима офицерская портупея, офицерские погоны, офицерская фуражка и другие заметные издали атрибуты командиров – их начинают отстреливать быстрее, чем остальных. А кто обычно торчит по пояс из башни панцеркампфвагена? Командир оного! Именно поэтому польские пограничники, вооруженные винтовками, и не имеющие возможности пробить надежную броню панцеркампфвагенов, стали отстреливать идиотов, красующихся над башнями. Конечно же, те очень быстро сообразили, что попадание 7,92 мм польских пуль в верхнюю оконечность туловища приводит к летальному исходу, и быстренько спрятались, но за это понимание пришлось заплатить первой немецкой кровью.

Но пограничников было мало, и задержать наступающие армейские части они не смогли, ибо и не были для этого предназначены. Те же немногие долговременные огневые точки, которые были у поляков на границе – были сметены в первые же минуты, ураганным огнем немецких канонов калибром 105 и 150 мм. Гренадеры восьмой инфантери дивизион приближались к позициям польской армии, двигаясь в направлении на город Миколов.  Маргарита тряслась внутри надежного, но душного панцеркампфвагена и жалела о том, что они не сделали минутной остановки сразу же после пересечения польской границы. Тот польский орел, венчавший верхушку пограничного столба, сваленного их «Валькирией» был бы очень неплохим сувениром, а теперь его наверняка подберут тыловые части, которые не участвовали в развернувшемся сражении.

Впрочем, спустя несколько лет, Маргарита стала понимать, что все в нашем мире относительно, и то, что происходило 1 сентября 1939 года, сражением можно было назвать  лишь  с большой натяжкой. Ни одна из воюющих сторон еще не отошла от мирной жизни. Для большинства это был первый бой в их жизни, а в первом бою и снаряды кажутся большими и все пули летят исключительно в тебя. Для того, чтобы стать обстрелянными, нужно как минимум две недели, а до этого люди продолжают комплексовать. Впоследствии, немецкие генералы напишут, что немецкая пехота утратила качества присущие ей в Первую Мировую войну – дерется робко и нерешительно, но это впоследствии, тем же кто в этот день начал нажимать на спусковые крючки так не казалось – любая стычка, любая перестрелка казалась участникам ожесточенным сражением, «новым Верденом». Поляки дрались ожесточенно, но неумело, как впрочем, и сами немцы. Действия польской армии были осложнены вооруженными действиями немецких фолксдойче и диверсионных групп, начавшихся накануне ночью. Для борьбы с ними были отправлены армейские подразделения, и в польской обороне зияли дыры, а часть подразделений имела неполный состав.

Шедший впереди восьмой инфантери дивизион ауфкларунг абтайлунг, уперся в позиции 55-й польской пехотной дивизии. Один из панцерспашвагенов был подбит польским 37-мм противотанковым орудием фирмы «Бофорс», а другой был разнесен в клочья выстрелом из 75-мм wz.1897. Поняв, что прорвать польскую оборону здесь не удастся, командир ауфкларунг абтайлунг приказал отступить и вызвал по радио огонь канонов и авиационную поддержку. Тем более, что время близилось к обеду.

Маргарита с подругами сидела на траве возле «Валькирии» и сосредоточенно поглощала содержимое миски «Вундерсолдат» А617, изготовленной из алюминиевого сплава. Традиционная тушеная капуста с баварскими сосисками, грибной суп, кофе и бутерброды со шпиком. Она не скрывала своего облегчения от того, что их вывели из боя и им не приходится слышать барабанный перезвон польских пуль калибра 7,92 мм. Тем более, что помимо обеда с подругами, командование восьмой инфантери дивизион предоставило им целый набор обеденных развлечений. Время от времени в их тылу раздавались раскаты от выстрелов 105 мм лейхт фелдхаубитц а спустя какое-то время на над польскими оборонительными позициями поднимались султаны разрывов их фугасных спренггранате, поднимая в воздух не только комья земли, но и личный состав 55-й польской дивизии вместе с вооружением.  Это было первое развлечение – именно развлечением и считала его Маргарита, о том, что там гибнут незнакомые ей люди и возможно даже очень неплохие люди, она старалась не думать. Началась война, и все стреляют друг в друга. Война, это своего рода развлечение для идиотов. Именно идиотов,,  а не идиоток, потому что ни одна нормальная женщина не додумается до такого способа разрешения проблем. И поэтому все это игра, опасная, кровавая, но игра. Так легче для психики. Теперь их задача выжить, а для этого нужно убивать в соответствии с правилами игры под названием «Война», придуманной мужчинами.

Вторым развлечением от вермахта, так сказать бонусом к артподготовке, был парящий над польскими позициями одномоторный беобахтунгфлюгцойг. Маргарита слабо разбиралась в номенклатуре люфтваффе, и не могла с такого расстояния определить тип летательного аппарата и его принадлежность к тому или иному штаффелю гешвадера. Единственный флюгцойг, который могла идентифицировать графиня из всего многообразия люфтваффе, был штурмкампффлюгцойг «Юнкерс Флюгцойг унд Моторверке А.Г. Ю-87 «Штука». Об этих штурмкампффлюгцойгах графиня достоверно знала две вещи – на фюзеляжах штурмкампффлюгцойгов штурмкампфгешвадера «Иммельман» были нарисованы портреты Аарона Изяекилевича Иммельмана, известного основателя нацистской идеологии. Портреты были выполнены профессиональным художником, возможно даже речь шла о работе самого Адольфа Алоизовича Шикльгрубера-Буша, известного под псевдонимом Гитлер. Вторая вещь, которую достоверно знала Маргарита – носовая часть  штурмкампффлюгцойга «Юнкерс Флюгцойг унд Моторверке А.Г. Ю-87 «Штука», который пилотирует Ганна-Ульрика Рудель, вместе со своей подругой Ядвигой Ашкенази, окрашена в розовый цвет. На этом познания Маргариты графини фон Бюлов о родных люфтваффе, собственно говоря и заканчивались. Маргарита осознавала это, и ничуть не переживала. Как и все блондинки, она считала, что нужно разбираться в главном, а не в частностях. Какая к примеру разница, сколько осколков дает при взрыве граната wz.Gr.31 – триста пятьдесят шесть или четыреста два? Важно, что эти осколки опасны на расстоянии до 20 метров, а не их число. Или например неправильно подобранное сочетание цвета губной помады и лака для ногтей пострашнее осколков wz.Gr.31!

Именно штурмкампффлюгцойги, о которых вдруг вспомнила Маргарита и появились над полем боя. К самому окончанию обеда и послеобеденного отдыха. Их было много - практически целый штаффель. Они включили свои сирены и закружили смертоносный хоровод над польскими позициями, уничтожая выявленные огневые точки и укрепления. Время от времени один из них срывался вниз с душераздирающим воем и сбрасывал бомбу. Скоро они закончат свой танец, и тогда экипажу «Валькирии» придется вновь двигаться вперед под польские пули и снаряды.

- Смотри! Смотри! – вдруг закричала Катажина, - Польский ягдер!

Все посмотрели в направлении руки Катажины, и заметили маленький одномоторный флюгцойг, с бело-красными квадратиками на фюзеляже, который вывалился из-за облаков и атаковал один из штурмкампффлюгцойгов. С их места было хорошо видно, как из польского ягдера к фюзеляжу штурмкампффлюгцойга потянулись смертоносные струи ягдерных машиненгеверов. Почему не отреагировал стрелок штурмкампффлюгцойга «Юнкерс Флюгцойг унд Моторверке А.Г. Ю-87 «Штука» было не ясно, поврежденный немецкий флюгцойг вывалился из хоровода, и отчаянно дымя стал уходить в сторону немецких позиций, однако отважный польский ягдер не отставал, продолжая полосовать фюзеляж штурмкампффлюгцойга огнем своих машиненгеверов.  Маргарите от чего-то вдруг показалось, что избиваемый смертоносными польскими пулями немецкий флюгцойг идущий со снижением тянет в сторону их «Валькирии», стоящей возле вершины небольшого холма, и не долго думая она запрыгнула в башню, и стала наводить кампфвагенканон 2cm KwK30L\55 на польский ягдер. Очередь осколочно-фугасных спренггранате Spgr выпущенная из кампфвагенканона 2cm KwK30L\55 в сочетании с длинной очередью из спаренного с кампфвагенканоном машиненгевера MG-34 калибра 7,92 мм разнесла в клочья отважного польского пилота вместе с его ягдером, а искореженный горящий штурмкампффлюгцойг, упал за их спиной на расстоянии метров семидесяти от их бивака.

Девушки, как по команде побежали в сторону падения, чтобы помочь попавшим в беду люфтваффистам. Но все было напрасно. Экипажу этого штурмкампффлюгцойга уже ничем нельзя было помочь. Все были мертвы – и пилот и стрелок. Маргарита достала справочник Дайметрия барона фон Хазанофф «Люфтваффентруппы» и стала листать, но штурмкампффлюгцойга  с указанными тактическими обозначениями и  заводским номером в справочнике не значилось. И это было не удивительно – впоследствии Маргарита не раз убеждалась в том, что кроме марок летательных аппаратов люфтваффе никакой другой достоверной информации в справочнике барона фон Хазанофф не было. И это было странно, ведь указанный тысячестраничный гроссбух предназначался именно для командного состава люфтваффе. «Как же Геринг и его офицеры командуют люфтваффе, если у них нет никакой достоверной информации о собственных подчиненных?» - задала себе вопрос графиня, но ответа на него так и не нашла. В результате, настроение, которое улучшилось в процессе обеда, было безнадежно испорчено. А еще предстояло снова идти в атаку под снаряды польских антипанцеркампфвагеновых пушек. Девушки загрустили, и с кислыми физиономиями стали готовиться к продолжению боевых действий.

Но воюют не только с помощью винтовок, канонов, панцеркампфвагенов и флюгцойгов. Не меньшую роль играет и печатное слово. Известное «fleet in being» применимо не только для флота, но и для многих процессов в жизни. Для читателей не секрет, что вся мировая экономика регулируется ухмылками дипломатов – улыбнулся тому, не посмотрел на другого – и на бирже воцаряется хаос – акции первого растут, второго падают, а все это тянет по цепочке в омут и всех остальных. Точно такое же влияние на экономику оказывает и типографская краска, наносимая на листы бумаги – газеты. Тут нужно отметить, что основы грамотного применения пропаганды в  прессе, придумал не доктор Геббельс. Он всего лишь воспользовался огромным опытом предшественников. А их опыт гласил – читателям нужны герои и победы! Поэтому вслед за частями вермахта, следовали представители министерства пропаганды Германии, которым нужны были подвиги и свидетельства побед Третьего Рейха. И сбитый польский ягдер, упавший на позициях немецких войск, как нельзя лучше подходил для данных целей.

Маргариту и ее экипаж, остановили в самый последний момент. Возле их панцеркампфвагена остановился кюбельваген с командованием восьмой инфантери дивизион, а также несколько машин с суетливыми людьми, одетыми не только в традиционное фельдграу, но и в штатское. Командир восьмого  панцеркорпс прибывший вместе с командованием восьмой инфантери дивизион, был недоволен тем, что его подчиненных отвлекают от выполнения задачи, но ссориться с прибывшими не хотел, и поэтому привычно буркнул экипажу «Валькирии»:

- Форму одежды привести в порядок! Всем побриться!

На несколько секунд воцарилась пауза, а на лице геббельсовских папарацци обозначились ухмылки: «Ну, эти  военные и тупые!». Сообразив, что перед ним те, кто бреет не лицо, а ноги, и чуть повыше (хотя возможно, что про последнее он и не знал) генерал поправился:

- В смысле не побриться, а причесаться! И чтобы никакого пергамента! (видимо речь шла о перманенте) – после чего, справедливо сочтя свою миссию в оказании помощи бойцам пера и фотоаппарата выполненной, убыл командовать вверенным ему подразделением.

О личности генерала Буша в вермахте ходили нездоровые слухи. Говорили, что у генерала родня в Нью-Йорке, из числа финансовых акул знаменитого Бродвея, 120. Более осведомленные поговаривали еще более интересные и кощунственные вещи. Например, что заокеанское семейство Бушей, финансировало предвыборную кампанию Гитлера, и что именно этому факту обязан генерал Буш, своим назначением на должность командира восьмого панцеркорпс. Еще поговаривали, что Эрих Манштейн фон Левински, своим назначением на должность начальника штаба группы армий «Юг», обязан своей американской родне, точнее сказать племяннице, прославившейся французскими поцелуями на Бродвее 120, и являющейся то ли женой, то ли сожительницей одного из Бушей, впрочем вряд ли дочь банкиров Джулия Левински была настолько испорчена, что отдавалась за банку пива. Хотя ее и прозвали на Бродвее, 120 «королевой миньета», но это касалась сугубо своих, входящих в банковскую элиту, а не всяких там полотеров и чистильщиков обуви. Хотя, конечно же, в каждой доле шутки есть доля шутки – все, кто видел Эриха Манштейна, замечали, что еврейских черт в нем больше, чем арийских, но в высших кругах германских национал-социалистов, с чистотой крови были очень серьезные проблемы, поэтому на внешность Эриха никто внимания не обращал. Но вернемся к нашим девушкам. А их как раз, взяли в оборот.

Маргарита и ее подчиненные, стряхнули со своей формы пыль, причесались, и одели форменные береты, демонстрируя, что готовы к съемкам. Но один очень дерганный и не совсем адекватный человек, видимо режиссер съемочной группы, сказал, что все не так!

- То есть как не так? – удивилась Маргарита, критически осматривая свой внешний вид и макияж.

- Нет брутальности и ярко-выраженной экспрессии! – заявил режиссер, - Не вижу героизма и патетики! Читателя таким видом не проймешь! А этот дурацкий берет? Будем переделывать имидж!

Берет введенный в качестве головного убора в панцеркампфвагенистских войсках, действительно смотрелся не героически – все кто его носил, напоминали Рембрандтов или Рафаэлей эпохи Возрождения.

К Маргарите и ее подругам, мигом подскочила свора гримеров, куаферов, цирюльников, визажистов, стилистов и прочих специалистов в области создания героизма и патетики. Начали они с того, что заменили береты на стальные шлемы М18, но режиссер, критически посмотрев, сказал:

- Оставьте этот котелки для мужланов! Мне нужны валькирии с горящими глазами!

Далее были перепробованы фельдмутце, мутце, фиелд кап и другие разновидности головных уборов, включая двурогие средневековые шлемы, но все было напрасно и режиссер, как и полагается всем творческим людям, был на грани истерики. Наконец, лицо обкуренного творческого человека осветилось озарением:

- Будем снимать с развевающимися на ветру волосами!- категорично заявил он, а затем, скользнув взглядом по фигурам девушек, добавил – И грудь сделать больше!

            Маргариту, Марту и Катажину проводили в автобус и велели быстро привести прически в порядок и переодеть бюстгальтеры, причем помощь в последней процедуре вызвались оказать почти два отделения (по численности) мужчин творческой наружности. Однако Маргарита быстро пресекла поползновения похотливых мужланов рявкнув:

- Вначале цепью в атаку впереди панцеркампфвагена прогуляетесь, а потом будете юнгфраулихфройлян бюстгальтеры подавать! – и красноречиво показала рукой в сторону боевых позиций, где доблестная восьмая инфантери дивизион начала повторную атаку на польские позиции.

Естественно, что число мужчин желающих заниматься монтажом бюстгальтеров на округло-чувственных грудях девушек тут же сократилось до нуля. Поэтому в автобус зашли только особы женского пола. Девушкам вымыли головы специальным шампунем «Вундермадчен», увеличивающим пышность волос на 84%, а шелковистость на 77%,  после чего извлекли специальные бюстгальтеры модели «Гроссер бюстен» ЕН4, которые за счет специальных вставок увеличивали объем груди на три размера. Данная модель была лицензионной копией американского изделия «Биг бюст» К5, разработанной голливудскими инженерами, специально для кинематографа.  Катажина тут же обвинила немецкие кинематограф в упадничестве и западнопоклонничестве, сказав, что не стоит подстраиваться под западные стандарты и стереотипы. С ней согласились, но все равно заставили напялить«Гроссер бюстен» ЕН4. Потом был макияж – их перекрасили в нечто среднее между фройлян-вамп и царицей Клеопатрой – именно так, как объяснили Маргарите и должна выглядеть настоящая Валькирия!

Ну а дальше – почти два часа их фотографировали возле обломков польского ягдера, причем делали это с разных ракурсов. Для придания героического пафоса режиссер использовал вентилятор, который направляли на девушек, заставляя их длинные пышные волосы весьма героично и романтично развиваться на ветру. Марта, цинично заметила, что большинство поз, которые они принимали при фотосессии, напоминают стандартные фотографии охотников на фоне застреленного льва - одна нога убитом животом – ну а в данном случае на обломке польского ягдера. Наконец пытки фотовспышками и вентиляторами закончились, и девушки ушли в автобус переодеваться. Во время данной процедуры в автобус попытался проникнуть какой-то наглый молодой плакатного облика человек в форме люфтваффе, но Маргарита бесцеремонно вышвырнула его вон, пригрозив прищемить дверью самое для того дорогое при повторной попытке.

Этим молодым человеком, плакатно-картинной арийской внешности, оказался некий Эрих Хартманн, выпускник одного из аэроклубов  Германии. Его картинная классическая арийская внешность сразу же привлекла внимание ведомства Геббельса, и молодого человека было решено использовать как фотомодель для репортажей о героических подвигах люфтваффе. Для этого Хартманна зачислили на штат одного из гешвадеров, но естественно, что в боевых действиях он участия не принимал – пропаганда важнее, чем рядовой и весьма посредственный люфтвафист. Главной задачей этого молодого человека было героическое позирование на фоне обломков вражеских флюгцойгов, а поскольку ближайшие к съемочной группе обломки, были обломками польского ягдера, сбитого Маргаритой, то этого молодого псевдолюфтвафиста возле них и стали фотографировать, несколько изменив положения этих обломков на местности, чтобы внушить будущим читателям мысль, что данный репортаж, о героических подвигах аса Хартманна сделан в другом районе Польши.

 По замыслу кинорежиссера, одну половину польских флюгцойгов, уничтожили панцеркампфвагенистки из экипажа «Валькирии», а другую голубоглазый очаровашка Эрих Хартманн.

- Интересно, что напечатают в завтрашних газетах? – пожевывая в зубах травинку и развалившись возле панцеркампфвагена, задала вопрос своим подругам Катажина.

- Возможно, мы даже успеем их прочесть, - посмотрев на часы, ответила Маргарита, - Я тут слышала, что третьей атаки польских позиций сегодня уже не будет.

- Здорово! – обрадовалась Марта, - значит, после ужина есть шанс уединиться и предаться любви!

- Если в какой-нибудь дозор не пошлют, - хмуро бросила Катажина, выплюнув травинку, - Мне кажется, что командир панцерауфкларунгзуга нас туда и отправит, за то, что мы не участвовали в послеобеденном наступлении.

- Но это же абсурд! Для дозоров есть пехота, а наше дело разведка при наступлении!

- Командир панцерауфкларунгзуга помешан на теории нависающих флангов, и оперативной тени наступления, - заметила Маргарита.

- Да, у фельдфебеля Борис Соколофф в голове полно тараканов, - согласилась Марта, - Этот его бред про автобанные панцеркампфвагены, фелдхаубитц – каноны агрессии, откуда он нахватался этого бреда, и куда смотрит медицина?

- Он фанатик учения  Виктора Резунски, - ответила Маргарита, - Это британский теоретик, который построил целую военную теорию, в основе которой лежит угол заточки штабных карандашей.

- Это как? – ошарашено, и в один голос спросили Марта и Катажина.

- В настоящий момент в мире существует три стандартных величины угла заточки карандашей – 60, 45 и 30 градусов. Заточка под углом в 60 градусов применяется в торговле – галочки, крестики в товарных накладных ставить, или цену написать на торгах на бирже, заточка в 45 градусов применяется в живописи, студентами, школьниками, теми, кто использует карандаш для письма, заточка в 30 градусов применяется чертежниками. В Англии и США наиболее распространена заточка именно в 60 градусов, в остальной Европе – 45 градусов, в СССР – 30 градусов, ибо большевики сейчас заняты масштабным строительством заводов, зданий – и закупают у нас Германии различное оборудование – станки, прессы и прочее. Однако, по мнению Виктора Резунски, чем острее угол заточки, тем агрессивнее государство. Самое агрессивное СССР, а самые миролюбивые Англия и США.

- Это же полнейший бред! – заявила Марта, - Он бы еще длину мужского пениса в свою теорию включил!

- Включил!- улыбнулась Маргарита.

- Что!!!????- хором воскликнули ее подруги.

- Ну не длину пениса, а использование мужчинами при сексе презервативов – чем меньше они их используют, тем агрессивней государство. Поэтому самыми агрессивными по его теории являются СССР и Германия.

- Подожди, но ведь в СССР после 1917 года остались только бедные люди, у которых нет денег на презервативы, а у нас после прихода к власти Гитлера пропагандируется деторождение.

- А его это не волнует, ему поставили задачу прикрыть задницу Англии и США, изобразить из них мирных овечек – вот он и старается.

- И в этот бред верят?

- Конечно, например наш фельдфебель.

- Ну, с этим мужланом все понятно – мозгов как лоботомированного петуха, - ответила Марта, - А другие? Неужели тоже?

- Если президент США и лорды Англии, а также Чемберлен говорят об этом в газетах, то, как ты думаешь, верят или нет?

- М-да… - задумчиво произнесла Катажина, - угол заточки карандашей… кто бы мог подумать…

 - Давайте готовиться к ужину, - поднялась с травы Маргарита, - А то мне кажется, что командир панцерауфкларунгзуга, времени на данную процедуру отпустит очень мало и отправит нас изображать оперативную тень наступления или нависающий фланг.

- Мошонка у этого клоуна нависает над штифель, а не фланги, - буркнула Катажина, поднимаясь вслед за Маргаритой.

Маргарита, оказалась права, что и не удивительно, ведь самыми проницательными являются блондинки. Восьмой инфантери дивизион без особого труда удалось продвинуться вперед и занять передовые польские позиции, брошенные уцелевшими поляками, но затем на второй линии обороны их продвижение застопорилось – жолнеры вывели из строя несколько панцерспашвагенов и два панцеркампфвагена, а гренадеров прижали к земле плотным огнем машиненгеверов. Встретив сопротивление, немецкие войска откатились на занятые позиции первой линии и вызвали огонь канонов, а также флюгцойговую поддержку. Все повторилось снова, с той разницей, что пришло время ужина, поэтому наступление на вторую линию польской обороны перенесли на завтрашнее утро – как говориться война-войной, а прием пищи по расписанию.

В конце ужина появился фельдфебель Борис Соколофф, в руке он держал звиебакбеутель, на дне которого Маргарита заметила  три фельдпорционен. Фельдфебель швырнул звиебакбеутель под ноги девушкам и заявил, что они отправляются в ночной боевой дозор обеспечивать нависание наступающего фланга восьмой инфантери дивизион на позиции противника и расширения дифференциальной градиенты оперативной тени наступления.

- Идущим в ночной дозор положено выдавать гросскампфпакен, а не фельдпорционен! – резонно возразила Маргарита.

- Не хватает калорий для выполнения приказа командира? – усмехнулся фельдфебель, и, расстегивая брюки добавил, - Можете получить недостающее отсюда, - кивнув взглядом на извлеченный член.

- Спасибо, но мы на диете, - сдерживая гнев, процедила сквозь зубы графиня, и рявкнула - Экипажу в панцеркампфваген!

Ева, гревшаяся на теплой броне, мяукнула и юркнула внутрь первой, следом за хвостатым талисманом забрались внутрь и девушки. Панцеркампфваген Pz II Auf C  взревев надежным мощным ста сорока сильным  шестицилиндровым  двигателем водяного охлаждения «Майбах» HL62TR  отправился на передовые позиции.

- Чтоб этого урода при очередной проверке на арийность в евреи записали! – зло бросила Марта, - закончится война, напишу кляузу Геббельсу на этого урода! Небось, он и Железный Крест получит, за сбитый Маргаритой польский ягдер!

 

 

 

Ночной дозор

 

В польскую историю боевые действия на данном участке местности войдут как двухдневные ожесточенные бои за лесной массив Выры и высоту №341. Такой взгляд можно считать в принципе верным, но только с польской стороны. Для поляков данные бои были действительно ожесточенными, но для немцев это было обычное продвижение вперед. Главными противниками немцев были неорганизованность и отсутствие боевого опыта – именно поэтому немецкие войска несли неоправданные и достаточно глупые потери. Механизм взаимодействия между родами войск еще не был достаточно отлажен, и приходилось учиться на ходу. Впоследствии в своих мемуарах, чтобы хоть как-то оправдать низкий темп продвижения вперед восьмого панцеркорпс Эрих Манштейн тоже напишет про тяжелые приграничные бои, но в реальности все обстояло несколько по-другому. Бои были самые обычные. И согласно канонических правил Первой мировой войны немцы не могли прорвать на данном участке оборону, ибо обладали только двухкратным превосходством – две инфантери дивизион - восьмая и двадцать третья против польской 55-я дивизии, тогда как для успешного прорыва обороны необходимо трехкратное превосходство над противником.

Данное правило вполне могло сыграть, но для этого полякам нужно было сделать совершенно самую малость – командовать своими войсками. А этой малости и не было совсем. План «Захуд», разработанный польскими военными был невнятен и расплывчат, польский генералитет предпочел уповать на помощь Франции и Англии. В результате этого героические действия польских полковников, капитанов, поручиков и их подчиненных, которые держали оборону и контратаковали наступающие части вермахта, оказались не нужны польскому руководству - «заграница нам поможет» без устали твердили фразу, как мантру, польские руководители, крутя ручки радиоприемников и прислушиваясь к передачам из Лондона и Парижа. А ведь был у поляков шанс, и был не один! Если бы годы, затраченные на план захвата территорий СССР - «Всхуд» («Восток»), были потрачены на план войны против Германии, если бы укрепления строились не вдоль границы с СССР, а вдоль границы с Германией, и если бы половина польской армии, сосредоточенная возле советской границы, оказалась на германской границе, то ничего у Третьего Рейха бы не получилось! Завязла бы германская армия в приграничных сражениях среди польских укрепрайонов. Но вот эти укрепрайоны были не на западе, а на востоке. И половина польских войск была там же. А той, что осталась, как впрочем и всей армией никто не управлял. И не один из локальных успехов, достигнутых поляками в этой войне не получил развития по причине отсутствия руководства войсками. Но понимание и осознание этого придет гораздо позже, а сейчас все польские соединения, вступившие в бой были уверены, что все под контролем, и там «наверху» умелые и умные генералы, которые знают что и как, и поэтому польская армия еще существовала, как больной, но как целый организм.

Маргариту в этот вечер, такие глобальные вопросы абсолютно не волновали. Гораздо важнее для нее был вопрос, как ее экипажу выжить в сложившейся ситуации. Для решения данного вопроса необходимо было выбрать наиболее безопасное место выполнения роли нависающего фланга. Проницательный ум блондинки, сразу понял, что делать это нужно не возле высоты №341 – там, их было видно издали, как прыщ на носу от простуды – и вполне естественно, что поляки используют их панцеркампфваген как мишень для тренировки своих антипанцеркампфвагенистов всех мастей. Лесной массив, начинавшийся в стороне, подходил для их задания гораздо лучше. К нему можно было и подобраться практически незаметно,  да и в самом массиве можно было укрыть их «Валькирию» ветками от посторонних взглядов. А еще там протекала небольшая речушка – можно было устроить традиционные водные процедуры. Поэтому именно туда, и приказала графиня Марте, направить их панцеркампфваген Pz II Auf C. Вопрос питания личного состава, Маргарита оставила на потом, справедливо считая, что вначале нужно спрятаться получше. Глубоко в лес углубляться они не стали – метрах в тридцати от опушки нашелся небольшой овражек, полностью скрывавший «Валькирию» от посторонних глаз. Конечно же, при такой диспозиции и они ничего не могли видеть, находясь внутри панцеркампфвагена,  но наблюдать можно и на краю овражка, что же до нависающего фланга, то что это такое Маргарита не знала. Они обошли окрестности леса и графиня про себя отметила, что место рядом с выбранной ими стоянкой, является отличной позицией для антипанцеркампфвагеновой или полевой батареи канонов. Огневые средства, поставленные здесь могут надолго задержать наступления вермахта и могут поддерживать польских жолнеров при контратаках. Но все это было в теории, а на практике они были одни в этом лесу. Ночной дозор ее экипажа начался.

- Нагрел нас этот мужлан, с продовольствием, - бросила Маргарита, - есть какие-нибудь идеи, как пополнить пищевой рацион?

- Может, приобретем у местного населения, - предложила Катажина, - Или реквизируем.

- Этот район Польши я не знаю, - констатировала Марта.

Маргарита потеребила в задумчивости мочку уха и вспомнила про брошюру доктора фон Гильотена на 842 листах, под названием «Доступны пани «панцертруппен» - удовольствие всем супер!», в которой были подробные карты местности с указанием дорог к борделям. К ее глубокому облегчению, в данном фолианте отыскалось и то, что они искали. Сразу за лесом находилось селение под странным названием Десжат Мале Афро-Полска Члопчи. В котором, если верить брошюре и странице №747, проживала некая Пилсуджина Дыпрженжервыфрежецкая, с габаритами 1200мм/900мм/1200 мм, ростом 1563 мм и весом в 97 кг. Три родинки на лобке, глаза серые, шатенка. Из особых примет – любит возить на себе верхом, любит когда лупят розгами по ягодицам, храпит во сне.

Пышные телеса пани Пилсуджины не привлекали графиню и ее подруг, но карта городка Десжат Мале Афро-Полска Члопчи и окрестностей была довольно подробной. С некоторым изумлением, Маргарита и ее подруги увидели, что на карте отмечена тропинка, проходящая в 100 метрах от их панцеркампфвагеновой засады. Тропинка вела сквозь весь лесной массив – это около километра, затем полкилометра по полю и селение Десжат Мале Афро-Полска Члопчи. Маргарита задумалась и осмотрелась вокруг. А вокруг смеркалось.

- Предлагаю отправиться на пешую разведку всем личным составом! Мы ведь являемся ауфкларунговым подразделением! Еву оставим на хозяйстве – подвела итог своим размышлениям графиня.

- Отличная мысль! – согласилась Марта, - Только давайте без этих дурацких беретов!

- Согласна! – ответила Маргарита, - давайте выложим фельдпорционен из звиебакбеутеля, чтобы было в чем нести закупаемые продукты.

К удивлению графини и ее подруг, указанная тропинка оказалась проселочной дорогой. Получалось, что в селение Десжат Мале Афро-Полска Члопчи ведут две дороги со стороны немецких позиций. Одна дорога вела через лесной массив, а вторая через дальний от них склон высоты №341. И именно по дальней дороге и пытались пробиться части вермахта, так как именно она была обозначена на карте как дорога. Естественно, что у поляков тоже были карты, и наверняка на них, была только одна дорога в Десжат Мале Афро-Полска Члопчи – через склон высоты №341, поэтому именно там и держали они свою героическую оборону.

Маргарита с подругами пресекли лес и двинулись по дороге в сторону Десжат Мале Афро-Полска Члопчи. Солнце уже практически село, поэтому видимость ухудшалась с каждым шагом. И это было им на руку – в темноте меньше будут обращать внимание. Уже с опушки леса, было заметно, что на дальней окраине Десжат Мале Афро-Полска Члопчи что-то горит. Когда они прошли метров 200, Марта всех остановила и настороженно принюхалась к запаху дыма от пожара, который несло в их сторону.

- Что-то кошерное горит! – выдала с уверенностью Марта, - Сдается мне, что в селении начался еврейский погром.

- Еврейский погром? – удивилась Маргарита, - Евреи же из Германии в Польшу бежали, и кричали, что там лучше.

- Еврейские погромы в смутное время устраивают всегда и при любой власти, - назидательно ответила Марта, - Это очень удобно, так как потом все можно свалить на оккупантов, которые тоже устроят еврейский погром.

- Но зачем, - удивилась графиня.

- Так ведь это выгодно! – ответила Марта, - Называется передел собственности и сфер влияния. Самое интересное, что 70% еврейских погромов организовывают сами евреи, чтобы задавить своих же соплеменников-конкурентов.  И данный способ гораздо более эффективный, чем скажем гангстерская война между еврейскими бандами. Кстати, я думаю, нам нужно на минуту заскочить к этой Пилсуджине, а она живет на окраине, и узнать обстановку в селении – вдруг там полно жолнеров.

- Это тот домик с декоративным маленьким забором? – спросила Катажина, указывая рукой направление.

- Он самый, - подтвердила Марта.

- Предложение принимается, - ответила Маргарита.

Метров за пятьдесят до цели, девушки чуть было не нарвались на крупную неприятность – Маргарита услышала польскую речь, и они юркнули в заросли кустарника. Мимо них прошагала группа из шести одетых в цивильное платье мужчин с охотничьими ружьями за спиной.

- Ночной дозор, - пояснила Маргарита своим подругам, - Очевидно, они заняты тем же, чем у нас в Глейвице занимались вчера – ловлей немецких шпионов.

Во всех  окнах дома пани Дыпрженжервыфрежецкой горел свет, но окна были закрыты, и никаких звуков, проясняющих ситуацию в доме, до чутких ушей девушек не донеслось. Они подкрались к входной двери – дверь была обита чем-то плотным и звукоизолирующим. На двери была красочная вывеска «Отшлепай свою лошадку котик!» и рисунок улана верхом на женщине стоящей на четвереньках. Графиня, как и все блондинки, отличалась здравомыслием и острой работой ума, и поняла, что это не засада – ибо смысла в такой засаде не было, поэтому после недолгих колебаний потянула ручку двери на себя. Дверь была не заперта и открылась. Тут же чуткие уши девушек уловили какие-то странные повторяющиеся глухие стуки, шлепки и крики на немецком:

- Быстрее, быстрее моя лошадка! Эскадрон! Марш! Марш!

Удивленные девушки скользнули внутрь, и, прикрыв за собой входную дверь, отправились на источник звуков. Звуки доносились из большой комнаты, которая, по всей видимости, играла роль гостиной. Посреди нее стоял большой круглый стол, за которым полусидели-полулежали трое. Еще семеро в разных живописных позах так же полулежали-полусидели на диване и креслах.

            Маргарита сразу же поняла, что столь ценный источник информации перехвачен конкурирующей организацией – она опознала в полусидящее-лежащих личный состав ауфкларунгового отделения из  ауфкларунгабтейлунга восьмой инфантери дивизион. Хозяйка дома  пани Пилсуджина Дыпрженжервыфрежецкая, была занята всерьез и надолго. Именно она издавала эти странные глухие стуки, перемещаясь на четвереньках вокруг стола. Одета она была весьма странно – из анального отверстия у нее свисало нечто, смахивающее на хвост пони, на спине было настоящее кавалерийское седло, подпруга которого была застегнута на животе, на голове у нее была конская упряжь с уздечкой, а во рту металлические удила. На этом, собственно говоря, гардероб пани Пилсуджины и заканчивался. Оставалось добавить, что она была мертвецки пьяна, или почти мертвецки. Командир ауфкларунгового отделения из  ауфкларунгабтейлунга восьмой инфантери дивизион штабс-ефрейтор Гейнц Доппельглас, находился тут же -  при своих подчиненных, именно он сидел в кавалерийском седле,  смачно шлепая плетью по ягодицам толстухи, и выкрикивая ей и самому себе команды. Из одежды на нем была расстегнутая куртка, еркеннунгсамрке, болтающийся на шее на цепочке, капмфрюкзак, шлем М18, и повешенный на шею машиненпистоле МР38. Свою фамилию он в данный момент не оправдывал, хотя и был несколько трезвее своих подчиненных, ибо держался в седле достаточно крепко. Стол был заставлен стеклянными полупустыми бутылками с чем-то спиртным и тарелками с недоеденной закуской.

            Поняв, что попытка задать вопрос о жолнерах в селении, может привести к несанкционированной стрельбе  из машиненпистоле МР38, Маргарита повернулась лицом к подругам и поманила их подальше от комнаты, где продолжались кавалерийские учения. Марта оглядев коридор кивнула в сторону одной из дверей, которая, как оказалось, ведет в подвал. Содержимое последнего очень обрадовало девушек – было ясно, что многообразие стола в гостиной было почерпнуто именно отсюда.

            - Я думаю, что одного звиебакбеутеля будет маловато! – заявила Катажина, - Неплохо бы найти еще два и набить их по полной - пани от нашего визита не обеднеет, а нам еще с нашим фельдфебелем общаться и общаться – наверняка не даст ни позавтракать толком, ни пообедать.

            - Согласна, - решила Маргарита, - А вот эти мешки и используем как звиебакбеутели. Деньги за продукты где оставим?

            - Деньги? Да она с наших парней наверняка втридорога взяла! – возмутилась Марта, - Перебьется!

            - Ладно, - согласилась графиня, - Хотя и нехорошо как-то поступаем.

            - Не рефлексируй! – успокоила ее Марта, - Война началась, и живем по законам военного времени, а этого в подвале ей на пару лет хватит!

            - А мальчики то умаялись, конным спортом заниматься! – засмеялась Катажина, - Особенно тот, который в тарелке с тушеной капустой уснул!  А давайте спрячем продукты в кустах и тихонечко по селению прогуляемся?

            - Мысль интересная, - задумалась Маргарита, - Если осторожно, то почему бы и нет? Тогда нужно побыстрее, и не греметь бутылками. Парочку я предлагаю взять с собой.

            Когда штатный звиебакбеутель и два эрзацзвиебакбеутеля были припрятаны в кустах, Маргарита спросила:

            - Куда пойдем?

            - Давай-ка на карту посвети фонариком!- посоветовала Марта.

            Если стоять спиной к лесу, из которого они вышли, то высота №341, находилась справа за спиной, и соответственно справа от селения. Селение Десжат Мале Афро-Полска Члопчи располагалось на берегах речки. Точнее сказать на берегах  пруда или озера, через которое эта речка протекала. Речка была та самая, которая протекала через лес. Называлась она Речжечжечка. Посреди озера или пруда был небольшой островок, с неким подобием скалы, на вершине которой был двухэтажный особняк. Связь между разнобережными частями населенного пункта осуществлялась двумя способами – с помощью паромной переправы и с помощью моста, находившегося справа от них, метрах в 200 от населенного пункта. Там по обе стороны  моста были развилки – к основной дороге ведущей в сторону высоты №341, с двух сторон примыкали 200 метровые дороги ведущие из разнобережных частей Десжат Мале Афро-Полска Члопчи. Получалось, что для того, чтобы попасть пешком  с одной части населенного пункта в другую, нужно было пройти 200 метров по одному берегу Речжечжечки, перейти через мост, а затем пройти еще 200 метров по противоположному берегу. Итого крюк 400 метров!

            Подруги решили, что мост наверняка охраняется военными патрулями, и с них хватит прогулки по одной из частей Десжат Мале Афро-Полска Члопчи, тем более, что карта указывала наличие трактира «Агжата Крыстя», пансиона женской гимназии, и даже театра!

            - Предлагаю пойти именно по этому маршруту и начать с театра, - подвела итог военного ориентирования на местности графиня.

            Ее подруги кивнули в знак согласия.

            Театр, оказался летним, и недорогим. На их удивление, несмотря на позднее время они попали к началу спектакля. Марта захватила с собой программки и с содержанием спектакля и репертуаром театра.  Зрителей было немного – то ли все пресытились приобщению к высокому искусству, то ли предпочли участвовать в охоте на шпионов. Марта шепотом сообщила, что режиссером и постановщиков спектаклей является Джероманж Вижктюжецкий, известный польский искусствовед, проповедник школы брутального натурализма и философии ню. Услышав знакомое слово брутальный, Маргарита и Катажина кивнули Марте и принялись смотреть пьесу.

            На взгляд Маргариты, автор несколько переборщил с откровенностью. Если вкратце, то содержание пьесы было следующим. Некая девушка, ищет своего брата, о котором известно только то, что во время оргазма он выкрикивает «Пся крев» спит со всеми мужчинами подряд по ходу всей пьесы. Брата в итоге она находит. Пьеса заканчивается сценой свального греха в которой принимают участие все актеры и актрисы.

            - Ну что скажете? – спросила Марта.

            - Могли бы актрису и симпатичнее подобрать, да и лесбийских сцен практически не было – не совсем политкорректно, - высказалась Маргарита.

            - Да, - согласилась Катажина, - Тема однополой любви автором не раскрыта. А как называется пьеса?

            - «Труфальдина – служанка двух господ» - прочитала Марта в программке и удивившись добавила, - Написано, что авторский взгляд на старую добрую классику.

            - Ничего себе! – несколько обалдев, ответила графиня, - Насколько я помню…

            - Второй спектакль смотреть будем? – перебила ее Марта, - судя по тексту в программке, что-то еврейское.

            - А что написано? – шепотом спросили девушки, чтобы не привлекать излишнего внимания.

            - Сага о героизме и любви, - прочитала Марта, -  Называется «Исаак Буратинер» по роману «Буратино»  русского писателя Толстого. Злой царь Каджубас Барбадос, известный своими садистскими наклонностями издевался над своими рабами. По ходу пьесы, он ходил абсолютно голый, в одетый в офицерскую портупею, и охаживал плетью своих рабов, заставляя их предаваться интиму на публике. Но одна из рабынь, девушка с голубыми волосами по имени Малживина, отказывалась разделить с кем-то ложе и хранила свою девственность, не смотря на порку плетью. Тогда Каджубас Барбадос, пригласил известного палача Дужемора, который начал издеваться над несчастной героиней, прилепляя к ее телу голодных пиявок. Но Малживина несмотря на мучения все равно не сдавалась, и оставалась девственницей. Тогда Каджубас Барбадос решил умертвить непокорную рабыню, и приковал ее морской мине начиненной Тротилом. Мину он бросил в пруд, а сам уселся и стал смотреть, как несчастная девушка, захлебываясь водой зовет на помощь. Ее спасает от смерти молодой парень Буратинер, видимо еврей, если судить по размеру огромного носа на программке, он вычерпывает пруд ведрами, и в знак признательности Малжвина распахивает перед ним свое лоно. Злодеи гибнут от сбежавших злобных пиявок. Финал .Занавес.

            - А где поезд? – удивленно спросила Маргарита.

            - Какой поезд? – подняла вверх брови Марта.

            - Ну тот, под который героиня бросается, в воскресенье. Ее кажется Натали Ростофф зовут, у нее там несчастная любовь с Обломовым, - начала вспоминать содержание романа графиня, а тот весь роман лежа на диване на ипподроме лежит и о выигрыше мечтает. А потом приходят большевики и расстреливают Обломова за упадничество, а руководит всем комиссар Розенцфельд-Ленский. Натали узнав об этом, обвязывает себя динамитом и подрывает большевистский панцерпоезд «Сейлормун Железнякофф».

            - Нет тут никакого поезда, - удивленно ответила Марта.

            - А должен быть! – заявила Катажина, - Я тоже читала роман Толстого в переводе Томаса Йенца. Там действительно был панцерпоезд! А в диване бриллианты были! Их потом какой-то турок нашел О.Бендер, кажется, он входил в состав троцкистской террористической группы, которой руководил белый эмигрант Поцелуй Воробьянинофф.

            - Понятно, - усмехнулась графиня, - Авторский взгляд. Точнее, я бы назвала это авторским произволом. Предлагаю выпить для храбрости  и продолжить изучение селения, если что успеем на финальную сцену – касса, кажется, на время спектакля не закрывается. Они отхлебнули киршвассера из бутылки и продолжили ночной рейд.

К трактиру «Агжата Крыстя» они пошли вдоль берега пруда или озера. Естественно, что примерно на середине пути им попалась паромная переправа. Как и всякая паромная переправа, она имела две обязательные вещи – паромщика и паром.

            Маргарита с удовлетворением заметила, что паромщик был седым – видимо это было правило, обязательное для данной профессии,  без каких-либо исключений. Паром же был классическим из двух полуторных понтонов, с площадью мостового настила 21,5 м2. Он обладал полезной грузоподъемностью в 5800 кг, и мог перевозить либо 86 пехотинцев со снаряжением, либо 122-мм фелдхаубитц, либо восемь уланов с зачехленными пиками. Седой паромщик у переправы был мертвецки пьян – видимо, кто-то, не имея наличных расплатился с ним с помощью бутылки сидра – именно сидром от него и разило.

            - Жаль, что не у кого спросить про тот остров скалу и особняк на ней, - огорчилась Марта.

            - Да, особняк, кстати стоит без света – значит там никто не живет, - добавила графиня, и посмотрела по сторонам, - Очень удобная боевая позиция – особняк господствует над всем селением, и из его окон очень хорошие сектора обстрела.

            - И стены метра полтора толщиной, не меньше, - внесла свою лепту в архитектурную беседу Катажина.

            - Может в трактире нам что-нибудь расскажут о достопримечательностях? – задумалась графиня.

            Трактир «Агжата Крыстя», был своего рода центром местной культурной жизни. Обычное здание, смешанной каменно-деревянной конструкции – первый этаж каменный, а два верхних – деревянные.

            - Там в номерах наверняка клопов полно, - выдала резюме Марта – в деревянных щелях им удобно прятаться.

             Непосредственно перед зданием трактира, была небольшая площадь, на которой стояло два металлических памятника, внешне похожих на бронзовые. Первый изображал стоящего одной ногой на барабане человека в старинном военном мундире и в головном уборе в форме полукруга. Он смотрел в подзорную трубу в направлении востока. Табличка на памятнике гласила: «В этом трактире славный потомок короля Ежи Третьего Напожеон Божанапартжецкий разрабатывал план завоевания России в 1812 году, и сочинял Конституцию Великой Польши

            - Точно такой же памятник стоит в Варшаве, Данциге и Модлине, - усмехнулась Марта, - Сколько их было – Наполеонов Бонапартов?

            - Каждый шляхтич – сам себе Наполеон, - не помню, кто сказал, - прокомментировала смешки подруги Катажина.

            Девушки подошли ко второму памятнику, изображавшему как им показалось, какую-то античную красавицу, с неплохой надо сказать фигуркой. Вокруг красавицы отплясывали десять маленьких мальчиков с пухлыми губами и курчавыми волосами – видимо это были купидоны. Надпись на памятнике вызвала еще большее удивление: «В этом трактире известная польская писательница Агжата Крыстя, написала свой знаменитый роман «Десжат Мале Афро-Полска Члопчи».

            - Она же англичанка, - изумилась Маргарита.

            - Ага, англичанка, - позлорадствовала, Катажина, - А эти ангелочки вокруг нее, наверно хоббиты или эльфы!

            - Подожди, - изумилась Маргарита, - Так это же негры! Точно! Десять маленьких негритят!

            - Ну вообще-то, если переводить дословно, то это звучит, как «десять маленьких афро-польских мальчиков» - поправила Марта, знавшая польский язык.

            - Ох уж мне эта политкорректность! – усмехнулась графиня, - Нет, чтобы назвать вещи своими именами, так подавай им афро-поляков.

            - А я тогда, - заржала Марта, - Данциго-семитка!

            Перед входом в трактир висели мемориальные доски, подробно рассказывающие о деяниях выше упомянутых  Напожеона Божанапартжецкого и Агжата Крысти. Запахи, доносящиеся из-за двери, были весьма соблазнительны, и Маргарита предложила своим подругам:

            - Ну что, пойдем поужинаем?

            Девушки кивнули в знак согласия, и графиня открыла входную дверь трактира.

 

 

Кнут как пряник?

 

            В трактире царил уютный полумрак, что говорило о скупости хозяев. Столы для посетителей и стойка освещались керосиновыми лампами малой мощности. Марта, ориентировавшаяся в польских реалиях лучше, чем ее подруги, окинула взглядом зал – и кивнула на пустующий столик. Через пару минут появилась белокурая официантка с симпатичной попкой и округлой грудью. Она швырнула меню на стол и молча удалилась.

            - Сервис тут не на уровне, - шепотом прокомментировала Маргарита, данную фазу обслуживания клиентов трактира, через которую они прошли.

            - А фигурка у официанточки симпатичная! – заметила Катажина, - Да и лицо, что надо. Может после ужина потискаем ее в углу, в качестве компенсации за хамство по отношению к клиентам?

            Девушки посмотрели на Маргариту, и та кивнула в знак согласия:

            - Только, наверное не в углу, а наверху, в каком-нибудь номере, хотя есть опасность, что нас клопы искусают. Проведем так сказать сеанс походно-полевой педагогики.

            - А трусики, то у нее немецкие, судя по фасону «Сексимадчен» ЕН4, - заметила графиня, пристально рассматривая зад официантки наклонившейся к одному из посетителей.

            - А мне кажется, что это модель ЕН3, - возразила Катажина, - У ЕН4 кружева снизу, и проступающая сквозь юбку полоска должна быть шире. Точно ЕН4.

            А та очевидно почувствовала на себе пристальный взгляд девушек, рассматривающих ее округлые ягодицы, и выпрямившись направилась к ним, на ходу доставая блокнот и карандаш.

            - Что будете заказывать? – ледяным тоном, с заметным немецким акцентом задала она вопрос.

            Подруги переглянулись, и Марта ответила:

            - Три «Шарлоты Корде», три тройных «Мессалины» с зеленью, три порции картофельных оладьев «Варшава», а еще мы хотим снять комнату на ночь.

            Та, хмурясь записала заказ и ушла.

            - Ты у нас частично полька, - шепотом произнесла графиня, глядя на Марту, - Так что давай рассказывай, чем нас тут травить будут!

            Марта улыбнулась и начала пояснять:

            - «Шарлота Корде» - это коктейль, состоящий из контрабандной «Большевистской водки» и апельсинового сока в пропорции пополам на пополам. В России его называют «отвертка». Рецепт его вывезли из России во Францию остатки армии Наполеона в 1812 году. Поскольку французы любят всякие красивые словечки и романтику, то они естественно его переименовали. В основе переименования следующая логическая цепочка – отвертка – длинная и узкая, напоминает стилет, который является разновидностью кинжала, которым Шарлота Корде убила франтинера Марата.

            - Сдается мне, что тут дело не в романтике, а в авторских правах, - возразила Катажина, - Не захотели платить русским за нелицензионное производство – вот и переименовали.

            - Возможно и так, - согласилась Марта, - Авторство коктейля приписывают русскому боксеру Майклу Ломоносову.

            - Так они у русских еще и бокс украли? – возмутилась графиня.

            - Не они, а «лайми» - поправила подругу Катажина.

            - Продолжу дальше свой кулинарный экскурс. «Мессалина» - это обычная яичница-глазунья. Названа она в честь древнеримской куртизанки Мессалины, которая отличалась свободой нравов и половой распущенностью, не гнушаясь даже зоофилии. Согласно преданию, размер глазуньи соответствует размеру глаза Мессалины, а размер желтка, размеру зрачка Мессалины, в момент сексуально-вагинальной связи последней с конем.

            - О ужас! – изумленно прошептала графиня, - Они там что, больные на голову были?

            - Похоже на то, - ибо их Римскую империю от можа и до можа, разнесла вдребезги толпа пьяных германцев под предводительством Аттилы, которая решив посетить древнюю Индию и святую для всех арийцев Шамбалу в Тибете, случайно перепутала направление. Про картофельные  оладьи я думаю пояснять много не нужно – картофель трется на самой мелкой терки до состояния кашицы, добавляется немножко муки, пара яиц, и соль по вкусу. Формируются оладьи столовой ложкой – зачерпывается кащица и выкладывается на сковородку. Кстати, рецепт не польский, а белорусский, в смысле не белогвардейский, а …

            - Ты про территории за линией Керзона, захваченные поляками в 1920 году?- перебила Катажина.

            - Да про них, - согласилась Марта.

            Тут их прервали – появилась официантка и, чуть ли не швыряя, выставила на стол их заказ.

            - Насчет номера – подойдете к хозяйке, - зло бросила девушка в фартучке, кивнув в сторону дородной женщины у трактирной стойки, и резко развернувшись к ним  спиной ,удалилась в том же направлении.

            - Пусть она и немка, но хамство нужно искоренять, - прошептала Марта.

            - Согласна, – кивнула графиня, и девушки приступили к трапезе, по ходу которой, они перешли к традиционно-излюбленной для всех нижних чинов вермахта дискуссии об упадничестве натуралов-гегельянцев, и эмпириокритицизме голландских поэтов эпохи раннего Возрождения.

            Сытный ужин, и коварный большевистский алкогольный коктейль сделали свое дело – напряжение от трудного дня ушло, и появилась азартная раскованность, и желание походить по лезвию опасной бритвы «золинген»КР5А34.

            - Ну что, девочки, - сказала захмелевшая графиня, откинувшись на спинку стула, - Не пора ли нам задрать юбку невежливой прислуге, и доказать, что сладострастный оргазм гораздо лучше, чем  хамоватый маразм?

            И они направились к хозяйке заведения, стараясь при этом держаться плохо освещенных мест в трактире. Та выслушала их  и зычно крикнула:

            - Эжшлеожношранишжра!

            - Не Эжшлеожношранишжра!

, а Элеонора! – возразила с уже нарочито сильным немецким акцентом все та же официантка.

            - Пся крев! Можешь вычесть четверть из своего недельного жалования немецкая хамка! Эжшлеожношранишжра!! Отведешь дорогих пани в номер 315 на третьем этаже, если им не понравиться покажешь 309 и 308! Станешь хамить, останешься без зарплаты на этой неделе!

            Походка, и резкие движения Элеоноры, которая поднималась впереди девушек, говорили о том, что она вне себя от гнева. У двери с табличкой 315 они остановились, и официантка, открыла дверь номера, и карикатурно изогнулась в нарочито низком поклоне, язвительно прошипев:

            - Добро пожаловать милые и очень дорогие пани! Все что угодно для Ваших высочеств!

            Маргарита молча усмехнулась и проследовала в номер. В нос ударило сильным запахом конька «Камю», точнее сказать клопами. Точнее сказать и тем и другим, ибо Маргарита, как и все блондинки, неплохо разбиралась в этом вопросе, и знала о том, что неповторимый аромат французским коньякам придают именно клопы, которых специально выращивают в дешевых французских гостиницах, а потом насыпают в качестве ингридиента в дубовые бочки, предназначенные для выдержки коньяка. Для изготовления коньяка «Камю» использовались зимние клопы, а для коньяка «Наполеон» - летние.

            Элеонора зашла вслед за девушками, и прикрыв дверь в номер язвительно бросила:

            - Что еще угодно дорогим ПОЛЬСКИМ пани?

            Девочка явно нарывалась на неприятности, решила захмелевшая Маргарита, и она их получит! План действий они отработали заранее. Марта и Катажина внезапно схватили девушку за руки и прижали спиной к стене, а графиня впилась поцелуем в губы Элеоноры, удерживая одной рукой голову девушки, чтобы та не вырвалась, а второй задрала вверх юбку официантки, и запустила свои чуткие и нежные пальцы в трусики Элеоноры. Первую секунду, та была в жутком шоке, а потом резко напряглась и попыталась вырваться. Но держали ее крепко, а Катажина прошипела на ухо Элеоноре на немецком:

            - И так ты встречаешь доблестный вермахт, юная фройлян? Где же твоя радость и улыбка на лице?

            Слова Марты ошарашили Элеонору, и она расслабилась, пытаясь переварить услышанную информацию. А чувственные губы, и  чуткие и опытные пальцы Маргариты продолжили свое коварное дело по изменению сексуальной ориентации юной фройлян. Опытный мозг блондинки с сильно развитым чувством осязания отметил три факта: на Элеоноре были не трусики «Сексимадчен» ЕН3, а польская подделка из несколько более грубого материала, Элеонора носит интимную стрижку в виде треугольника, ну и наконец она является девственницей, причем достаточно чувственной из-за регулярных занятий маструбацией. Графиня заметила, что девушка окончательно расслабилась и, что называется потекла. Но до оргазма, Маргарита доводить дело не стала, решив, что номер с клопами неподходящее место для предстоящей оргии. Она плавно прервала свои ласки, оставив Элеонору, готовую отдаться, и уже начавшую испытывать сильную страсть, в серьезном недоумении. Заметив это, графиня тихо произнесла:

            - Не здесь.

            - Но хозяйка меня не отпустит! – хрипло ответила официантка.

            - А если ей заплатить?

            - Она не любит суетиться перед клиентами трактира, считает, что для этого есть прислуга.

            - Хм… А что она любит, твоя хозяйка? - спросила Марта.

            - Больше всего она любит, когда ее хлещут по заднице кожаным ремнем или плетью, - покраснев, ответила на вопрос юная фройлян.

            - Плетью???? – поперхнулась Маргарита, - Да что у Вас за город такой? Сплошное садо-мазо, начиная от Пилсуджины и театра и заканчивая трактиром! Кто нибудь знает, эта Агата Кристи, она часом не садо-мазо предпочитала? Или в этом городе еще маркиз де Сад вместе с Мазохом проживали?

            - Вроде не проживали, - неуверенно ответила Элеонора, - Если бы проживали, то были бы памятники. Про Агату Кристи, и ее пристрастия тоже ничего такого не говорят.

            - Ладно. Сейчас не будем проводить исторические изыскания, - решила графиня, - Ты можешь вызвать свою хозяйку сюда в номер, по какой-то причине?

            - Да, правда она на меня опять наорет…- устало ответила Элеонора, - А когда вермахт освободит наш город? Или об этом нельзя спрашивать?

            - Скоро! – успокоила девушку Катажина, - Наши войска уже за лесом.

            - Здорово! Я тогда побежала за хозяйкой! – радостно воскликнула белокурая официантка, и цокая каблучками нелицензионных польских туфель «Шаги Клеопатры» побежала по коридору.

            - Ну и чем эту дуру пороть будем? – спросила Марта, - Хотя вижу – тот ивовый веник у печки вполне подойдет! А полотенце у рукомойника мы используем как кляп!

            Хозяйка не заставила себя ждать, у шедшей за ней следом Элеоноры сильно горели щеки – видимо трактирщица, вновь оштрафовала девушку. Вопрос задать трактирщица не успела, ибо ловкие девичьи руки тут же воткнули в рот кляп, заломили руки за спину, и повалили дородную женщину грудью на стоявшее в номере кресло. Когда любительнице садо, задрали на голову все ее многочисленные юбки, стало ясно, что она носит хлопковые панталоны модели «Варшава» ОН6, скопированные с французской модели «Монматр» КЕ5 образца 1918 года. Кто и зачем продолжал выпускать вышедшее из моды изделие, Маргариту не интересовало. Она стала охаживать белоснежный зад трактирщицы пучком ивовых прутьев. Ее жертва сопротивлялась до момента первого удара. Сообразив, что целью троих молодых пани является не претензии к работе ее заведения, и не грабеж, толстуха блаженно расслабилась и уже после пятого или шестого удара блаженно постанывала от захлестнувшей ее страсти и  охватившего наслаждения.

            Сама не зная почему (может атмосфера и традиции этого странного города столь странно подействовали?), Маргарита интуитивно удлинила сеанс порки, что стоило трактирщице целых двух пережитых оргазмов. Интуиция не подвела графиню – из обычных клиентов, они сразу же превратились в почти родственников и лучших друзей хозяйки заведения. Возражать по поводу ухода Элеоноры с рабочего места она не стала, посетовала только, что после столь сладостных моментов в жизни, очень не хочется спускаться вниз и приступать к работе. В качестве благодарности за доставленные удовольствия она уговорила девушек взять с собой ящик контрабандной большевистской водки и чего-нибудь закусить – раз уж ее лучшие друзья собираются отдохнуть на природе, то ей ничего для них не жалко. Маргарита с давних пор проповедовала старинное правило английских джентльменов: «От подарков не отказывайся, от опасностей убегай» ( это правило было завезено в Англию, старинным русским большевистским царем Первым Питером, и первоначально звучало как: «Дают-бери, бьют –беги»). И естественно, что графиня не стала отказываться от подарков. Ее и девушек несколько удивил, завистливый взгляд трактирщицы, которым она смотрела на уходящую с ними Элеонору. Когда они вышли из этого заведения, Марта рассмеялась:

            - Эта любительница порки, наверное вообразила, что мы уводим Элеонору именно для порки, и будем пороть всю ночь!

             Девушки рассмеялись, а потом стали думать, куда припрятать продукты, полученные в трактире – ведь им предстояло еще посетить женскую гимназию. Не мудрствуя лукаво, они припрятали все в кустах возле памятников – в темноте их тайник вряд ли кто увидит.

            По дороге к последнему объекту экскурсии, Элеонора вкратце рассказала им о гимназии:

            - Гимназия является закрытым пансионом. Учатся в ней и проживают за высокую плату. Помимо божьего слова гимназистки изучают польский язык, старопольский язык, древнепольский язык и ветхопольский язык. Еще там изучают географию и историю Польши, вышивание польским стилем, польскую кулинарию. Всего обучается тридцать гимназисток, преподавателем, директором и хозяйкой заведения является графиня Юзефижина Сатрапержедецкая. Говорят, что нравы в гимназии очень строгие – девушек не выпускают в город, за исключением посещения церкви в сопровождении пани Юзефижины. Гимназия размещается в двухэтажном каменном здании. Во времена русских царских большевиков там размещалась тюрьма.

            Ворота высокой ограды перед унылым и мрачным каменным зданием были заперты, но гибким и стройным девушкам не составило особого труда протиснуться между прутьями решетки.

            - На первом этаже столовая, учебные классы и хозяйственные помещения, комнаты девушек – на втором этаже, - добавила Элеонора, уже догадываясь, для чего захмелевшим панцеркампфвагенисткам понадобились юные гимназистки.

            - Не спят, что-то юные создания, - ухмыльнулась Катажина, - А говоришь там суровые нравы – свет-то только на втором этаже горит.

            - Кто-нибудь испытывает угрызения совести по поводу предстоящего растления несовершеннолетних и склонения их к сожительству? – задала вопрос своим подругам захмелевшая Маргарита.

            Ответом было молчание – никаких угрызений совести ее воинство не испытывало.

            - Тогда по паре глотков киршвассера, и вперед- на штурм этой цитадели девственности и целибата! – отдала приказ графиня.

            - Дойчланд юбер алес! – крикнула вполголоса Катажина.

            - Лесби юбер алес! – отозвалась Марта.

            - Хох! Хох! – отозвалась Элеонора.

            Входная дверь была не заперта – видимо по причине запертости ворот ограды.  Когда они поднялись на второй этаж, чуткие уши девушек уловили смачные шлепки доносившиеся из-за двери.

            - Меня терзают смутные сомнения… - начала графиня, - Нет, не так! Почему я не удивляюсь этим знакомым звукам?

            Маргарита тихонечко приоткрыла дверь, ведущую в спальные помещения. Судя по планировке, это действительно была тюрьма. Через все помещение шел коридор длиной около двадцати метров. По обе стороны от него было по одиннадцать дверей, видимо ведущие в комнаты девушек. Ширина коридора была четыре метра. Обитательницы гимназии действительно не спали. Они стояли вдоль стен коридора лицом к проходу. Восемнадцать девушек стояло на ярко-красных кирпичах установленных пред дверьми в комнаты. Два кирпича пустовали. Девушки стояли на носках, не касаясь пятками земли, с вытянутыми вперед руками. Одеты они были в банты красно-белого цвета. Графиня отметила также, полное отсутствие косметики, маникюра и нестриженные лобки гимназисток. В дальнем, от прибывших гостей, конце коридора находились четверо – две недостающие гимназистки, хозяйка гимназии пани Юзефижина – дама лет пятидесяти, одетая в старомодное платье викторианской эпохи модели «Олд Консерватив Тича»  Mk II АР67, очень сухощавой комплекции – 750 мм/ 720мм/730 мм, с полным отсутствием  маникюра и косметики, а также тяжелый массивный дубовый стол для экзекуций. Об этом Маргарита догадалась по позам, в которых находились две гимназистки, и по действиям и словам пани Юзефижины. Девушки лежали грудью на столе с ребристой поверхностью, судорожно вцепившись тонкими пальцами ее край. Ноги у них были расставлены в стороны примерно на ширину плеч.  На спине у первой стояла корзина с щебенкой весом примерно тридцать килограмм, а в анал был вставлен тонкий резиновый шланг, идущий от висящей вверху резиновой грелки. «Классическая процедура для наказания мальчиков-гимназистов во Франции в первой половине 16 века. Очищающая клизма, и пытка «испанским столом» - сходу определила Маргарита. Вторая гимназистка подвергалась публичной порке. Удары наносились от всей души – о чем свидетельствовали багровые полосы на ягодицах несчастной. Некоторые из рубцов даже кровоточили. Перед тем, как нанести очередной удар плетью несчастной девушке, пани Юзефижина сыпала цитатами из священного писания про необходимость уважать старших, про божью заповеди и прочие библейские премудрости.  Маргарита была циничной атеисткой, и ее крайне возмутило применение христианских текстов, в качестве прикрытия садистских склонностей преподавателя. Очередная порция садизма увиденного в этом городе, переполнила чашу терпения графини, и она молча направилась в дальний конец коридора. За спиной она услышала торопливые шаги своих подруг спешащих следом , и поняла, что продолжение вечера будет очень веселым.

Никаких назидательных речей Маргарита не произносила, никаких вопросов хозяйке гимназии тоже не задавала – чтобы не совершили плохого несчастные девушки, это не является поводом, для удовлетворения садисткой похоти! И вообще, ее, Маргариту  графиню фон Бюлов, уже все порядком достало! И Маргарита смачно от всей души ударила пани Юзефижину кулаком по затылку. Та, охнув, рухнула кулем на пол. Катажина и Марта сняли корзину с камнями со спины девушки и выдернули из ее зада трубку клизмы. Та никак не прореагировала. Никак не прореагировала и вторая девушка на прекратившуюся порку. Никак не прореагировали и остальные восемнадцать, стоявшие на цыпочках с вытянутыми вперед руками.

- Похоже, что здесь действительно очень строгие нравы, подвела итог наблюдениям Марта.

Катажина подмигнула подругам и поманила их за собой. Девушки пошли по коридору и начали тщательно рассматривать стоящих перед ними гимназисток. Девушки были как на подбор юные и стройные – видимо сказывались последствия пищевого рациона в данной гимназии. Маргарита была готова спорить, что большинство из них – вынужденные вегетарианки и питаются исключительно хлебом и водой. Они прошли весь строй и повернули обратно. Около одной из девушек – очень миловидной блондинки, с тонкими чертами лица, Катажина задержалась и начала осматривать ее со всех сторон. Удовлетворенная визуальным осмотром рыжеволосая Катажина приступила к осязательному «осмотру» своей «жертвы» - ее чуткие тонкие пальцы заскольцили по ягодицам гимназистки, оценив шелковистую юную бархатистость кожи и соблазнительную упругость, затем настал черед оценки девичьей груди и чувственности ее сосков. Они отозвались на ласкающие движения кончиков пальцев Катажины и стали набухать. Глаза «жертвы» слегка затуманились, но в остальном она ничем себя не выдала, видимо боясь наказания. Раззадоренная Катажина приступила к ласкам лобка и внутренней поверхности бедер. Тело «жертвы» тут же отозвалось на нежность и ласку, а сама девушка чуть не свалилась от неожиданности с кирпича, на котором стояла.

- Годится кошечка, - подвела итог своим исследованиям Катажина, и посмотрев в сторону Марты добавила:

- Твоя очередь!

Марта остановила свой выбор на черноволосой девушке из противоположного ряда, проделав все то же, что и подруга.

- Что будем делать с остальными? – задала резонный вопрос Катажина.

- Король умер -  да здравствует король! – ответила захмелевшая Маргарита, кивнув на лежащую без сознания пани Юзефижину, - Теперь мы тут хозяйки и богини! Какой однако богатый материал! – графиня кивнула на стоящих девушек, - Честно говоря жалко будет кому-то их отдавать! Это наш законный трофей!

- И таки, что нам с ними со всеми делать? – спросила Марта, - Согласна, что отдавать таких невинных и послушных кисок кому-то не стоит. Но делать-то что?

Графиня задумалась, но принятый ранее алкоголь пока не подсказывал никакого решения. Маргарита вздохнула:

- Я думаю, что за исключением выбранных, мы оставим девушек здесь, хозяйку изолируем. Девочки очень дисциплинированы – назначим старшую – и пусть пока живут по распорядку. Как наложить на них лапу окончательно и бесповоротно придумаем позже. Сегодня они ночуют здесь – так безопасней.

- Тогда приступим! – согласилась Марта, и спросила свою избранницу:

- Как тебя зовут? Отвечать на вопрос!

- Ульрика.

- Куда помещают на ночь тех, кто подвергается наказанию за провинность?

- В карцер, - заметно побледнев, ответила Ульрика.

- Отведи нас к карцеру!

В глазах Ульрики мелькнул животный страх, и она свалилась с кирпича на котором стояла, однако тут же заскочила обратно и, встав на цыпочки вытянула руки.

- Ты, что не поняла, что тебе приказали? – требовательно повторила Марта, - Теперь мы здесь командуем, и все вы выполняете наши приказы! Все слышали? – Марта обернулась к стоящим в коридоре.

Ульрика на негнущихся ногах сошла с кирпича и, вздрагивая от страха, повела их к двери карцера. Искомый объект находился рядом со столом для экзекуций.

- Вот карцер, - показала девушка рукой на дверь, и по ее лицу потекли слезы.

- Тяжелое детство, - хмыкнула Маргарита, - Ключи у кого?

- У благочестивой пани Юзефижины Сатрапержедецкой – дрожащим голосом ответила гимназистка, - В связке на поясе.

Разобраться с ключами оказалось несложно – все ключи были оснащены табличками. Впрочем, и на двери карцера висела табличка, правда не «карцер», а …«женский туалет»! Объяснялось все очень просто – нравы в гимназии были строгими – туалет открывался по расписанию. По своей сути карцер являлся помещением для принудительных сеансов уринотерапии и пропаганды копрофаги. Он представлял из себя, закрывающуюся на ключ камеру у самого пола туалета, в которой человек мог поместиться, обхватив колени руками. В карцере кроме двери было два отверстия – слив канализации снизу, и сливное отверстие от унитаза сверху. Дверь была железной. Ульрика наблюдавшая за процессом осмотра карцера была на грани истерики – видимо думала, что речь шла об ее очередном наказании. У благочестивой пани Юзефижины Сатрапержедецкой, помимо ключей нашлись и наручники. В качестве кляпа был использован кусок ее платья. Когда дверь за экс-хозяйкой гимназии была заперта на висячий замок, Маргарита задала вопрос Ульрике, показав на вторую дверь напротив стола для экзекуций:

- А там что?

- Там кабинет для занятий с неуспевающими, - всхлипнув, ответила Ульрика.

Открыв данное помещение, Маргарита ничуть не удивилась увиденному – он был обставлен классическим набором садистских приспособлений почерпнутых из испанских гравюр повествующих о пытках инквизиции – дыба, испанский сапог, какие-то станки для растягивания, крюки, ужасающего вида железки.

 - Сдается мне, что этот город основан маркизом де Садом и его другом Мазохом, - подвела итог экскурсии Маргарита.

Избранницу Марты звали Брунгильда. В качестве старших, Маргарита назначила двух наказанных гимназисток, справедливо рассудив, что те будут ревностно бороться за поддержание дисциплины в их отсутствие. Этим девушкам поручили поддерживать существующий распорядок дня в гимназии.

Когда девушки вышли из здания гимназии, и графиня собралась закрыть оное на ключ, Элеонора вдруг вспомнила:

- Подождите, мы, что же так и пойдем?

- А что случилось? - спросила Маргарита, неприлично икнув.

- Они же голые! – Элеонора показала на гимназисток.

- Действительно голые, - согласилась графиня, - А им это даже очень идет – глупо прятать такую красоту, только вот лобки подстричь, да маникюр и макияж сделать…

- Но мы же через город пойдем! – возразила белокурая официантка.

- Ох, черт! Как-то я об этом не подумала! – согласилась захмелевшая графиня, - придется вернуться.

Они вернулись, и проконтролировали заодно, как выполняются их указания. Выполнялись они безукоризненно – все гимназистки спали. Одежда Ульрики и Брунгильды, была традиционной одеждой «а-ля горничная» – глухое платье, коричневого цвета и белый передник. По предложению Катажины передники девушки оставили в комнатах, там же они оставили и нижнее белье. Впрочем, назвать нижним бельем жуткого вида корсеты средневекового фасона, напоминающие металлический каркас железобетонных изделий, а так же металлический пояс верности, ни у кого  из панцеркампфвагенисток не повернулся язык. Что касается уютных девичьих комнат, то по своей сути, со времен создания тюрьмы их интерьер не менялся – деревянные нары, которые в дневное время поднимались вверх и пристегивались к стене в вертикальном положении – на окнах решетки – более чем спартанская обстановка.

И вот, наконец, выведав все самое главное в этом городе и захватив военнопленных, экипаж «Валькирии» двинулся  в обратный путь. Они захватили оставленные возле трактира припасы, и как и предполагала графиня успели на последний акт пьесы «Исаак Буратинер». Небольшая проблема возникла с билетершей, которая заявила, показывая на Ульрику и Брунгильду, что несовершеннолетним просмотр вечерних спектаклей запрещен, но Марта быстро уладила этот вопрос, заявив, что они итальянские туристы и они «облико морале», и что в Италии разрешено вступать в брак с 13 лет, поэтому девочки уже замужем. Про то, как потрясла юных гимназисток, воспитанных в лучших пуританских традициях, пьеса про Буратинера, можно и не рассказывать – достаточно упомянуть тот факт, что даже поднаторевшая в искусстве любви и разврата Маргарита, была потрясена сценой дефлорации Малжвины, которую Буратинер выполнил с помощью своего длинного носа.

Место для проведения ночного пикника они выбрали на берегу речки рядом с укрытой в овраге «Валькирией». Видимо, не они были первооткрывателями данной полянки – с одного из деревьев, наклонившегося над речной гладью, свисала привязанная к его стволу пеньковая веревка, использовавшаяся для раскачивания и прыжков в воду. Было и обложенное кирпичами кострище, а также запас сушняка. Оргия, которую они так долго ждали, наконец-то началась… 

 

 

На острие танкового клина.

 

 

Маргарита проснулась, от жуткой головной боли, и от того, что ей было жутко неудобно – что-то жесткое давило под ребра. Проснулась, и несколько минут не могла сообразить, что с ней и где она находится. Почему так темно? Вчерашнее, у Маргариты в памяти отложилось фрагментами. Она помнит, как они ели шкворчащую колбасу, запеченную на костре, как учили гимназисток правильно пить спиртное. Потом они занялись взаимными ласками, и графиня помнила чьи-то жаркие губы, чьи-то набухшие соски, чьи-то сладострастные стоны. Затем они прыгали через костер, и она, поскользнувшись, чуть не опалила волосы на своем лобке, потом прыжки в воду на тарзанке, затем опять любовь, прыжки через костер, потом… она не помнит что было потом. И где она сейчас? Где все? Она в плену? Графиня попыталась повернуть голову и ощутила что-то металлическое – броня панцеркампфвагена! Она внутри него! Слава богу, она дома! А остальные? Ага, у нее на бедрах лежала чья-то голова – значит их, как минимум уже двое. Но почему так неудобно? Втроем, они вполне помещались внутри «Валькирии» и спала она на другом месте! Маргарита нащупала защелку люка и приоткрыла ее.

Вот теперь ясно – с улицы донеслись раскаты взрывов от снарядов фелдхаубитц и канонов, перестуки машиненгеверов и хлопки винтовок. Сколько сейчас времени? Она приоткрыла люк сильнее и сощурилась от яркого света. Похоже, что день. Они проспали утреннее наступление! Боже! Нужно скорее… Глаза графини привыкли к свету, и она узрела голову Элеоноры у себя на коленях, а потом увидела и спящую Ульрику. Они не отправили девчонок вечером домой? Господи! Нужно скорее это сделать, пока их не застукали! Маргарита ужом выскользнула из панцеркампфвагена через открытый люк, и решила, что нужно доковылять до речки и принять там водные процедуры – это поможет привести хмельные мозги в порядок и вернет нормальное восприятие действительности.

Чертыхаясь мысленно (на вслух не хватало сил и трезвости) на жуткую головную боль и «возросший» вес головы, графиня стала карабкаться по склону оврага наверх.

- !!!!!!- забыл все слова и звуки еще не протрезвевший мозг блондинки, впрочем, и трезвый человек в такой ситуации, наверняка бы потерял дар речи – в ста метрах от них, суетились жолнеры. Они устанавливали шестиорудийную батарею 75-мм канонов «Schneider»  wz.1897 французского производства, кроме канонистов в лесу было множество людей в польской военной форме. Маргарита кубарем скатилась на дно оврага, больно ударившись бедром и испортив маникюр на двух пальцах левой руки. Их окружили! Господи! Сейчас они подготовят каноны и расстреляют их панцеркампфваген Pz II Auf C  прямо в упор с помощью жолнершрапнелер wz. 1895 поставленной на удар! Маргарита молнией метнулась внутрь «Валькирии» захлопнула за собой люк, чуть не сев при этом на голову спящей Элеоноры. Что делать? Боже мой, что делать? К счастью, Маргарита не была интеллигенткой с гипертрофированным до размеров половины туловища головным мозгом, поэтому решение созрело практически сразу. Но прежде чем перейти к описанию дальнейших событий, стоит рассмотреть вопрос о том, почему именно блондинки являются самой умной частью всего человечества. Основная проблема человечества, от которой проистекают все его беды – размер головного мозга и количество извилин. Чем больше головной мозг, и чем больше в нем извилин, тем большее время требуется человеку для принятия решений. Особенно страдают этой бедой интеллигенты – у них мозг разрастается по всему телу, образуя дополнительные полушарии в районе ягодиц. По этой причине большинство интеллигентов ни в состоянии принять какое либо решение – все мысли теряются в хитросплетениях извилин, а некоторые начинают годами бегать по кругу в нижних полушариях мозга расположенных в районе ягодиц. Отсюда кстати и повелось выражение, что некоторые думают не головой, а жопой. Меньше всего думают, и быстрее принимают правильные решения те, у кого мозг меньше и у кого меньше извилин. На втором месте в этом отношении стоят военные – у них всего одна извилина от фуражки и мозг маленького размера. Основным девизом всех военных всех времен и народов является: «Тут не думать, тут действовать надо!». На первом же месте стоят блондинки – их мозг еще меньше и не имеет извилин изначально, поэтому блондинки сразу начинают действовать. Вы спросите, а как же Маргарита – она ведь пыталась думать – она, что не настоящая блондинка? Маргарита графиня фон Бюлов – натуральная белокурая блондинка, просто  у тех, кто принимает неумеренное количество алкоголя начинается обезвоживание организма, сопровождающееся уменьшением объема внутренних органов – мозг как бы ссыхается, но его оболочка остается прежней, из-за чего у пьяного человека появляются на ссохшемся мозгу дополнительные складки-морщины, играющие роль временных извилин, замедляющих как известно процесс мышления и принятия решения. Именно по этой причине Маргарита и была в тот день несколько заторможенной. Но в любом случае, решение она выработала достаточно быстро:

- Марта! – завизжала графиня, - Заводи надежный мощный ста сорока сильный  шестицилиндровый  двигатель водяного охлаждения «Майбах» HL62TR! Нас окружают! Быстрее!

- Брунгильда! Солнышко! - спустя секунду раздался пьяный, заплетающийся голос Марты, - Твой лобок так аппетитен, но я не вижу дороги, убери его куда-нибудь! Я поцелую его потом!

Взревел надежный мощный ста сорока сильный  шестицилиндровый  двигатель водяного охлаждения «Майбах» HL62TR, и графиня крикнула:

- Из оврага и направо! Тарань шестиорудийную батарею 75-мм канонов «Schneider»  wz.1897, я веду огонь по польским канонистам! Панцеркампфваген вперед!

Им повезло – поляки, сосредотачивающиеся в лесу для контратаки немецких позиций и не могли предположить, что в овраге неподалеку затаился панцеркампфваген – и это было вполне логично – трезвые панцеркампфвагенисты проявили бы себя раньше – еще когда жолнеры выдвигались в лесной массив. Поэтому жолнеры и польские канонисты впали в полный ступор и не сумели ни развернуть свои 75-мм каноны «Schneider»  wz.1897 навстречу опасности, ни найти укрытие от бешенного, хотя и беспорядочного огня осколочно-фугасных спренггранате Spgr кампфвагенканона 2cm KwK30L\55 и спаренного с ним машиненгевера MG-34 калибра 7,92 мм. Батарея была уничтожена в течении минуты-полутора. Но не все французу День взятия Бастилии!  В тот момент, когда «Валькирия» сминала последний 75-мм канон «Schneider»  wz.1897, голова Маргариты дернулась вперед, от чего она больно ударилась глазом о монокулярным прицелом TZF4,  одновременно раздался оглушительный металлический звон с кашляющим оттенком, и истерический вскрик Элеоноры: «Ай! Жжет!». Голова Маргариты метнулась по инерции назад, и она зафиксировала появление в башне «Валькирии» светящегося столбика света поперек оси панцеркампфвагена. Не смотря на опьянение мозг блондинки сработал достаточно быстро – источником света было нештатно появившееся отверстие в башне. Размер отверстия соответствовал размеру зрачка девственницы в момент внезапной дефлорации – и графиня истошно завопила:

- О боже! В нас попали! В нас попали! Антипанцеркампфвагеновые ружья «Kb.Ur.» калибра 7,92 мм! Марта, гони зигзагами! Не подставляй броню под нормаль!

И, панцеркампфваген Pz II Auf C  ведомый пьяной Мартой, словно пьяный заметался по лесу.  Это усложнило задачу польских антипанцеркампфвагенистов, вооруженных антипанцеркампфвагеновыми ружьями «Kb.Ur.» калибра 7,92 мм, но они и не торопились – их было много, и они были практически неуязвимы, стреляя из-за многочисленных деревьев в лесу. И смертоносные антипанцекампфвагеновые пули с оглушительным звоном забарабанили по крупповской броне. Экипаж и пассажиров «Валькирии» спасало только то, что пули «Kb.Ur.» калибра 7,92 мм попадали под наклоном, благодаря лихим маневрам Марты. Но Маргарита понимала, что долго так продолжаться не может, и рано или поздно 7,92 мм пуля встретится с броней под прямым углом, и в «шкуре» их «Валькирии» появится еще одно отверстие размером со зрачок девственницы в момент внезапной дефлорации, а затем, пуля попадет в кого-то их тех, кто спрятался в панцеркампфвагене Pz II Auf C.

- Марта! – истошно завопила графиня, - Выводи «Валькирию» из леса! Быстрее! Быстрее! Зигзагами! Зигазагами!

И Марта вывела. Любой интеллигент на ее месте, обремененный избытком мозга в ягодичной области, наверняка бы попытался сориентироваться на местности, определить, откуда светит солнце, где север, а где юг, попытался бы разглядеть на какой стороне деревьев растет мох, и внимательно рассмотрел бы корни деревьев - а вдруг польские коварные егеря их выкопали ночью и развернули на 180 градусов, чтобы обмануть немцев, и только после всего этого стал бы принимать решение, куда направить панцеркампфваген Pz II Auf C. Но мозг пьяной брюнетки, работает почти так же быстро, как и мозг пьяной блондинки, уступая в скорости принятия решений лишь на 17 процентов, и поэтому Марта направила «Валькирию» к ближайшему выезду из лесного массива – в сторону городка Десжат Мале Афро-Полска Члопчи. Это их и спасло. Польскими жолнерами командовал поручик Кшишттовешчешвек Тошмаушувумш-Люшбельвешецкий – неглупый и грамотный офицер. Он запретил своим подчиненным преследовать удирающий немецкий панцеркампфваген по двум причинам: во-первых, преследование его на открытой местности могло привести к серьезным потерям среди подчиненных – в поле ведь нет деревьев, за которых можно спрятаться от огня осколочно-фугасных спренггранате Spgr кампфвагенканона 2cm KwK30L\55 и спаренного с ним машиненгевера MG-34 калибра 7,92 мм, ну а во-вторых, немцы двигались навстречу новой опасности, о которой он поручик знал, и о которой экипаж панцеркампфвагена по всей видимости не догадывался. Поэтому его жолнеры несколько раз выстрелили из антипанцеркампфвагеновых ружьей «Kb.Ur.» калибра 7,92 мм вдогонку удирающим немцам, и стали готовиться к атаке позиций восьмой инфантери дивизион..

Марта Гиндзбург была умной девочкой, и выполняя приказ командира, решила не заезжать в городок Десжат Мале Афро-Полска Члопчи, справедливо предположив, что раз жолнеры есть в лесу, то они наверняка пришли туда из городка, и поэтому направилась в объезд. Графиня думала синхронно со своей подругой, и в ее непротрезвевшем мозгу родилось решение проблемы:

- Гони к мосту не заезжая в город! Переправимся через мост и взорвем его!

Их «Валькирия», удирая, подняла тучу пыли, и разглядеть, что творилось за ее кормой через монокулярный прицел TZF4 было невозможно. Хотя звон от рикошетирующих пуль антипанцеркампфвагеновых ружьей «Kb.Ur.» калибра 7,92 мм прекратился, девушки были уверены, что поляки преследуют их и просто экономят патроны. Они обогнули Десжат Мале Афро-Полска Члопчи по пологой дуге и приблизились к дороге, ведущей от высоты 341 через речку в сторону польского тыла. Из-за высоких и густых зарослей орешника разглядеть, что творилось на мосту, и какова система польских предмостных укреплений было невозможно, но Маргарита рассчитывала на внезапность. И этот расчет был верным, причем как для поляков, так и для графини. Они выскочили из зарослей на дорогу метров за 30 от моста, и Маргарита была готова открыть убийственный огонь осколочно-фугасными спренггранате Spgr из кампфвагенканона 2cm KwK30L\55 и из спаренного с ним машиненгевера MG-34 калибра 7,92 мм, но ожидаемых польских военных патрулей там не было! Зато было нечто другое – колонна польских войск, переправляющихся через мост.

Эта колонна и была той самой  второй причиной, по которой поручик Кшишттовешчешвек Тошмаушувумш-Люшбельвешецкий отказался от преследования «Валькирии». Поручик знал, что вышестоящее командование выслало подкрепления, и увидел приближение соотечественников к мосту через речку. Это был 2-й Варшавский отдельный усиленный пехотный батальон имени Юзефа Пилсудского, под командованием капитана Юлиуша Мушинжечевечжецкого – внучатого племянника Рыдза-Смиглы. Батальон считался своего рода «элитным» подразделением польской армии. Почему «элитным», а не элитным? Ну, во-первых, в нем проходили службу отпрыски польской элиты, то есть те, кого в некоторых странах называют «голденянг» - «золотая молодежь», и нравы и обычаи  данной категории ограниченного круга умственно ограниченных молодых людей переползли без каких-либо изменений и в данное подразделение. Почему умственно ограниченных? Потому, что медицинские исследования сторонников расовой теории окрыли факт того, что объем головного мозга у «голденянг», еще больше, чем у интеллигенции. Помимо двух обширных дополнительных полушарий мозга, расположенных в ягодичной зоне, у «голденянг», есть еще три дополнительных полушария мозга – два в области мошонки, и один, особенно извилистый размещается в члене, поэтому если интеллигенция, как правило думает жопой, то  «голденянг» думает тем, что у них болтается между ног. За эту характерную особенность батальон иронично называли «многочленом». Из названного первого, автоматически вытекало и второе – основным видом боевой деятельности батальона было общение с представительницами слабого пола, для чего батальон кочевал по городам и весям Польши. Общались его жолнеры и с теми, кто упоминался в  брошюре доктора фон Гильотена на 842 листах, под названием «Доступны пани «панцертруппен» - удовольствие всем супер!», и в момент описываемых событий, три пани из данной брошюры, а именно пани  за номером 4 со страницы 567, за номерами 3 и 4 со страницы 378, ехали в салоне персональной «Испано-Сюизы» капитана Юлиуша Мушинжечевечжецкого. Первые две ехали сидя по обе стороны от капитана, а третья ехала спиной вперед и сидя на корточках, отрабатывая элемент под названием «шотландская волынка» ( у французов данный элемент называется «миньетом»). «Голденянг» как известно, бывает нескольких категорий в зависимости от  степени влияния их родителей, знакомых и политического веса. Поэтому офицерский состав батальона представляли «Голденянг» польского правительства и финансово-промышленных кругов, унтер-офицеры были представлены столичными, варшавскими «Голденянг», ну а рядовые – сиволапая провинциальная  «Голденянг». Сам капитан Юлиуш Мушинжечевечжецкий, немножко разбирался в военном искусстве, и поэтому ехал в самом хвосте колонны батальона, ибо полагал, что командир должен руководить подразделением, а не лезть под первую же немецкую пулю. В том же хвосте колонны ехало на персональных авто с персональными пани и остальное командование батальона. Впереди двигалась трехорудийная батарея 37-мм антипаннцеркампфвагеновых канонов фирмы «Бофорс» образца 1936 года, на автомобильной тяге. Следом за тремя  «Fiat 508/III W» тащившими грозные «Бофорсы», пылили три    «Fiat 618» тащившие на буксире три 100-мм    лейхт фелдхаубитц «Skoda» 1914/1919,  за ними пылили взводные колонны, ну а замыкало все это шествие, как говорилось выше командование батальона на персональных автомобилях и с персональными польскими леди или ледьми. Поскольку впереди постреливали, то жолнеры, чтобы себя подбодрить распевали хит сезона 1939 года на слова Штшмытвашишштофеша Пшесеншецкого и на музыку Мошцарштофеша Пшагашншни-Огинского:  

«...одетые в сталь и броню,

Ведомые Рыдзом-Смиглы,

Мы маршем пойдём на Рейн...»

            Боевое столкновение удирающего немецкого панцеркампфвагена и «элитного» польского батальона произошло в тот момент, когда один «Fiat 508/III W» переправился по мосту на другой берег, второй «Fiat 508/III W» находился на мосту, а третий готовился заезжать.

- Нас окружают! – завизжала Маргарита, столкнувшись нос к носу с польским подразделением, - Марта тарань! Марта тарань! Вперед через мост на прорыв!

И Марта выполнила приказ командира. Первый «Fiat 508/III W» отлетел вправо и опрокинулся на бок, второй «Fiat 508/III W» то же отлетел вправо, сбив перила моста, а с третьим они столкнулись лоб в лоб на мосту – видимо польский водитель попытался с перепугу развернуться. Но тут случилось кошмарное и непредвиденное - надежный мощный ста сорока сильный  шестицилиндровый  двигатель водяного охлаждения «Майбах» HL62TR, как-то очень обиженно фыркнул и заглох. Повисла мертвая тишина. Польские жолнеры на том берегу реки офигевали по поводу идиотов польских панцеркампфвагенистов нарушивших правила движения – они приняли «Валькирию» за польский танчик, а Марта тщетно пыталась запустить почему-то уже ненадежный,    но мощный ста сорока сильный  шестицилиндровый  двигатель водяного охлаждения «Майбах» HL62TR  уже с моста.  Мозг блондинки, даже отравленный алкоголем, работает четко, и графине фон Бюлов, стало ясно, что они вляпались в нечто плохое, и Маргарита вспомнила о кампфвагенканоне 2cm KwK30L\55 и спаренным с ним машиненгевере MG-34 калибра 7,92 мм,  и стала отчаянно отстреливаться от наседающих поляков, поливая польскую колонну очередями осколочно-фугасных спренггранате Spgr из кампфвагенканона 2cm KwK30L\55 и  из спаренного с ним машиненгевера MG-34 калибра 7,92 мм. Впрочем, тут графиня заблуждалась – поляки отнюдь не наседали – просто шедший четвертым в колонне «Fiat 618» тащивший на буксире 100-мм    лейхт фелдхаубитц «Skoda» 1914/1919 внезапно затормозил, следом затормозили и остальные два «Fiat 618» - образовался небольшой затор, усугубленный желанием любопытных, идущих следом пеших «голденянг» посмотреть вблизи на дорожно-транспортное происшествие. После первых же выстрелов «Валькирии» все жолнеры в панике бросились в обратном направлении, выкрикивая на ходу: «Немецкие панцеркампфвагены Pz II Auf C с надежными мощными ста сорока сильными  шестицилиндровыми  двигателями водяного охлаждения «Майбах» HL62TR  ПРОРВАЛИСЬ!!!! Спасайся кто может!!!!

Благодаря регулярной, хотя и беспорядочной половой жизни, организмы «голденянг» были в достаточно хорошей физической форме, поэтому убегали они очень быстро, сея по пути панику и хаос. Капитан Юлиуш Мушинжечевечжецкий, узнав от пробегавших мимо подчиненных о прорыве шести или даже восьми немецких панцеркампфвагеновых дивизий, тут же принял единственно верное решение – если мероприятие (панику и отступление, точнее сказать бегство) нельзя предотвратить, то его нужно возглавить, благо в отличии от своих подчиненных он был на автомобиле и мог передвигаться быстрее бегущих пешком. Так они и отправились в тыл польской армии сея хаос ужас и панику. Поэтому  концепция оперативной тени наступления не столь уж и ошибочна, как считают некоторые. Все дело лишь в стечении обстоятельств. Если бы на месте «элитного» батальона под командованием элитного «голденянга», оказался бы какой-нибудь батальон зачуханных резервистов из какого-то провинциального Мухафекалийбурга, под командой тупого спившегося капитана предпеснисионного возраста, то ход мировой истории мог бы пойти по другому – он бы остановил бегущих с помощью унтер-офицерского состава и организовал бы уничтожение неподвижного панцеркампфвагена подручными средствами – гранатами или бутылками с зажигательной смесью. Да и походный порядок батальона был бы иным – каноны и лейхт фелдхаубитц двигались бы в хвосте или в середине колонны, и уничтожить с их помощью  экипаж «Валькирии» и ее пассажиров было бы делом нескольких минут. Именно такой батальон и должен был быть отправлен на выручку роты поручика Кшишттовешчешвека Тошмаушувумш-Люшбельвешецкого, но приказ составлялся второпях в обезличенной форме: «Вам и вашему батальону надлежит…», и был ошибочно вручен капитану Юлиушу Мушинжечевечжецкому. Точнее сказать не ошибочно, просто капитан Мушинжечевечжецкий счел, что резервный батальон капитана Жбижшджеджевербждеуша Пьющдеженеумжеренновецкого, этого пьянчуги-провинциала,  занимает слишком шикарную диспозицию(в плане наличия в окрестностях большого количества леди легкого поведения) и поэтому Юлиуш Мушинжечевечжецкий грозя своими варшавскими связями отправил резервистов в какую-то глухомань, не поставив местное командование в известность о смене дислокации. Сам капитан Жбижшджеджевербждеуш Пьющдеженеумжеренновецкий, как и положено грамотному вояке отправил делегата связи в штаб соединения, но тот был убит немецкими вооруженными сепаратистами-фолксдойче. В силу вышесказанного в поход выступили не резервисты, а «голденянги».  Но история не имеет сослагательного наклонения и вопрос о том, «что было бы если» оставим любителям альтернативной истории, тем более что в альтернативном варианте истории история экипажа «Валькирии» заканчивалась на мосту.

Итак, панцеркампфваген «Валькирия» безнадежно заглох на мосту, а 2-й Варшавский отдельный усиленный пехотный батальон имени Юзефа Пилсудского  удирал в восточном направлении. Факт бегства противника Маргарита восприняла как спасение от неизбежной гибели. Видя, что жолнеры, убегая, бросают оружие, она прекратила огонь, ибо боекомплект панцеркампфвагена был не бездонным. Осмотрев через монокулярный прицел TZF4 кормовой сектор, она убедилась в том, что их не окружили. Но что делать дальше? Дальше нужно выяснить причину, из-за которой двигатель «Валькирии» отказывается работать. Графиня открыла люк, и уже собралась выскочить наружу, когда всплыл еще один неприятный момент – она была абсолютно обнаженной! В мозгу Маргариты пронеслись картины одна кошмарнее другой – внезапно к мосту прибывает командование восьмого панцеркорпс и она вместе с Катажиной, Мартой, Элеонорой и двумя несовершеннолетними гимназистками выстраиваются перед этими мужланами во фронт, и слушает нравоучения о … Господи, да тут и трибуналом может пахнуть! Грабеж будущего немецкого населения будущей Германии, растление малолетних… Расстрел не меньше! К счастью, форма нашлась внутри «Валькирии», правда одеваться в такой тесноте было очень неудобно, да и данная проблема, как оказалась решена только на половину – Элеонора вспомнила, что и она и гимназистки оставили свою одежду возле кострища, и поэтому их девичий коллектив из статуса обнаженных фройлян  перешел в статус полуобнаженных фройлян – трое, то есть половина в одежде, а трое – другая половина – без одежды. Что делать с проблемой нехватки гардероба Маргарита не знала. Она выскользнула из «Валькирии» и стала ее осматривать, одновременно освободив пространство подругам для одевания формы.

Осмотр их грозной «Валькирии» принес неутешительные результаты. Очевидно, что удирая из лесу, они все-таки подставились, и одна из антипанцеркампфвагеновых пуль калибра 7,92 мм, выпущенная из  антипанцеркампфвагеного ружья «Kb.Ur.», пробила надежную 14,5 мм броню и повредила топливный бак, в результате чего бензин стал вытекать тонкой струйкой на землю, и на мост они заскочили уже на последних каплях бензина. Надежный  мощный ста сорока сильный  шестицилиндровый  двигатель водяного охлаждения «Майбах» HL62TR, был действительно надежным, только вот бензин закончился, да и заправляться, не починив топливный бак смысла не было. И теперь они прикованы к этому мосту до прибытия ремонтных служб панцерваффе. А прибудут они, только если их вызвать по радио. Графиня забралась обратно в «Валькирию» и отдала команду Катажине связаться с  командиром панцерауфкларунгзуга фельдфебелем Борисом Соколофф. И когда Катажине удалось установить связь, Маргарита с ужасом осознала, что со вчерашнего вечера их радиостанция FuG5, так и не включалась! По этой причине сеанс связи начался применения фельдфебелем многоэтажной нецензурной фразы, о том, что всяким там ледям без извилин место не в панцеркампфвагеновых войсках, а в походно-полевом борделе 17-й волны призыва. Однако развить свою мысль далее фельдфебелю не позволили – Маргарита и остальные девушки услышали громогласный рык начальника штаба восьмой инфантери дивизион оберста Оберста Оберстмана:

- Фельдфебель, маннстоллхейтфройлян твоя муттер! Ты маннстоллхейтфройлян, что маннстоллхейтфройлян, послал юных фройлян, маннстоллхейтфройлян в боевой дозор? Ты, маннстоллхейтфройлян,  маннстоллхейтфройлян твоя муттер, маннстоллхейтфройлян идиот! Ты  маннстоллхейтфройлян,  маннстоллхейтфройлян твоя муттер, маннстоллхейтфройлян знаешь, что сделают с нами всеми, маннстоллхейтфройлян,  маннстоллхейтфройлян твоя муттер, маннстоллхейтфройлян, и тобой, маннстоллхейтфройлян,  маннстоллхейтфройлян твоя муттер, маннстоллхейтфройлян, парни из ведомства Геббельса и ваффен СС, если  маннстоллхейтфройлян,  маннстоллхейтфройлян твоя муттер, маннстоллхейтфройлян с ними что-то случиться? Запомни маннстоллхейтфройлян,  маннстоллхейтфройлян твоя муттер, маннстоллхейтфройлян фельдфебель! Никогда ты, маннстоллхейтфройлян,  маннстоллхейтфройлян твоя муттер, маннстоллхейтфройлян, не станешь обер-лейтенантом цур Зее! Немедленно маннстоллхейтфройлян,  маннстоллхейтфройлян твоя муттер, маннстоллхейтфройлян, отзывай их обратно! Впрочем, от тебя маннстоллхейтфройлян,  маннстоллхейтфройлян твоя муттер, маннстоллхейтфройлян, толку что от маннстоллхейтфройлян твоя муттер, маннстоллхейтфройлян, да и та наверное венусберг не подбривала! Я сам отдам приказ!

Панцеркампфваген Pz II Auf C бортовой именной «Валькирия»! Немедленно отступайте в расположение восьмой инфантери дивизион!

- Мы не можем выполнить приказ герр оберст Оберст Оберстман! – ответила графиня фон Бюлов, - В результате боя топливный бак надежного  мощного ста сорока сильного  шестицилиндрового  двигателя водяного охлаждения «Майбах» HL62TR, пробит пулей калибра 7,92 мм, выпущенной из  антипанцеркампфвагеного ружья «Kb.Ur.», требуется помощь ремонтных подразделений восьмой инфантери дивизион и дозаправка ходе боя выведено из строя три батареи противника и рассеяно скопление его пехоты.

- Ты, маннстоллхейтфройлян,  маннстоллхейтфройлян твоя муттер, маннстоллхейтфройлян, Соколофф! Готовься к разжалованию в обер-гренадера! Извините графиня, отвлекся, всякие там маннстоллхейтфройлян,  маннстоллхейтфройлян твоя муттер, маннстоллхейтфройлян, резунисты чертовы, наберут дураков в вермахт из дурдома, а потом расхлебывай! – продолжил оберст Оберст Оберстман, - уточните свою диспозицию!

- Мы застряли посреди моста через речку Речжечжечка, - стала пояснять Маргарита, - Справа от нас городок Десжат Мале Афро-Полска Члопчи.

- Вы захватили стратегическую переправу через речку Речжечжечка? – зазвенел от возбуждения голос оберста Оберста Оберстмана, - Связь с генералом Бушем! Герр генерал! Стратегическая цель наступления восьмого панцернкорпс достигнута! Мост захвачен панцерауфкларунгзугом ауфкларунг абтайлунга восьмой инфантери дивизион! Требуется ввод пятой панцердивизион для удержания плацдарма и развития прорыва! Так точно! Слушаюсь!

Графиня! Держитесь! Скоро Вам на выручку придут наши части! Дан приказ направить вам на выручку интфантери абтайлунг восьмой инфантери дивизион, батарею антипанцеркампфвагеновых орудий, панцеркоммандо пятой панцердивизион и группу фюрерин-функвагенисток с функвагеном из функабтайлунга восьмой инфантери дивизион  для корректировки огня батарей наших доблестных лейхт фелдхаубитц. А также ремонтные подразделения под командованием Томаса Йенца. Распоряжения уже отдаются!

- Спасибо герр оберст Оберст Оберстман! – мы постараемся удержать занимаемые позиции до прибытия подкреплений!  - бодро ответила графиня фон Бюлов.

Внезапно со стороны леса и в наушниках FuG5 послышались хлопки польских винтовок Мосина образца 1891/98/25 года.

- Извините графиня! – произнес герр оберст Оберст Оберстман, - Вынужден временно оставить Вас – польские жолнеры перешли в контратаку.

Это поручик Кшишттовешчешвек Тошмаушувумш-Люшбельвешецкий повел свое подразделение в атаку. Несмотря на отсутствие каноновой поддержки, он решил атаковать немецкие позиции, ибо был уверен, что спешащий батальон резерва уже форсировал мост через речку Речжечжечка и вот-вот прибудет на помощь. Как ни парадоксально, но именно уничтожение польской батареи 75-мм канонов «Schneider»  wz.1897 экипажем «Валькирии» позволило полякам достичь успеха в своей дерзкой вылазке. Благодаря отсутствию артподготовки польская атака оказалось внезапной, и они сумели выбить немецкую пехоту с первой линии окопов, нанеся той чувствительные потери. И вот здесь , полякам и нужен был батальон пехоты для развития наступления, и резервный батальон капитана Жбижшджеджевербждеуша Пьющдеженеумжеренновецкого вполне мог бы решить поставленную задачу и прорвать боевые порядки восьмой инфантери дивизион. Но данный батальон продолжал париться в лесной глухомани в тридцати километрах от места боя, а ошибочно присланный вместо него батальон «голденянгов» - резво драпал в сторону румынской границы. Развивать успех полякам было нечем, и усиленная рота поручика Кшишттовешчешвека Тошмаушувумш-Люшбельвешецкого была обречена - герр оберст Оберст Оберстман лично возглавил атаку немецких гренадеров оставивших свои позиции, и они выбили поляков из окопов в ходе ожесточенной кровавой рукопашной схватки. Тех,  кто стал отступать, выкосили очередями машиненгеверов. Рота  поручика Кшишттовешчешвека Тошмаушувумш-Люшбельвешецкого была полностью уничтожена. Правда это стоила немцам серьезных потерь – в числе погибших оказался и сам герр оберст Оберст Оберстман, убитый выстрелом из польской винтовки Мосина образца 1891/98/25 года.

Но приказы о высылке подкреплений к мосту через речку Речжечжечка были уже отданы. И ничто не могло остановить слаженную военную машину вермахта. Ничто кроме капитана Юзефа Викарского и его Миколовской роты Народной обороны, которые уже вторые сутки удерживали высоту №341. А ведь именно через склон этой высоты и вела обозначенная на карте дорога к стратегическому мосту через речку Речжечжечка. И именно по этой дороге и двинулись интфантери абтайлунг восьмой инфантери дивизион, батарея антипанцеркампфвагеновых орудий, панцеркоммандо пятой панцердивизион. Двинулись и были остановлены плотным ожесточенным огнем окопавшихся поляков. Вы спросите, а как же группа фюрерин-функвагенисток с функвагеном из функабтайлунга восьмой инфантери дивизион  направленная для корректировки огня батарей доблестных лейхт фелдхаубитц?  А вот здесь все было очень просто -   группой фюрерин-функвагенисток с функвагеном из функабтайлунга восьмой инфантери дивизион  направленной для корректировки огня батарей доблестных лейхт фелдхаубитц восьмой инфантери дивизион   командовала Магда Шлипенхуммелль, натуральная блондинка. Поскольку, как уже было замечено выше, мозг блондинок не имеет извилин, то Магда поступила именно как блондинка, а не как эти, идиоты-мужчины, туго соображающие из-за наличия извилин и разного рода дополнительных полушарий мозга в ягодицах и мошонке.

 

 

Протоколы функвагенистких блондинок.

 

Начавшаяся за лесом перестрелка стихла. Маргарита сидела на броне «Валькирии» и думала тяжелую думу – где добыть одежду для Элеоноры и гимназисток, и как это успеть сделать до прибытия подкрепления. Дума ни хрена не думалась – сказывалось неумеренное количество выпитого прошлой ночью спиртного.

- Панцеркампфваген Pz II Auf C бортовой именной «Валькирия»! – раздался вдруг в наушниках FuG5, приятно-эротичный с легкой хрипотцой голосок, выдававший, судя по интенсивности придыхания, что вызывавшей «Валькирию» фройялян около двадцати лет и трех месяцев, и что она является обладательницей груди размером 948-952 мм, - сообщите как к вам проехать. С вами говорит Магда Шлипенхуммелль, командир группы фюрерин-функвагенисток с функвагеном из функабтайлунга восьмой инфантери дивизион  направленной для корректировки огня батарей доблестных лейхт фелдхаубитц восьмой инфантери дивизион.

Не смотря на не вышедший хмель, Маргарита была блондинкой, и благодаря мозгу лишенному извилин тут же выдала ответ:

- Магда Шлипенхуммелль, командир группы фюрерин-функвагенисток с функвагеном из функабтайлунга восьмой инфантери дивизион  направленной для корректировки огня батарей доблестных лейхт фелдхаубитц восьмой инфантери дивизион!   В брошюре доктора фон Гильотена на 842 листах, под названием «Доступны пани «панцертруппен»  - удовольствие всем супер!», на странице 747 обозначена тропинка через лесной массив Выры. Следуйте по ней, ибо фактически это проселочная дорога. С вами говорила командир панцеркампфвагена Pz II Auf C бортовой именной «Валькирия» Маргарита графиня фон Бюлов!

- Панцеркампфваген Pz II Auf C бортовой именной «Валькирия»! – прощебетала в ответ Магда, - Приятно иметь дело с фройлян – все четко и ясно, не то, что с этими заторможенными мужланами! До скорой встречи. Конец связи.

Ну вот! Скоро припрутся фюрерины-функвагенистки и застанут их… Хотя голосок довольно приятный у этой Магды. Может, не заложит начальству? Ага, размечталась! Фюрерины-функвагенистки прибывают всегда в арьергарде, а до того понаедет всяких мужланов! Что же делать? Внезапно, в районе высоты 341 раздались звуки ожесточенной стрельбы, в которую вплетались все новые и новые звуки. Спустя какое-то время раздались звуки взрывов разрывы спренггранате 105-мм лейхт фелдхаубитц. Вот черт! Похоже, что идущие подкрепления снова застряли перед польскими окопами. Хотя с другой стороны – это нам на руку, если конечно поляки не начнут наступление!  Ага! У графини родилась идея:

- Элеонора! Ульрика! Брунгильда! Придется срочно поработать для спасения своих же жизней!

- А что нужно делать? – хором спросили девушки.

- Быстренько отрыть окопы в полный профиль справа и слева по обе стороны моста!

- Но… Но мы же голые! – возразила Элеонора.

- Если отроете быстро, то никто вас не увидит, а потом спрячетесь в окопах – там сейчас будет безопаснее, чем в нашей «Валькирии»! А я подумаю, как решить вопрос с Вашей одеждой!

Девушки с неохотой вылезли  наружу, стыдливо прикрывая груди и лобки руками.

- Если так будете стоять, а не копать, то тогда Вас точно кто-нибудь заметит! – язвительно произнесла Марта, подгоняя обнаженную половину их девичьего полуобнаженного коллектива.

- А ну-ка стой! – Маргарита остановила Элеонору, заметив у той след от ожога на правой ягодице.

- Это когда в первый раз утром звякнуло по броне, и дырка появилась, - пояснила Элеонора.

Графине сразу стало ясно, что Элеонора пострадала от пули калибра 7,92 мм, выпущенной из  антипанцеркампфвагеного ружья «Kb.Ur.», которая пробив броню срикошетировала внутри панцеркампфвагеновой башни и на самом излете попала в Элеонору.

- Я потом смажу йодом! – утешила она пострадавшую девушку.

- Я предпочту горячий поцелуй в пострадавшее место, - мечтательно улыбнулась Элеонора.

- Тогда копайте быстрее!

И Элеонора, у которой появился стимул, взялась за трофейную польскую лопату с грузовика «Fiat 618», и стала задавать темп работы. Юные гимназистки старались от нее не отставать. Личный состав был частично занят, и это было хорошо. Канонада в районе высоты 341 разгоралась все сильнее, а вскоре появились и штурмкампффлюгцойги. Графине стало ясно, что прибытие подкреплений все больше откладывается – вермахт завяз в обороне настырных поляков. А вот со стороны лесного массива Выры, Маргарита зафиксировала какое-то движение, прильнув к монокулярному прицелу TZF4, она рассмотрела следующий по указанному ею же ранее маршруту функваген из функабтайлунга восьмой инфантери дивизион  направленный для корректировки огня батарей доблестных лейхт фелдхаубитц восьмой инфантери дивизион, марки «Kutbelwagen-Volkswagen» Type 82 в салоне которого сидели три фюрерины-функвагенистки. Ехали они с нарушением военной формы одежды – без фелдмутце! Значит не тупые педантичные истерички! Две из фюрерин-функвагенисток судя по развевающимся волосам были натуральными блондинками, а третья была брюнеткой. Наличие блондинок нарушающих форму одежды очень успокоило Маргариту – с такими запросто можно договориться. Только вот что им сказать? Ответ пришел сам собой – обнаженные девушки, роющие окопы – жертвы польских националистических репрессий, отбитые у противника! Что, кстати говоря, было недалеко от истины – и Элеонору и гимназисток тиранили и угнетали по национальному признаку.

Когда функваген «Kutbelwagen-Volkswagen» Type 82 из функабтайлунга восьмой инфантери дивизион  направленный для корректировки огня батарей доблестных лейхт фелдхаубитц восьмой инфантери дивизион прибыл к мосту, Маргарита убедилась, что не ошиблась – размер груди Магды Шлипенхуммелль по тональности дыхания она определила верно – 948 мм, талия у Магды была – 570 мм, бедра 953 мм. Второй блондинкой была голубоглазая Сара Циммельман – 890мм/600мм/920 мм, а брюнеткой с 935мм/600мм/900мм была Эльза баронесса фон Шеер-Руге, племянница известного адмирала полуеврейских кровей.

- Добрый день Магда Шлипенхуммелль, командир группы фюрерин-функвагенисток функабтайлунга восьмой инфантери дивизион ! Добрый день фройлян фюрерин-функвагенистки! – поприветствовала графиня прибывших, - Вы первые! Эти мужланы где-то застряли! Как всегда.

- Добрый день Маргарита графиня фон Бюлов командир панцеркампфвагена Pz II Auf C бортовой именной «Валькирия»! Добрый день доблестные панцеркампфвагенистки! – поприветствовала девушек Магда, и подойдя вплотную к Маргарите поцеловала ее отнюдь не символическим поцелуем, - Надеюсь эти крошки, - Магда кивнула в сторону копающих окопы обнаженных девушек, - Не могилу себе роют? У той с ожогом на ягодицы, такая попка…

- Ну что Вы Магда, - ответила Маргарита, - Это на случай атаки поляков, а вообще у девушек пропала одежда при их освобождении и прорыве из окружения.

- Ну, если дело в одежде, то мы с фюреринами можем помочь, у нас есть кое-что в заначке, - прощебетала Магда шаря похотливым взглядом по стройным девичьим телам юных гимназисток, - Но я бы не торопилась скрывать под одеждой такую красоту, тем более, что наши тупые мужланы, - функвагенистка бросила взгляд в сторону высоты 341, - Похоже, что в очередной раз облажались, и у нас есть время полюбоваться красотой изгибов тел прелестных юных фройлян.

- Может, перейдем на ты? – задала вопрос графиня.

- С удовольствием, - ответила Магда, и приобняв графиню за талию, впилась своими чувственными губами в столь же чувственные губы Маргариты. Во время поцелуя рука функвагенистки ласково и нежно залезла в трусики Маргарите. Графиня проделала тоже самое, и установила две вещи – Магда не любит носить нижнее белье, Магда гладко бреет свой лобок. Факт того, что она чувственно-сладострастная фройлян Маргарита установила и без инспекции интимного места функвагенистки – по самому началу их чувственного поцелуя.

- Ну вот, - оторвавшись от жарких губ графини и маняще облизнувшись, произнесла Магда, - Теперь мы на ты! Слушай, графиня! – бритолобковая функвагенистка кивнула в сторону обнаженных землекопок, - Может, поможем фройлян? Тогда у нас останется время не только для любования игрой их мышц под нежной бархатистой кожей, но и для так сказать внутренней инспекции их либидо!

- Мысль правильная, - согласилась графиня, - Извини, с утра несколько туго соображаю…

- Заметила, - усмехнулась Магда, - Разит, как от бочки с киршвассером. Тогда пожалуй приступим!

И они приступили. Вдевятером работа пошла очень быстро, и очень скоро окопы по обе стороны моста были выкопаны. Естественно, что после окончания земляных работ девушки стали принимать водные процедуры в речке Речжечжечка. И тут их ждало глубокое потрясение – глубина речки в месте, где стоял мост, была меньше чем по колено! С учетом же того, что берега были пологие и низкие, становилось совершенно непонятно, для чего этот мост вообще нужен. Ответ на данный вопрос дала Элеонора – показав именную мраморную табличку, прикрепленную к мосту. Надпись на табличке гласила: «С этого моста князь Герасим Тургеневежецкий в 1876 году сбросил вниз и утопил известную варшавскую куртизанку Му-Му ( Мудажину Ракову-Мудажевецкую 1856-1876)»

- Что за бред! – воскликнула Магда, - Князя Тургеневежецкого звали не Герасим, а Мазай! И не топил он никого! Наоборот – во время наводнения спас семерых сестер герцогинь фон Зайцефф! Я даже книгу читала об этом! Испанский историк Швыдковентес автор! Называется «Дон Мазай и сестры Зайцефф».

- И я читала! Там у них еще был очень плохой брат, который все это и подстроил, пытаясь умертвить сестер, чтобы завладеть наследством, - вспомнила Маргарита.

- Да, - согласилась Магда, - Был там и плохой брат, причем от внебрачной связи их матери со сбежавшим из Америки темнокожим негром по имени Нарцисс. Звали их брата Пьер-Нарцисс. Родился он весь в отца – темнокожим, поэтому его прозвали «Шоколадный Заяц».

- А что, разве бывают светлокожие негры? – удивилась Элеонора.

- Конечно, бывают! Иногда от связи между темнокожими и светлокожими рождаются и светлокожие дети, - ответила Магда, -  Кстати, о связи, не пора ли … - обнаженная и мокрая функвагенистка прильнула к Элеоноре, - Познакомиться поближе…

- Может, стоит дождаться хотя бы темноты? – возразила Маргарита.

- Зачем? – возразила бритолобковая блондинка, - поднимем тент в функвагене и по очереди…

Так они и поступили. Естественно, что в целях экономии времени им пришлось разбиться не на пары, а на тройки, и делать все слишком торопливо из-за боязни, что их могут застать прибывающие к мосту подкрепления вермахта. Маргарита посетила салон функвагена вместе с Магдой и Ульрикой. Но беспокоились девушки напрасно – благодаря героической отваге капитана Юзефа Викарского и его Миколовской роты Народной обороны, вермахт застрял в очередной раз, и предобеденная атака, произведенная после канонподготовки и флюгцойгового налета, результатов не дала. Однако, на всякий случай Элеонору и гимназисток одели в рабочие халаты функвагенисток. Ну, а дальше настало время обеда и боевые действия вермахта временно прекратились. Решили пообедать и девушки, держащие героическую оборону на мосту через  речку Речжечжечка. Расположились они рядом с мостом на травке, расстелив в качестве стола кусок брезента.

Естественно, что нервы были у всех на пределе, и к предложению Маргариты расслабиться с помощью пары глотков киршвассера все отнеслись с одобрением. За первой парой глотков, последовала другая пара глотков, и позы фройлян стали совершенно непринужденными. Графиня с изумлением заметила две детали, на которые  не обратила внимание ранее: у функвагенисток на форменных платьях были неуставные разрезы с правого бока, доходящие почти до талии, подруги Магды, по примеру своего командира, брили лобки и не носили нижнего белья.

- Начальство не ругает за нарушение форму одежды? – спросила Маргарита Магду.

- Да нет,- усмехнулась Магда, -  Пытались отдельные дурачки, да все сгинули.

- ????!!! – выразила мимикой удивление Маргарита.

- Понимаешь, - стала объяснять функвагенистка, - Мужчины делятся на умных и дураков. Умные – это те, у кого нет извилин, которые замедляют процесс мышления. Дураки – это те, у кого пять полушарий мозга – два в голове, два в ягодицах, и один в члене. Естественно, что дураки наивно полагают, что раз мы не носим нижнего белья, то наши вагины совершенно доступны каждому, и туда можно засовывать всякую дрянь и мерзость. Такие глупые люди даже прозвали нас не функВАГЕНистки, а функВАГИНистки. Понятно, что мы девушки физически слабее мужчин, и не можем иногда дать им отпор. Но зато мы умнее, по причине отсутствия извилин, и мы очень злопамятны! Нет ничего страшнее в мире, чем женщина, которая вознамерилась отомстить! А о том, что мы способны на безжалостную месть, знают только умные мужчины, и они никогда не поделятся с дураками этой тайной!

- И как же вы функвагенистки мстите? – заинтересованно спросила Маргарита.

- О… нет ничего проще, - стала объяснять Магда, - Связь, как известно, это нервы войны! И не только войны, но и политики, ибо политика это одна из разновидностей войны, равно как и наоборот. Именно функвагенистки обладают инструментом, способным творить мировую историю, и именно от них все зависит в этом мире!

- И что же это за инструмент?

- Это штекер! Глупые мужчины (те, которые дураки) гордятся тем, что у них между ног болтается член, который можно грубо запихивать слабой и беззащитной фройлян в разные места ее беззащитного тела. Но эти дураки забывают о том, что все в этом мире зависит не от их грязного отростка, а от того, куда функвагенистка воткнет штекер! Как в России победили большевики знаешь?

- Благодаря жидам-комиссарам?

- Да нет, все было проще и прозаичнее. Первый русский Президент Керенский, любил издеваться над женщинами, и вступал в связь с ними в очень грубой форме, можно сказать, что насиловал. Насиловал он, насиловал русских фройлян, пока не изнасиловал русскую функвагенистку с Петроградского телеграфа. Та не была дурой, и поменяла два штекера местами – в результате чего отряд сэйлормуна Дыбенкофф вместо Смоляного дворца прибыл к Зимнему дворцу, а отряд генерала фон Корнилофф, вместо прибытия для защиты Зимнего дворца получил команду от большевиков убыть на фронт. Как итог – сэйлормун Дыбенкофф  прибыв к Зимнему – в течении получаса не мог получить ни от кого, в том числе и от Керенского вразумительного ответа для чего его, Дыбенкофф, пригласили во дворец какие-то буржуи. За это время сэйлормуны из его отряда напились, и стали клеиться к   фройялян из фройлянягдерабтайлунга с недусмыленными намеками переспать. Те дурами не были и сказали, что в принципе не против, но не на улице же – если есть целый дворец с апартаментами под боком – с горячей водой, бассейнами и прочим. Командовала фройлянягдерабтайлунгом княгиня Мария-Магдалина фон Бочкарефф – именно она в обнимку с начальником штаба сэйлормунского отряда сэйлормуном Железняк вломилась в зал, где сидело правительство Президента Керенского и вымолвила историческую фразу: «Караул устал! Валите нах…! Нам трахаться негде!». Те, естественно, поняли, что спорить с пьяными бесполезно и свалили от греха подальше. Ибо троих несогласных с требованием тут же растреляли. Так победили большевики в России. С тех пор, кстати, у большевиков отличная традиция –  каждый год в годовщину тех памятных событий они расстреливают своих врагов  - жидов-комиссаров.

- Подожди, а разве революцию в царском СССР устроили не жиды-комиссары?

- Да нет же! – Магда удивленно посмотрела на графиню, - Просто к полуграмотным сэйлормунам и страстным фройялян из фройлянягдерабтайлунга, которые начали наводить свои порядки в Питере, тут же примкнули большевики и традиционные маркитанты, скупавшие трофеи. Большевики хотели поделить все поровну, а маркитанты, наоборот пытались все скупить по дешевке, а потом спекулировать. Эти маркитанты, в старой царской армии, еще царского СССР, назывались официально комиссарами. Почему жиды? А кто, по-твоему, обычно занимается спекуляцией? Они еще при последнем русском царе спекулировали так, что вся русская армия разбежалась – не было ни снарядов, ни винтовок – все куда-то прятали. На начальном этапе жидов-комиссаров оказалось больше, чем большевиков – в результате они захватили власть в СССР. Но спустя десять лет, выяснилось, что все это коварная игра большевиков! Начиная с 1927 года, они перехватили власть в стране и стали по праздникам расстреливать жидов-комиссаров. Самые массовые расстрелы были в 1937 году.

- А как звали ту русскую функвагенистку? – спросила графиня.

- Лариса герцогиня фон Рейснер.

- Немка? – удивленно переспросила Маргарита.

- Наполовину! Самое пикантное, что у нее гораздо больше прав на российский и германский престол, чем у Романовых и у нашего последнего кайзера Вильгельма.

- И что с ней стало потом?

- Тут очень странная история. Говорят, что она якобы умерла от тифа или была отравлена. Но я не верю в такой лепет – такие фигуры просто так с доски не исчезают, и живут очень долго, лет до 85-90. Есть подозрение, что она ушла в тень, а потом выплыла снова под другим именем и фамилией.

- Интересная история… - согласилась графиня.

- Да. Но это не единственный пример влияния штекера в тонких изящных пальчиках функвагенистки – война Германии и Франции в 1870, англо-бурская война, русско-японская, Великая мировая, Хрустальная ночь, Ночь Длинных ножей – везде была именно женская рука!

- Подожди, то есть та искаженная телеграмма, которой Бисмарк…

- Именно! Бисмарк был гениальным и великим мужчиной! И он, в отличие от многих мужланов, знал, что то, куда функвагенистка воткнет свой штекер, зависит от того, как он воткнет ей свой член! Если функвагенистки понравится то, что происходит в ее вагине или других отверстиях – то она отблагодарит его по-царски и подарит власть над всем миром, если же не понравится – то отомстит, как отомстили Керенскому. А, поэтому, - подвела итог Магда, - Умные мужчины ведут себя галантно, ласково и нежно, стремясь доставить женщине удовольствие. Они понимают, что внешняя доступность вагины функвагенистки – разрез на платье, отсутствие нижнего белья, бритый лобок – это провокационная и смертельная ловушка для дураков.

- И скольких ты сгубила? – напрямую задала вопрос

- Троих, - без тени смущения ответила Магда, - Одного арестовали за общение евреем, другого за неодобрительные отзывы о фюрере и Геббельсе, третьего – за критику начальников – поймала их в момент крамольного разговора и случайно подключила параллельную трансляцию куда следует. Ого! – Магда одернула платье, чтобы прикрыть выставленную до того на показ вагину, - У нас кажется гости, и кажется из этих, как их правильно и политкорректно назвать – семито-поляков!

 Маргарита повернулась в направлении взгляда функвагенистки и увидела, что к ним приближаются несколько мужчин одетых во все черное и с длинными косичками, заплетенными на висках.

- !!!!!!

- И я про тоже, - согласилась Магда, - Нет слов, одни восклицательные знаки! Тут скоро наши могут нагрянуть, и начать свозить их пачками в лагеря и гетто, а они в своих лапсердаках щеголяют! Хоть бы прическу привели в соответствие с общеевропейской текущей модой!  А то обрезают, но не там где следует, а снизу!

- Пожалуй, нужно встать и встретить, - решила Маргарита, - Катажина! Давай в башню «Валькирии» и держи их на прицеле! Вдруг это польские франтинеры!

Однако люди, приблизившиеся с той стороны городка, где графиня и ее подруги вчера не успели побывать,  не были франтинерами и диверсантами. Они правильно поняли движение башни «Валькирии» и наведенное на них оружие. Четверо мужчин остановились, а один, шедший во главе продемонстрировал, что он без оружия и стал приближаться к девушкам. На вид ему было в районе пятидесяти лет.

- Таки можно спросить почтенных немецких пани, обратиться к ним с деловым вопросом? – традиционно непонятно начал мужчина в черном и с косичками на висках.

- Драпал бы ты камрад к румынской границе и не терял времени, - хамовато ответила Магда, - А то скоро наши ваффен СС придут, и станет для тебя небо в мелкие квадратики, а на лапсердаке появятся вериткальные белые полосы и учетный номер!

- Таки старый Абрам понимает, что ему грозит, если ваши немецкие паны придут сюда, - ответил семито-поляк, - Поэтому и пришел с деловым предложением.

- И что за предложение? - спросила Маргарита.

- Таки старому Абраму нужно успеть уладить свои дела с Мойшей.

- А мы здесь причем?

- Таки понимаете, Мойша много должен старому Абраму…

- Хм… Ты старый хрыч, предлагаешь нам выступить в роли рекетиров?- возмутилась Магда.

- Таки старый Абрам понимает, что об этом нельзя просить немецких пани…

- Хватит резину тянуть!

- Таки Мойша не хочет отдавать долг…

- Таки ты, морда жидовская, - встряла Марта, - Хочешь устроить еврейский погром?

- Таки Ваш вермахт придет и все равно устроит! – лукаво улыбнулся Абрам, - Одним погромом больше, одним меньше…

- Ага, а запомнят таки последний, - съязвила Марта, - Который немцы устроят!

- Таки, что Вам жалко? Это ведь наши внутренние еврейские дела.

- Ну так устраивайте их! – вспылила графиня, - Мы здесь причем?

- Таки старый Абрам живет по одну сторону озера, а Мойша по другую, и таки без стрельбы не обойтись!

- А вот уж фаллос тебе, а не проход через мост! – категорично отрезала Магда, - Подойдете ближе и гранатами забросаете? Может вас польские польшевики наняли?

- Никакой стрельбы! – подтвердила Маргарита, - А перебраться можете и на пароме, заплатив седому паромщику.

Старый Абрам замолчал, что-то подсчитывая.

- Таки не строй из себя бедного! – заявила Марта, - Или таки тебе подсказать, как на этом пароме заработать?

- Таки старый Абрам не понимает о чем идет речь!

- Таки старый Абрам может организовать тотализатор – кто победит Абрам или Мойша – Решать вопросы будете на озере – на пароме или на плотах.

Старый Абрам, ошарашенно посмотрел на Марту и лихорадочно стал подсчитывать в уме возможную прибыль. Потом счастливо улыбнулся:

- Таки старый Абрам признателен немецким пани, что разрешили решить еврейский вопрос!

- Ну и где признательность? – задала вопрос Магда, - Ты пришел к нам с деловым предложением, а это означает ты - мне, я – тебе. Мы тебе не только разрешили, но еще и выгодный совет дали! А где взамен?

- Таки старый Абрам отблагодарит немецких пани! Все что им угодно! Контрабандные товары из Германии со скидкой. Выпивка, закуска, девочки на любой вкус, то есть прошу прощения мальчики! – Абрам вопросительно посмотрел на девушек.

- Насчет товаров – таки сто центнеров, что надуешь в цене в три раза даже со скидкой, - уверенно заявила Марта.

- А вот насчет, выпивки, закуски, и девочек на любой вкус прошу поподробнее! – похотливо заинтересовалась Магда.

Ответить старый Абрам не успел, ибо к ногам Маргариты спрыгнула Ева, и начала тереться о ногу и мяукать.

- А котов для нашей пушистой красавицы?- спросила графиня.

- Таки старый Абрам достанет и котов!

- А еще, - на лице у Маргариты появилось озарение, - Нам нужен автобус с тридцатью посадочными местами, выкрашенный в фельдграу с немецкими опознавательными знаками!

- Это-то зачем? – удивленно спросила Магда.

- Потом объясню! И еще неплохо бы посмотреть на ассортимент предлагаемых товаров. Расплачиваться за них будем в польской валюте!

- Таки старый Абрам все достанет, что угодно немецким пани! Таки старый Абрам может идти?

- Ступай! – ответила Марта, - И помни – вначале плата, а потом разрешение еврейского вопроса!

 

 

Богини войны Третьего Рейха.

 

Девушки проводили удаляющуюся процессию местных семитов, и графиня хотела пояснить Магде, для чего ей потребовался автобус, но не успела, ибо последняя зацепившись взглядом, за брошенные перед мостом 100-мм    лейхт фелдхаубитц «Skoda» 1914/1919 задала вопрос:

- Марго! А ты еще не докладывала в штаб о трофеях?

- Нет, - ответила графиня, - Вообще-то неплохо бы их собрать, пока местные франтинеры не растащили!

- То есть в штабе не знают, сколько снарядов имеется к захваченным 100-мм    лейхт фелдхаубитц «Skoda» 1914/1919? – обрадовалась Магда.

- Да нет, не знают! – подтвердила Маргарита, - Да и не собираюсь я за тыловые службы работать – пусть трофейщики сами считают – это их обязанность. А почему ты спрашиваешь?

- Понимаешь, - засмущалась Магда, - Штекера и функвагены – это конечно важные вещи, но вот принять участие в войне и не разу не выстрелить – что я потом буду дочерям и внучкам рассказывать? На каких героических примерах воспитывать? Можно мы с девчонками пальнем разочек? Ведь снаряды ты не считала?

- Ну почему разочек? – ответила Маргарита, осененная внезапной мыслью, - На войне главное, чтобы у личного состава всегда было занятие – это помогает поддерживать дисциплину! Поэтому можем, хоть все снаряды расстрелять! Только вначале давай соберем брошенное вдоль дороги оружие!

Собрать брошенное оружие оказалось несложно – «голденянги» удирая, бросали его кучно, там же где застала их паника. Капитана Юзефа Викарского и его Миколовскую роту Народной обороны, пробрала бы черная зависть, от такого арсенала, но капитан и его жолнеры держали оборону на высоте №341, и не имели наличных сил и боеприпасов для организации вылазки.

Естественно, что возник вопрос, а куда, собственно говоря, стрелять из трофейных 100-мм    лейхт фелдхаубитц «Skoda» 1914/1919 – ведь никаких данных о противнике фройлян не имели. Посовещавшись и рассмотрев  в брошюре доктора фон Гильотена на 842 листах, под названием «Доступны пани «панцертруппен»  карты окрестностей, решили, что вести огонь нужно в сторону города Миколов, или в ту сторону, куда скрылись жолнеры-«голденянги». Магда предупредила, что при стрельбе необходимо держать рот открытым – она видела, как это делают вермахтканонисты, чтобы не оглохнуть. Процесс стрельбы из 100-мм    лейхт фелдхаубитц «Skoda» 1914/1919, вызвал бурю восторга у фройлян, хотя и был, по общему мнению, достаточно шумным. Выпустив три десятка 100-мм спренггранате, девушки несколько утомились, и решили сделать перерыв в развлечении, и как оказалось очень вовремя – на связь вышло перепуганное командование восьмого панцеркорпс, и запросило доклад об обстановке.

Общение с бестолковыми начальниками, Магда взяла на себя, и генералу Бушу, в течении четверти часа пришлось оправдываться, и объяснять, что его войска завязли в польской обороне и ведут кровопролитные бои за каждый квадратный дюйм земли с бесчисленными польскими полчищами. Он попросил держаться, заверил, что помощь близка, и что Германия не оставит своих прекрасных фройлян в беде, при этом, видимо зная коварный нрав Магды Шлипенхуммелль, он через каждые два слова кричал «Хайль Гитлер!», и судя по доносившемуся из наушников шуму постоянно вскакивал со стула.

- Вот, урод! – подвела итог, сеансу связи белокурая Магда, - Жалко, что я сейчас не в функабтайлунге восьмой инфантери дивизион! Ох, я бы перекинула штекерочек на кое-кого! Тогда бы этой американской сволочи припомнили каждый квадратный дюйм в подвалах гестапо! Он бы мне еще про футы,  ярды и фунты стал бы говорить! Или про День Благодарения! Ну ничего, я еще поймаю эту американскую сволочь со спущенными штанами! Ну да ладно, может оно и к лучшему?

- Ты тоже считаешь, что послеобеденная атака накроется, и до завтрашнего утра нам на выручку никто не придет? - пожевывая в зубах травинку, спросила Маргарита.

- Я в этом больше чем уверена, - вздохнула Магда, - Впрочем, если нас не убьют, то мы можем хорошенько поразвлечься и отдохнуть. А если и убьют, то будет хоть что на том свете вспомнить!

- Ахтунг! Воздух! – закричала вдруг Катажина.

И действительно, со стороны города Миколова, с того направления, куда они вели огонь их трофейных 100-мм    лейхт фелдхаубитц «Skoda» 1914/1919, стали доноситься звуки флюгцойгмотора. Вскоре показался и он сам – одномоторный флюгцойг с польскими опознавательными знаками, неизвестной Маргарите модели.

- Айнмоторенбомбенфлюгцойг ПЗЛ П-23 «Карас» с двигателем воздушного охлаждения типа «Бристоль-Пегасус» VIII А, мощностью семьсот двадцать лошадиных сил, - уверенно заявила белокурая Магда, - Три машиненгевера калибра 7,92 мм, семьсот килограмм бомб, экипаж – три флюгцойгиста. Что будем делать?

- Черт, у нас нет антифлюгцойгового оружия – констатировала графиня, - Все в окопы!

Но юные фройлян беспокоились напрасно – польский Айнмоторенбомбенфлюгцойг ПЗЛ П-23 «Карас» взял правее дороги, и  сбросил бомбы на рощу, расположенную в пятистах метрах от них, затем, обстрелял из машиненгеверов высоту №341, где засели польские жолнеры, после чего, обстрелял, что-то еще – вероятно немецкие позиции. Потом удалился в том же направлении, откуда и прилетел.

- Таки, хотела бы я знать, что этот флюгцойг, нашел в той рощице? – высказала общий вопрос Марта, когда девушки выбрались из вовремя отрытых окопов.

- Ну наших, там точно нет! – уверенно заявила Магда, разве что отделение ауфкларунговое отделение из  ауфкларунгабтейлунга восьмой инфантери дивизион под командованием штабс-ефрейтора Гейнца Доппельгласа, до сих пор не вернулось из ауфкларунгового рейда. Может, их накрыло?

- Вряд ли! – улыбаясь, ответила Маргарита, - Вряд ли ауфкларунговое отделение из  ауфкларунгабтейлунга восьмой инфантери дивизион под командованием штабс-ефрейтора Гейнца Доппельгласа смогло покинуть гостеприимные стены заведения пани Пилсуджины Дыпрженжервыфрежецкой – они выпили вчера годовую норму киршвассера, полагающуюся инфантери дивизион!

- Ну, тогда, данный вопрос, останется пока без ответа, - огорчилась Магда.

Впоследствии, девушки узнали, что в той роще, располагались три столика с П-образными скамейками, предназначенные для проведения пикников на природе, но почему польский бомбенфлюгцойг их разбомбил – это так и осталось загадкой на несколько десятилетий. А дело, как выяснилось благодаря архивным изысканиям  известного польского историка Юлиуша-Лютижика Традесканж-Фиалжаковского, обстояло в следующем: несколько 100-мм спренггранате поразили особняк его дедушки,  пана Юлиуша Тишминтоша-Олишжаршжецкого. По счастью сам владелец дома и его дочь Младаполжина не пострадали. Но пан Юлиуш Тишминтош-Олишжаршжецкий был очень богатым и состоятельным человеком, и руки его дочери-красавицы Младаполжины (при росте 1740 мм и весе в 62 килограмма она обладала параметрами 910мм/590мм/920мм) безуспешно добивались многие, в том числе и польский бомбенфлюгцойгист поручик Лютижик Традесканж-Фиалжаковский, при этом белокурая Младаполжина отвечала бравому поручику взаимностью. Пан Юлиуш, был не только  любящим отцом, но и расчетливым человеком. Поэтому он не запрещал дочери встречаться с этим поручиком, но и не давал разрешения брак, исходя из идеи – «перебеситься паненка» и все пройдет. Видя во что превратился их дом после обстрела, пан Юлиуш громко высказался об идиотах-польских политиках, Рыдз Смиглы, польской армии и польских флюгцойгистах в частности, заявив, что Великий Юзеф Пилсудский такого бы не допустил, а эти нынешние… Младаполжина ударилась в слезы, и закричала, что ее жених Лютижик - герой и сейчас героически сражается против превосходящих сил люфтваффе, и может быть даже ранен! После чего белокурая пани убежала к себе в комнату и стала звонить своему любимому. Тот оказался на месте, и выслушал и плач невесты, и пересказ слов ее папеньки. Выслушав, обещал все уладить и наказать грязных бошей лично.

            Как и все поляки, пан поручик, был древнего княжеского рода и выводил свою родословную от польского короля Ежи Третьего. Спесь и шляхтенский гонор ударили ему в голову, и, закончив разговор со своей Младаполжиной, он пулей помчался на аэродром. Их штафель бомбенфлюгцойгов уже вторые сутки находился  в полной готовности к вылету. Все флюгцойги были заправлены, на них были подвешены бомбы и они были готовы к вылету. Но приказа все не было. Зная суровый нрав, исполнительность и педантизм  командира штаффеля полковника Юджузеуша Торман-Жермешневецкого, пан поручик решил не ставить его в известность о том, что он собирается нарушить дисциплину и совершить боевой вылет без разрешения. Поэтому он самовольно угнал айнмоторенбомбенфлюгцойг ПЗЛ П-23 «Карас» (фабришенфлюгцойгверке №234-08-92) с аэродрома и направился на поиски обидчиков его невесты. По пути он пролетел мимо поместья пана Юлиуша Тишминтоша-Олишжаршжецкого, и увидел, что особняк сильно пострадал от вражеского обстрела.

            Не долетая до моста через речку Речжечжечку, он обнаружил в роще батарею из трех 105-мм    лейхт фелдхаубитц LeFH18 (на самом деле это были столы для пикника), на которую и выполнил бомбенфлюгцойговую атаку. Несмотря на отсутствие остальных членов экипажа, атака ему удалась. Бомбы легли кучно, но в стороне – в мерах в десяти от позиции батареи, однако тучи поднятой пыли закрыли ее месторасположение и исключили возможность наземной штурмовки, но канонисты лейхт фелдхаубитц должны были быть уничтожены взрывной волной и осколками. Далее  поручик решил обстрелять немецкие позиции на высоте 341 и за ней. Решение было правильным, но не верным – высоту №341 обороняли поляки, а вот немцы были на второй линии оборонительных позиций, но поручик исходил из того, что батареи 105-мм    лейхт фелдхаубитц LeFH18 всегда находятся в тылу противника, а значит и окопы и укрепления дальше в тыл – тоже немецкие. По счастью, никто из поляков от его атаки не пострадал, как впрочем, и никто из немцев, по которым он выпустил вторую половину боекомплекта. Однако, появление польского флюгцойга над полем боя и штурмовка им немецких позиций, укрепили моральный дух защитников высоты 341, и они были готовы драться серьезно и решительно.

            На обратном пути поручик совершил еще одну рискованную глупость – он приземлился на поле рядом с особняком Тишминтош-Олишжаршжецких, чтобы вывезти свою любимую, и ее папеньку из опасного района. Успел он вовремя, ибо пан Юлиуш  собирался сделать тоже самое, но был обеспокоен тем, что может попасть под повторный обстрел.  Храбрый поручик вывез свою невесту и ее несговорчивого папашу на свой аэродром, где тут же получил по заслугам от педанта воинской дисциплины полковника Юджузеуша Торман-Жермешневецкого. Тот объявил поручик семь суток ареста за нарушение воинской дисциплины, и храброго поручика под плач белокурой Младаполжины тут же заперли на аэродромной гауптвахте. Пану Юлиушу Тишминтошу-Олишжаршжецкому это не понравилось и он вновь высказал все, что он думает об идиотах- польских политиках, Рыдз Смиглы, польской армии и польских флюгцойгистах в частности, заявив, что Великий Юзеф Пилсудский такого бы не допустил, а эти нынешние… Кроме храброго поручика, в котором есть дух Великого Юзефа… Оправдания полковника о том, что они ожидают приказа, еще больше разъярили пана Юлиуша, он стал грозить, что доберется до Варшавы и выведет всех на чистую воду, и что он…       Гневная проповедь пана Юлиуша была прервана паническими воплями:

            - Немецкие панцеркампфвагены прорвались! Спасайся, кто может! – это, как оказалось  кричали бойцы-«голденянги» из «элитного» батальона, которые рассыпным строем и форсированным маршем ставили рекорды отступления.

            Все было бы ничего – польские флюгцойгисты были очень дисциплинированными, но отступающие «голденянги», попытались захватить аэродромный автотранспорт, чтобы превратиться из обычной отступающей пехоты, в отступающую мотопехоту, в процессе борьбы с паникерами, как и следовало ожидать победила паника, заразив и флюгцойгистов польского штаффеля бомбенфлюгцойгов, тем более, что к передовым паникерам, постоянно прибывало подкрепление в виде отставших на марше. Полковник Юджузеуш Торман-Жермешневецкий, понял по числу паникеров, что фронт действительно прорван, поэтому приказал личному составу отступать на служебном автотранспорте в сторону Румынской границе. Почему он не поднял флюгцойги в воздух? Потому, что боялся нарушить отданный командованием приказ – не взлетать без команды! Через четверть часа аэродромное поле стремительно опустело – на нем остался разгневанный пан Юлиуш Тишминтош-Олишжаршжецкий, плачущая возле двери гауптвахты его дочь, белокурая Младополжина, а также запертый в камере поручик Лютижик Традесканж-Фиалжаковский. Впрочем, при помощи папеньке, Маладополжине, вскоре удалось освободить своего возлюбленного – папенька в гневе выбил кулаком дверь вместе с дверным косяком внутрь камеры гауптвахты.

Пан Юлиуш Тишминтош-Олишжаршжецкий был любящим отцом, и для него не было ничего важнее безопасности дочери, поняв, что польскому государству уже пришел конец, и надеяться можно только на самого себя и на тех, кто рядом, он дал, слово поручику, что если он вывезет его дочь и его самого в безопасное место, то он благословит их брак. Для бравого поручика, окрыленного таким предложением, это было пустяковым делом – в тот момент, окрыленный свалившимся счастьем, он мог голыми руками за полчаса прорыть подземный ход до границ Румынии! Но пан флюгцойгист был флюгцойгистом, а не морийским гномом. Он окинул горящим взглядом летное поле – и ткнул пальцем в стоявший на краю поля   цваймоторенбомбенфлюгцойг ПЗЛ П-37 «Лос» (фабришенфлюгцойгверке №732-03-18), и схватив невесту и будущего тестя за руку побежал в указанном направлении.

Через несколько минут весело фыркнули флюгцойгмоторы воздушного охлаждения «Бристоль-Пегасус» ХХ, мощностью восемьсот тридцать пять лошадиных сил каждый, и  польский цваймоторенбомбенфлюгцойг ПЗЛ П-37 «Лос» (фабришенфлюгцойгверке №732-03-18) с беглецами стал набирать скорость на взлетно-посадочной полосе. Поднявшись в воздух, поручик принял смелое и наглое решение – лететь во Францию – запас топлива это вполне позволял, ибо бомбовая нагрузка была неполной. Бомбы он сбросил  на какую-то колонну техники в районе Глейвице. Впоследствии выяснилось, что это был 300-й отдельный панцерабтайлунг, оснащенный новейшими панцеркампфвагенами Pz IV Auf А1/88, оснащенными экспериментальными кампфвагенканонами калибра 88-мм. Удар был точным и метким – было безвозвратно потеряно десять панцеркампфвагенов, а еще семнадцать подлежали заводскому ремонту. Но на этом подвиги бравого поручика не закончились! Через пять минут полета ему навстречу попались драймоторентранспортенфлюгцойг «Юнкерс Флюгцойг унд Моторверке А.Г. Ю-52/3т»   и ягдерфлюгцойг «Байерише Флюгцойгверке Мессершитт Флюгцойгбау Ме-109Е».

Драймоторентранспортенфлюгцойга, бравый поручик не испугался, но вот ягдерфлюгцойг «Байерише Флюгцойгверке Мессершитт Флюгцойгбау Ме-109Е», мог расправиться с его  цваймоторенбомбенфлюгцойг ПЗЛ П-37 «Лос» (фабришенфлюгцойгверке №732-03-18) и его драгоценнейшими пассажирами. Но поручик забыл, что его будущий тесть,  пан Юлиуш Тишминтош-Олишжаршжецкий, был не только мастером красиво говорить, но и ветераном диверсионного подразделения «Стрелец», созданного Юзефом Пилсудским в годы первой мировой войны. Прозвучала очередь машиненгевера калибра 7,92 мм и от фюзеляжа ягдерфлюгцойга «Байерише Флюгцойгверке Мессершитт Флюгцойгбау Ме-109Е» полетели обломки, немецкий ягдерфлюгцойг пошел со снижением к земле, и поручик увидел, что немецкий люфтваффист выпрыгнул с парашютом. Этим люфтваффистом был Эрик Хартманн. Ведомство Геббельса производило съемки пропагандистского фильма о доблести доблестных люфтваффе, и ему потребовались съемки ягдерфлюгцойгов в воздухе. Съемка велась с драймоторентранспортенфлюгцойга «Юнкерс Флюгцойг унд Моторверке А.Г. Ю-52/3т». Это было первое сбитие Эриха Хартманна! До конца Второй мировой войны его собьют 352 раза, о чем он подробно напишет в своих мемуарах, которые потом весьма недобросовестно переврут зарубежные переводчики.

Экипажу отважного польского цваймоторенбомбенфлюгцойга ПЗЛ П-37 «Лос» (фабришенфлюгцойгверке №732-03-18) удалось без помех перелететь Германию, и приземлиться на аэродроме в Париже. Пан Юлиуш Тишминтош-Олишжаршжецкий сдержит свое слово, и его дочь Младополжина станет женой бравого поручика Лютижика. Поручик будет награжден Орденом Белого Орла, за уничтожение вражеской батареи, двух батальонов пехоты, панцердивизиона. Тесть поручика будет награжден Малым Орденом Большого Белого Орла за уничтожение штаффеля ягдерфлюгойгов. К концу войны, поручик Лютижик Традесканж-Фиалжаковский станет генералом-фельдмаршалом польских флюгцойнистких сил, и будет награжден многочисленными английскими, американскими и польскими орденами за участие в различных боевых операциях вновь возрожденных польских флюгцойгистких сил. Пан Юлиуш Тишминтош-Олишжаршжецкий станет серым кардиналом польского правительства в эмиграции, а в дальнейшем, известнейшим борцом с мировым коммунизмом, и будет дважды награжден Нобелевской премией, за организацию антикоммунистического восстания в Венгрии в 1956 году, и антикоммунистического восстания в Праге в 1968 году. Большую помощь ему при этом будет оказывать муж его внучки Лютижины, известнейший поляк с мировым именем Зигмунд Бжезинский.

Многие читатели, наверняка зададут вопрос, почему штаффель польских бомбенфлюгцойгов, простоял двое суток в готовности к вылету, так и не получив боевого приказа. Разгадка этого феномена оказалась проста и заключалась в банальной штабной ошибке. Дело в том, что оба польских плана ведения войны «Всхуд» («Восток») и «Захуд» («Запад») разрабатывались не в Варшаве, а в Лондоне. Первым был разработан план «Всхуд» - план войны против СССР, однако, начав в 1934 году, англичане слишком затянули разработку плана, и к моменту окончания его разработки – 4 марта 1939 года, он абсолютно устарел, ибо военная мощь СССР, возросла в несколько раз, и справиться с СССР, Польша уже не могла. Поэтому, для уничтожения СССР, потребовался «новый солдат» вместо Польши, и в качестве этого солдата в Лондоне выбрали Германию.  Польше, при новом раскладе, отводили роль провокатора. Согласно предыдущего плана «Всхуд», штаффель под командованием полковника Юджузеуша Торман-Жермешневецкого должен был нанести бомбовый удар по Киеву, в соответствии же с планом «Захуд», планировалось, что штаффель будет размещен в Вильно, и в день, когда Германия нападет на Польшу, нанесет удар по Ленинграду, провоцируя СССР на ответные военные действия против Польши, первыми из которых наверняка станут авиаудары по Варшаве. Далее, польское правительство обращалось к цивилизованному миру с заявлением о том, что демократическая Польша подверглась агрессии со стороны азиатских орд большевиков, и ему нужна общеевропейская помощь. Одновременно, польское правительство шло на уступки Германии, возвращая ей Данциг, причем не вместе с коридором, а все побережье. Взамен Польше была обещана оставшаяся часть Украины, прибалтийские государства, и Белоруссия. После примирения с Германией, Польша, Румыния, при поддержке Англии и Франции, начинали крестовый поход против большевизма.

Но, как это часто бывает в нашей истории, роковую роль сыграла цепочка случайностей. План «Захуд» разрабатывался в условиях острейшей нехватки времени. С целью ускорения процесса, британское руководство, расширило круг лиц, допущенных к данному плану. За образец был взят экземпляр плана «Всхуд», который подвергли правкам и исправлениям и дополнениям, выполненным на тыльных сторонах листов плана, после чего разброшюровали на несколько частей, и отдали машинисткам для размножения в нескольких экземплярах. Поскольку разброшюровку производили не по границам разделов, а по числу страниц, то получилось так, что одни машинистки бездумно перепечатывали отдельные листы старого плана, а другие так же бездумно и очень педантично перепечатывали дополнения к ним – в результате при сброшюровании экземпляров плана «Захуд» в него попала как новая информация, так и старая из плана «Всхуд». Проверку и рассылку заинтересованным лицам проводили в такой же спешке – для детального прочтения и осмысления не было времени. В результате этого, штаффель под командованием полковника Юджузеуша Торман-Жермешневецкого должен был находиться одновременно в двух местах – в Вильно и в районе города Миколов. Главнокомандующий польских и вооруженных сил и главнокомандующий польских бомбенфлюгцойгистких сил прочитали и поняли это по-своему – Рыдз-Смиглы был уверен, что штаффель в Вильно, а полковник Хеллер оставил Штаффель рядом с Миколовом. Естественно, что полковник не был посвящен в подробности большой политики и закрытый дополнительный протокол к плану «Захуд». Приказ на нанесение удара по территории СССР должен был отдать лично Рыдз-Смиглы.

            Что он и пытался сделать в течении 1-го и 2-го сентября 1939 года, пытаясь дозвониться до Вильно. Однако связь, разрушенная действиями люфтваффе и диверсантов вермахта, не работала. Отчаявшись, Рыдз-Смиглы вызвал полковника Хеллера, и приказал ему на связном флюгцойге отправиться к месту базирования штаффеля и лично отдать приказ нанести удар по Ленинграду. Что полковник Хеллер и сделал, но к тому времени, когда он достиг аэродрома под Миколовом, личного состава штаффеля там уже не было – тот убыл в сторону румынской границы. В это же время Англия, точнее сказать ее правительство, было охвачено тихой паникой – шли вторые сутки военных действий, а удара по территории СССР так и не было. Нужно было срочно принимать какое-то решение, и оно было принято – 3 сентября 1939 года Англия объявит войну Германии. Собственно говоря, воевать англичане не собирались – они хотели потянуть время в надежде, что поляки нанесут удар по территории СССР, или, в крайнем случае, это ошибочно сделают люфтваффе. На всякий случай, в спешном порядке готовилось около 150 английских и французских бомбардировщиков для продажи Польше в кредит. Англичане искренне считали, что поляки сумеют продержаться как минимум 2 недели, за которые удасться перебросить самолеты и нанести удар по СССР.

            В завершении этой истории, нужно сказать еще об одном моменте. После окончания действий в Польше, в руки командования вермахта попало несколько экземпляров плана «Захуд», правда, без дополнительного закрытого протокола. В результате чего, в Третьем Рейхе его прочли, но тоже невнимательно – польский штаффель под командованием полковника Юджузеуша Торман-Жермешневецкого, был объявлен уничтоженным в небе над Вильно. Все 24 польских флюгцойга, которые числились в штаффеле, согласно плана «Захуд», были записаны на счет Эриха Хартмана. Данная практика в дальнейшем получит повсеместное распространение в люфтваффе, в результате чего к концу второй мировой войны, люфтваффисты «насбивают» в 14,5 раз больше самолетов, чем было построено всеми странами мира в период с 1914 по 1945 год.

А теперь мы вернемся к юным фройлян. Стресс от налета польского бомбенфлюгцойга было решено снять с помощью киршвассера и повторного огневого налета из  трофейных 100-мм    лейхт фелдхаубитц «Skoda» 1914/1919. На этот раз угол возвышения был сделан максимальным – сорок шесть градусов. Стреляли все теми же 100-мм спренггранате, или чем-то на них похожим. О результатах стрельбы можно было только догадываться. Понятное дело, что они что-то накрыли, но вот что? Магда предположила, что метким огнем были уничтожены запасы топлива всей польской армии – судя по огромному черному столбу дыма, высотой свыше километра, поднявшемуся в той стороне, куда они выпускали спренггранате, они попали во  что-то горючее. В реальности, как это всегда бывает – это горела городская свалка, где упала большая часть выпущенных юными фройлян 100-мм спренггранате. Но были и более удачные попадания, случайные конечно, но зато очень удачные – одна из спренггранате разнесла в клочья панцерпаровоз польского панцерпоезда «Полска Коршунежек», из-за чего половина его подвижного состава сошла с рельс, и он был брошен своим экипажем, а впоследствии введен в строй вермахта под звучным названием «Гроссе люфтваффист Эрих Хартман» (уничтожение панцерпоезда было приписано ему же). Был и еще один меткий выстрел, в результате которого взрывной волной сорвало с петель ворота продовольственного склада города Миколов – понятное дело, что местное население, тут же воспользовалось благоприятным моментом, и подвергло склады разграблению. Данное мероприятие способствовало и другому явлению – бегству населения из города. Бежали конечно же не все – поляки и евреи, но их поток достаточно надежно перекрыл все дороги в сторону польского тыла, и лишил польское командование возможности перебросить по этим запруженным дорогам резервы ( в теории конечно, ибо на практике в штабе польской армии царила паника совмещенная с хаосом и бестолковщиной).

 Как уже говорилось выше, стрельба из трофейных 100-мм    лейхт фелдхаубитц «Skoda» 1914/1919, была слишком шумным занятием, и фройлян данный процесс быстро утомил. К тому же, как справедливо считала Маргарита, существовала опасность повторного бомбенфлюгцойгового налета. Но опасения графини были напрасны – польским флюгцойгам не было никакого дела до представительниц вермахта, как впрочем и вермахту до жолнеров – начавшаяся послеобеденная атака высоты №341 снова захлебнулась – о чем спустя четверть часа виновато сообщил Магде генерал Буш. Он наплел что-то про прибывших на помощь полякам французских легионеров, про англиские танки, а также про пятнадцать-двадцать дивизий польских жолнеров, которые держали оборону на высоте №341. Пару раз он опасно оговаривался, выкрикивая вместо традиционного «Хайль Гитлер!» - «Америка! Америка!», но зафиксировать это, увы, было некому. Магда правда пообещала, что при случае она устроит генералу Бушу восхождение на Голгофу, но…

Впрочем, юных фройлян это не особенно огрочило, ибо вскоре со стороны городка к ним направился небольшой караван, в середине которого ехал свежевыкрашенный в фельдграу автобус, размалеванный крестами и свастиками всех форм и расцветок. Во главе пеше-механизированного каравана двигался Абрам. Видимо старый еврей действительно собирался сорвать большой куш в споре с Мойшей, и  решил подзадержаться со своим бегством от палачей из СС. Вместе с Абрамом и автобусом, прибыли обещанные «выпить и закусить», а также контрабандные товары и девочки для развлечения. Вереница последних, напомнила Маргарите картинку из учебника по истории – там, где про Древнюю Грецию – про рабынь, которых ведут на невольничий рынок. Кстати, это еще одна тема, которая мучала Маргариту – Древняя Греция. С Древним Римом – все просто и понятно – завоеватели и господа, которые пытались покорить весь мир и всех обратить в своих рабов. А Древняя Греция? Кто и когда растиражировал восхищение и умиление данным регионом и эпохой?

В самом деле, что такого восхитительного в Древней Греции? Древняя Спарта, где практиковалась евгеника и расовая селекция? И к чему это привело? Всех младенцев побросали в пропасть, а сами вымерли по причине тотального распространения педерастии среди мужской части населения? И после этого плетут байки, что спартанцы лучшие войны? А Афины? Откуда эти лицемерные ахи и вздохи про афинскую «демократию», если речь идет о рабовладельческом государстве? А бредни про крестьян и горожан, которые по первому сигналу превращались в профессиональных воинов – гоплитов? А Олимпийские Игры? Для того, чтобы постоянно тренироваться – нужно сидеть на чьей-то шее – иметь либо поместье, либо рабов. А скульпторы? Шлиман сделал два открытия – о первом – якобы найденной древней Трое, не знает только ленивый, а вот о втором… Это открытие ужаснуло, даже палачей костоломов из СС, когда они ознакомились в архиве с дневниками и записками Шлимана. Он раскопал «скульптурную» и узнал секрет того, как древнегреческим скульпторам удавалось достигать таких успехов в изображении красоты человеческого тела. Все оказалось очень просто – раба или рабыню подходящей комплекции помещали в ванну, которую заливали либо гипсом либо воском. После затвердевания воска или гипса, полученную отливку аккуратно разрезали, тушку мертвого раба или рабыни выбрасывали, а полученную таким образом форму использовали для отливки статуи. И чем после этого восторгаться? Кроме гетер женского пола – по сути нечем! Ведь не гетерами же мужского пола! Элитная конница из педерастов, принадлежащих к «золотой молодежи»! Это что, пример для подражания?

Все эти мысли промелькнули в голове у графини, пока приближался караван, ведомый пройдохой Абрамом. Девушки в нем, конечно не гремели цепями, и их не лупили надсмотрщики бичами, но все они были закованы в наручники и пристегнуты к тонкому стальному тросу. Их Маргарита и Магда решили оставить на потом, после того, как посмотрят контрабандный товар.

- Таки старый Абрам принес все то, что просили немецкие пани офицеры! – произнес старый еврей, предусмотрительно приказав шедшему за ним каравану остановиться метрах в пятидесяти от линии предмостных укреплений.

- Начнем с товара, - категорично заявила Маргарита, - Девочек и развлечения оставим на потом. Давай, показывай!

 

 

Необрезанные  коты для Евы.

 

            То ли старый Абрам лоханулся, то ли пытался играть в свои рискованные игры ради прибыли, но начал демонстрацию товара он не с того. Ну кому спрашивается, кроме умственно убогих, трижды уроненных на бетонный пол с трехметровой высоты при родах, нужны пищевые продукты в таком огромном ассортименте? Восемьдесят девять сортов майонеза и двести двадцать семь сортов колбасы – это конечно звучит эффектно, но для чго все это? Разве в мире существует профессия – дегустатор колбасы или дегустатор майонеза? Есть дегустаторы вин, которые зачастую ошибаются, а в области вышеназванных продуктов – таких профессий не существует. Представить себе человека, смакующего во рту ломтик колбасы и оценивающего ее букет  - это из области научной фантастики - проще найти темнокожую эльфийку-лесбиянку, имеющую в любовницах хоббита сменившего мужской пол на женский. Конечно же, существуют люди, для которых мерилом достижений человеческой цивилизации является расширенная номенклатура однотипных пищевых продуктов, которые после их поглощения во внутрь человеческого организма частично выходят наружу в виде дурно пахнущих отходов, через отверстие именуемое прямой кишкой. А эти бредни от производителей про так называемые «легкие» продукты, с пониженным содержанием калорий?  К сожалению, очень многие верят в то, что пишут изготовители и рекламодатели. Хуже всего то, что западная цивилизация пошла в этом направлении по ошибочному пути. А ведь есть положительные примеры под боком! Например, современная Украина! До обретения самостоятельности Украиной – в ней существовало всего два типа сала – сало хорошее и сало плохое. После того, как Украина в 1991 году стала независимым государством, в ней все равно осталось два типа сала, правда градация стала несколько иной, и осуществляли ее люди с большим чувством юмора. Ныне в Украине два типа сала – сало, и сало «легкое», или сало «лайт». Разница между ними заключается в толщине шмата. Сало «лайт» имеет толщину на один сантиметр меньше по сравнению с обычным салом.  Сами украинцы, естественно едят обычное сало, а выпускаемое ими сало «лайт» предназначено для приезжих идиотов, помешанных на диетах, холестерине, и количестве сортов продуктов. Кто-то, наверное скажет, что украинцы тем самым лишают себя многообразия и разнообразия пищи, и наверняка страдают ожирением, поедая высококалорийное сало. А вот здесь кроется неприятный для западноевропейской цивилизации сюрприз – среди украинцев едящих простое сало практически нет людей, страдающих ожирением. Почему? Да потому, что украинцы просто едят, а не занимаются ерундой, превращая еду в культ. Но вернемся от современности к нашим героям.

Старый Абрам заметил свою колбасно-майонезную промашку, и тут же перешел к более материальным предметам – из тех, которые несъедобны ( он правильно решил пропустить всю пищевую номенклатуру, вспомнив, что обещал поставить фройлян «выпить и закусить»). Впрочем, здесь в определенной степени особого ажиотажа от клиенток не получилось – цены на французское нижнее белье показались девушками запредельными, а с учетом того, что качество пошива было явно местным – ничего из данного ассортимента девушки не выбрали. Немецкое белье – было родным, но его можно было купить дешевле в Германии, парфюм девушкам пока не требовался, равно как и палатья, плащи и пальто. Впрочем, поразмыслив, Маргарита кое-что выбрала для гимназисток и официантки из трактира – ведь не ходить им все время в служебных халатах. Остальное барахло оказалось не контрабандой, а «липой» - «цейсовские» бинокли, «швейцарские» ножи – довольно топорные подделки с первого взгляда не внушающие доверия.

Маргарита заметила разочарование старого еврея – видимо тот рассчитывал (или привык общаться?) на провинциальных дурочек, и хороший навар, а тут такой облом по полной программе. На лице Абрама появилась какая-то неуверенность и недосказанность. Вроде пройдоха-торговец, держал что-то в заначке, но не решался выложить.

- Ну давай выкладывай! Чего мнешься, как девственница перед гинекологом? Не бойся, не выдадим! – опередила графиню Магда.

- Но таки это запрещено! Таки скажут, что старый Абрам большевистский комиссар, ведущий пропаганду! – пытался увильнуть торговец.

- Да ладно! – умехнулась Маргарита, - Что-то я не слышала, чтобы большевисткие товары ввозились контрабандой! Честно говоря, я вообще не слышала, чтобы в СССР покупали что-то кроме сырья!

Старый Абрам  торжествующе усмехнулся и выложил запрещенный товар.

Книги, были отметены сразу – читать творения идеологического противника никому не хотелось, а за хранение их можно было оказаться в подвалах гестапо. А вот женское белье юных фройлян заинтересовало. Особенно две модели – «Анастасия» и «Лариса». Первая модель была своего рода побобием сейфа – в бюстгальтере и трусиках можно было носить драгоценности и деньги – по заявлению старого Абрама модель была скопирована с фасона белья одной из дочерей последнего большевисткого царя Николая Второго, якобы расстрелянной большевиками во время гражданской войны. Вторая модель – «Лариса»,  была якобы разработана большевисткой комиссаром герцогиней фон Рейснер и предустматривала скрытое ношение пистолета с четырьмя обоймами и двух гранат. Если добавить к этому изысканные обводы, и оснащение кружевами ручного изготовления – Магда скупила всю партию, и затребовала скидку за опт, на которую выгребла и все остальные товары из этой серии – чулки «Большевичка» - которые можно было использовать и в виде буксирного троса и в качестве защиты ног от холодного оружия, а также комплекты белья «Колхозница» и «Ткачиха». У первого в чашечках бюстгальтера были спрятаны два замаскированных остроотточенных серпа, а во втором комплекте  предусматривались полдюжины метательных ножей. По уверению Абрама – эти комплекты белья производились для жен большевистской элиты, сотрудниц большевисткой ЧК, и для жен дипломатов.

Марагрита было обидилась на Магду, оставившую ее без покупок, но та шепотом сказала, что потм поделится.  Успокоившись, графиня продолжила осмотр, и купила из предложенного товара серию серебряных перстней-револьверов с эффективной дальностью стрельбы 2 метра. От других образцов оружия она отказалась  из-за наличия большевисткой символики. На этом собственно говоря процесс выбора и покупки товаров, иронично названный в современной постбольшевисткой России «жоппингом» - от русской абревиатуры «Ж.О.П.А.» - «жратва, одежда, противозачаточные, алкоголь» был закончен. Пришло время ознакомиться с девочками для похоти и разврата. Точнее сказать с хвостатыми мальчиками, ибо Ева стала тереться о ногу графини, урча и выражая нетерпение.

- А как насчет мужчин, для нашей пушистой подруги? – пристально посмотрела в глаза Абраму Маргарита.

- Таки старый Абрам держит свое слово! – тряхнул косичками на висках торговец. И тут же принесли клетки с дюжиной котов разных мастей и мохнатости. Ева, подняв хвост, чинной походкой Клеопатры отправилась обозревать котов проститутов. Те в свою очередь стали надуваться от важности и демонстрировать готовность оказать удовольствие кошке пушистой большевистской породы. Однако случилось нечто странное – Ева побродила вокруг клеток, и вернулась обратно. При этом весь ее внешний вид выражал презрение к предложенным хвостатым кавалерам. Все двуногие, именуемые людьми недоуменно переглянулись. Один из помощников Абрама – стал по очереди  подносить клетки с котами Еве, но та не обращала на котов никого внимания. Это было весьма странно! Но Маргарита не зря была блондинкой! Ответ на мучившую загадку в поведении Евы очень быстро сорвался с ее языка:

- А необрезанные коты у Вас есть?

- Таки старый Абрам таки старый дурак! Не беспокойтесь немецкие пани! Сейчас мы все исправим! – торговец хлопнул себя ладонью по лбу, - Как я не подумал!

- Чует мое сердце, что Еву примут в НСДАП и вручат золотой партийный значок, – засмеялась Магда, - А какой-нибудь партийный идиот напишет зоологический труд о кошках арийской породы!

- Самое смешное, - фыркнула Марта , - Что так оно и произойдет! Мало того, кто-нибудь напишет, что истинные арийцы в отличие от всех остальных произошли от породы кошачьих.

- Хорошо, - утихомирила всех графиня, - Предлагаю ознакомиться с пани для развлечений, а Вы пока, - обратилась она к Абраму, - Отправьте кого-нибудь за нормальными котами.

- Таки старый Абрам готов продемонстрировать пани-гетер для пани немецких офицеров, - согласился торговец.

А вот здесь, старого Абрама интуиция не подвела. Возможно, он втихаря подрабатывал зухером, а возможно, несмотря на свой преклдонный возраст был еще вполне в состоянии засунуть свою мужскую гордость  в самые сокровенные женские тайны, причем и не один раз за ночь. Так или иначе, но девочек он привел как на подбор – стройных и симпатичных – чувствовался знаток женщин, а не какой-то извращенец.

Маргариту смутило две вещи – данные пани явно не значались в  брошюре доктора фон Гильотена на 842 листах, под названием «Доступны пани «панцертруппен»  - удовольствие всем супер!», и, кроме того, выглядели они слишком ухоженными и лощеными для девиц полусвета. Естественно, что графиня задала вопрос Абраму:

- Откуда поленья для растапливания камина?

- Таки пани немецкий офицер слышала про «Цветущий сад»? – ухмыльнулся торговец.

- «Цветущий сад»?  Тот самый? – глаза Маргариты округлились.

- Таки тот самый!- ухмыльнулся Абрам.

Маргарита тут же спросила:

- А всех забрать можно? – заметив удивленные взгляды подруг, добавила:

- Я потом объясню.

- Таки забирайте всех! Мне их тащить с собой себе дороже! – Абрам протянул графине связку ключей.

- Про то, откуда у Вас «Цветущий Сад» я естественно спрашивать не буду, - улыбнулась обрадованная графиня, - Встретили по дороге сюда.

- Таки старый Абрам действительно случайно встретил, - улыбнулся еврей, - Таки мне уже можно решать свои еврейские дела? Вон Исаак уже с котами бежит! – кивнул он в сторону приближающегося паренька с клетками в руках и за спиной.

- Таки старый Абрам может решать…- начала Маргарита, - Хотя мне понадобиться еще один автобус, хотя нет – крытый фургон с надписью «Собственность графини фон Бюлов» - графиня кивнула на девушек скованных цепью.

Старый Абрам достал из кармана что-то напоминающее телефонную трубку больших размеров с антенной и произнес в нее что-то на своем языке.

- Через две минуты будет и фургон! Я подожду.

Маргарита задумалась. Что-то слишком высоки ставки для междуеврейских разборок этого городишки. Какая-то тайна! Жидомасоны? Сионские банкиры? Впрочем, не ее забота – пусть этим гестапо занимается! Ее дело воевать, и получать из жизни максимум удовольствия, а эта тайна попахивает чем-то слишком серьезным.

Прибывший посыльный доставил новых котов, на этот раз более удачную партию – Ева выбрала аж троих, повышенной поджарости и лохматости – видимо тоже большевистской породы. А вскоре прибыл и обещанный фургон. Качество, которого графиню удовлетворило сверх ее ожиданий – звукоизолированные стенки,  тридцать шесть спальных мест в три яруса, туалет. Графиню начали терзать смутные сомнения, что этот фургон готовили заранее и именно для «Цветущего Сада» - уж больно быстро он прибыл. Но это не ее тайна.

- Таки старый Абрам может приступить к своим ерейским делам! – произнесла графиня.

- Таки пани немецкие офицеры не желают сделать ставки на предстоящие разборки с Мойшей?

- Таки желают! – поддразнила торговца Марта, достав пачку польской валюты - Таки пани немецкие офицеры ставят на старого Абрама и его полевое формирование!

- Таки ставки приняты! Старый Абрам оправдает поставленные на него деньги!

Помимо Марты ставки сделали и остальные, после чего еврейская делегация удалилась.

- Так что такое «Цветущий Сад»? – спросила Магда.

Маргарита неуверенно пожала плечами и ответила:

- У богатых и власть имущих свои причуды. Говорят, что эту идею скопировали у англичан – в средние века у них было подобное. Суть «Цветущего Сада» такова – добровольный элитный бордель для членов правительства и иностранных дипломатов правительственного уровня.

- Добровольный бордель? – удивилась белокурая функвагенистка, - Вроде большинство борделей и есть добровольные?

- Многие богатые женщины сходят с ума от безделья и всемогущества, и им нужны развлечения, - стала пояснять Маргарита, - Вот жены, дочери и любовницы самых богатых и влиятельных  людей государства объединились в «Цветущий Сад» - обслуживают клиентов для остроты и новизны ощущений. Своего рода подобие афинских гетер. Говорят, что подобные заведения существуют в каждом государстве не зависимо от его строя.

- То есть это самые-самые влиятельные польские женщины? Но почему здесь, а не в Варшаве?

- Почему здесь не знаю – подозреваю, что выкрали или захватили, а вот насчет того, что самые-самые – несколько сомневаюсь – не все сходят с ума от богатства и развлекаются подобным образом – большинство все же блюдет традиции и хоть какую-то видимость внешних приличий. Конечно, эти польские фройлян наверняка имеют вес в политике, но они все же не самые-самые, точнее сказать самые-самые развращенные.

- «Палатинумянг»? – осенило Магду.

- Точно! – согласилась Маргарита, - Очень емко и очень точно!

- И ты, - Магда кивнула на фургон, - Собираешься их…

- Военный трофей, - заявила Маргарита, - Использую в качестве рабочей силы на своем поместье.

- Рабыни?

- Личная месть тем, кто оказывает влияние на мировую политику! Ненавижу этих политиков! Польше разрешили оккупировать часть Чехословакии – Тешинскую Силезию, а она вместо того, чтобы отблагодарить и согласиться на создание Данцигского коридора… Конечно, я понимаю, что они тоже женщины, и что среди них есть блондинки… Но ведь все вполне можно было решить мирным путем – а они начали надувать щеки, и пытались поднять восстание в Германии. Более чем уверена, что эти – Маргарита кивнула на стоящих девушек, с нами бы не церемонились, и поступили бы согласно заветам своего Пилсудского, по сравнению с которыми наша «Хрустальная ночь» - детские игры.

- Да, ихняя «санация» - нашим нацистам до такого еще учиться нужно! – согласилась Магда, - То есть тебя можно поздравить с тремя дюжинами рабынь? Впрочем, я сама поступила бы так же. Слишком уж эти пани холеные! Слушай, может, заставим их для тренировки тут траншеи вырыть? В полный профиль, и так сказать в неглиже?

- Мысль интересная, - согласилась Маргарита, - И полезная!

- А автобус тебе для чего? – вдруг вспомнила Магда.

Маргарита рассказала про гимназию.

- И что ты с ними будешь делать? – задала вопрос после рассказа Маргариты, функвагенистка.

- Еще не знаю, - честно созналась Маргарита, - По крайней мере, их нужно спасти, ведь среди них много фольксдойче, да и исправить их воспитание. Надеюсь, что эта война все же закончиться, и я смогу заняться девочками вплотную. Конечно – они сменяют шило на мыло – учить я их буду отнюдь не добродетели, но как бы это объяснить…

- Проснулся материнский инстинкт, искривленный личными лесбийскими интимными наклонностями? Впрочем, хуже я думаю не будет, - согласилась Магда, - Среди всяких государственных воспитательных учреждений полно всяких педофилов и извращенцев – начнут «воспитывать» под себя, или организуют бордель для нашей партийной элиты.

- То есть ты не осуждаешь? – спросила Маргарита.

- Честно говоря, мне тоже хотелось бы поучавствовать в воспитании, - улыбнулась Магда.

- Я была бы рада твоей помощи, - ответила Маргарита, погладив Магду по гладковыбритому лобку.

- Главное чтобы из комитетов нравственности и прочего не узнали, - ответила функвагенистка, - Придумаем, как оставить это в тайне. А сейчас предлагаю выпить и перекусить чего-нибудь.

- Согласна, и запасемся трофейными оптическими средствами наблюдения, чтобы не пропустить детали еврейского погрома, - добавила графиня, чувствуя, как увлажняются интимные губы Магды, под нежной лаской ее пальцев.

- Эй, пани! – крикнула Марта по-польски, обращаясь к пригнанным элитным гетерам из Варшавы, - Сейчас мы вас освободим от наручников. После возьмете  лопаты – и станете  копать траншеи! Хотя нет, - вначале всем раздеться! Те, кто будет копать лучше всех - получат приз, те, кто будет отлынивать – будут наказаны!

- Про приз, я не спрашиваю, - похотливо улыбнулась и облизнулась Магда, наблюдая, как освобожденные от оков польские пани «платинумянг» снимают с себя одежду,  - А наказание, какое? Впрочем, поняла – оставим без сладкого!

Юные фройлян накрыли стол на том же куске брезента, и потягивая киршвассер наблюдали за гетерами, периодически поглядывая в сторону озера, чтобы не пропустить «переговоры» Абрама с Мойшей. Гетеры копали достаточно бестолково, но с большим энтузиазмом – то ли восприняли случившееся, как новую интересную игру, то ли были напуганы Абрамом и боялись за свою жизнь, то ли все сплошь являлись нимфоманками.

- Да, - заметила захмелевшая Магда, - Как там, у русских большевиков говориться? Интересно пани копают?

- Таки не копают, а танцуют, и не пани, а девственницы, - возразила осведомленная Марта.

- Слушай, Рита, - Магда, засунула руку в графине под куртку, и стала нежно поглаживать грудь графини,  - А капитуляция этого городка была с оркестром? Ну там бургомистр, первые пани города, оркестр и все такое…

- Капитуляцию? – Маргарита удивленно посмотрела на подругу, - А нужно было принять капитуляцию?

Глаза у Магды стали размером с пресловутые «Глаза Мессалины»:

- Подожди,  так ты не принимала капитуляции города?

- Нет, не принимала.

Глаза функвагенистки уменьшились в размерах, а лицо стало похоже на лицо совсем юной фройлян, увидевшей на витрине красивую куклу.

- Рита! А можно, я? Ну, пожалуйста!

- Да без проблем, - несколько удивленно ответила графиня.

 Оглушительный радостный визг белокурой функвагенистки Магды Шлиппенхуммель был слышан не только в расположенном неподалеку городке, но и на высоте №341, и на позициях восьмого панцеркорпс и в городе Миколов. Каждый воспринял его по-разному. Генерал Буш например, впал в тихий ужас, предполагая, что коварные польские жолнеры устроили резню среди немецких фройлян, захвативший столь важный для вермахта стратегический мост. Ему уже стали мерещиться откормленные румяные палачи и кровавые подвалы Лэнгли, пардон, ну конечно же Лубянки, то есть гестапо! Ведь всем известно, что Америка – демократическая страна, и там даже пытают в присутствии адвоката, а вот в тоталитарных государствах… Впрочем не будем отвлекаться от темы – главное, что генералу Бушу  стало страшно за свое будущее – палачи гестапо могли теперь добраться до него гораздо быстрее, чем адвокаты из Белого Дома. Капитану Юзефу Викарскому и остаткам его Миколовской роты Народной обороны стало ясно, что противник неизвестной численности, захвативший мост и город, начал резню среди местного населения. Польские жолнеры стиснули зубы, но своих позиций не оставили, поклявшись отомстить немецким палачам  за зверски замученных паненок при первой же возможности. В городе Миколов окончательно поняли, что враг у ворот и продовольственный склад был разграблен вовремя. Подняли голову недобитые фольксдойче, и вступили в яростную перестрелку с остатками местных полицейских, и тому, что осталось от дезертировавшей большей частью комендантской ротой. Дамы полусвета, чья профессия воспета российским демократическим писателем Василием Звягинцефф, и  занесенные в справочник доктора фон Гильотена на 842 листах, под названием «Доступны пани «панцертруппен»  - удовольствие всем супер!», начали прихорашиваться, в надежде накосить иностранной валюты. Мамаши, судорожно стригли своих дочек налысо, чтобы придать их внешности отталкивающий вид, в надежде, что идущие оккупанты на них не позарятся. В самом же городке Десжат Мале Афро-Полска Члопчи  от криков Магды вылетело несколько стекол, а готовящийся к еврейскому погрому своего соплеменника старый Абрам, подумал, что гетер из «Цветущего Сада» видимо стали доводить до истерики , каким-то изысканным способом, например погружая в чан с живыми лягушками. Сами жители селения предположили, что окопы, которые роют гетеры по всей видимости станут их могилой. Наиболее «осведомленные»  сообщили, что Варшава уже захвачена, и в этой траншее будут расстреливать жен и дочерей польского правительства. Данная новость, как ни странно вызвала бурную радость у населения. Во-первых, что расстреливают не их самих, а во-вторых, что наконец таки нашлись люди, которые разберутся со взяточниками и казнокрадами! Естественно, что стали раздаваться радостные крики: «И поделом этим сволочам! Всю страну разворовали и продали жидам и большевикам! Так их!» В этом феномене и заключается парадокс, который не может понять нынешнее демократическое общество. Вместо того, чтобы защищать права некрофилов на браки с покойными и пытаться переименовать компьютерную мышь в манипулятор, нужно время от времени расстреливать или вешать некоторое количество государственных чиновников – тогда население государства будет счастливо! На фоне этих расстрелов можно даже повысить налоги и увеличить казнокрадство – и все равно все будут довольны!

Однако, вернемся к нашим героическим фройлян – сразу за оглушительным визгом Магды, произошли действия, которые в цивилизованном государстве можно рассматривать как грубое нарушение общественной этики, и публичную пропаганду порнографии. Маргарита, оглушенная визгом подруги, не успела понять, как буквально за несколько секунд, оказалась совершенно раздетой,  лежащей на брезенте, под горячим, гибким и страстным телом подруги. Губы функвагенистки впились в ее губы, а пальцы ее рук стали ласкать ее между ног. Если бы не Марта Гиндзбург, героически оставшаяся их охранять, то они могли оказаться в опасной ситуации – ведь к ним по ходу дела присоединились и остальные девушки (кроме тех, что были заняты земляными работами).

Они лежали обессиленные прошедшей бурной страстью, когда на связь вышел перепуганный генерал Буш – судя по странному голосу – у него на шее была веревочная петля и он уже был готов отшвырнуть от себя табуретку, чтобы не попасть в руки палачей из гестапо. Впрочем, что-то похожее он и сделал от радости – несколько секунд из динамика доносились хрипы, но потом гнерал Буш снова подал голос и мучительно кашляя (видимо от чуть не удушившей его веревочной петли) рассказал, что он подтягивает резервы, и что на их участок фронта спешно перебрасывается шестая инфантери дивизион. Ну и дальше традиционное - про квадратные футы, которые приходится отвоевывать с большой кровью, отражая атаки безжалостных жолнеров, зуавов и прочих гадов.

Магда, слушая генерала, демонстративно зевала, и, колебалась между желанием прервать сеанс связи и дослушать до конца, но, наконец, генерал Буш умолк, ляпнув напоследок, что мол «Америка не бросает своих граждан в беде, и что помощь придет!».

Столь трогательное обращение командования, фройлян обмыли киршвассером, и хотели уже, повнимательнее рассмотреть результат земляных работ гетер, когда Марта закричала:

- Смотрите! Там на озере кажется, началось!

А там действительно началось! Маргарита пыталась составить в своей голове мысленный образ Мойши – противника Абрама, но ничего, кроме того же Абрама в мыслях не возникало, даже лапсердак виделся такого же черного цвета, ну может нос, более крючковатый, и косички подлиннее. Однако то, что она увидела, повергло ее в легкий ступор – Мойшей оказался негр, и его люди были тоже неграми, точнее сказать афро-семито-поляками.

- А разве негры бывают евреями? – вдруг спросила Катажина.

- Конечно! – просветила ее Марта, - У Моисея была жена негритянка, точнее сказать афро-африканка.

- Хм, - засомневалась Катажина, - А почему мы их вчера не видели?

- Так ночь же была, - ответила графиня, - А они темнокожие.

- Да, действительно, - согласилась с ней, рыжеволосая Катажина Варшавецки, - О, кажется, сейчас самое интересное начнется!

А картина действительно была увлекательной – паром, ведомый седым паромщиком, на борту которого находилось законное бандформирование Мойши – около тридцати афро-семито-поляков, на середине озерца был атакован тремя лодками с десантом, состоявшим из светлокожих семито-поляков примерно той же численности. Дрались они поначалу веслами, шестами и баграми, но, в конце концов, абордажные партии законного бандформирования  старого Абрама, сумели забраться на борт вражеского «корабля» и стали сбрасывать конкурентов за борт. Примерно через десять минут все закончилось – афро-семито-поляки были сброшены за борт, и  отчаянно плыли к островку посреди озерца, а торжествующие победители отправились на вражеский берег творить еврейский погром. Минут через пять раздались женские крики – видимо кого-то насиловали, а потом над несколькими домами взметнулось пламя и клубы дыма – праздник как говориться удался на славу! Спустя еще примерно минут десять победители, нагруженные добычей и пленницами, переправились обратно на свой берег.

- Что-то темнит старый Абрам, - поделилась своими сомнениями Маргарита, - Не стоит десяток сожженных домов и два десятка пленниц с его трофеями, того, что он нам предоставил.

- Золото царицы Савской? – предположила Магда, - Или Золото Партии?

- Не знаю, надо будет его расспросить, - задумалась графиня, - Впрочем, мы пообещали, что не тронем его. Слово надо держать, да и воевать с ним – мы ж не гестапо какое-нибудь, и не штурмовики из СА или СС. Слушай, а если его попросить организовать капитуляцию города по всем правилам?

- Этот сможет, - рассмеялась Магда.

- Давайте посмотрим, что наши землекопицы накопали! – предложила Марта, - Кстати, я единственная, кто не участвовала в недавнем свальном грехе, так что имейте ввиду!

- Давайте, - согласилась Маргарита, - Хотя отсюда вижу, что норму они явно не выполнили, и до завершения работ им как до Лондона хомяку. А все от того, что у них лобки не стрижены!

- Действительно, - с удивлением согласилась Магда, и добавила презрительно, - То же мне, элита!

- Вот оно, тлетворное влияние сладкой жизни и подражание развратному Парижу! – хмыкнула Катажина, - Наши гимназисточки с Элеонорой в три раза быстрее копали!

- Будем тренировать, - сурово сказала графиня, - И плевать, что каждая из них мнит себя великой княгиней и наследницей польского престола.

- И как ты их собираешься тренировать? – заинтересовалась функвагенистка.

- Перекопают все поместье, выроют три ряда траншей, блиндажи, и многое другое. Мой дворецкий Ганс прошел всю Мировую Войну от рядового до фельдфебеля в пехоте, и знает, что и как делать.

- Хотелось бы понаблюдать! – рассмеялась Магда, - Кстати, ты решила, кто сядет за руль автобуса и фургона?

- Нет еще, - созналась графиня.

- А если вызвать твоего дворецкого и еще кого надежного?

- Мысль хорошая, но как?

- Через Абрама! Пусть подсуетится!

- Логично.

- Девочки, вы, кажется, забыли, что я стояла на часах, и была лишена удовольствий, - напомнила Марта, - Давайте я выберу одну из этих себе!

- Ну, выбирай, - кивнула графиня в сторону землекопательниц.

Марта тут же направилась, к одной из гетер. Она выбрала стройную миловидную блондинку ростом около 1743 миллиметров с 921 миллиметровой грудью,  604 миллиметровой талией и 893 миллиметровыми бедрами. Избранница Марты отложила лопвату и подошла к фройлян. Маргарита поморщилась при взгляде на нестриженный лобок последней, хотя все остальное было даже очень ничего – маникюр под цвет зеленых похотливых глаз, аккуратная прическа, чувственно набухшие соски на округлых грудях, бархатистая кожа, оттененная легким сплошным загаром. Ради интереса она подошла поближе, и положила свою руку на лобок стоящей перед ней гетеры – через несколько секунд, она заметила, как дыхание у девушки сбилось, а лобок увлажнился. Нимфоманка! Все равно с кем и где!

- Спроси у нее кто она такая, - обернулась Маргарита к Марте, и та задала вопрос польке.

- Ее зовут Фжиалжкивжина Джорджджубужш-Понятовская, принцесса, единственная наследница польского престола, муж  Бжиздездышежек Джорджджубужш-Понятовский, заместитель министра снабжения польской армии – перевела ответ польки Марта, - Хотя может, я не совесем точно перевела его должность.

- А вот, как она от тебя забеменеет, - заржала Магда, - И станешь ты Принцем-Протектором, а ваше дитя принцем или принцессой.

- Ага, - согласилась, смеясь,  Марта, - Гроссер Кайзериной. Ну, я пошла?

- Давай! – скомандовала графиня, - Только не долго, а то нам еще с Абрамом договариваться.

- Я по-быстрому! – улыбнулась Марта, увлекая за собой в сторону функвагена  Фжиалжкивжину.

- Господи, как же долго длится этот день, - произнесла вслух Маргарита, глядя на вечереющее небо, - Скорей бы стемнело!

- Да, - согласилась Магда,  посматривая в сторону покачивающегося функвагена, из которого доносились сладострастные стоны, - Нимфоманка! А все от того, что последовательницы французской моды не постригают лобок. Похоть и разврат погубят Францию. Точнее сказать уже погубили, без всякой войны.

- Это точно! – поддакнула Катажина, - Ставить в центре Парижа педерастические порнографические спектакли! А потом удивляются, почему у них детей мало рождается, и почему женщины предпочитают женщин!

Девушки расположились на брезенте, в ожидании Марты, стали высматривать ту из гетер, которая, по их мнению, копала хуже всех. Однако тут задача стояла посложнее – под пристальными взглядами немецких фройлян, гетеры принимались копать с удвоенной скоростью.

- Нет, тут нужно краем глаза отстающих выбирать, - выразила общее мнение Элеонора.

Наконец, стоны из функвагена стихли, а затем спустя какое-то время появилась удовлетворенная Марта и не менее удовлетворенная Фжиалжкивжина.

- Я пообещала ей,  что если она будет и дальше ударно трудиться, то я ей сделаю стрижку на лобке, - сообщила подругам Марта, поглядывая за тем, как ее избранница стала яростно продолжать рытье окопов, - А впечатления от близости – весьма посредственные – страсти много, а утонченности никакой. Даже до уровня наших гимназисточек не дотягивает – учиться и учиться!

- То есть хитрый Абрам подсунул нам второсортный товар? – возмутилась Магда.

- Ну почему второсортный, - не согласилась Маргарита, - Женщины лесбийских наклонностей очень редко работают в борделях, а те, что работают -  не столь утонченны, хотя и имеют опыт. Других девушек для развлечений нам здесь не найти – только если в крупных городах – Кракове, Варшаве. Эти же нимфоманки больше привыкли общаться с мужчинами, хотя, подозреваю, и между собой тоже общаются. Но у них в определенной мере конкуренция, злоба и зависть друг на друга – поэтому вряд ли среди этих есть лесбийские пары с опытом.

- Ну, на всякий случай предлагаю уточнить у Абрама, - возразила Марта, - Тем более, что он уже движется в нашу сторону.

И действительно, со стороны городка показались уже знакомые фигуры, бодро шагающие в их сторону.

- Таки все ли понравилось пани немецким офицерам? – Задал традиционный вопрос пройдоха-торговец, - Или пани офицеры чем-то недовольны?

- Ну, наша Ева, похоже, что довольна, - ответила Маргарита, разглядывая появившуюся возле ее ног пушистую самодольную и умиротворенную  красавицу, - А вот у нас по ходу дела возникли определенные серьезные вопросы. Марта переводи!

 

 

Золото Сионских Мудрецов

 

- Мне нужно связаться по телефону со своим поместьем, для того, чтобы вызвать водителей, - Маргарита кивнула в соторону автобуса и фургона, - А еще мне нужено, чтобы была организована капитуляция города по существующим традициям. Раз уж Вы победили в так сказать, в решении внутренних еврейских проблем… Кстати, где наш выигрыш?

- А еще нам интересно, здесь есть поблизости не элитные гетеры, - вставила свое слово Магда, - А нормальные свободные лесби?

- И еще, Что все-таки стояло на кону в Ваших разборках? - закончив переводить, добавила Марта вопрос от себя.

Старый Абрам наморщил лоб, видимо задумавшись, стоит ли выбалтывать лишнюю информацию, а затем стал отвечать на вопросы.

- Таки зачем Вам пани немецкий офицер мучаться куда-то звонить, когда старый Абрам даст Вам водителей бесплатно? Капитуляцию организовать? Ну местного городского главу и его … Таки старому Абраму это ничего не будет стоить, заодно и долг взыщем с прижимистого скряги. По какому обычаю организовывать капитуляцию?

- А что их несколько? – удивилась Магда, а Марта перевела ее вопрос.

- Таки пани немецкий офицер их действительно несколько. Какой выберете?

- А какие есть? Разъясните, я с этим впервые сталкиваюсь!

- Таки есть общие правила, действующие для всех, кроме большевиков – город после капитуляции отдается на три дня для разграбления. Ну там склады винные разгромить, потом женщин понасиловать. Кстати, вы таки знаете, почему именно три дня? Все дело во французских болезнях! Обычно насиловать начинают в первый день – к утру четвертого становится таки яснозаболел или нет. А обычаи есть такие…

- Таки давайте на Ваше усмотрение! – прервала перевод Марты Магда, - Главное чтобы красиво было!

- Таки хорошо пани немецкий офицер, старый Абрам сделает так, что Вам всем понравиться. Таки это будет сегодня вечером в 23-00 по местному времени – чтобы праздничный салют был виден!

- Салют? – удивилась Маргарита.

- Таки будет красивый салют!

- А что насчет свободных лесбиянок в округе?

- Таки Вы знаете, старый Абрам не любит обманывать почетных клиенток! Только в Миколове, но там сейчас – днем с огнем не найдешь после вашей пальбы, а уж вечером… Но есть. Впрочем, старый Абрам пошлет человечка, вдруг разыщет. Кстати таки вот ваш выигрыш – еврей протянул Маргарите сумку набитую доверху польской валютой.

- Так много? – у Маргариты округлились глаза.

- Таки никто не верил в победу старого Абрама над рэпером Мойшей, - с лукавым  прищуром ответил старый еврей.

- А что все-таки было на кону? – никак не успокаивалась Марта.

- Таки Вам пани немецкие офицеры это не надо, таки оно сильно и сразу сокращает жизнь!

- Золото? – хмыкнула Магда.

- Проклятое золото. Таки очень много золота. Золото Сионских Мудрецов.

- Это тех, которые Протоколы писали? – спросила Марта.

- Таки им мало помогли их протоколы! Золото проклято!

- А что за проклятье? – с интересом спросила Маргарита.

- Таки когда Моисей выводил наш народ из Египта,  мы унесли с собой золото египтян. Таки ничего страшного бы не случилось, если бы у одного из вождей колен израилевых не умерла молодая красавица жена. Он захотел сохранить память о ее красоте надолго, чтобы и дети и внуки и правнуки знали об ее красоте не понаслышке. Он приказал погрузить ее тело в воск, чтобы снять форму. Потом эту форму использовали для отливки золотой статуи.

- Так это не греки изобрели этот способ? – удивилась графиня.

- Нет, такой способ отливать статуи придумали египтяне, правда, они никогда не использовали для этого тела людей. И тут – наверное, ничего страшного бы не произошло. Но как всегда в дело вмешалась человеческая зависть. Среди вождей колен израилевых нашлись те, кто захотел иметь подобные статуи – причем не как память, а для удовольствия. Для изготовления статуй стали использовать тела рабов. Моисей пытался истребить этот культ идолопоклонников, но его никто не послушал. Государство Израильское погубил именно этот культ – изготовления статуй из живых людей – его использовали при строительстве храма, потом этим способом забавлялся царь Давид – обмазывая людей глиной и кидая в обжигательные печи. Государство израильское, как известно, пало, храм был разрушен. Оно могло возродиться вновь, но во время восхождения к власти Эсфирь – во время вавилонского пленения – об этом диком и варварском обычае вспомнили вновь – и государство израильское так и не возродилось. Этот обычай переняли у нас греки – и они были в итоге порабощены Римом. Затем и Рим, переняв этот обычай у греков, тоже был разрушен варварами. Золото, о котором идет речь – это множество статуй, созданных в разные эпохи – начиная от времен исхода из Египта, и заканчивая разрушением Иерусалима римлянами.

- Так, что, - удивилась Марта – Никто эти статуи так и не переплавил в слитки?

- Увы человеческая жадность беспредельна! Безумцы есть в любом народе – наши же безумцы – хранят эти статуи как священную реликвию.

- То есть в основе проклятия использование ворованного золота и умерщвление людей ради прихоти?

- Именно так! И всякий, кто становился владельцем этих статуй, заканчивал весьма плачевно – тамплиеры, французские короли, кайзер Вильгельм.

- Подождите, - удивилась Магда, - Германия проиграла Мировую войну из-за Ваших статуй?

- Таки все верно, пани немецкий офицер – их захватили в 1917 году на пароходе, который шел в САСШ – Франция хотела расплатиться со своими долгами за военные поставки.

- То есть, теперь Вы хранитель?

- Таки да!

- Тогда почему Вы их не переплавите в золотые слитки?

- Таки это невозможно, - с грустью сообщил Абрам, - При взгляде на них любой человек восклицает - «Ах, какая красота» - а дальше он категорически против сделать что-то плохое с ними.

- Так значит, вы раб статуй?

- Таки да!

- Так зачем Вы пошли на это?

- Таки это дает необычайную власть и возможности среди моего народа.

- И вы, - догадалась Маргарита, - собираетесь переправить их через Германию во Францию, включив в караван автобус и фургон, которые сами же мне и предоставили? Нечто вроде прикрытия?

- Таки пани немецкий офицер во всем права.

- А не потому ли Польша проигрывает войну, что статуи хранятся на ее территории? Или это не влияет.

- Влияет, -  подтвердил Абрам, - Таки это очень злой рок, и от него никому не уйти.

- А если Франция, тоже падет? То куда Вы направитесь?

- Таки через океан. В США.

- Как я понимаю, на эти статуи лучше не смотреть?

- Таки пани немецкий офицер правильно понимает!

- Ладно, старый жулик! Однако не забудь про капитуляцию, и про девочек из Миколова!

Старый Абрам посмотрел на графиню с некоторым удивлением. Затем удивление сменилось уважением.

- Таки не беспокойтесь пани офицер. Все будет в лучшем виде!

С этими словами старый еврей удалился.

- Странное местечко этот городок, - пробормотала Маргарита, смотря вслед удаляющемуся хранителю золота, - Может отсюда, здесь такая страсть и любовь к садомазохизму?

- Возможно, - согласилась Магда, - Неплохо бы заняться приготовлением ужина. Нам еще ведь этих землекопалок нужно чем-то накормить, - кинула функвагенистка в сторону роющих траншеи.

-Да, пожалуй, - согласилась графиня, - Может, их привлечем к процессу готовки? Или эти столичные курицы из тех, кто уверен, что помидоры растут в резанном виде?

- А я вот сейчас об этом «свою» принцессу спрошу, – улыбнулась Марта, - Эй! Фжиалжкивжина Джорджджубужш-Понятовская! Ко мне!

Наблюдая за поспешностью действий Фжиалжкивжины, Маргарита усмехнулась – нимфомания страшная штука!

Поговорив с полькой, Марта ее отпустила и вернулась к подругам:

- Не знаю, может, конечно она и соврала, но по ЕЕ уверениям, она умеет готовить, и несколько гетер тоже. Впрочем, если они приготовят плохо, то сами и есть  будут – мы для себя тогда отдельно что-нибудь сделаем.

- Логично, - согласилась Магда, - Кстати, предлагаю использовать польскую трофейную полевую кухню.

- Хорошая мысль, подруга! – Маргарита в восхищении погладила свою подругу по бритому лобку, от чего та учащенно задышала, в предвкушении страсти.

- Мы пока уединимся, - заявила Магда, кивая на функваген, - А вы тут пока поруководите!

Раздеваться в функвагене было неудобно, но ловкие руки Магды довольно быстро лишили графиню одежды, а затем, они прильнули к друг другу губами в позиции 69. Графиня почувствовала, как ее затопила страсть, как между ног стало все мокро, и как накатывающие волны наслаждения заставляют ее сжимать и разжимать бедра. А бойкий язычок Магды проникал все глубже и глубже, и Маргарите даже показалось, что он щекочет шейку ее матки. Сама она проделывала с Магдой тоже самое, и о состоянии своей подруги, догадывалась по сладострастным стонам и по упругим бедрам, периодически сжимающим ее голову. Наконец все взорвалось в волне экстаза, и она в изнеможении откинулась на спину, положив свою голову рядом с горячим бедром подруги. Магда, по всей видимости, получила не меньшее удовольствие и нежно поглаживала своими ухоженными пальчиками, плоский живот графини.

- Неплохо бы посмотреть, что там, у трофейных интим-фройлян с ужином, - нарушила молчание функвагенистка.

- В самом деле, - согласилась Маргарита, - Запахи вроде приемлемые.

- Это уже хорошо.

По возвращении девушек из функвагена Марта произвела доклад. Вначале она иронично заметила, что новоявленные кашеварки, чуть было не передрались из-за своих родословных – помимо Фжиалжкивжины, остальные  четверо тоже оказались принцессами. Их звали Лшжуизжежттжа Ежитретья-Бжежржижлижнская, Пражскжовжинжья Пжонятжовская-Жрожмжаножва, Фжекжла Стюжарт-Кжарожлигжская, Дрежбердыша Ржрюрик-Жрожмжаножва. Все они помимо польского престола претендовали и на три четверти европейских, а одна даже на престол Таиланда.  Порядок Марта навела элементарно – пригрозив заменить их другими землекопалками, с переименованием всех трофейных гетер и присвоением им вместо имен и фамилий банальных арабских номеров. Естественно, что гордые полячки, не возжелали уподобляться американским идиотам, работающим в «Мак-Дональдсе» и прочих фаст-фудах, где  вместо имен используется обращение к работникам по номерам.

Кстати, внедрение номеров в немецких концлагерях было идеей Манштейна и Буша – до того заключенные носили бирки с именами и фамилиями. Так сказать использовали передовой американский опыт. Готовить польские гетеры умели. Впрочем не гетеры, а принцессы – может среди такого количества и была одна или две настоящие, но немецкие фройлян решили не копаться в данном вопросе. Те, кто не попал в ряды кашевариц – землекопалки – усиленно копали землю, заканчивая сооружение траншей.

На пороге стоял вопрос о наказании отстающих. Нет, не то чтобы Маргарита была садисткой, но таковы элементарные правила поддержания дисциплины в подразделении. И не только дисциплины, но и процесса воспитания. Если было сказано о наказании, то слова нужно осуществить на практике. Только вот как наказать провинившихся? Маргарита была уверена, что порка розгами, плетью, или доской толщиной в двадцать миллиметров наверняка будет воспринята этими нимфоманками, как поощрение, а не как наказание. Не кормить их тоже нельзя – бесчеловечно. Немного поразмыслив, белокурая графиня пришла к выводу, что отстающих нужно лишить сегодня интима. А вот как это сделать? С этим вопросом Маргарита обратилась с Магде, на что ее белокурая подруга тут же выдала ответ:

- Прикуем  наручниками к трофейным грузовикам, чтобы не могли ни достать до своего тела – остальных, кроме тех, кого выберем для поощрения – запрем в фургоне – тесно, но зато есть возможность организовать свальный лесбийский грех.

- А поощрять будем стрижкой лобков и легким интимом? – спросила Марта.

- Ну да,  других вариантов я не вижу, - подтвердила функвагенистка, - Еще можно пригласить к нашему столу.

Готовить трофейные принцессы умели. По-крайней мере с задачей быстро  накормить полсотни человек они справились. Как торжественно объявила Фжиалжкивжина, блюдо называлось «Сладотрастие маркизы Помпадур». Впрочем, марта шепотом заметила, что речь идет о большевистком блюде «Первая конная» изобретенном большевистким маршалом Буденным. На протвинь укладывались тонкие, толщиной в полсантиметра кружочки картошки, сверху на них укладывался слой мяса, еще выше лук и помидоры. Затем все это посыпалось сыром и заливалось контрабандным майонезом «Колхозница». Все это ставилось в духовку и запекалось.

- И здесь рецепт украли! – ехидно хмыкнула графиня.

К блюду полагалась контрабандная русская водка «Челюскин». На этикетке невзрачных бутылок, пробки которых были залиты сургучом, красовался морской сюжет – бой между однотрубным пароходом под красным флагом и четырехтрубным пароходом под английским флагом.

- Чтобы это значило? – удивилась Маргарита. Ее знания в морской истории, хотя и превосходили знания официальных морских историков, но, по сути в данном вопросе  она разбиралась слабо – могла отличить военный корабль от гражданского, а пароход от парусника. Впрочем, как уже говорилось выше, официальные историки не различают и этого – например, тот же упоминавшийся выше Юлиуш-Лютижик Традесканж-Фиалжаковский, называет «карманные» линкоры какими-то панцирниками, а миноносцы торпедными катерами, а крейсера - круизерами. Но речь не об этом. Просто Маргариту заинтересовала данная история. И необходимые пояснения к этикеточному сюжетоу выдала через Марту Фжиалжкивжина:

- Это нападение большевистских гангстеров Камо, Челюскина, Сталина на британский пароход «Титаник». Они ограбили всех богатых пассажиров, а затем врезали «Титаник» в айсберг.

- Так «Титаник» большевики утопили? – удивилась графиня.

- Сталину были нужны деньги, чтобы жениться на одной из дочерей русского царя!

- И что? – удивилась уже Магда.

- Женился, но ее убили люди из летучего отряда Юзефа Пилсудского. Имени ее я увы не помню. Потом он женился повторно – снова на Великой русской княжне – Анастасии. Говорят, что ее убили люди Бронштейна-Троцкого – из-чего большевики и начали свои репрессии.

- Подожди-ка, - вмешалась Марта, - Но ведь русские большевики убили царскую семью!

- Не убили. Их большевистский Сталин слишком хитер. Ему нужны деньги для строительства большевистского социализма в СССР, а больше всего денег было у семейства Романовых – вот он у них их и забрал. Если вы заметили, то все белоэмигрантское движение сейчас на его стороне – ибо он уничтожил всех жидов-комиссаров.

- Да, интересная история, - заметила Маргарита, - А что ты так печально вздыхаешь?

- Большевисткий царь Сталин мог выбрать себе новую жену взамен убитой Анатстасии Романовой, а я польская прницесса!

- Ну, насколько я понимаю, принцесс на свете много, а Сталин один, - прокомментировала Магда.

- Как вы не понимаете, - возмутилась Фжиалжкивжина , - Он наверняка бы присоединил Польшу к СССР, я и была бы императрицей и СССР, и Польши!

- Да, карьерный рост был бы у тебя неплохим, - согласилась графиня, - А это что за блюдо?

- Это? Французские мясные пироженные «Король-Солнце». Дрожжевое тесто раскатывается и нарезается кружочками, в середину кладется мясной фарш, потом кружочки защепляются по краям, но так, чтобы было видно мясо в центре. Дрожжевое тесто символизируект французский двор, а мясо в центре – трон французского короля. Автором блюда является сам Людовик – «Король-Солнце». Когда его спросили, почему мясо в центре, а не по краям, он ответил: «Кто вас трахает, тому и мясо! Тем же кого трахают – хлеб и вода!»

- Хм…- хмыкнула Марта, - Еще один украденный рецепт и украденная цитата. Блюдо называется «Беляш Екатерины Великой». Автором является русская большевисткая царица царского СССР, Екатерина Великая. А фразу она говорила: «За ночь с женщиной, отдай все, что имеешь!».

- Красиво! – восхитилась Магда, - Я смотрю там по дороге от Миколова, какие-то польские фройлян двигаются. Или не польские, а фольксдойче? Уж не обещанные ли Абрамом  жрицы лесбийской любви?

По дороге пылили девять девушек, одетых в шелковые платья в горошек, шелковые чулки и туфли на каблучке. Платья по всей димости изначально были ярких цветов, но затем под воздействием дорожной пыли приобрели сероватые оттенки. Шли они достаточно бодро, пока не заметили так и не убранные с дороги тела польских жолнеров. До, сидящих у моста, фройлян донесся чей-то испуганный вскрик и всхлип. Все идущие в их сторону остановились и начали совещаться, поглядывая на стоящий посреди моста, немецкий панцеркампфваген. Затем, видимо смирившись с судьбой, ночные бабочки нерешительно направились в их сторону.

- И что мы будем делать с таким гаремом? – вдруг спросила Катажина, - Число сладострастных интимных мест на единицу площади скоро превысит все допустимые пределы!

- Что значит, что мы будем делать?- удивилась Маргарита, - Устроим групповую оргию по окончании праздничного салюта! Кто знает, будет ли у нас возможность так развлечься завтра? Да и территории с дружественным населением могут закончиться, и начнутся территории с враждебным населением. А там, даже пардон в кустики по нужде в одиночку не сходишь! Или ты предлагаешь блюсти мораль? С нашим командованием, которое нас, тут по сути бросило…

- А я что? Я ничего! – ответила Катажина, - Просто уточняла предстоящую боевую задачу. Кстати, времени у нас хватит и на то, чтобы весело порезвиться и до салюта в честь взятия города!

- О, - улыбнулась Магда, - уж не предлагаешь ли ты устроить соревнование по рытью второй линии траншей?

- Я думаю, что это было бы уже несколько скучно, - возразила Катажина, - Вот например устроить заплыв… Хотя нет, здесь увы слишком мелко! А может, посетим этот остров посреди пруда? Вдруг, там что-то интересное в этом особняке?

- Логично, - согласилась Маргарита, - Только всем отправляться туда нельзя – кто-то должен остаться на боевых позициях. Я думаю, что разобъемся на тройки – вначале пойдем мы с Магдой и тобой, а затем Марта с Сарой и Эльзой. Только вначале ознакомимся с прибывшим интим-подкреплением. Устроим так сказать строевой смотр.

В справочнике доктора фон Гильотена на 842 листах, под названием «Доступны пани «панцертруппен»  - удовольствие всем супер!», прибывшие девушки не значились. Руководство строевым смотром взяла в свои руки бритолобковая Магда:

- Всем построиться в одну шеренгу! Я задаю вопросы – вы отвечаете!

Девушки довольно бледно выглядели – видимо созерцание трупов «голденянгов» им на пользу не пошло. Зато графиню это обрадовало – ей стало ясно, что среди прибывших женщин нет тех, кто балуется некрофилией. По крайней мере это извращение из перечня увлечений, построившихся в одну шеренгу жительниц Миколова можно было исключить. А Магда все не унималась:

- Так! Есть ли среди вас страдающие плоскостопием? Поднять руку тем, кто страдает плоскостопием!

Таковых не оказалось. Магда прошлась вдоль строя, и развернулась кругом, весело подмигнув Маргарите.

- Поздравляю! Вы все приняты во вспомогательную службу Третьего Рейха! С сего дня вы все находитесь в моем подчинении! Теперь я ваша начальница! И теперь я для вас царица и богиня! Вопросы есть?

Вопросов не было, хотя было заметно, что кое-кто из женщин все же держит их при себе. Магда Шлиппенхуммель подошла к одной из таких пани, и резко подняв голову той, за подбородок произнесла:

- Вопросы, даже глупые лучше задать сейчас!

- Но если я не немка!

- Национальность военнослужащих определяется командиром подразделения! – пресекла возражения Магда, - Беременные в строю есть? Дочери раввинов, желающие заявить публично о своем национальном происхождении? Афро-европейки с темным кожным покровом? Адвентисты седьмого дня? Адвентисты шестого дня? Свидетели Иеговы? Имеющие несовершеннолетних детей?

Ответом было молчание.

- Еще вопросы?

 Вопросов не было.

- Сара! Эльза! – после того, как мы убудем производить разведку острова, займете новоявленных фюрерин полезной работой – пусть помоют функваген и панцеркампфваген, а также расскажете им основы работы функвагенисток.

Подойдя к графине, Магда весело ей шепнула:

- Не все ж одной тебе создавать гаремы! 

- Пояски расстегнуть! – скомандовала Магда, - Трусы спустить до уровня колен! Платья задрать выше уровня груди! Интимные места к осмотру!

Девушки выполнили указание своего командира, и Магда увлекла за собой Маргариту, для проведения телесного осмотра подчиненных. Графиня с удовлетворением заметила, что  лобки у девушек были стрижены. Стрижки были не самые модные – прошлогоднего сезона, но все же это были стрижки!  Животы у всех девушек были плоскими, груди приятно округлыми. Размер грудей колебался в диапазоне от 876 мм до 945 мм, талий – от 563 мм до 610 мм, бедра – от 880 мм до 962 мм. Рост был от 1705 мм до 1753 мм. Каких-либо примет, вызывающих повышенный интерес разного рода комитетов за чистоту расы – крючкообразных и горбатых носов, заостренных кончиков ушей и прочего у девушек не было.

- Кругом! – скомандовала Магда, - Ягодицы и спину к осмотру!

Осмотр тыльной части новобранцев, также произвел благоприятное впечатление – попки были ухожены, на их бархатистой коже и на спинах напрочь отсутствовали следы каких-либо увлечений мазохизмом. Графиня даже в душе облегченно вздохнула – ей уже начало казаться, что вся территория Польши населена мазохистками.

- Кругом! – вновь скомандовала бритолобковая функвагенистка, - Трусы надеть! Платья опустить! Пояса застегнуть!

- Интересно, - задумалась вслух Марта, - А есть ли среди них устойчивые семейные пары?

- Поднять руки парам в строю! – крикнула Магда.

 Вверх поднялось девять рук. Глаза у функвагенистки увеличились в размерах от удивления.

- Может какая-то пара состоит из трех девушек? – предположила Маргарита.

- Опустить руки всем, кроме пары из трех человек! – скомандовала Магда.

Три крайних в шеренге девушки остались стоять с поднятыми руками. Графиня отметила, что они достаточно похожи даже внешне.

- Опустите руки, сестры? – спросила она у троицы.

- Если по отцу, то да, а если по другому, то я двоюродная племянница Салжомжеи, оворящая кивнула на стоящую от нее справа,-  И двоюродная внучка Фжеджоржии, - она кивнула на стоящую слева от нее, - Меня же зовут Наджежджалжина.

- И кто сей шустрый папа? Который осеменил столь… кхе-кхе – ухмыльнулась Магда.

- Русский денегенерат, точнее ренегат-большевистский комиссар Теодор Раскольникофф.

- Это тот, которого с Эйфелевой башни сбросили? – спросила, что-то вспомнившая Марта,  и повернувшись к подругам добавила, - Был у советских большевиков в большевистском СССР такой уродец – сдал без боя прибалтийским государствам два боевых корабля, а затем стал писать во французских газетах всякие гадости про СССР, вот его и убили по приказу Сталина.

- Тот самый! – грустно заметила Наджежджалжина, - Он потом в большевистскую столицу письма с английскими марками отправлял – дескать, не сам он корабли сдал, а англичане его в плен взяли, и якобы он из Англии пишет.

- А на самом деле в Польше проживал?

- Да, кутил по полной! Он ведь эти корабли за деньги продал, и на кораблях тоже золото было – украденное из большевистского Эрмитажа. Вот в один из дней своего беспробудного кутежа он попал в особняк нашей семьи – у мы жили в Варшаве, и всех женщин в этом особняке… В итоге мы родились в один день.

- Да,  грустная история, - согласилась Магда, - Хотя с другой стороны… Может таким папашей и нельзя гордиться, но с другой стороны вы появились на свет втроем.

- Да, только вот представляете, как это жить с таким – наши матери даже из Варшавы уехали, а потом слухи и сюда доползли – чуть было под «санацию» не попали.

- А матери ваши где?

- Год назад погибли в автокатастрофе.

- То есть вы наполовину большевички по национальности?

- Ну да.

- Об этом не упоминать нигде! – категорически заявила Магда, и повернувшись  к Маргарите спросила:

- Ну что? Пойдем, глянем на этот остров и особняк?

- Да, пожалуй пойдем, а то потом много слишком мероприятий наметили.

И они отправились, прихватив с собой еще и Элеонору, как местную аборигенку. По дороге к стоянке парома, им попадались редкие прохожие, поглядывавшие на девушек с явной опаской – жители были не дураки – женщины если служат, то всегда в тыловых подразделениях, а значит и их городок находится в тылу германской армии. А тыл это и гестапо, и всяческие подразделения СС, и прочие люди, любящие поглумиться над обывателями. Седого паромщика они застали на штатном месте – возле парома. Был он в своем штатном состоянии – мертвецки пьяным. Исходя из сложившейся ситуации, графиня приняла решение – произвести временное изъятие водного транспортного средства (тот же поступок, совершенный в Германии мог бы расцениваться как угон транспортного средства со всеми вытекающими угловными последствиями).

 

 

 

Великая сила  искусства еврейского погрома.

 

 

Скалистый остров встретил их неприветливо – с освещением на нем были явные проблемы. По мощеной камнями дорожке ведущей наверх, они осторожно подошли к входной двери особняка. Тяжелая дубовая двустворчатая дверь, как и следовало ожидать, была заперта на замок.

- Какие будут идеи? – спросила Маргарита.

- Ломать замок. Ходить вокруг особняка в такой темноте – можно шею свернуть! – выразила свое мнение Магда.

- Зачем ломать? – удивилась Элеонора, - Можно аккуратно, - она достала шпильку из волос и скомандовала:

- Посветите мне!

Через пару минут замок щелкнул и дверь открылась.

- Когда моя хозяйка была занята подставлением собственной задницы под плеть или розги, - начала оправдываться Элеонора, - Приходилось открывать помещения без ключей.

- Ладно, не будем о грустном, - успокоила ее Маргарита, - Ты там больше не работаешь – Поедешь или с Магдой, или в мое поместье – руководить гаремом. А теперь пошли вперед!

 Маргарита шагнула первой в темноту, инстинктивно нашаривая, справа на стене выключатель. Нашарила! А потом по глазам, привыкшим к темноте, больно ударил яркий электрический свет.

- Начало интересное! – удивилась Марта.

Планировка особняка была традиционной. На второй этаж шла широкая парадная лестница, раздваиваясь вправо-влево на лестничной межэтажной площадке. Справа от лестницы располагалась гостиная, слева - столовая. Наверху очевидно были жилые комнаты. Были и еще двери, по всей видимости, ведущие в хозяйственные помещения и комнаты для прислуги.

- И что мы здесь будем делать? – задала вопрос Магда, - Может, устроим небольшую

- Подожди! – прервала ее графиня, - Давай вначале осмотримся!

Первой потрясение их ждало в столовой. Вдоль ее стен стояло десять черных каменных статуй.

- Ага, вот и десять афро-польских мальчиков! – радостно воскликнула Марта.

- Вообще-то они больше на девочек смахивают – возразила графиня.

- Девочек двенадцати-тринадцати лет,  только-только созревших, причем европейской расы! – добавила Магда, рассмотрев статуи.

- Судя по всему обсидиан! Но на египетские они явно не похожи, а никто кроме египтян таким больше не занимался – слишком трудно обрабатывать данный материал, - сделала заключение из увиденного Маргарита.

- Точно, - согласилась Марта, - Это ж сколько труда было вложено! Наверное дорого стоят!

- Дороже золота по весу! – прикинула Магда, - И даже по объему! Слушайте, а может, заберем с собой, да продадим? Все равно ж разграбят или разобьют! Давайте попробуем погрузить на паром, и переправить?

- Таки старый Абрам просит отдать ему эти статуи даром, - прозвучал за спиной отважных немецкий фройлян голос старого еврея, от чего все хором вздрогнули и повернулись в сторону незваного гостя.

- Таки пани немецкие офицеры могут и пристрелить старого Абрама, без каких-либо националистических убеждений, просто так – если он еще раз так подкрадется, - сердито бросила Маргарита.

- И почему даром? – нахмурилась Магда.

- Таки пани немецким офицерам нужны гробницы с покойницами?

- Какие гробницы? С какими покойницами? - изумленно бросила Марта.

Старый Абрам подошел к одной из статуй и постучал – раздался пустой звук, подошел к другой – тоже самое, затем обернулся:

- Таки дальше продолжать?

- Но как? – графиня была удивлена, - Ведь обсидиан…

- Таки я знаю, что обсидиан трудно обработать, но здесь использовалась обсидиановая пыль, - стал пояснять Абрам, - Пыль смешали со специальной клейкой массой – получилось что-то вроде эпоксидной смолы или цемента, а затем этой смесью обмазали девочек.

- Но зачем? Почему их так нельзя было похоронить?

- Потому, что то, что вы видите, - грустно вздохнул Абрам, - Есть не усыпальница, а свидетельство преступления. Польша всегда мечтала стать великой империей, но чтобы это произошло, нужны деньги, большие деньги – а кредитами в Европе управляет Англия. Понятное дело, что высоких гостей из Англии нужно ублажать – тогда и будут кредиты. Вот и ублажили.

- Убили десять девочек ради кредитов? – спросила Магда.

- Не сами убили. В Англии есть орден «Золотой Зари» - некоторые считают их масонами, некоторые Тайным Мировым Правительством – на самом деле это элитарный клуб самых богатых и влиятельных людей Англии. Все его обряды и магические штучки – только антураж, чтоб скучно не было. У тех, кто входит в этот клуб – есть свои дети. Это даже не «платиновая» молодежь, а «бриллиантовая». Молодой поросли скучно и она всегда ищет себе развлечений. Вот именно в этом особняке эти уроды и развлекались. Считалочку про десять негритят помните? Вот местный бургомистр, по требованию из Варшавы им девочек и предоставил. Развлекались они с паненками десять дней – вначале глумились над очередной жертвой – насиловали и истязали, а потом напаивали снотворным. Когда несчастная засыпала – ее обмазывали этим обсидиановым цементом, оставляя дырочки в районе носа – чтобы не умерла сразу. Бургомистр за оказанную услугу получил большие деньги, и таинственно исчез. Поговаривают, что высокие круги из Варшавы перевели его куда-то с повышением. Что касается исчезнувших девочек – родителям объявили, что они упали на автобусе в пропасть в горах во время экскурсии. Естественно, что никто в это не верит. Слухи о том, что их тела спрятаны здесь – ходят давно, но сюда без разрешения Варшавы никого не пускают. А сейчас, как Вы сами понимаете – до Варшавы далеко, а это уже территория Третьего Рейха.

- Что-то мне не хочется больше познавать тайны мирозданья в этом особняке, - заявила побледневшая Маргарита, - Нужно поискать какое-то другое развлечение.

- Согласны, - заявили хором Магда, Марта и Элеонора.

- А бургомистра не пытались искать? – как-то очень жестко спросила Магда.

- Пытались, но…- развел руками еврей, - Все без толку!

- А какие-нибудь приметы, фотографии этого урода имеются? И тех, кто здесь резвился?

- Пойдемте покажу, - предложил Абрам, - Есть не фотографии , а портреты всех участников.

Еврей проводил их в гостиную  и указал на галерею портретов:

- Вот это сам бургомистр, вот это – сын известного Чемберлена, того, который лауреат Нобелевской премии мира, дальше  сын известного судостроителя, это из семейства Армстронгов, этот из Виккерсов, этот из Ротшильдов, снова из Ротшильдов, это из Нобелей, этот из «Ройал Датч Шелл», этот кажется уже в правительстве министром заседает, ну и еще этот – полуамериканец – где-то на Бродвее имеет банк.

- То есть элита развлекалась? - зло бросила функвагенистка, - Небось, девчонок за стол усаживали, вкусно кормили, развлекали поначалу…

- Если верить найденному письму Агаты Кристи, присутствовавшей в качестве летописца на официальной части (до начала глумлений), то молодые люди были сама галантность. О том, что происходило после можно только догадываться по собранным нашим кагалом косвенным свидетельствам.

- Там были еврейки?

- И не только.

- Ясно, забирайте тогда статуи, а мы переправимся в город, поищем развлечений.

- Смотреть комнаты не будете?

- А что в комнатах?

- Ну в комнатах девочек – их вещи, а в комнатах «бриллиантовой» молодежи – кое-что из их вещей, плюс разное оформление.

- Знаете, - вдруг решила Магда, - Вы соберите вещи этих уродов – по мешочкам с надписями – где чьи, и портреты их рам вырежьте и упакуйте. Я потом заберу – вдруг пригодится! Сейчас – не то настроение, чтобы смотреть. Ну и то, что вам нужно заберите, а остальное лучше наверное сжечь!

- Таки старый Абрам знал, что пани немецкие офицеры так поступят, - уверенно заявил еврей, - Таки старый Абрам хочет предложить пани немецким офицерам два развлечения.

- И что за развлечения? – заинтересовалась графиня.

- Ну, во-первых, тотализатор, - потирая руки, ответил Абрам, - Сегодня вечером будут скачки!

- Скачки? – округлила глаза Магда, - Здесь же ипподрома нет!

- Таки для этих скачек не нужен ипподром! – рассмеялся Абрам, и стал рассказывать. А картина из его рассказа получилась любопытной.

Джероманж Вижктюжецкий, известный польский искусствовед, проповедник школы брутального натурализма и философии ню, был любитель всяческих экспериментов. Он регулярно посещал заведение пани Пилсуджины Дыпрженжервыфрежецкой и брал у нее уроки интимного творчества. Вскоре, он перерос свою учительницу, и ему захотелось чего-то нового и неизведанного. Идея родилась после прочтения книжки Эджварджа Раджизинжсжского о римском императоре Нероне. В голове режиссера созрел план триумфальной поездки в колеснице, запряженной парой любительниц мазохизма. С колесницей проблем не было – для этой цели переоборудовали садовую двухколесную тележку, прикрепив к ней деревянные борта, покрытые позолотой. А вот с «лошадками» - из театральной труппы была готова только прима, остальные еще не дотягивали до нужного уровня. Но ведь так хотелось попробовать! И тогда Джероманж решился обратиться к пани Пилсуджине, а вдруг той понравиться такое развлечение? Сразу же по окончании героической постановки про подвиги Исаака Буратинера, режиссер прихватил с собой тележку, прима-актриссу и направился в дом  Пилсуджины Дыпрженжервыфрежецкой. Пани, как вскоре выяснилось, была не одна – Джероманж с ужасом обнаружил, что ее дом полон немецких ауфкларунгистов. В момент визита пани все так же продолжала возить на себе верхом командира ауфкларунгового отделения из  ауфкларунгабтейлунга восьмой инфантери дивизион штабс-ефрейтора Гейнца Доппельгласа, но только изменила с его согласия направление движения вокруг стола, на противоположное. Отступать режиссеру было некуда. Все его познания в немецком языке ограничивались лексиконом немецких порно фильмов – «Дас ист фантастиш», «О майн гот!», «О Майн пусси!», «Я! Я!!». Именно это он и начал повторять как заведенный, под пристальным, хотя и абсолютно мутным взглядом штабс-ефрейтора Гейнца Доппельгласа, ситуацию спасла пани Пилсуджина, сумевшая объяснить штабс-ефрейтору, что это «дойчланд камрад». Интернициональную дружбу тут же отметили обильным возлиянием крепких алкогольных напитков, в процессе которого, режиссер потерял свою приму-актриссу – та тут же пошла по рукам бойцов из ауфкларунгового отделения из  ауфкларунгабтейлунга восьмой инфантери дивизион, которые устроили с ней групповой интим.

Знание немецкого языка пришло после того, как Джероманж выпил не меньше литра киршвассера в обществе штабс-ефрейтора. Как ему казалось, он сумел объяснить что ему хотелось, и для чего он нанес визит в этот дом. Однако вмешалась пани Пилсуджина, настаивая на том, что скачки лучше, чем идея с колесницей, и от ее слов и огромного количества спиртного Джероманжа Вижктюжецкого осенило – можно использовать и то и другое! Устроить скачки, а тот, кто выиграет – тот возвращается как победитель на колеснице! Спьяну режиссер не подумал о том, что если он придет к финишу первым, то пьяный штабс-ефрейтор его пристрелит. Впрочем, не подумал об этом и сам штабс-ефрейтор Гейнц Доппельглас. Идея скачек ему понравилась – он повторял и повторял «Эскадронен! Марш! Марш!». На том, и порешили, употребив по ходу дела еще несколько бутылок спиртного, после чего алкоголь взял свое, и все обитатели дома заснули под утро  вповалку, пробудившись только к вечеру и пропустив все самые интересные местные события.

Естественно, что с пробуждением, режиссер Джероманж Вижктюжецкий развил весьма бурную и кипучую деятельность – оповестил всю театральную труппу и оркестр, написал сценарий предстоящей театральной постановки на свежем воздухе. Конечно же, кто-то из театра проболтался в городе, и информация дошла до старого Абрама, решившего устроить на забеге еще один тотализатор, чем он спешно и занялся, оповещая жителей городка, а также пани немецких офицеров.

- Ох, и влетит же этому командиру ауфкларунгового отделения из  ауфкларунгабтейлунга восьмой инфантери дивизион штабс-ефрейтору Гейнцу Доппельгласу! – рассмеялась Магда, - Или наврет про глубинный рейд по стратегическим тылам противника?

- Для этого ему придется, как минимум протрезветь, - улыбнулась Маргарита, - А второе развлечение, какое?

- Таки старый Абрам хочет предложить пани немецким офицерам поучаствовать в еврейском погроме, - с хитрым злокозненным прищуром ответил Абрам.

 Маргарита почувствовала, что глаза у нее становятся в размерах еще больше, чем у древнеримской Мессалины, вступившей в интимную связь с конем.

- … В чем поучаствовать????- переспросила она.

- В еврейском погроме, - уверенно заявил Абрам, - Вас же немцев все равно потом обвинят в организации еврейских погромов! А так и не обидно будет, и будете знать, что это такое. Это поможет вам уличать во лжи ваших обвинителей.

- Насколько я понимаю, как блондинка, - хитро прищурилась Магда, - Старый Абрам не дорешал еще все свои еврейские вопросы?

- Таки старый Абрам дорешал все свои еврейские вопросы, - но есть вопросы, которые можно решать только с привлечением людей другой национальности, путем организации еврейского погрома, - ответил старый еврей, - Талмуд, понимаете ли накладывает очень много ограничений – того что можно делать еврею и того что нельзя, причем многие из них носят чисто формальный характер.

- Ага, - рассмеялась Марта, - Значит, у Абрама есть уже детально проработанный план погрома?

- Конечно! Таки стал бы приходить старый Абрам к таким красивым пани немецким офицерам, если бы у него не было готового плана. Не серьезно!

- Хм, - задумалась Маргарита, - А можно разделить погром на две части, дело в том, наши подруги не могут бросить боевой пост на мосту!

- Таки старый Абрам продумал и это! – улыбнулся еврей.

- Ну, тогда веди нас вперед, мастер еврейских погромов! – картинно-возвышенным голосом произнесла Магда Шлиппенхуммель, - И начнем что ли!

Для храбрости девушки хлебнули по стаканчику киршвассера, и захмелевшие весело двинулись творить злобное антисемитское преступление – еврейский погром, под руководством опытного наставника – старого еврея Абрама.

- Еврейские погромы бывают двух видов, - назидательно начал Абрам, остановившись перед витриной магазина, - Либо как прикрытие банального грабежа, либо как угроза-требование владельцу о продаже своей собственности подешевке.

- Ясно, - ответила Маргарита, - А мы, какой будем осуществлять?

- Мы будем осуществлять первый, а по ходу я буду рассказывать, чем первый вид погрома отличается от второго. Помогать нам в этом будут мои люди – тут он кивнул на крепких пейсатых молодых людей с дубинками и мешками. Итак, начнем! Перед нами витрина магазина. Витрина имеет двойные стекла. Если мы хотим напугать владельца магазина, чтобы он его нам продал по дешевке, то мы должны причинить данному магазину как можно меньший ущерб – ведь нам потом все это и ремонтировать! Поэтому при втором виде погрома, с целью угрозы, мы разбиваем только внешние стекла витрин. Вот так, - Абрам поднял с дороги камень и швырнул в стекло витрины. Послышался звон – внешнее стекло разбилось, - Теперь Вы пани немецкие офицеры! Старайтесь кидать несильно, чтобы разбить только внешнее стекло.

Маргарита посмотрела под ногами камень, нашла подходящий, и вспомнив инструкции Абрама, швырнула. Послышался звон разбитого стекла – у нее все получилось, она разбила только внешнее. Следом попробовали Магда, Марта и Элеонора.

- Отлично, - прокомментировал их действия Абрам, - Именно так и происходили погромы в «Хрустальную ночь» - побили внешние стекла и только – внутри ничего не трогали. Теперь о первом виде погрома – с целью грабежа – тут нужно бить все стекла, чтобы причинить владельцу как можно больший ущерб. Попробуйте бросить сильнее!

Маргарита и ее подруги выполнили просьбу еврея, а его пейсатые молодчики в это время, охаживали дубинками пейсатого владельца магазина с пейсатыми приказчиками, которые пытались помешать разгрому своей собственности.

- Пройдемте во внутрь, - сказал старый еврей, и юные фройлян проследовали во внутрь магазина.

- Здесь внутри самое главное, забрать как можно больше товара, и нанести как можно больший разгром, - стал пояснять Абрам, - Подождем, пока мои помощники заберут товар с прилавков, - он кивнул на молодых людей, сноровисто набивающих товаром мешки, - А затем приступим.

Выждав несколько минут, Абрам подозвал одного из своих штурмовиков, и тот принес дубинки для девушек.

- Вот теперь здесь можно все крушить и опрокидывать, главное – не пораниться от обломков, осколков и падающих предметов. Можете начинать.

Маргарита взвесила в руке дубинку. Как-то непривычно! Она подошла к пустому прилавку и ударила. Полка прилавка треснула, но устояла. Рассерженная графиня ударила сильнее. Есть! Полка обрушилась вниз, и Маргарита еле успела отскочить.

- Аккуратнее, - сказал Абрам, - я же сказал, главное не пораниться!

Графиня, будучи блондинкой, сообразила быстро, и стала, уже со знанием дела крушить следующий прилавок. Она так увлеклась, что не заметила, что к ней присоединились подруги и помощники Абрама. Крушили они все с упоением и азартом. Когда крушить стало нечего, Маргарита оглядело помещение магазина с некоторым разочарованием и огорчением. Так весело! Хочется еще!

- А теперь, - продолжил старый еврей, - Все это нужно аккуратно облить бензином и поджечь. Поливать нужно не сильно, иначе пожар может задеть соседние здания.

Помощники Абрама раздали канистры с бензином, и Абрам лично показал, сколько и как нужно лить бензина.

Они стояли на улице счастливые, наблюдая за подожженным ими магазином.

- Я тоже считаю, что погром это весело, - ухмыльнулся Абрам, - Теперь пойдемте в жилой квартал, я объясню, как громить жилые здания.

Они прошли метров пятьдесят, и остановились у жилого дома.

- Погромы жилых зданий бывают двух видов, - повторился Абрам, - В чем различие погрома с целью грабежа, и погрома для испуга хозяев. При погроме ради грабежа, делается все тоже, что и в магазине – бьются стекла, забирается все ценное, в том числе вещи хозяев, потом, если есть возможность, и нет угрозы пожара соседним домам – дом поджигается. При погроме ради испуга – бьются только внешние стекла, ломается входной замок двери, женщины подвергаются насилию.

- И какой вид погрома мы будем осуществлять? – спросила Магда.

- Поскольку у старого Абрама здесь шкурные, и очень денежные  интересы, то оба. Из дочки Исаака Ребекки может получиться очень талантливая актриса, но Исаак разрешает ей играть только в местном еврейском театральном кружке и не пускает играть в театре…

- А причем здесь личные шкурные интересы, - с недоумением спросила Магда.

- Как причем? – удивился Абрам, - Мы разгромим дом Исаака, вы заберете дочку Исаака и подвергнете ее разврату и похоти, а затем, я у вас ее выкуплю. После чего я вывезу ее в Америку и устрою играть в театре. Первые роли и блестящая карьера ей будут обеспечены – ведь она будет жертвой насилия нацистов!

- А с чего ты взял старый хрыч, что мы захотим насиловать еврейскую девушку, - удивленно спросила графиня.

- Я не сказал насиловать! Пани немецкие офицеры не из тех, кто станет делать такое по отношению к беззащитной девушке! – возразил Абрам, - Просто она красавица, и вам захочется провести с ней время…

Юные фройлян изумленно переглянулись.

- Количество юных лобков на единицу площади начинает превышать все допустимые пределы, - рассмеялась Марта, А графиня добавила:

- Начнем что ли?

И они начали! Помощники Абрама вышибли специальным тараном прочную дубовую дверь, и все ворвались вовнутрь. Путь нападавшим преградили женщины – мать, лет пятидесяти с дряблой и некрасивой фигурой, и стройная черноволосая девушка – около 1709 мм ростом, с 1007 мм бедрами, 586 мм талией и 912 мм грудью. Помощники Абрама ловким и наметанным движением ухватили их за волосы и завернули руки за спину. Затем, повторилось тоже, что и в магазине – мешочники стали сгребать все ценное в мешки, сорвав походу дела украшения и с еврейских женщин. После этого Маргарите и ее подругам вновь вручили дубинки, и они стали крушить мебель в квартире, вновь втягиваясь в ощущение яростного азарта. Вполне естественно, что данное удовольствие закончилось очень быстро. Когда Маргарита в очередной раз стала оглядывать дом в поисках мишени, Абрам кивнул своим помощникам, и те куда-то уволокли что-то верещащую мать девушки, а саму будущую актрису грубо швырнули в центр комнаты прямо под ноги Маргарите.

- Наблюдайте внимательно! – предупредил Абрам.

Юная Ребекка сидя на полу, затравлено огляделась по сторонам и поняла, что все пути отступления отрезаны. Тогда она вскочила и разорвала на себе одежды, продемонстрировав свою недурственную фигурку, а затем попыталась начать рвать на себе волосы. За этим занятием и поймала ее руки Маргарита своей левой рукой и развернув рывком лицом к себе. Пристально глядя девушке в глаза, она нежно провела пальцами правой руки по щенке Ребекки, затем по ее чувственным губам, тонкой шее, ложбинке между ключицами, по упругими округлым грудям, пощекотав по пути начавшие твердеть соски, а затем ниже и ниже – к плоскому животу, и нестриженному лобку. Реббека, попыталась было вырваться, но ее пальцы крепко сжатые рукой графини еще и запутались в собственных волосах, а еще и тело стало отзываться предательской страстью на ласки графини, что повергло юную девушку в стыд и жуткое смятение. Когда подкатывавшая страсть затмила остатки ее сознательно разума, Ребекка безвольно обмякла и отдалась неотвратимости уготованной ей судьбы.

- Отлично! – похвалил действия графини  старый Абрам, - Я удвою свою премию за Реббеку, ибо то, что я увидел – весьма неоценимо! Теперь я знаю, что для усмирения девушек во время погрома лучше всего использовать женскую ласку. Теперь юную красавицу можно вести куда угодно даже не связывая – пойдет как безропотная ручная лань. А если б действовали мужчины – пришлось бы связанную волоком тащить, и наблюдать, чтобы руки на себя не наложила. Пойдемте! У нас еще один адрес.

- А… А что она так раздетой и пойдет? – удивилась Магда.

- Таки ведь у нас еврейский погром! – рассмеялся Абрам, - Да и зачем ей эти лохмотья!

 К удивлению девушек Ребекка ничуть не стесняясь своей наготы, смиренно пошла рядом.

Вторую квартиру они разгромили, так же как и первую, с той разницой, что в качестве трофеев им досталась не одна, а две еврейские девушки.

- Меня терзают смутные сомнения, -  начала размышлять вслух захмелевшая графиня, - Таки старый Абрам такой любитель театра, или таки он подбирает себе гарем молоденьких наложниц, да еще собирается обучить их искусству любви с нашей помощью.

Старый Абрам улыбнулся:

- Таки старый Абрам вам хорошо заплатит и за то и за это, и так вам, не все ли равно?

- В принципе все равно, -  согласилась Маргарита.

- По большому счету девушек ничего хорошего не ждет, особенно когда сюда заявятся наши, - поддакнула Магда.

- Действительно, - кивнула графиня, - Кстати Абрам, а почему ваши все еще в городе?

- Таки я отвечаю только за свою родню, а остальные надеются на неизвестно что. Я пытался им объяснить, а потом плюнул – ну нельзя же превращать Талмуд и Тору в догму. Ну вот мы и пришли! Я приду к Вам перед началом скачек, чтобы пани немецкие офицеры сделали свои ставки, а потом устроим торжественную капитуляцию города. Насколько я понимаю, то я должен обучить великому искусству еврейского погрома еще трех пани немецких офицеров?

- Да, - подтвердила Маргарита, - Катажина! Смена пришла! Отправляетесь с Абрамом, он Вам все по пути расскажет.

 

 

Экадрон! Марш! Марш!

 

Читатель наверно уже соскучился по сценам из военной жизни, и замучался читать про жизнь быт евреев, и его понять можно – ведь книга о войне! И книга о военнослужащих! Магда Шлиппенуммель, приняв по пути из города очередную дозу спиртного вспомнила, что и она служит в вермахте, и что она является командиром. Перед убытием подруг она поинтересовалась процессом обучения пополнения военным премудростям, выслушав подруг-функвагенисток она удовлетворенно хмыкнула, и попросила девочек гимназисток приготовить мыльный раствор и бритву.

- Фюрреринам, принятым во Вспомогательную Службу построиться в одну шеренгу! – крикнула Магда полупьяным голосом. А затем, когда девушки торопливо построились, продолжила свою речь:

- Фройлян фюррерины! Вы успешно прошли первичный курс обучения, и знаете, что и куда нужно втыкать! Это значит, что вы готовы к военной службе! А теперь внимание! Пояски расстегнуть! Трусы спустить до уровня колен! Платья задрать выше уровня груди! Интимные места к осмотру!

Девушки выполнили указание своего командира, и Магда вновь увлекла за собой Маргариту, на этот раз для помощи в окончательном оформлении девушек в функвагенистские войска. Она доверила графине миску с мыльным раствором и помазком. Третьей была Марта с трофейным махровым хандтучем «Польска секси пани»-36 в руках. Они подошли к крайней на правом фланге девушке, и Магда взбив помазком мыльный раствор в миске, нанесла пену  на волосы лобка стоящей перед ней девушки. Затем с помощью бритвы «Рэйзензуг» К56 аккуратно и гладко сбрила все волосы, после чего Марта аккуратно вытерла хандтучем остатки пены, и взору фройлян предстал гладко выбритый лобок.

- Отлично! – воскликнула, захмелевшая Магда, и  покровительственно похлопала по гладкой коже, только что забритую в армию кандидатку, - Поздравляю! Теперь ты забрита в функвагенисткие войска! Лобок содержать в постоянной гладковыбритости! Нарушений интимной прически и традиций функвагенисток я не потерплю! Вопросы есть?

- Никак нет! – бодро ответила бывшая польская лесбиянка.

От первой девушки они перешли ко второй, к третьей, и каждый раз Магда начальственно и покровительственно похлопывала забриваемых девушек по лобку, словно по плечу. Наконец, все новобранки были забриты в армию.

 - Трусы надеть! Платья опустить! Пояса застегнуть! – скомандовала Магда.

В ожидании подруг, участвующих во второй части еврейского погрома, Маргарита решила тоже упрочить дисциплину. Были оглашены списки отличившихся гетер из «Цветущего Сада» и списки отстающих. Пятерым победительницам –  в числе которых оказались уже упоминавшиеся Фжиалжкивжина, Лшжуизжежттжа, Пражскжовжинжья,  Фжекжла и Дрежбердыша, публично перед строем сделали аккуратные интим стрижки. После чего три отстающих гетеры были прикованы к авторанспорту, а остальные двадцать четыре, после десяти минут на личные физиологические потребности были заперты в фургоне.

- Вроде, разобрались с плотностью числа лобков на единицу площади, - подвела итог усилиям захмелевшая графиня.

- Ага, - устало вздохнула Магда, - предлагаю отметить!

И они отметили. К тому времени, когда вернулась Катажина с функвагенистками и еще четырьмя захваченными при погроме, будущими «актрисами» Бродвея, они были уже достаточно навеселе. Похихикав над старым Абрамом насчет его будущего гарема, девушки стали делать ставки на предстоящий забег. Естественно, что все они единодушно поставили на командира ауфкларунгового отделения из  ауфкларунгабтейлунга восьмой инфантери дивизион штабс-ефрейтора Гейнца Доппельгласа и пани Пилсуджину Дыпрженжервыфрежецкую. Как ни старался старый Абрам их уверить, что это неправильная ставка и пани Пилсуджина не сможет прийти к финишу первой – ничего у него не получилось! Маргарита пьяно кричала, что ставить на какого-то польского режиссера – это не патриотично. Все остальные ей поддакивали. Старому Абраму пришлось огорченно принять их ставки.

А в это время в городке готовились к предстоящим скачкам. К месту предстоящего финиша начали выдвигаться группы поддержки участников забега. Ауфкларунгисты из ауфкларунгового отделения из  ауфкларунгабтейлунга восьмой инфантери дивизион штабс-ефрейтора Гейнца Доппельгласа, естественно поддерживали своего командира, а театральный оркестр и  женская труппа театра готовились поддержать своего режиссера. Место финиша было выбрано неподалеку от подножия высоты №341. Совершенно разумеется, что обе группы были слегка и даже не слегка а совершенно навеселе и шли совершенно не таясь. Ауфкларунгисты пьяно горланили «Эскадронен! Марш! Марш!» Кто-то напевал «Дойчланд юбер алес», а кто-то «Стражу на Рейне». Оркестр громыхал и брякал музыкальными инструментами, а актриски и актрисы, которых пытались по дороге ущипнуть пылкие ауфкларунгисты постоянно визжали, хихикали и пытались использовать немногочисленные известные им немецкие слова.

Всю эту какафонию звуков отлично слышали польские защитники во главе в капитаном Юзефом Викарским. Капитан Юзеф Викарский принял единственное верное решение - его Миколовская рота Народной обороны должна спешно оставить позиции и отступить в тыл. В решении капитана был известный резон – ночные крики на немецком языке и звуки музыкальных инструментов говорили о том, что в тыл просочилась очень  крупная немецкая группировка, и ее солдаты занимают позиции абсолютно не таясь, ибо их очень много и им некого бояться. Малочисленный отряд противника так бы себя не вел – действовали бы скрытно и старались не шуметь. Эти же немцы – ведут себя абсолютно нагло, как у себя дома! Поэтому польские жолнеры в спешном порядке построились в походную колонну и покинули высоту №341. Капитан Юзеф Викарский повел их  к броду через речку Речжечжечку – через мост, занятый немцами еще утром было не прорваться (гаубичные батареи, которые вели огонь по Миколову, имеются на вооружении дивизии, то есть  мост захвачен как минимум усиленным пехотным полком!). Когда, звуки немецкой речи, слышимые за спиной, стали становиться все тише и тише, Юзеф облегченно вздохнул –  отход удался, и их не успели окружить.

Прибывшие на место будущего финиша скачек, ауфкларунгисты из ауфкларунгового отделения из  ауфкларунгабтейлунга восьмой инфантери дивизион, театральная труппа и оркестр заняли свои места, и можно было начинать заезд! И он начался!

Чутье подвело старого Абрама. Хотя прима театра и была моложе и не страдала ожирением, как пани Пилсуджина Дыпрженжервыфрежецкая, но она все же принадлежала к изнеженной театральной богеме. Малживина Эстебаль ( 893 мм грудь, 570 мм талия, 914 мм бедра) – в миру Юзефижипилсудпольскажина Вжеликапжольска-Жваржшжавецкая, несмотря на физические тренировки в виде покри и секса на репетициях, сцене, романов в постелях (в том числе и с режиссером) была все-таки любительницей мазо. Пани же Пилсуджина Дыпрженжервыфрежецкая являлась прожженной и матерой профессионалкой, и под толстым и рыхлым слоем ее жировых тканей скрывались стальные мыщцы вагины и ануса и железная маскулатура бедер! Более десяти лет пани Пилсуджина занималась «извозом» клиентов, бегая вокруг стола по восемь-двенадцать часов в сутки. Поэтому старый Абрам, как впрочем, и все жители городка проиграли свои ставки.

Пани Пилсуджина достаточно резво взяла с места, перейдя в галоп, подгоняемая плетью командира ауфкларунгового отделения из  ауфкларунгабтейлунга восьмой инфантери дивизион штабс-ефрейтора Гейнца Доппельгласа, а именно он крепко и уверенно сидел в кавалерийском седле на ее спине,  и смачно шлепал плетью по ягодицам толстухи, и выкрикивая ей и самому себе команды. Из одежды на нем попрежнему была расстегнутая куртка, еркеннунгсамрке, болтающийся на шее на цепочке, капмфрюкзак, шлем М18, и повешенный на шею машиненпистоле МР38. Свою фамилию он в данный момент он также не оправдывал, хотя и видел примерное направление движениябыл несколько трезвее своих подчиненных, ибо держался в седле достаточно крепко.

Джероманж Вижктюжецкий, известный польский искусствовед, проповедник школы брутального натурализма и философии ню, тоже старался вовсю, охаживая плетью стройное тело примы своего театра. Но Малживина Эстебаль ( 893 мм грудь, 570 мм талия, 914 мм бедра, впрочем бедра в момент скачек были чуть больше, так как на них вспухла кожа от ударов плетью) – в миру Юзефижипилсудпольскажина Вжеликапжольска-Жваржшжавецкая с самого начала стала отставать и безнадежно проигрывать своей сопернице.

Ауфкларунгисты из ауфкларунгового отделения из  ауфкларунгабтейлунга восьмой инфантери дивизион неиствовали, подбадривая своего командира дикими криками: «Дочланд юбер алес!». Группа поддержки режиссера театра – тоже старалась вовсю – актрисы и актриски лихо отплясывали в нижнем белье, задирая ноги выше головы, дабы продемонстрировать всем свои интимные прелести. Вовсю старался и театральный оркестр – скрипачи – скрипели, трубачи – трубили, горнисты – горнили, волынщики – волынили, альтисты – альтили, гитаристы – гитарили, барабанщики – барабанили, а тромбонисты – тромбили.

Все эти вопли и какафония звуков, заставили капитана Юзефа Викарского и его Миколовской роты Народной обороны, точнее сказать ее остатки, ускорить шаг к переправе – несомненно было ясно то, что противник готовился к штурму оставленных ими позиций на высоте №341. Благо и до брода через речку Речжечжечку было уже рукой подать.

А дикие скачки продолжались! Трепетали конские хвосты, вставленные в анусы скачущих по полю любительниц мазохизма, скрипели женские зубы о железные мундштуки во рту, учащенно бились женские сердца любительниц экстрима. Разрыв между актрисой и пани-мазохисткой постепенно увеличивался, и дошел примерно до 204 метров на финише. Победу своего командира, ауфкларунгисты из ауфкларунгового отделения из  ауфкларунгабтейлунга восьмой инфантери дивизион отметили запуском в неба всех имеемых у них в запасе сигнальных ракет, театральный оркестр по их требованию стал исполнять военный марш «Ауфкларунгисты – железные парни из стали», а сами бойцы перешли в атаку на присутствующий женский пол, решив порезвиться прямо на лужайке у подножия высоты №341. Актрисы и актриски особенно этому не противились – богема всегда ищет чего-то нового и острых ощущений на свои задницы (причем чаще всего на свои задницы ищет приключений мужская часть богемы, ибо у женщин есть и другие части тела, на которые можно искать приключения).

Массовый запуск сигнальных ракет наблюдал и капитана Юзеф Викарский, успев переправиться со своим подразделением. Он окончательно убедился в правильности решения оставить высоту №341 – ибо, если немцы не поменяли таблицы сигналов перед войной, то запущенные в воздух комбинации ракет означали наличие с тыла высоты  двух инфантери дивизион и одной панцердивизион, не считая двух кавалерийских дивизий. Остатки Миколовской роты Народной обороны перешли на бег, дабы за темное время суток успеть удалиться как можно дальше из опасного района.

Эти же сигнальные ракеты наблюдало и командование восьмого панцеркорпс. И это командование в лице генерала Буша было очень обеспокоено, ибо согласно книги польских военных сигналов, поляки подтянули резервы к высоте №341 в размере не менее двух инфантери дивизион и двух панцердивизион, не считая трех кавалерийских дивизий. В панике генерал Буш забыл связаться с функвагенистками и панцеркампфвагенистками, удерживающими стратегический мост через важную речку, и сразу же начал звонить в Генеральный штаб, требуя резервов для отражения предстоящего утренненго польского наступления.

Между тем, оргия ауфкларунгистов на траве была прервана командиром ауфкларунгового отделения из  ауфкларунгабтейлунга восьмой инфантери дивизион штабс-ефрейтора Гейнцом Доппельгласом – второй наездник - Джероманж Вижктюжецкий финишировал верхом на Малживине Эстебаль. Теперь предстояло триумфальное возвращение в дом пани Пилсуджины Дыпрженжервыфрежецкой.

.Пилсуджину и Малживину запрягли в импровизированную колесницу, на которой, замотанный в красную ткань, изображавшую тогу, взгромоздился все такой же пьяный штабс-ефрейтор Гейнц Доппельглас. В колеснице так же стоял Джероманж Вижктюжецкий и держал над штабс-ефрейтором Гейнцом Доппельгласом позолоченный венок.  С актрис и актрисок сорвали всю одежду и сковали импровизированной цепью. Они изображали пленных рабынь. Они шли следом за колесницей и распевали: «Виват Император! Виват командир ауфкларунгового отделения из  ауфкларунгабтейлунга восьмой инфантери дивизион штабс-ефрейтор Гейнц Доппельглас!». Рабынь подгоняли бичами  римские легионеры – ауфкларунгисты замотанные в белую ткань. Поскольку речь шла о будущих подругах на ночь, то делали они это весьма бережно, легонько шлепая по тем местам тела, которые с визгом и пьяным хохотом подставляли им актриски. Ну и замыкал весь этот режиссерский порнокошмар (если кто-то считает, что описываемая сцена есть величайшее  достижение человеческой театральной культуры – пускай сходит к психиатру), так вот завершал все это пьяный оркестр, играющий дикую импровизацию из немецких военных маршей и популярных песен в исполнении Лили Марлен.

 Что испытывал во время всего этого безобразия штабс-ефрейтор Гейнц Доппельглас истории так и неизвестно, но об этом можно догадаться по тому, что в доме пани Пилсуджины, куда его доставила колесница, он всю ночь развлекался в веселой компании Пилсуджины, Малживины и киршвассера. Вероятнее всего он насмотрелся на обнаженные ягодицы «лошадок» и решил расширить свой интимный кругозор. Расширил он его так, что до глубины души потряс даже  Джероманжа Вижктюжецкого – когда режиссер увидел, как по дому пани Пилсуджины несется на четвереньках  бок о бок пара женщин, на спинах которых стоит штабс-ефрейтор и смотрит куда-то прямо в бинокль, то зависти режиссера не было предела! А джигитовка! Пускай и не совсем удачная по причине постоянных падений пьяного «джигита» - Джероманж понял, что в жанре искусства ему учиться и учиться. Сам же Джероманж при возвращении был полон радужных идей и прожектов, и даже воображал себя заместителем доктора Геббельса по вопросам культуры. Однако задаваться ему пришлось в обществе все того же киршвассера (Уж не еврей ли этот Киршвассер? Фамилия какая-то странная!) и в обществе блокнота и карандаша, с помощью которого режиссер излагал в блокноте план реформы культуры Третьего Рейха. Забегая вперед можно сказать, что этому шустрому малому удалось очень многое!

А что же доблестные ауфкларунгисты? Они тоже развлекались! И даже подбросили Джероманжу интересную идею! Дело в том, что ключ, с помощью которого заковывали в кандалы актрис, как всегда бывает в таких ситуациях,  был потерян, и все они оказались в одной связке. Поэтому забава была коллективная, включая синхронный двухшереножный прыжок в воду актрис и  ауфкларунгисты. А веселая беготня по всему городу толпы пьяных полуодетых в военную форму мужчин, за толпой бегущих и скованных одной цепью, абсолютно обнаженных женщин? А парочка локальных погромов, которую все эти чокнутые устроили ( кое-кто из актрис и актрисок решал таким образом свои еврейские или личные антисемитские дела – в зависимости от национальности)? Что же до оркестра, то он взяв запас спиртного и захватив паром, всю ночь оглашал окрестности городка пьяным репертуаром. Особенно часто исполнялась песня про «Титаник».

Теперь можно перейти и к героиням нашего повествования. Наступал момент для торжественного принятия капитуляции польского городка Магдой Шлиппенхуммель. Этот момент наступал, и естественно, что наступил!

Со стороны городка в сторону оборонительных позиций у моста двинулась торжественная процессия с оркестром и хором. В пьяном мозгу Маргариты (а выпили они к тому моменту… много выпили…), так вот в пьяном мозгу Маргариты, тут же засигналило о неестественности происходящего. Если сопоставить численность хора и оркестра – то она будет равна численности взрослого населения города! Или старый Абрам выписал оркестр из Варшавы? Впрочем, какая разница? Впереди шел местный бургомистр, облаченный в средневековые доспехи, следом громыхало еще несколько человек одетых в подобные костюмы. В руках у бургомистра был огромный ключ, а у остальных рыцарей – флаги и штандарты, следом за ними шли разнаряженные жители города обоих полов, держащие в руках огромные портреты Магды (когда только успел сфотографировать?), далее хор, за ним оркестр. С флангов колонну прикрывали одетые во что-то полупрозрачное танцовщицы с бубнами, которые пытались исполнять на ходу некое подобие танца живота. Ну и в арьегарде, двигалась группа девушек, в белоснежных длинных одеяниях с наброшенными капюшонами.

Речь бургомистра, никто из немецких фройлян так и не запомнил – набор хвалебных и цветистых фраз продолжительностью около получаса. Затем вручение этого ключа, отлитого, как оказалось из чистого золота – общим весом около двадцати килограмм. Следом за ключом сдача флагов и штандартов. Ну а дальше последовало чисто бродвейское исполнение нескольких песен про великую Магду, великий вермахт, с соответствующими танцами – этакий мини-мюзикл в полевых условиях.  Ну а дальше, заявление бургомистра, что город сдается на милость победительнице, вслед за которым из толпы горожан вышли несколько женщин и торжественно провозгласили, что готовы пожертвовать своими драгоценностями, своей честью, и даже девственностью, чтобы спасти город от разграбления. После чего все горожане как по команде уставились на пьяную и обалдевшую от всего Магду. Стоящий рядом с ней Абрам шепнул на ухо:

- Ты должна выбрать – грабить и насиловать три дня, или только женщины с их побрякушками. Если выберешь второе, - то станешь почетной гражданкой города, проявившей милосердие, получишь статус почетного грандбургомистра – то есть сможешь отдавать указания бургомистру в городе, ну и благодарные жители города  воздвигнут через месяц на центральной площади статую Пресвятой Магды – спасительницы города!

В пьяном мозгу бритолобковой блондинки-функвагенистки со сверхсветовой скоростью замелькали мысли.

- А статуя будет конной? – сумела произнести в слух Магда, - я читала у большевистского писателя Бушкофф, что в таких случаях обязаны ставить конную статую!

- Конечно конная!, - шепнул Абрам, - А как же иначе!

- Ага, - вмешалась пьяная Маргарита, - И чтобы на статуе был виден бритый лобок! Ведь речь идет не о ком-нибудь, а о функвагенистке!

- Будет и лобок! – поддакнул Абрам, - И даже традицию создадим!

- Какую ик… традицию? – икнула Магда.

- Распустим слух, что целование лобка статуи лечит женщин от бесплодия и других болезней, а мужчинам придает сверх мужскую силу и страсть в постели!

- Ну если так, тогда я согласна! – кивнула Магда, - А это что за фройлян в капюшонах?

- Это? – Абрам ехидно улыбнулся, - Это последовательницы пресвятой функвагенистки Магды! Они принесут публичную клятву подражать тебе во всем и публично забреют лобки!

У Маргариты разгорелись глаза:

- А потом, что будут делать эти последовательницы потом?

- Ну, это Магде решать! – категорично ответил Абрам, - Давай отвечай пани немецкий офицер, горожане нервничают!

- А эти танцовщицы? А женский хор? - не унималась графиня.

- Ну, - задумался Абрам, - вернуться в Варшаву они вряд ли смогут – ваши люфтваффисты их наверняка собьют, поэтому вам пани немецкие офицеры решать, что с ними делать. Если что, то я подготовил автобусы для их перевозки – доставим в поместье графини вместе с остальными. Жительницы города – они понятное дело останутся в городе после того, как вы закончите – они ведь здесь живут.

- Что-то я не поняла, - начала изумленная Магда, - Мы, что же можем переспать со всеми этими женщинами?

- Конечно! Я ведь вам об этом и толкую! – вздохнул старый Абрам, - Или вы выберете…

- Нахфиг! – перебила его пьяная Магда, - Гуляем с женщинами!

- Тогда скажи громко, чтобы все это слышали – шепнул Абрам.

- Я выбираю женщин! – звонка крикнула Магда, - Гулять, так гулять!

Толпа горожан радостно загудела, и стала разделяться на две части – мужчины двинулись в сторону городка, а женщины остались стоять на месте. Когда мужская часть населения скрылась в ночной темноте, то горожанки и женщины из хора и танцовщицы  посбрасывали с себя одежды, и улеглись на траву. Абрам кивнул стоявшим в стороне девицам в капюшонах, и те сбросили одежды тоже. Старшая среди них, симпатичная блондинка лет семнадцати, звонким голосом прокричала идиотскую речевку:

«Функвагенистка Магда – это класс!

Красива и умна!

Лобки забреем как она,

Чтоб радовали глаз!»

После чего все хором стали брить друг другу упомянутые лобки. Пьяный мозг Маргариты отметил, что все это … как бы помягче выразиться…вообщем как говорил классик – все происходящее есть тлетворное влияние буржуазного запада.

- А сейчас будет праздничный салют! – радостно воскликнул Абрам. И тут же все загромыхало, засвистело и темное небо вспыхнуло сиянием разноцветных огней.  Праздничный салют наблюдал и Юзеф Викарский и генерал Буш – оба пришли к выводу – что враг силен, и что его численность еще выше, чем предполагалось ранее! Причем в несколько раз!

Пока в небе рассыпалось разноцветными огнями – помощники Абрама выкатили бочки с киршвассером и поставили столы с какой-то закуской. После чего Абрам удалился, сказав, что навестит фройлян на рассвете, чтобы забрать тех, кого они решили отправить. Графиня облегченно вздохнула! Наконец-то они остались наедине в темноте, вдали от мужчин и можно приступить к веселью. И они приступили. Огромное количество дармового спиртного превратило веселье в кошмарную и дикую оргию. Благо, умница Марта, сообразила, что нужно наказанных гетер запереть в кабинах, чтобы не участвовали в оргии – наказание – оно и есть наказание. До самого рассвета окрестности городка оглашали визги пьяных женщин. Естественно, что ни Маргарита, ни ее подруги, всех подробностей этого безумия вспомнить так и не смогли. Кто и кого заваливал на траву и целовал, графиня не помнит – слишком много было разгоряченных и страстных тел вокруг. Кажется, они еще прыгали в речку – там где поглубже, потом они с визгом голые носились по городу, с пучками ивовых прутьев и подвергали порке всех встреченных ими по дороге мужчин. Кажется, она еще кому-то выбривала лобок, потом какие-то мысли, об особой интимной стрижке для панцеркампфвагенисток. Дальше они почему-то взялись рыть траншеи. Затем была пальба из  100-мм    лейхт фелдхаубитц «Skoda» 1914/1919 в сторону Миколова. Еще была пьяная речь Магды, стоявшей на башне их «Валькирии» об образовании ей, Великой Магдой, Всеарийской партии лесбиянок, куда пьяная функвагенистка зачислила всех собравшихся. А еще, но тут графиня не уверна – все собравшиеся, не менее пьяные чем сама Магда торжественно поклялись не спать больше с мужчинами и стать фюреринами Третьего Рейха. А эти идиотские речевки последовательниц Магды?

«Золотом сверкает, бритый мой лобок!

Стать функвагенисткой, наступил мой срок!»

И еще эти пьяные танцовщицы! Кажется, графиня пыталась вместе с ними и со всеми изображать танец живота. Как появился Абрам графиня помнила очень смутно. Благо, что гимназистки вспомнили о своих подружках в интернате, и их оттуда догадались забрать! И даже посадили в предназначавшийся им автобус! А вот кого и как отправили на остальном автотранспорте – тут у Маргариты сплошной пробел в памяти! С Герами – тут все ясно – часть была в фургоне, часть прикована наручниками, а пятерых принцесс перепутать с кем-либо… Или нет? Ясно было одно, что старый Абрам, убыл с караваном золотишка и женщин. Только не увез ли он кого-то лишнего? Но что графиня помнит абсолютно точно, так это то, что с убытием каравана все успокоилось и они остались вшестером – горожанки куда-то … Или уехали в Германию? Хотя нет, не вшестером – еще девять забритых лично Магдой фюрерин осталось! И как-то они с рассветом улеглись спать. Предполагая, что проснутся с больной головой и явно ближе к вечеру.

Но графиня ошибалась – их довольно бесцеремонно  разбудили сразу после обеда.

 

 

Одинокий флюгцойг парящий в серой мгле.

 

            Что за нах! Мелькнула мысль во внезапно включившемся ото сна мозге графини. На нас напали! По броне их «Валькирии» барабанило что-то металлическое! Поморщившись от чудовищной боли, стиснувшей стальными обручами больную после вчерашней… или сегодняшней? … после пьянки голову, Маргарита прильнула к  монокулярному прицелу TZF4 с двух с половиной кратным увеличением и обозрела горизонт. «А платье с вырезом смотрится на Магде очень сексуально!» - это была первая мысль Маргариты от обзора внешней обстановки. «А чего она барабанит?» - это была вторая мысль графини. «Ох, нах! маннстоллхейтфройлян твоя муттер! Ох,  маннстоллхейтфройлян, твоя муттер, маннстоллхейтфройлян!» - это была третья мысль графини увидевшей стоящего рядом с их «Валькирией» генерала Буша. Еще она увидела, что поле, где вчера происходили скачки забито боевой техникой.

«Нужно одеться, и девчонок разбудить, чтобы оделись!» - сообразила графиня фон Бюлов, и морщась от головной боли, начала натягивать на себя обмундирование. Марта и Катажина, разбуженные ее криками терпеливо и с больными от похмелья лицами дожидались своей очереди.   Не смотря на похмелье, точнее сказать, несмотря на абсолютную нетрезвость (такое количество алкоголя могло выветриться минимум через двадцать четыре часа!) Маргарита заметила, что генерал Буш бледен и нервничает. Наконец, ей удалось надеть форму, и она выглянула наружу через башенный люк.

- О, графиня! - облегченно воскликнул генерал Буш, - Как я рад, что с вами все в порядке! После вчерашнего польского наступления, мы считали Вас героически погибшей.

Что-то было не так в генерале Буше! И в, подошедшем на мост, Манштейне-Левински! Графиня фыркнула от внезапной догадки! Похоже, что ребята из ведомства Геббельса, поимели их не только в моральном плане, но и еще и в физическом – выглядят оба, как проститутки в конце тяжелой трудовой недели на конвейере.

- Графиня! – продолжил генерал Буш, - сейчас мы отбуксируем ваш панцеркампфваген с моста, и его начнут ремонтировать, а наши доблестные войска ринуться преследовать противника!

            Маргарита кивнула в знак согласия.

            - Графиня! Третий Рейх не забудет ваш героический подвиг! Вас всех представят к специально утвержденной награде – «железное кольцо» – за героические бои в окружении! – с этими словами генерал Буш и его приятель генерал Манштейн откланялись, прыгнули в штабваген и поехали куда-то в тыл.

            Их беспомощную «Валькирию» сдернули тягачом с моста, затем убрали польские вагены перегородившие дорогу – и ударная сила вермахта устремилась в наступление на Миколов. Графине было плевать и на Вермахт, и на Миколов, и на появившихся киношников из ведомства Геббельса – у нее болела голова от выпитого за последние сутки! Однако, режиссер оказался не только назойливым но и опытным – фройлян налили по стаканчику холодного вина, чтобы снять негативные симптомы.

            Затем начали заниматься их внешностью в уже знакомом автобусе. Пока им придавали брутальный и сексуальный вид – техники снаружи тоже не сидели без дела – польскую трофейную технику перетащили через мелководную речушку (к немалому изумлению командира восьмого панцер корпс, ставшего свидетелем этой переправы – он то думал, что раз мост – значит глубоко! Впрочем, что еще взять с американского шпиона?).

            Выйдя из автобуса-гримерной, Маргарита и ее подруги с изумлением увидели, что в отрытые вчера окопы усажены трупы убитых «Голденянгов», что 100-мм    лейхт фелдхаубитц «Skoda» 1914/1919, и другие каноны, в том числе и раздавленные ими в лесу установлены аж в два ряда за линией окопов, и около них лежат трупы польских жолнеров, убитых очевидно во время вчерашней атаки германских позиций. По замыслу режиссера, сия картина должна была изображать польскую крепость, защищающую дорогу на город Миколов. Крепость, которую в жестоком и кровопролитном бою захватили панцеркампфвагенистки и функвагенистки доблестного Третьего Рейха. Ну а дальше пошло и поехало – ножку поставь туда, ножку поставь сюда, улыбочку, поворот головы, думай о приятном

            Но все когда-то заканчивается, закончилось и это. Магду и ее подчиненных срочно вызвали в штаб инфантери дивизион, и она трогательно попрощалась с графиней, чувственно и страстно поцеловав Маргариту в губы, одновременно ласково и нежно поглаживая  лобок графини, пальцами руки, проникшей в штаны подруги. Маргарита ответила тем же, поглаживая гладко выбритый лобок функвагенистки. А потом функвагенистки уехали, вместе с принятыми накануне фюрреринами, для которых, Магда тут же достала еще один вместительный функваген.

            После ее отъезда прошел целый час, прежде, чем ремонтники завершили работу с их «Валькирией». За это время панцеркампфвагенистки успели налюбоваться сценами съемки Эриха Хартмана у того же моста. По замыслу режиссеров данная хроника должна была изображать результаты штурмовки Эрихом с воздуха польских боевых позиций. Наконец, их стальная «Валькирия» была готова к дальнейшим боевым действиям. Радостно взревел мощный и надежный ста сорока сильный  шестицилиндровый  двигатель водяного охлаждения «Майбах» HL62TR , и панцеркампфваген Pz II Auf C «Валькирия» помчался по дороге на Миколов.

            Своих, в Миколове они не застали – восьмая инфантери  дивизион продолжила наступление дальше, в образовавшийся прорыв в польской обороне. Однако фройлян застали в Миколове нечто другое и очень  неприглядное – действия войск СС. Это был уже не еврейский погром с десятком синяков, парой переломов и парой принудительных дефлораций – это был нормальный геноцид по национальному признаку – все еврейское население Миколова согнали в местную синагогу, крепко заперли и подожгли. Некоторое время, Маргарита разрывалась между желанием вмешаться, и желанием послать все к черту, посовещавшись с Мартой и Катажиной, она выбрала второе. Не их это дело! Да, заживо сжигают людей! И что теперь? Что теперь? У этих людей было двое суток, чтобы удрать из города, спрятаться в лесу – но они не сделали этого! Знали, что войска СС не станут с ними церемониться, и все равно остались! Почему она, графиня фон Бюлов, должна прилагать усилия и бороться за справедливость, отстаивая интересы людей, которые палец о палец не ударили, чтобы сделать хоть что-то сами? В конце концов, она из вражеской армии! Где польская армия? Где ополчение? Где баррикады на улицах и бутылки с бензином летящие на моторные отделения панцеркампфвагенов? Этого ничего нет! Те, кто хотят бороться с врагом – те с ним борются! Как те поляки, державшие высоту №341 двое суток! Здесь же – сплошная лень и наплевательское отношение к собственной судьбе! Она бы вмешалась, если бы жители города оказали хоть какое-то символическое сопротивление! Пальнули бы пару раз что ли! Так ведь нет этого! Сразу же в позу проститутки, которой уже заплатили за предстоящие услуги, покорность, словно у коровы, которую ведут на бойню! Да, жалко горящих там, но они сами выбрали для себя именно такой путь!

            Отказавшись от ужина в городе Миколов, они двинули дальше, по направлению указанному новоиспеченным немецким комендантом Миколова. По расчетам Маргариты, примерно через час- полтора они должны были нагнать арьегарды своей инфантери дивизион. Но человек предполагает, а бог располагает! Их путь, по дороге, пролегающей через поля, поросшие густым кустарником, был прерван внезапно появившейся напастью – из одной рощицы, прилегавшей к дороге, их атаковали польские уланы. Вероятно, это было одно из подкреплений, запаздало спешащее на помощь защитникам высоты №341, а может, это было одно из подразделений польской армии, производящее прегруппировку. Уланы атаковали с ходу, окружив панцеркампфваген со всех сторон. К счастью, для бных панцеркампфвагенисток, у польской кавлерии не было в наличии противотанковых средств, но это не делало ситуацию для экипажа «Валькирии» лучше – поляки хорошо понимали, что они не могут причинить вреда немецкому панцеркампфвагену, но одновременно они понимали, что допустили ошибку атаковав бронированную цель – ведь теперь, если они попробуют отступить, то станут очень удобной мишенью для панцеркампфвагенного машиненгевера и кампфвагенканона. Ситуация сложилась патовая и им ничего не оставалось, как производить преследование бронированной цели, и пытаться повредить его смотровые приборы!

- Осторожно! Лошадок не задави! – заорала Маргарита на весь панцеркпамфваген, забыв про наличие переговорного устройства. Ей было не по себе, если эти прелестные лошадки пострадают и получат травмы от их «Валькирии». Но вот что делать с польскими уланами? Те, очевидно поняли, что экипаж немецкого панцеркампфвагена Pz II Auf C любит животных, и нагло и беззастенчиво воспользовались приобретенным знанием. Кто-то скажет, ну что может сделать кавалерист, вооруженный пикой панцеркампфвагену? Может! И еще как может! Острые наконечники кавалерийских пик, изготовленные из закаленной стали, конечно же, были не способны пробить надежную крупповскую броню. Но эти наконечники могли разбить очень дорогие и очень дефицитные оптические средства наблюдения панцеркампфвагена! И именно это и пытались сделать польские уланы, гарцуя у самых гусениц их «Валькирии».

Что делать в сложившейся нелепой ситуации графиня не знала. А пока она лихорадочно вертела  монокулярным прицелом TZF4 в разные стороны, чтобы лишить уланов возможности наносить прицельные колющие удары. Наконец решение пришло – она приподняла кампфвагенканон 2cm KwK30L\55 и спаренный с ним машиненгевер MG-34 калибра 7,92 мм, выше уровня лошадиных голов и начала стрелять, поворачивая башню во все стороны – это подействовало – не все из уланов успели пригнуться – несколько человек было срезано машиненгеверными очередями, а перепуганные стрельбой лошади начали разбегаться в стороны, несмотря на старания польских уланов, но это помогло ненадолго – польские кавалеристы сумели совладать с неожиданным испугом своих коней и вновь стали приближаться.

- Господи! – заорала графиня, - Мы же раздавим лошадок! Придумайте хоть что-нибудь!

Придумали! Марта, сидевшая за рычагами «Валькирии» применила  свой излюбленный прием – «Передислокация нах», благо у обочины дороги росли густые, в полотора человеческих роста заросли какого-то неизвестного то ли кустарника, то ли дерева. Благодаря данному маневру, зловредные польские уланы, могли двигаться только в узком коридоре проломанных их панцеркампфвагеном зарослей, но Марта на этом не остановилась, и, воспользовавшись небольшим отрывом от преследователей, сделала резкий поворот, градусов на сорок пять, благодаря чему, на новой просеке, которую они начали прокладывать в течении нескольких секунд не было польских кавалеристов, конечно, они появились чуть позже, но погарцевав, секунд пятнадцать, повернули восвояси.

Маргарита облегченно вздохнула, и дала команду двигаться в сторону оставленной дороги. Там, она снова увидела польских уланов, но те как ей показалось, пылили в сторону Миколова, и сей факт, несомненно, указывал на то, что у палачей из СС, скоро будет несколько иное развлечение. Хмель потихоньку выходил из обльстилтельно-страстного и юного тела графини, и сопровождался сей процесс, явлением, для которого большевики придумали специальный термин – «сухие дрова». Графини мучительно хотелось пить! Такие же проблемы по всей видимости испытывали и ее подруги. Однако Графине хватило мужества стоически вынести это нелегкое испытание, до долгожданной встречи с колонной наступающей восьмой инфантери дивизион, которая остановилась на привал для ужина.

Как Маргарита и предполагала, встреча с фельдфебелем Борис Соколофф, командиром панцерауфкларунгзуга из ауфкларунг абтайлунга восьмой инфантери дивизион, входившего в  состав восьмого панцеркорпс, не принесла радости, а только одни огорчения. По его странной походке, во время привала, графиня догадалась, что и их мужлан командир подвергся принудительному гомосексуальному акту, со стороны сотрудников из ведомства Геббельса. Хобил он так, как-будто еще недавно из его задницы извлекли ствол трофейной 100-мм    лейхт фелдхаубитцы «Skoda» 1914/1919. А еще этот мужлан был зол за ту участь, которую ему уготовили на все оставшееся время войны в Польше. Подробностей он конечно же не сообщил – пробурчал что-то по поводу психованных нимфоманок, из-за которых он теперь не может сделать карьеру и стать героем, добавил десяток нецензурных выражений и ушел к себе.

Подробности Маргарите сообщила Магда. Как оказалось, в ведомстве Геббельса справедливо решили, что юные валькирии-панцеркампфвагенистки и так совершили слишком много настоящих героических подвигов, которые  не под силу многим мужчинам! Поэтому было решено, что их панцерауфкларунгзуга из ауфкларунг абтайлунга восьмой инфантери дивизион, входившей в  состав восьмого панцеркорпс, более не будет осуществлять ауфкларунг, а будет двигаться в надежном от всяких случайностей тылу инфантери дивизион, подальше от вероятного противника. Экипажу «Валькирии» уготовили роль кинозвезд военной хроники, и они теперь должны были заниматься тем, чем занимался Эрих Хартманн – позировать на фоне поверженного не ими врага. При этом, панцеркампфвагенам их панцерауфкларунгзуга поручалась роль ближней охраны экипажа «Валькирии» от всяких случайностей в виде например польских партизан. Естественно, что фельдфебель Борис Соколофф, мечтавший о расширении тени стратегического наступления, и мечтавший участвовать в опасно нависающих флангах, был огорчен до глубины души. Париться в тылу, вместо того, чтобы быть на острие славы! Быть нянькой и телохранителем для этих безмозглых куриц-нимфоманок!

Именно по этой причине, несколько две последующие недели превратились в памяти Маргариты в практически сплошное серое пятно. Придирки придурчного Борис Соколофф, они демонстративно игнорировали, доводя этого мужлана до белого каления. Все остальное время их участие в польской кампании напоминало скучный турпоход на природе – движение, привал, прием пищи, движение, привал, прием пищи, ну и ночью сон. Их инфантери дивизион практически не вела никаких боевых действий, по причине того, что никак не могла настигнуть или найти противника. Поэтому эти две недели слились у Маргариты и ее подруг в сплошное серое пятно без воспоминаний – мелькали какие-то населенные пункты, лица поляков, колонны пленных, убитые на обочине дороги, опять насленные пункты, опять какие-то лица. Но было в этой серости и два светлых и ярких пятна, которые запомнились и радовали впечатлениями.

Первым таким ярким и радостным пятном, было общение с известной люфтваффисткой и шикарно-обльстительной брюнеткой Ганной-Ульрикой Рудель, а также с ее подругой белокурой графиней  Ядвигой Ашкенази, которые пилотировали  штурмкампффлюгцойг «Юнкерс Флюгцойг унд Моторверке А.Г. Ю-87 «Штука», носовая часть  которого была окрашена в розовый цвет. Маргарита не помнит название городка в котором они застряли из-за размытой дождями дороги. Фельдфебель Борис Соколофф, командир их  панцерауфкларунгзуга из ауфкларунг абтайлунга восьмой инфантери дивизион, входившего в  состав восьмого панцеркорпс, был тогда очень зол на них, и отправил их панцеркампфваген охранять местный аэродром, надеясь, что надоевшие ему до чертиков фройлян вымокнут под дождем, заработают пневмонию и их в итоге госпитализируют, а он избавится от навязанной ему роли няньки и охранника.

Но злобный и грубый мужлан просчитался! Люфтваффистки были очень отзывчивыми и гостеприимными и настояли на том, чтобы девушки ночевали вместе с ними в домике рядом с аэродромом. Понятное дело, что встречу решили отметить парой стаканчиков старого доброго киршвассера, после которого взаимопонимание между родами войск окончательно наладилось, и потек неспешный извечный разговор о женских ценностях. Маргариту очень заинтересовал один вопрос – как люфтваффское командование ориентируется в своих подразделениях и флюгцойгах, ведь изданный справочник Дайметрия барона фон Хазанофф «Люфтваффентруппы» абсолютно не соответствует истинному положению вещей?

Ганна-Ульрика (Если совсем точно, то не Ульрика, а Ульяна Рудак! Чернобровая кареглазая казачка – дочь белозапорожских казаков эмигрантов) тряхнула своими роскошными черными волосами и рассмеялась. Ее 975 мм грудь при этом очень обльстительно вздрагивала, а если добавить к этому 989 мм бедра, 575 мм талию, 1743 мм роста, и обворожитель красивое лицо, то станет ясно, почему у Маргариты тут же проснулось сильное желание!

- Этот справочник, - со смехом поведала украинская дивчина Ганна, - Издан специально для того, чтобы одурачить французские разведывательные организации «Лошье», «Ламеры» и «Лохи». Ясное дело, что никто не знает истинного положения вещей и все носятся с этим идиотским гроссбухом, как туземцы со стеклянными бусами! На самом деле все очень просто – заводские номера флюгцойгов, номера авиасоединений и другая информация  берется  из телефонного справочника Берлина. Например, если самолет имеет буквенные обозначения М Т Н, то нужно найти в книге людей, с такими инициалами. Понятное дело, что таких может оказаться несколько. Так вот самый первый – это бомбер, второй – ягдер, третий штурм, четвертый – ауфкларунг, пятый – функ, шестой – транспортен, седьмой – ночник бомбер, восьмой – ночник ягдер, девятый – маринефлюгцойг. Соостветственно Фамилия, имя и отчество будут соответствовать фамилии имени, отчеству люфтваффиста. Номер телефона – заводской номер флюгцойга.  Первая цифра номера телефона – номер штаффеля,  вторая цифра – номер группы, третья и далее  – номер гершвадера. Ну и там всякие есть тонкости по обозначениям должности – тут нужно смотреть, какая реклама размещена на страницах справочника. Вот собственно говоря и все!

- Так просто? -  изумилась Маргарита, - Я то думала!

- Так ведь кто придумал? – улыбнулась белокурая голубоглазая графиня  Ядвига Ашкенази, дополнив своей улыбкой, то очарование, которое она производила 945 мм грудью, 967 мм бедрами, 581 мм талией, и 1747 мм ростом, - Придумала кузина Ганы, тоже Ганна, только Рейч! (Ганна Рейч, точнее сказать Ганна Речка, была двоюродной сестрой Ганны-Ульяны Рудак, и была такой же чернобровой и кареглазой казачкой с 976 мм грудью,  995 мм бедрами, 565 мм талией и 1743 мм ростом)

- Неплохо! – согласилась Марта, - Изящно!

- Конечно, - согласилась Ганна, - А, что насчет более близкого знакомства?

            Взгляд ее при этом бесцеремонно-раздевающе заскользил по фигуре Маргариты.

            - В самом деле, девочки, почему бы нам не продолжить разговор в более непринужденном виде? – поддержала Ганну Ядвига, и стала снимать с себя обмундирование.

            Поскольку никто из собравшихся фройлян не был против более тесного знакомства, то все последовали ее примеру и уже скоро сидели в комнате абсолютно обнаженными, пристально рассмтривая соблазнительные тела друг друга.

            Особенно поразила Маргариту интимная стрижка Ганы и Ядвиги – волосы на лобке были выстрижены в виде буквы W, но с некоторыми отличиями. Заметив заинтересованный взгляд графини, Ганна повернулась в кресле, и раздвинула ноги, чтобы лучше продемонстрировать свое интимное украшение:

            - Нравится? Не правда ли напоминает силуэт штурмкампффлюгцойга «Юнкерс Флюгцойг унд Моторверке А.Г. Ю-87 «Штука» при взгляде спереди?

            - Действительно напоминает! – удивилась Маргарита, - А я все никак не могу придумать образец интимной стрижки для панцеркампфвагенисток!

            - Тут нужно подумать! – категорично заявила Ганна, подсев к графине на диван, и начав поглаживать своими тонкими изящными пальцами лобок Маргариты, - Силуэт танка – что спереди, что сбоку – несколько неизящно! Нужно что-то другое!

            - А ромб не подходит? – выдала предложение Ядвига, севшая между Мартой и Катажиной, и тоже занявшаяся массажем их интимных мест.

            - Ромб? – в голове у Маргариты шумело от проснувшейся страсти, вызванной нежными пальцами Ганы, - Ромб?

            - Ну, да! – подтвердила Ганна, повернувшись лицом к графине, и приближаясь вплотную, - Танки на картах, если мне не изменяет память, изображают в виде ромба!

            - Ромба? Тогда подходит, и …

            Договорить графиня не успела, ибо Ганна впилась в ее губы жарким поцелуем, и повалила на диван, и Маргарита, сжигаемая нахлынувшей страстью, тоже ответила ей взаимной лаской, запустив руку в интимную стрижку и изображавшую силуэт штурмкампффлюгцойга. Стройное и страстное тело юной люфтваффистки тут же отозвалось жаром страсти, наслаждения и эмоций на эти действия. Они ласкали друг друга до тех пор, пока разум фройлян не был окончательно затоплен волнами любви и наслаждения, после чего обе взорвались от нахлынувшего цунами страсти.

            Несколько минут графиня смотрела на плохопобеленный потлок, постепенно возвращаясь к реальности, лежащая у нее на груди Ганна, забавлялась тем, что щекотала языком, сосок левой груди Маргариты, от чего между ног снова становилось горячо и мокро. Ну, уж нет! Графиня перевернулась, и оказалась лежащей на Ганне сверху. Теперь ее очередь брать инициативу в свои руки! Люфтваффистка, видимо не ожидала такого подвоха, и теперь уже пальчики графини, залезли ей вовнутрь, вызвав бурю наслаждения и подавив всяческую волю к сопротивлению. Краем глаза Маргарита заметила, что Ядвига, Катажина и Марта переплелись в странный клубок, и кто из них там руководит, понять было невозможно. Эта секундная пауза позволила Ганне провести ответную «атаку» против интимной щели графини, а также ануса. Маргарита срочно предприняла ответные меры, а потом, когда порог наслаждения превысил допустимый предел, вновь была унесена штормом любви.

            Наконец, девушки успокоились, и Ганна произнесла:

            - Фройлян! А не выпить ли нам по бутылочке «Большевистского виски» за знакомство? У нас с Ядвигой и сало есть!

            - Некошерное! Натуральное контрабандное украинское сало! – облизнувшись, ответила белокурая графиня Ядвига Ашкенази, - Что меня особенно радует!

            - А разве большевики делают виски? – удивилась Марта.

            - Вся ридна Украина! – категорично заявила Ганна, - Причем из чего угодно – даже из табуреток и кизяка! Только у нас это называется «gorilka», а у клятых москалей -   «samogon».

            - И ты  знаешь секрет приготовления виски? – обрадовано спросила Марта.

            - Конечно! – заявила чернобровая казачка, - Сахар, вода, плюс что-нибудь еще – в теплое место, когда забродит в аппарат, аналогичный дистялиционному. В зависимости от того из чего делаешь и в каких пропорциях, и какие фильтры для очистки ставишь – получается разного крепости, цвета, и вкуса. Кстати само слово «виски» - славянское, искаженное «иски», «изыски» – означает поиск оптимального рецепта. Естественно, что американцы ничего своего придумать не в состоянии – вот и гордятся своей низкопробной «gorilka», оклеили этикетками, медальками, наняли юристов, чтобы значит права «брэнда» «виски» защищал – ворье они! Так мы будем пить или где?

            Потом Маргарита пожалела, что согласилась участвовать в этом жутком казацком обычае! Ей конечно же приходилось сталкиваться раньше с виски, но… Ведь в Европе считают, что его нужно цедить малюсенькими глоточками, наслаждаясь букетом. А тут…

Ганна налила в стаканы из чешского стекла не меньше чем по 200 грамм «большевисткого виски», сделала себе бутерброд из черного хлеба размером 50 на 50 на 20 мм и ломтя сала толщиной около 10 мм, а также положила рядом луковицу. Она пояснила, что большевики – изобретательные люди, и перенимают лучшие традиции от царского СССР. Последний царь СССР известный как Николай Цвай Романофф, как известно создал вид закуски к коньяку – «гвардейский пыж» - что-то там с лимоном, кажется кофе и сахаром. Большевики же рассуждали здраво – лимоны, кофе и сахар достать можно не всегда, а закусывать чем-то надо! Вот и изобрели данную закуску, которая называется «красно-гвардейский пыж», а еще они уовершенствовали технологию питья алкоголя. При царском СССР было модно пить «по-гвардейски» - стоя и с полупоклоном, перед опрокидыанием стакана. В большевистком СССР сочли это нерациональным – полупоклон заменили резким и глубоким выдохом. Большевисткая манера питья называется -  «по-вятски». После чего Ганна ее и продемонстрировала – встала, выдохнула, опрокинула в себя стакан, понюхала луковицу, выдохнула, и закусила «красно-гвардейским пыжом». После чего вопросительна посмотрела на Маргариту.

            Графиня тоже встала, и стала повторять действия Ганны – выдохнула, опрокинула, понюхала луковицу, закусила «пыжом». Секунды или две ничего не происходило, а потом… О боже! Как будто кто-то включил электроутюг в желудке. По телу растекался огненный жар и эйфория!

            - После Айн, сразу Цвай! Выпивай не зевай! – произнесла Ганна, когда все выпили по-первой.

            - А теперь третья! За тех, кто на боевом посту! – продолжила гонку Ганна-Ульяна.

            Маргарита прислушалась к ощущениям – судя по-всему – протрезвеет она через сутки не меньше – «большевистский виски» был градусов семьдесят!

            - Ну вот, теперь можно и поразвлечься! – улыбнулась Ганна, тряхнув своими роскошными длинными волосами, - Полетаем?

            Этот вопрос она произнесла глядя прямо в глаза Маргарите.

            - Так ведь дождь… - начала графиня. За окном был действительно дождь, и очень сильный – сквозь стекла, по которым сполошным потоком стекала вода ничего не было видно.

            - Нам, казачкам – все равно! – категорично отрезала Ганна, - Что дождь, что снег, что день, что ночь – нужно летим, не нужно…

            - Тогда полетели, - неуверенно произнесла графиня, протягивая руку к лежащему на спинке дивана обмунидированию, но Ганна перехватила ее руку:

            - Зачем? Ведь потом сушить замучаешься!

             И действительно, зачем? На улице за три метра уже ничего от стены дождя не видно!

            - Мы с Марго первые! – заявила люфтваффистка.

            Струи дождя приятно щекотали стройное и страстное тело графини фон Бюлов все то время, пока они бежали по полю к стоящему флюгцойгу. Радостно взревел мощный и надежный (графиня решила потом поинтересоваться характериками двигателя) двигатель розовоносого штурмкампффлюгцойга «Юнкерс Флюгцойг унд Моторверке А.Г. Ю-87 «Штука»,  и флюгцойг, словно катер по-водной глади (воды на поле было почти по-щиколотку), разгоняя волны, устремился на взлет. Толчок, и вот они оторвались от земли!

Смотреть, что снаружи было не интересно – из-за дождя даже не было видно хвостового стабилизатора флюгцойга. Что там Ганна видим в этой дождевой мути? Впрочем, она как раз и сказала, что, то, что за бортом – не важно, главное это ощущения! Какое-то время они летели черт знает куда в этой серой непроглядной дождевой мути, пока Ганна не прокричала:

            - Приготовься! Пикируем!

            В тот же миг, розовоносый флюгцойг камнем понесся к земле, а ноги Маргариты оказались выше головы! Страстное тело графини во время пикирования пребывало в сотстоянии полуневесомости – очень приятное ощущение расслабленности и наслаждения, от которого между ног у графини стало мокро, и она почествовала, что ее охватывает горячая страсть.

            - А тепрь приготовься! Выходим! – крикнула Ганна, и в тот же миг, флюгцойг замер на месте, а потом взметнулся вверх, на Маргариту, чьи ноги теперь резко оказались внизу,  стала наваливаться все возрастающая тяжесть, сжимавшая ее тело. От этого, как от жесткого и бесцеремонного, грубого массажа подруги, с силое сжимающей ее интимное место, страстное тело графини взорвалось в урагане нахлынувшей страсти. Такого сильного оргазма ей еще не приходилось переживать в своей жизни. Это было что-то грубое и первобытное, разрушительное по силе затопившей страсти! Внезапно флюгцойг встряхнуло, видимо от взрыва сброшенных на землю бомб, и Маргарита нехотя и с трудом пришла в себя.

            - Понравилось? – прокричала Ганна.

            - Хочу еще! – честно крикнула в ответ Маргарита.

            - Хорошо! Спикируем перед посадкой!

            Какое-то время они летели в серой непроглядной мгле, а затем, когда Маргарита уже окончательно успокоилась и расслабилась, коварная украинка Ганна, снова швырнула

розовоносый штурмкампффлюгцойг «Юнкерс Флюгцойг унд Моторверке А.Г. Ю-87 «Штука» в крутое пике! Все наслаждения и переживания Маргариты повторились вновь! Единственным отличием, был какой-то странный треск или скрежет в момент выхода из пикирования. А потом они зашли на посадку, и изделие господина Юнкерса вновь изображало катер на водной глади, лихо разгоняя слой воды на летном поле. Выбираться из уютной кабины не хотелось, но все-таки пришлось, тем более, что выбравшаяся первой Ганна начала грязно ругаться. А ругиться было от чего – при выходе из второго пикирования, они зацепили одним крылом деревянную будку туалета без днища, и сейчас эта будка, наполовину прорезанная плоскостью крыла, на этом самом крыле и висела!

            Пришлось Маргарите  помогать Ганне  стаскивать это деревянное сооружение, и освобождать розовоносый штурмкампффлюгцойг от странной добычи.

            - Такое часто бывает, - прокомментировала Ганна, - То бельевую веревку вместе с развешенным бельем притащим, то пляжные зонтики, то трамвайные провода, а один раз какого-то польского улана за ремень зацепили – чудом жив остался. Правда толку от него как от пленного не было – в уме от такого полета повредился. Вроде внутри этого сортитра следов крови нет – значит, никто не пострадал! Ладно, пошли, а то девчонки заждались!

            Ганна, с ее традиционным украинским оптимизмом глубоко заблуждалась – пострадавший был! Беда приключилась с их командиром - фельдфебелем Борис Соколофф, командиром панцерауфкларунгзуга из ауфкларунг абтайлунга восьмой инфантери дивизион, входившего в  состав восьмого панцеркорпс. Если быть совсем объективными, то беда приключилась с ним раньше. На почве нервных переживаний от того, что он не может быть на острие танковой атаки и в гуще событий, а также из-за общения со строптивыми и оборзевшими панцеркампфвагенистками, у него нарушилось пищеварение и он уже четвертый день мучался от запора. Нетрудно догадаться, что именно он уже третий час находился в этом унесенном флюгцойгом сортире, и  также нетрудно догадаться, что после того, как это свершилось, и он внезапно остался сидеть и тужиться под проивным дождем, с ним свершилось повторное расстройство пищеварения на нервной почве, но уже другого свойства, именуемого по-научному – диарея.

            Но об этом Маргарита и ее подруги узнали позже, а сейчас, она вместе с Ганой, предавалась нежным любовным играм на диване, и слушала пояснения люфтваффистки, об испытанном ею дважды летном оргазме. Оказывается, что оргазмы, подобные тем, которые она испытала во время полета, могут различаться – в зависимости от того как сидит фройлян передом по ходу пикирования, или спиной к ходу пикирования! Это вызвано тем, что возникающие при выходе из пикирования перегрузки влияют на различные группы интимных мышц, из-за чего соответственно  меняется ход и спектр протекания оргазма.  На вопрос графини, какой из оргазмов лучше, - Ганна ответила, что каждый хорош по-своему и сравнивать их нельзя. Еще Ганна добавила, что если необходимо, то после окончания войны, которое уже не за горами, она готоваобучить и Маргариту и ее подруг пилотированию штурмкампффлюгцойга «Юнкерс Флюгцойг унд Моторверке А.Г. Ю-87 «Штука». Естественно, что графиня с радостью согласилась! А еще Маргарита отметила про себя, что некоторое бахвальство и нарочитая самоуверенность Ганны и Ядвиги – на самом деле наносные, своего рода защита от постороннего внешнего хамства, а в душе они очень чуткие и отзывчивые подруги. После возвращения из полета счастливых Марты и Катажины в обществе Ядвиги, они продолжили кутеж и интимные ласки, и даже сумели разучить к концу вечера украинскую песню «Che ne vmerla Ukraina».

Увы, все хорошее когда-нибудь заканчивается, и уже утром следующего дня, экипажу «Валькирии» пришлось двигаться дальше. Так бы и продолжились серые и скучные будни, с движением по чужой враждебной стране, если бы не второе яркое событие в этой двухнедельной полосе повседневной серости. Оно не было столь веселым и приятным, как общение с люфтваффистками, более того, оно чуть было не стоило юным панцеркампфвагенисткам жизни. Но именно оно, это второе событие, повлияло на судьбу Маргариты и их подруг. И благодаря именно этому событию, они окончательно и бесповоротно обрели полную самостоятельность в своих решениях и избавились от сонма навязанных им нянек. Таким событием стала встреча экипажа «Валькирии» с посиагом панцерни №52«Пилсудзюк».

 

 

Посиаг панцерни №52 «Пилсудзюк».

 

Посиаг панцерни №52«Пилсудзюк», был стандартным посиагом панцерни армии Польши. Он был списан с активов польской армии еще 9 сентября 1939 года, по причине того, что был брошен в лесу собственным экипажем, поддавшимся паническим крикам «немецкие панцеркампфвагены прорвались!» Так бы этот посиаг панцерни и простоял в глухом лесу, на тупиковой ветке, брошенный всеми, если бы не капитан Юзеф Викарский и его Миколовская рота Народной обороны, которая пополнилась за время отступления теми, кто горел желанием сражаться против германской армии. Им удалось ввести в строй брошенный в лесу посиаг панцерни №52«Пилсудзюк», а также удалось организовать разведку. Поэтому, как и следовало ожидать, посиаг панцерни №52«Пилсудзюк» появился на сцене в самый неподходящий и неудобный для командования восьмой инфантери дивизион момент – он застиг ее на марше! Причем, не просто настиг, а разрезал колонну восьмой инфантери дивизион приблизительно пополам. В результате такого злокозненного маневра немцы оказались мощным продольным огнем!

Теперь настало самое время пояснить читателям, что такое посиаг панцерни. Этим странным и жутко звучащим термином, поляки назвали традиционный панцерзуг, или панцерпоезд! Что из себя представлял посиаг панцерни №52«Пилсудзюк»? Прежде всего, он как и все посиаги панцерни был оснащен стандартным бронированным локомотивом серии Ti3, также в его состав входили две контрольные платформы – спереди и сзади, две бронеплощадки с вооружением, штурмовой вагон с десантом, а также шесть панцердрезин – две  типа R  и четыре типа ТК.  Дрезины типа R представляли из себя французские шары  FT17 на железнодорожном шасси, а дрезины типа ТК – танчики TKS на железнодорожном шасси. Каждая бронеплощадка была вооружена одной 100-мм лейхт фелдхаубитц «Skoda» 1914/1919, и одним каноном калибра 75мм 02\06 года, кроме того, имелось по восемь машиненгеверов «Максим» калибра 7,92 мм. Бортовая броня была толщиной 12-25 мм, а крыша и пол толщиной – 5-8 мм. Штурмовой вагон был рассчитан на 32 человека десанта и был вооружен 4 машиненгеверами «Максим» калибра 7,92 мм.

Как это произошло? Колонна инфантери дивизион двигалась по мощеной дороге, идущей параллельно и правее  железнодорожных путей. Лесной массив был слева от нее. Из лесного массива выходила железнодорожная ветка, пересекала проселочную дорогу и изгибаясь примыкала к основным железнодорожным путям. Но эта ветка, судя по внешнему виду – ржавчина на рельсах, стрелка не в строю – давно не использовалась, поэтому проверять, что там в лесу никто не стал. Да и зачем? Ведь польской армии как таковой уже давно не существовало – отдельные тактические бои на уровне максимум дивизий – и те, без какого-либо руководства командования свыше.

Вот из этой заброшенной ветки и появился внезапно посиаг панцерни №52«Пилсудзюк». И тут же обрушил всю лавину огня в обе стороны вдоль проселочной дороге, по которой двигались немецкие войска. И вдоль дороги пошла гулять смерть, забирая пачками жизни истинных арийцев, особенно досталось тыловой части колонны – ведь она по инерции двигалась вперед, и там на какое-то время образовалась кошмарная пробка, превращаемая пулями и спренггранате, а также шрапнелью в кровавый мясной фарш. От немедленной гибели экипаж «Валькирии» спасла отменная реакция Маргариты и исполнительность Марты, которая, услышав истерический вопль графини, захлопывающей крышку башенного люка: «Сворачивай в лес нах…!», быстро и четко исполнила указания своего командира. Следом за ними ломанулись и два панцеркампфвагена их панцерауфкларунгзуга, имевшие задачу защищать фройлян. А вот другим – им не повезло! За исключением функвагенисток под командованием Магды, который совершили аналогичный маневр, удрав в лес, все остальные потеряли слишком много драгоценного времени, и жуткая смерть, собрала обильную жатву. Несколько расчетов канонистов, попытались применить антипанцеркампфвагеновые каноны, но их ждало разочарование – цель была закрыта подбитой немецкой техникой, скопившейся по оба борта от польского посиаг панцерни №52«Пилсудзюк».

Еще одним фактором, сыгравшим негативную роль для немцев, было то, что на календаре было уже 17 сентября, а не 2-е или скажем 5-е сентября. Будь это начало кампании – поляки постреляли бы немного и ушли, чтобы не рисковать своим посиагом панцерни. Но на дворе было 17-е сентября, и половина Польши была уже занята немецкими войсками, а посиагом панцерни №52«Пилсудзюк» командовал не какой-нибудь холеный ублюдок из варшавской элиты, а капитан Юзеф Викарский, который в силу своей провинциальности был замшелым патриотом, и которому, честно говоря, надоело отступать без хорошего боя. Он решил дать бой, и он его дал! И сейчас все имеемое у него вооружение стреляло по обе стороны дороги с максимальной скорострельностью. А это – по десять машиненгеверов в каждую сторону вдоль дороги, и еще по одной 100-мм лейхт фелдхаубитц «Skoda» 1914/1919, и одному канону калибра 75мм 02\06 года, а еще были панцердрезины – еще шесть машиненгеверов и два канона, пускай и всего 37-мм, но и они собирали свою жатву среди плотной походной колонны восьмой инфантери дивизион.

Однако экипажу «Валькирии» явно не хотелось умирать, и Маргарита, чей мозг блондинки по причине полного отсутствия извилин работал очень быстро, сообразила, что у польского посиага панцерни есть мертвая зона, где можно не бояться его канонов и фелдхаубитц. И в эту мертвую зону лучше попасть, объехав польское чудовище с фланга. Поэтому ведомый Мартой панцеркампфваген Pz II Auf C,  урча мощным, и надежным ста сорока сильным  шестицилиндровым  двигателем водяного охлаждения «Майбах» HL62TR, стал продвигаться еще дальше в лес, углубляясь метров на двести, чтобы атаковать польский посиаг со стороны кормовой контрольной платформы. Но не все оказалось так просто – именно в корме посиага на железнодорожных путях и располагались все его панцердрезины. «Валькирию» спасло то, что пушечные бронедрезины были на базе французских шаров  FT17, которые, как известно, обладали одноместной башней, из-за чего их командирам приходилось исполнять обязанности еще и наводчиков, а также заряжающих. Поэтому их выстрелы легли далеко за кормой «Валькирии», а вот ответная очередь кампфвагенканона 2cm KwK30L\55 из бронебойных панцергранате Pzgr, сразу же вывело одну канонпанцердрецину типа R из строя. Со вторым противником покончили очереди кампфвагенканонов панцеркампфвагенов их панцерауфкларунгзуга. Ну, а расправиться с панцердрезинами типа ТК, особых хлопот не составило – ведь они имели только машиненгеверы!

Именно беспокойство за бритолобковую функвагенистку Магду Шлиппенхуммель, заставило холодную и рассудительную графиню Маргариту фон Бюлов совершить отчаянный и безрассудный поступок. Она с подругами находилась дальше в лесу, и могла оказаться, или уже оказалась под сосредоточенным и убийственным огнем смертоносного посиага панцерни №52«Пилсудзюк». Именно поэтому, графиня приняла смелое решение, двигаться по просеке параллельно посиагу панцерни №52«Пилсудзюк» на расстоянии двух-трех метров и методично расстреливать его из кампфвагенканона 2cm KwK30L\55 бронебойными панцергранате Pzgr. Это позволяло находиться их «Валькирии» в мертвой зоне огня вражеских канонов, но возрастала опасность использования жолнерами антипанцеркампфвагеновых гранат. Взревев мощным, и надежным ста сорока сильным  шестицилиндровым  двигателем водяного охлаждения «Майбах» HL62TR, их панцеркампфваген Pz II Auf C отправился в самоубийственный поход.

Это можно было сравнить с боем парусных кораблей, когда те сходились на дистанцию пистолетного выстрела, и вели огонь в упор бортами. Но линия огня польских канонов находилась много выше самой «Валькирии» и попасть в нее поляки не могли, да и заметили нового противника и сообразили слишком поздно, когда бронебойными панцергранате Pzgr стали прошивать бортовую броню бронеплощадок посиага панцерни и уничтожать личный состав орудийных и пулеметных расчетов. А следом за «Валькирией» двинулись и остальные панцеркампфвагены их панцерауфкларунгзуга, повторяя тот же самый маневр. Рассказывают, что фельдфебель Борис Соколофф, командир панцерауфкларунгзуга из ауфкларунг абтайлунга восьмой инфантери дивизион, входившего в  состав восьмого панцеркорпс, поначалу грязно матерился, увидев, что чокнутые фройлян полезли на рожон, но затем понял, что это его шанс отличиться и сбросить себя навязанную ему роль няньки этих похотливых нимфоманок.

У поляков был еще шанс – попытаться продвинуться вперед, в надежде, что работает железнодорожная стрелка и далее попытаться оторваться на бронепоезде, сконцентрировав огонь на авангардных частях восьмой инфантери дивизион, но капитан Юзеф Викарский слишком увлекся, и когда стандартный бронированный локомотив серии Ti3 их посиага панцерни №52«Пилсудзюк» окутался паром простреленного насквозь бронебойными панцергранате Pzgr паровозного котла, было уже слишком поздно. А следом, немецкие бронебойные панцергранате Pzgr пробили бортовую броню вагона, где находился командир Миколовской роты. Капитан уцелел, но увидев, что часть расчетов машиненгеверов и канонов выведена из строя, дал команду покинуть посиаг панцерни №52«Пилсудзюк», предварительно поставив дымзавесу с противоположного от местонахождения немецких панцеркампфвагенов  борта. Его рота, точнее сказать, вновь остатки, захватив с собой раненных, покинула свой сухопутный крейсер и начала отступать в сторону леса, яростно стреляя сквозь дым в сторону немцев.

Преследовать поляков никто не стал, по причине того, что некому было это делать. Восьмая инфантерии дивизион понесла ужасающие потери, а все ее подразделения были деморализованы и дезорганизованы. Бой стих так же внезапно, как и начался – стих в тот момент, когда кампфвагенканоны 2cm KwK30L\55 «Валькирии» и остальных панцеркампфвагенов панцерауфкларунгзуга обстреляли контрольную площадку брошенного поляками посиага панцерни. Далее каждый начал заниматься решением своих проблем – командование пыталось уточнить потери подразделений и хоть как-то их организовать, медслужба стала оказывать помощь раненым, ремонтные службы освобождали дорогу от сгоревшей техники, Маргарита вместе с подругами отправилась на поиски Магды, а фельдфебель Борис Соколофф, начал строчить боевое донесение, в котором приписывал все заслуги, в уничтожении четырех польский дивизий и захвате посиага панцерни, исключительно себе. Панцерпоезд (панцерзуг) он предлагал назвать «Виктор Резунски» в честь упоминавшегося выше Виктора Резунски. Боевое донесение он успел настрочить аж на сорока восьми листах, с картинками и схемами нависающих флангов и тени от его, фельдфебеля Бориса Соколофф, стратегического наступления. Он даже успел подать это донесение по команде, и оно, как ни странно пошло все выше и выше, и добралось аж, до начальника Генштаба Франца Гальдера. Все было одобрено, кроме одного – названия трофейного панцерпоезда. Ему был присвоен номер №69, а также другое имя – «Оберрегирунгсрат Шмайле Киршвассер», в честь племянника Франца Гальдера, однако это наименование так и не прижилось. Причиной тому сплетни и слухи – о том, кто на самом деле вывел из строя посиаг панцерни №52«Пилсудзюк», в генштабе узнали раньше, чем дошло боевое донесение фельдфебеля Бориса Соколофф, поэтому штабники, со свойственным им изысканным военным юмором, окрестили трофей – «Панцервагина Маргарита», а в дальнейшем, с чей-то легкой руки оно попало в официальные документы, да так там и осталось. Боевой путь панцерпоезда №69 «Панцервагина Маргарита» заслуживает отдельного освещения, вкратце можно сказать, что он воевал во Франции, Греции, Африке, Италии, Нормандии, и затем в самой Германии. В мае 1945 года, его экипаж сдался в плен армии большевистских СССР.

А теперь вернемся к нашему повествованию. Маргарита с глубоким для себя облегчением, разыскала Магду и ее функвагенисток в лесу. Девушки уже успели отрыть окопы в полный профиль, и держали круговую оборону по всем правилам. Решив, что она сама вольна выбирать место своей дислокации в этом бардаке, графиня расположила «Валькирию» рядом с окопами функвагенисток. К ее удивлению фельдфебель Борис Соколофф куда-то запропастился, что не сильно огорчало Маргариту. Посовещавшись, девушки решили, что можно предоставить мужчин самих суетиться вокруг разбитого корыта под названием восьмая инфантери дивизион, тем более, что функ-аппаратура в функвагенах Магды была выведена из строя осколками. А они тем временем могут спокойно поесть, и даже немножечко выпить и мило побеседовать. Так оно и оказалось – командование восьмого панцеркорпс пришло в состояние тихого шока от происшедшего, чтобы как-то сгладить свои оплошности, дерзкий налет польских жолнеров был превращен в докладе в мощный удар польской армейской группировки. В любом случае можно было сказать, что восьмой инфантери дивизион потребуется не менее двух-трех суток и два абтайлунга маршевого пополнения, для того чтобы привести себя в порядок.

А между тем, кто-то должен был продолжать наступление, чтобы польская армия не смогла закрепиться на позициях. Не совсем правда было ясно, о какой польской армии идет речь – ведь практически никакого сопротивления, за исключением роты Юзефа Викарского восьмой панцеркорпс так и не встретил. Но замысел генштаба – есть замысел генштаба, - на место восьмой инфантерии дивизион, стала перебрасываться шестая инфантери дивизион. Дабы ускорить процесс создания боеспособной группировки, было решено передать шестой инфантерии дивизион для усиления наиболее боеспособные части восьмой – то, что уцелело от коварного удара жолнеров. В число переданных подразделений входил и панцерауфкларунгзуг из ауфкларунг абтайлунга восьмой инфантери дивизион, а также, как это не покажется странным – подразделение Магды Шлиппенхуммель. Белокурая Магда, сразу заподозрила, что генерал Буш рубит концы и избавляется от опасных людей в своем окружении. Ее подразделению были переданы уцелевшие функвагены из функабтайлунга восьмой инфантери дивизион. Наступление пришлось отложить на двадцать четыре часа.

Именно эта новость и обрадовала фройлян. Было решено устроить небольшой пикник на природе, благо неподалеку протекала небольшая речушка. Конечно, существовала опасность нарваться на польские разрозненные подразделения, но ей было решено пренебречь – в лесу было выставлено боевое охранение, да и окопы были уже отрыты. К удивлению Маргариты, их цербер - фельдфебель Борис Соколофф появился только мельком – глянув на их расположение, он убедился, что объект его охраны находится в тылу, и категорически приказал не покидать позиций до его приказания. После чего ушел заниматься военными теоретическими изысканиями – еще более тщательно изучать теорию Виктора Резунски.

 - С сектора обстрела долой – экономия боеприпасов, - прокомментировала уход похотливого фельдфебеля Катажина.

- А не сделать ли нам миньет киршвассеру? – спросила всех Марта.

- Мысль интересная, и главное - захватывающая! – ухмыльнулась Магда, -  Как отсасывать будем – по очереди или индивидуально?

- Вначале по очереди, а там посмотрим! – засмеялась Маргарита, - Давай доставай!

Магда достала бутылочку киршвассера и, юные фройлян, сделали бутылке киршвассера групповой  миньет, поочередно отсосав из горлышка.

- Очень эротично! – заметила Катажина.

- Ага, особенно если кто-то посторонний слушает, и не видит, что мы делаем, - фыркнула Марта.

Осенняя осень уже стала потихонечку вступать в свои права, осеняя золотой краской отдельные листья на деревьях, но сей факт, который привлекал к себе огромное количество поэтов, был оставлен без внимания. Наступило долгожданное затишье! Гонки за ускользающей польской армией прервались. Можно было слегка расслабиться. В конце концов, что есть война? Война есть отрыжка демократии! Все эти громкие фразы о продолжении политики другими средствами – красивая чушь для дилетантов! Именно в демократии и ее принципах и лежит основная причина войн! А что есть демократия? Демократия – это неизлечимое заболевание головного мозга человека. Когда человек, вместо того, чтобы заботиться о ближнем своем, начинает вдруг добиваться избирательного права для ежиков в местном лесу – можно смело ставить диагноз – еще один демократ появился! Те, кто начинает изучать историю человечества, поражаются ее полным идиотизмом и абсурдностью. Поступки взрослых людей у власти противоречат всякой логике, и эти люди совершают такие ужасающие по своим последствиям поступки, что более худшего выбора, окажись читатель на их месте, даже если постараться сделать невозможно. Чтобы как-то оправдать их безумие, сочиняется всякая чушь про масонов, всемирный заговор Сионистов, Антисемитов и прочих гадов. Но на самом деле объясняется все очень просто – слабый уровень развития карательной психиатрии. Если бы большевистский царь Сталин, убрал с поста министра внутренних дел еврея-англофила Меера-Валлаха Литвинова, не в 1939, а гораздо раньше, то вполне вероятно, что войны в 1941 году между Германией и СССР не состоялось. Если бы Гитлер, не прислушивался в Германии к тем, кто находится на содержании у сионистов, то вместо плана Барбаросса, он бы претворил в жизнь план «Морской Лев». Однако и тот и другой, проявили чрезмерную доброту к окружающим их людям, и вовремя не заметили, что их окружают демократы, а не нормальные, здоровые люди. Другим примером демократического безумия можно назвать внешнюю и внутреннюю политику Польши. Здесь картина еще страшнее и ужаснее, чем в Германии и большевистском СССР. Впрочем, для тех, кто интересуется историей, есть одно универсальное и очень простое правило – в тот период, о котором говориться, что права и свободы человека ущемлялись – люди жили счастливо, в тот период, о котором говориться, как о бурном расцвете демократии – войны, гибель многочисленных человеческих жертв, оккупация и так далее.

Но вернемся к нашим героиням. Ибо историю вершат не только грязные и больные демократы-политики, но и обычные люди. И победа над польским посиагом панцерни №52 «Пилсудзюк» была одним из фактов, уже свершившейся истории. И эту победу фройлян решили отпраздновать. Конечно, условия были явно не те, что в первые дни войны – слишком много свидетелей вокруг, и слишком мало развлечений, но… Есть речка, в которой можно искупаться, есть ужин, пусть и казенный, есть и спиртное из старых запасов, и есть веселая компания. Ближе к сумеркам, девушки, сбросили с себя форму, и уселись на брезенте, за «Валькирией», которая их укрывала от назойливых глаз слишком назойливых мужчин. Была какая-то грусть в этом вечере, как будто, что-то уходило безвозвратно и навсегда. Но вот что? Война судя по всему подходила к концу, крупных неприятностей не было, а на мелкие они научились не обращать внимания.

- Странно, как-то, - сказала вдруг Маргарита, - Как будто перешли мост и сожгли. И обратной дороги нет.

- Ты тоже это почувствовала? – удивилась Магда, приподняв голову с обнаженного бедра графини.

- Да, что-то такое грустное, и не очень хорошее. Хотя и не очень плохое. Не знаю…

- Тогда давай выпьем еще, - предложила функвагенистка, - А потом, как будто завтра конец света…

Но обошлось без киршвассера – Маргарита наклонилась к Магде, и страстно ее поцеловала, а та в ответ опрокинула ее на траву и легла сверху, запустив шаловливые руки в путь по телу графини. Командир «Валькирии» ответила тем же, и приподнявшись, дотянулась кончиком языка до мочки уха Магды, та фыркнула от щекотки и вздрогнула, а Маргарита воспользовалась этим секундным замешательством подруги и внезапным рывком оказалось сверху. Краем глаза она заметила, что остальные девушки занялись тем же. А кто же на часах? А наплевать!  И с этой мыслью, Маргарита начала целовать страстное и юное тело белокурой функвагенистки, постепенно спускаясь от шеи вниз – к набухшим соскам грудей Магду, к одному из которых приклеилась сухая травинка, затем к животу, затем, резко развернувшись, она перевернулась в позицию 69, и впилась своими губами в интимные губы подруги. Ее маневр не остался безнаказанным – функвагенистка, запустила свои тонкие пальчики графине в анус, а губами проделывала то же что и Маргарита. Страсть, проснувшаяся в их телах становилось все сильнее и сильнее, волны наслаждения становились все больше и больше, пока не захлестнули их с головой и не отключили рассудочную часть головного мозга. Остались только эмоции и удовольствие, которое по прошествии некоторого времени взорвалось чудным оргазмом, от которого подруги громко застонали, забыв про окружающих.

Их затуманенный страстью мозг, очевидно, что-то считал с того, что некоторые называют информационным полем вселенной, а другие астралом. И, скорее всего он считал что-то из неизвестного будущего, явно мрачного, и по этой причине не хотел приходить в себя, цепляясь за старый, уходящий мир. Но пришлось. Купание в ночной лесной речке, помогло включиться мозгу, цеплявшемуся за старое, и мысли наконец-то расставились по своим местам. По прошествии некоторого времени девушки продолжили любовные игры, чередуя их с выпивкой – будущее их почему-то страшило, хотя на первый взгляд казалось безоблачным. Они заснули под утро, под боком у «Валькирии» тесно прижавшись друг другу, и естественно, что проспали подъем и завтрак.

А пока они спали, события текли своим чередом. Прибывший вместе с передовыми частями командир шестой инфантери дивизион, спешно вникал в обстановку и поставленные перед его подразделением задачи. Когда, ему показалось, что он вник, то сделал стандартный ход – созвал командиров подчиненных ему подразделений и поставил им задачу. Не желая повторять ошибок предшественников, он уделил особое внимание качественному проведению ауфкларунга. Для чего вызвал к себе всех командиров переподчиненного ему ауфкларунг абтайлунга восьмой инфантери дивизион.

Командир шестой инфантери дивизион не был в курсе того, что панцерауфкларунгзуг из ауфкларунг абтайлунга восьмой инфантери дивизион, приданный для усиления его шестой инфантери дивизион, является элитным, пропагандистским подразделением, поэтому, не мудрствуя лукаво, тут же поставил данному подразделению боевую задачу продвинуться вдоль дороги в сторону города Изумрудный, и вскрыть расположение и состав сил противника. Несколько взбесило командира то, что во время проводимого инструктажа, некая, весьма соблазнительно выглядевшая фройлян, как оказалось, командир панцеркампфвагена, вместо того, чтобы слушать его указания, пыталась заниматься макияжем! К чему катится армия, если в нее берут фройлян? Этак, недалеко до того, что для военных введут в качестве прически - … перманент! Хотя… это кажется уже было, во времена Фридриха Великого – парики, букли, пудра… История движется по кругу????

 

 

 

Дорога в Изумрудный город.

 

Это было неприятно, но уже привычно – пули из винтовок польских жолнеров, чьи конфедератки выглядывали из окрестных кустов, со звоном барабанили по броне панцеркампфвагена Pz II Auf C  , и не в силах пробить отличную крупповскую броню злобно отскакивали в сторону. Главное не нарваться на какую-нибудь спрятавшуюся в засаде пушку. Впрочем, этого видимо и не предвиделось – по имеемой информации – польское правительство и польское командование давно  удрало к румынской границе и готовилось к переходу границы, бросив управление войсками на произвол судьбы.

А с жолнерами в дурацких головных уборах, напоминающих выпускников американских колледжей необходимо было расправиться. Маргарита поправила выбившуюся из под пилотки непослушную прядь волос, критически оценила свой внешний вид, и удовлетворенная тем, что с макияжем все в порядке убрала зеркальце в карман.

Так, что там у нас? Ага – башня панцеркампфвагена Pz II Auf C  стала поворачиваться в сторону квадратных головных уборов мелькавших в кустах. Убедившись в монокулярный прицел TZF4 с двух с половиной кратным увеличением Маргарита убедилась, что все в порядке и кампфвагенканон 2cm KwK30L\55 выплюнул очередь осколочно-фугасных спренггранате Spgr по направлении к цели. Ну вот и порядок! Были жолнеры - и нет жолнеров! Всех выкосил смертоубийственный ливень осколков, образовавшихся при разрыве 20-мм снарядов.

- Марта вперед! – скомандовала она механику, и панцеркампфваген Pz II Auf C  взревев мощным ста сорока сильным  шестицилиндровым  двигателем водяного охлаждения «Майбах» HL62TR , устремился по дороге вымощенной желтым кирпичом. Промелькнул какой-то дорожный указатель, но Маргарита была не особо сильна в польском языке – и действительно – зачем его учить, если есть сладострастная Марта, родившаяся в Данциге?

Ах, Марта! Маргарита на секунду прикрыла глаза, вспоминая о прошедшей ночи. Но нельзя отвлекаться!

- Город Изумрудный. Пять километров! – раздался удивленный голос ее подруги, которая, по всей видимости, перевела надпись на дорожном указателе.

- Сворачивай вправо – что-то дорога уж больно прямая и открытая – как бы не нарваться, на снаряд, способный пробить крупповскую броню нашего панцеркампфвагена Pz II Auf C!

- Командир запрашивает почему мы свернули? – раздался мелодичный голос радиста Катажины, обслуживающей радиостанцию FuG5. Маргарита нахмурилась и ответила:

- По кривой и быстрее и целее!

- Командир взвода  требует? чтобы мы вернулись на дорогу! – виновато ответила Катажина.

Черт знает что! Что этот мужлан себе возомнил? Или ему не терпится нас угробить? На языке Маргариты завертелась гневная фраза, и она уже почти произнесла ее:

- Пошли его нах…, - но посылать Катажине было некого – командирский панцеркампфваген Pz II Auf C  , шедший слева, вдруг как-то дернулся, а затем замер объятый пламенем. Не успела Маргарита насладиться зрелищем гибели похотливого и хамоватого командира, как вспыхнул еще один панцеркампфваген Pz II Auf C  , шедший за ним следом. Это было уже не смешно, а страшно. По характерному звукам работающего дизеля , который расслышала Маргарита, ей стало ясно с кем они по всей-видимости имеют дело – польска танчики 7ТР – прототипом которых послужил английский «Виккерс»-шеститонный.

- Марта налево! На насыпь не въезжать! – завопила Маргарита. И в этом был резон – в их нынешнем положении  силуэт панцеркампфвагена Pz II Auf C  скрывался  за насыпью дороги – и был защищена от польских снарядов, да и наблюдение за их танком было затруднено – возможно, противник вообще не заметил, как они сворачивали с дороги. Но на это лучше не рассчитывать – это не учение, а война, и на войне лучше исходить из худшего сценария. Отчаянно замяукала Ева, словно почуяв кошачьим нутром опасность.

Что делать? Извечный вопрос российских интеллигентов. Но Маргарита была чистокровной блондинкой, и автором десятка сборников анекдотов про блондинок, и данный вопрос перед ней не стоял. Если у поляков один танчик, то он навряд ли полезет в открытую – затаится и будет ждать, когда они появятся. Чтобы достать его нужно возвращаться по своим следам и попытаться незаметно обойти его с фланга или тыла. А если не один танчик? Тогда поляки наверняка попытаются реализовать численное превосходство и качественное (панцеркамфваген Pz II Auf C  проигрывал польскому танчику практически по всем показателям)  и попрутся на насыпь.

А вот здесь и появляется шанс поймать их на смелости –  если она будет у самой дорожной насыпи, то противнику, чтобы ее достать – придется перебираться на ее сторону – угол наклона польских танковых пушек весьма ограничен и она какое-то время будет находиться в мертвой зоне орудий польских танчиков. В то же время сами поляки окажутся под огнем ее кампфвагенканона 2cm KwK30L\55, причем подставят либо уязвимые днища, либо уязвимые борта. Решено – так и поступим! Панцеркамфваген Pz II Auf C  замер у нижнего края насыпи. Итак, ждем!

Расчет Маргариты оказался верным – и чуткие уши донесли до нее звуки работы трех танковых дизелей. Они наступали строем фронта  – один шел прямо на нее, другой был правее, а третий левее – интервалы между танчиками 7ТР были примерно по сто метров. Успеть бы! Вначале по среднему, а затем по тем, что с флангов. Два танчика 7ТР она подобьет гарантировано, но вот третий – тот возможно успеет ее подловить, пока она будет разворачивать башню  на 180 градусов. Или… Солнце за спиной справа – значит первым из фланговых нужно стрелять по правому    левый  будет частично ослеплен солнцем.

Маргарита достала зеркальце, и вновь осмотрелась -  тушь все-таки не лучшего качества – начала отслаиваться и собираться в комочки – вот и доверяй после этого рекламе! Нужно будет написать Геббельсу – чтобы разобрались с некачественным производителем товара для арийских фройлян. А кто производитель? Шмундельсон? Фирма «Лореаль»? Черт, это же Франция! Ладно, сама виновата, что польстилась на эту дурацкую рекламу! Раздраженная Маргарита убрала зеркальце, и стала осматривать местность через монокулярный прицел TZF4 с двух с половиной кратным увеличением. Ага – еще пару секунд и они покажутся. Вначале по среднему, затем правый, а потом левый.

- Приготовились! – крикнула она подругам и прильнула к прицелу.

Надрывный рев польских дизелей оборвался – танчики 7ТР одолели подъем – и через пару секунд клацанья польских танковых гусениц по желтому кирпичу дороги они наконец показались. Поляков подвела игра в психологические этюды и логические связи третьего, четвертого и прочих порядков. Они почему-то решили, что оставшийся немецкий панцеркамфваген Pz II Auf C  притаился в зарослях, находящихся метрах в ста от дороги. Конечно же – такая схема тоже имела право на существование, но это была типично мужская схема, лишенная живости и оригинальности ума блондинки.

Отчаянно забухал кампфвагенканон 2cm KwK30L\55 выплевывая очередь бронебойных панцергранате Pzgr в днище польскому танку, не дожидаясь результата – Маргарита увидела, что панцергранате Pzgr  в полном соответствии с формулой де Марра пробили хваленую польскую броню, она стала поворачивать башню панкекампфвагена Pz II Auf C  вправо, чтобы достать следующего. Проклятая тушь для ресниц не вовремя отслоилась и защипала ей глаза, мешая прицеливанию  через монокулярный прицел TZF4 с двух с половиной кратным увеличением.

- Да будь ты проклят Шмундельсон и твоя Лореаль тоже! – заорала графиня фон Бюлов, пытаясь разглядеть слезящимися глазами противника, и успев заметить движение чего-то зеленого, выпустила еще одну очередь панцергранате Pzgr  из капфвагенканона 2cm KwK30L\55. Кажется, она  достала поляков, или нет?

- Влево-назад!- крикнула Маргарита Марте, и та стала сдавать назад, одновременно поворачивая панцеркампфваген влево. Особого резона в этом не было – броня панцеркампфвагена Pz II Auf C  была толщиной 14,5 мм, но это ускоряло процесс наводки капмфвагенканона 2cm KwK30L\55  на цель, снижая время поворота башни. Но в этом и была ошибка Маргариты – поляки, ослепленные солнцем не видели ее танк, до того момента пока тот не начал движение – и смогли ответить – правда, из-за того же солнца неточно – их снаряд снес ящик с инструментом раскрепленный на правом крыле панцеркампфвагена Pz II Auf C. На повторный выстрел времени им не хватило – очередь бронебойных панцергранате Pzgr  вошла прямо в башню польского танчика 7ТР, и один из снарядов вызвал по всей видимости детонацию боезапаса, так как башня, сопровождаемая ослепительной вспышкой подлетела вверх вправо, а затем рухнула в клубы дыма и пламени.

- Вправо! – крикнула Маргарита, подозревая, что вторая цель еще не добита окончательно, но она заблуждалась – поляки бросили поврежденную машину, а их бегущие фигурки она срезала очередью из машиненгевера MG-34 калибра 7,92 мм.

- Из среднего тоже бегут – закричала Катажина, и башня пошла влево – но поздно – поляки укрылись за насыпью. Рискнуть или нет?

- Валькирии вперед! Марш Марш! – рявкнула  Маргарита и шестицилиндровый  двигатель водяного охлаждения «Майбах» HL62TR, радостно взревел всеми своими ста сорока лошадиными силами. Панцеркампфваген Pz II Auf C  весело сминая под себя зеленую траву насыпи начал карабкаться вверх. Графиня фон Бюлов, хотя и считала это неприличным,  вытерла лицо рукавом комбинезона, чтобы убрать по максимуму тушь с ресниц – впереди был опасный участок – если это были не единственные польские танки – то ее точно так же подловят, как она только что сделала польский танковый взвод. Но все обошлось – пять минут тщательного осмотра местности через монокулярный прицел TZF4 с двух с половиной кратным увеличением ничего не дали. Все было чисто.

Чисто, если не считать двух сожженных панцеркампфвагенов Pz II Auf C и трех польских танчиков 7ТР.

- С дороги нах…! – скомандовала Маргарита графиня фон Бюлов. Поставленную задачу никто не отменял, а от их панцерауфкларунгзуга из ауфкларунг абтайлунга шестой инфантери дивизион, остался только один панцеркампфваген Pz II Auf C. Теперь их  панцеркампфваген Pz II Auf C и есть панцерауфкларунзуг, который выполняет поставленную задачу.

Решение Маргариты достичь Изумрудного города окольными путями, прячась за складками местности было правильным – этот способ панцерваффе переняли у русских большевиков, которые называли его «огородами». Основатель и теоретик теории маневренной войны, легшей в основу немецкого блицкрига, большевистский маршал Буденный – при всяком удобном случае – стремился уходить или подкрадываться огородами. Обо всем этом Маргарита графиня фон Бюлов слышала лично от Гудериана – на предвоенных ускоренных курсах повышения квалификации, но времени на изучение биографии большевистского маршала, а также на поиск значения слова – «огороды»  у нее не хватило. Грянула война – вероломные поляки вторглись на территорию Германии, и захватив радиостанцию попытались провозгласить в Германии новое правительство, а также вхождение Германии в состав Польши.

И вот они уже почти близки к цели. Прошло уже почти три недели, когда их панцеркампфваген пересек границу вероломной Польши – война близится к концу. По имеемой информации – с востока к городу двигаются части красных большевистских комиссаров. Их панцеркампфвагенов Pz II Auf C, урча всеми ста сорока лошадиными силами надежного шестицилиндрового  двигателя водяного охлаждения «Майбах» HL62TR, неслышно подкрадывался к очередной польской цитадели. Плохо было то, что их радиостанция FuG5 не обеспечивала необходимой дальности, и вызвать на помощь люфтваффе или запросить поддержку канонов шестой инфантери дивизион, не представлялось в настоящий момент времени возможным. Как всегда в этом жестоком и безжалостном мире женщинам вновь приходилось полагаться только на самих себя.

Но минуты тянулись за минутами, а ничего потенциально опасного Маргарита графиня фон Бюлов, ВРиО панцерауфкларунгзуга из ауфкларунг абтайлунга шестой инфантери дивизион, разглядеть не могла. Город Изумрудный приближался. Чем славен сей польский город в мировой истории, Маргарита не знала, поэтому решила расспросить черноволосую Марту Гинзбург. Та очень сексуально вздохнула, продемонстрировав своей подруге, что под черным танковым комбинезоном скрывается ее идеальная и очень чувственная грудь, а затем начала:

- Во времена польского короля Ежи Третьего, заложившего основные принципы современной мировой демократии, именно в этом городе с ним произошел весьма пикантный эпизод. Проезжая со свитой, он обратил внимание на округлую  изящность ягодиц паненки собиравшей цветы на лугу. Не в силах сдержать свое похотливое мужское естество, он тут же на лугу сделал очередного бастарда, лишив бедняжку девственности, чтобы та не слишком сильно переживала, а вернее для того, чтобы появившиеся с вилами и косами крестьяне этой паненки не лишили его со свитой возможности и дальше удовлетворять свои сексуальные вожделения естественным путем, путем введения мужского лингама в женские тайны, он откупился с помощью изумрудного ожерелья своей супруги, сняв его  с ее шеи.

- Так что супруга ехала с ним? – удивилась Катажина Варшавецкая

- Не только супруга, но и фрейлины двора!

- О боже! Ну и нравы у этих поляков!

- А дальше? – спросила Маргарита, - было что-то дальше?

- Дальше, - Марта задумалась, - Дальше на деньги от изумрудов построили небольшой замок и костел, вокруг которых образовался город, к которому приклеилось название Изумрудный.

- А как звали эту полячку?

- А вот об этом история умалчивает, но поговаривают, что каждая жительница этого города считает себя ее прапраправнучкой.

- Дикие люди!

- А то!

- Хватит разговоров! Подъезжаем! Какие будут мысли и предложения? – прервала исторический экскурс Маргарита.

- Объедем городок – он небольшой, ворвемся с противоположной стороны с открытыми люками и криками: «Немецкие танки прорвались!» - предложила Марта Гинзбург.

- Толково, - согласилась графиня фон Бюлов, - Это значит если в городе жолнеры, то они начнут метаться в испуге по городу, а мы их из машиненгевера MG-34 калибра 7,92 мм! Тогда вперед и потихоньку!

Как и все женщины, Маргарита интуитивно чувствовала, что те параллельные борозды на земле, которые они начали пересекать на окраине города, снося периодически символические и чахлые заборы, являются теми пресловутыми «огородами» о которых так долго говорили красные большевистские советские русские маршалы.  Она также чувствовала, что вместе с разлетающимися заборами и выпархивающими из под гусениц их «Валькирии» всяких домашних птиц неизвестной породы, от их  панцеркампфвагена Pz II Auf C  во все стороны расходятся волны паники, которая захлестывает город. Может не стоит объезжать его наполовину, может хватит и четверти?

- Сворачивай в город! Хватит кружить! – крикнула она Марте.

И их панцеркампфваген Pz II Auf C  с надписью «Валькирия» прекратил погоню за домашней живностью, радостно загромыхав по дороге из желтого кирпича.

Кричать ничего не пришлось – молва неумолимым и неудержимым способом обогнала их – по улицам города заметались в панике люди, но сколько Маргарита не старалась, никого в польской военной форме она не увидела.

Их панцеркамфваген Pz II Auf C  лихо затормозил на центральной площади города. Наблюдение через монокулярный прицел TZF4 с двух с половиной кратным увеличением никакой опасности не выявило, и Маргарита рискнула выбраться наружу, прихватив с собой германско-польский разговорник отпечатанный ведомством Геббельса.

По краям площади жались перепуганные польские горожане одетые в традиционную польскую провинциальную одежду, столь характерную для городов с населением от трех до пяти тысяч человек. Возле городской ратуши, топтался человек, одетый в некое подобие мундира или официального костюма – в нем чувствовался некий официоз. Маргарита справедливо рассудила, что это местный бургомистр или городской голова. Она властным жестом приказала ему приблизиться и тот засеменил к их «Валькирии». Графиня открыла разговорник и бегло пролистав выбрала подходящие на ее взгляд фразы:

- Бабка! Яйки, кура, млеко! Бистро! Бистро! Партизанен пуф-пуф! Коммунисты, комиссары, партизаны исти?

Бургомистр (Маргарита решила для удобства мысленно называть его так), - ростом примерно сто семьдесят сантиметров, весом около ста килограмм, лысоватый затряс в отрицании головой.

- Бабка! Яйки, кура, млеко! Бистро! Бистро! Партизанен пуф-пуф! Коммунисты, комиссары, партизаны исти? – грозно повторила Маргарита.

- Нихт комиссарен, нихт партизанен, нихт коммунистен, нихт жолнерен, - испуганно ответил бургомистр, и осторожно махнул рукой группе паненок стоявших рядом с ратушей. Их было двое – лет двадцати пяти, миловидные, с неплохими фигурками, одеты были видимо во что-то национальное – с какими-то узорами и вышивкой. У одной в руках был поднос с бархатной подушкой, на которой лежал огромный позолоченный ключ с табличкой, а у другой на подносе лежала какая-то  индейка с яблоками.

Понятно, догадалась Маргарита – этот ключ – видимо ключ от города и я принимаю сейчас капитуляцию, а эта птица – видимо «хлеб», а яблоки – видимо «соль» – Гудериан рассказывал, что у русских есть обычай встречать гостей «хлебом с солью». Или это только у русских большевиков? Маргарита отломила кусочек индейки и закусила долькой яблока. Неплохо приготовлено! А что с этими паненками делать по обычаям? Оставить? Наверное оставить – прислуга нам не помешает. Наверняка это родственницы бургомистра, и он ими дорожит. Логично. А значит рисковать и вести двойную игру не будет. Осталось только решить где занять позицию, и как известить командование шестой инфантери дивизион о захвате города.

Маргарита кивнула польским девушкам, чтобы те забирались на броню панцеркампфвагена Pz II Auf C  , и заметила краем глаза, что бургомистр побледнел. Ага, - точно его родственницы! Значит девушек с брони отпускать нельзя – будут служить живым щитом. Жестоко? А что делать? Война!

А что делать со связью? Может попробовать телеграф или телефон?

- Бабка! Телеграфен, телефонен! Аврора Пуф-пуф! – произнесла фразу из разговорника графиня фон Бюлов, обращаясь к губернатору. Тот нервно  указал рукой на здание ратуши.

- Марта! Остаешься за старшую! – крикнула Маргарита и зашагала за бургомистром, расстегивая на ходу  кобуру пистолета.

Нервничала Маргарита напрасно – бургомистр дорожил своими родственницами. Связь на удивление работала, и ей в течении пяти минут удалось связаться с штабом шестой инфантери дивизион, и получить оттуда приказ – занять оборону и держать ее до прибытия войск. Маргарита хмыкнула, но возражать не стала – бесполезно. Нужно решить, куда поставить их «Валькирию», ибо на площади она открыта для вражеского огня сразу с нескольких направлений. Поразмыслив, она решила загнать их панцеркампфвагена Pz II Auf C  в здание ратуши - оно имело несколько широких входов и выходов,  прикрытых массивными деревянными дверьми, толстые стены защищающие от огня даже тяжелых машиненгеверов, внутри имелась вода, телефон и электричество.

Родственницы бургомистра будут выполнять роль прислуги, заложниц и живого щита.

Сказано - сделано – фыркнув всеми ста сорока лошадиными силами надежного шестицилиндрового  двигателя водяного охлаждения «Майбах» HL62TR, панцеркампфваген Pz II Auf C  въехал в здание ратуши. У Марты знание языка было лучше, поэтому он достаточно легко объяснила губернатору, что его дочери (как выяснилось) останутся с их панцерауфкларунгзугом в качестве переводчиц, и для их же безопасности – в городе наверняка полно дезертиров, бандитов и мародеров.

Возражать бургомистр не стал – ибо тоже был человеком здравомыслящим – не та ситуация и не тот случай, чтобы спорить. Он покинул здание ратуши, несколько раз оглядываясь на своих перепуганных дочерей, после чего Катажина захлопнула массивные двустворчатые двери на засов, а Маргарита устало произнесла:

- Можно расслабиться. По очереди.

 

Яйца плохого танцора.

 

            Оглядев несколько напуганных паненок, графиня задумалась над вопросом – завлекать их в интимную ночную жизнь или нет. С одной стороны – девушки были весьма и весьма привлекательны, а с другой… С другой – они были одни в этом городе, и если девушки неправильно воспримут женскую ласку и сочтут это насилием – то тут возможна месть со стороны возмущенных горожан. Черт его знает, сколько оружия припрятано в этом городе! Выкатят из какого-нибудь сарая припрятанную гаубицу и разнесут их пристанище на мелкие кусочки.

            Терзаемая трудноразрешимой дилеммой, Маргарита искоса наблюдала за паненками. Доверить предварительную часть растления подругам? А успеем ли до утра? Не плохо бы и поспать хотя бы пару часов, да и привести себя в порядок. Ладно, вначале душ - первая Катажина, потом Марта, а потом я.

            - Катажина, давай в душ!- графиня посмотрела в зеленые глаза своей радистки, мимолетно стрельнув глазами в сторону полячек, - Потом Марта, я – последняя.

            Катажина поняла намек своего командира, и полезла в их панцеркампфваген Pz II Auf C, за банным армейским набором «Маннстолхейт Фройлян», после чего попросила одну из перепуганных паненок помочь ей принять душ. Видя, что процесс пошел, Маргарита оставила Марту в качестве часового, а сама отправилась более подробно исследовать кабинеты в здании ратуши.

            Кабинет самого бургомистра поразил ее огромной картой на стене, на которой была изображена Великая Польша, так сказать «от можа и до можа». Она на карте была двух цветов – светлым цветом была изображено польское государство в границах на 31 августа 1939 года, а темным цветом, были изображены территории, о которых очевидно мечтали польские милитаристы – от Балтики до Черного и Средиземного моря, и от границы с Францией до большевистских Уральских гор. Маргарита аж присвистнула! Ничего себе аппетиты! У Германии и то гораздо меньше! Большинство бумаг на столе и в ящиках стола были на польском – и особенного интереса не представляли, но на всякий случай Маргарита пролистала их все – вдруг попадется карта окрестностей, или самого города, на которой нанесены какие-то военные условные обозначения – план обороны, или план антигерманского восстания. Но ничего не было – видимо по причине того,  что крах польского государства оказался быстрым.

            Отвага отдельных польских подразделений ничего не решала – не было четкого руководства войсками – правительство и командование Польши с первых дней рвануло в приграничные с Румынией районы и занималось подготовкой к эмиграции, а не обороной государства. Если бы поляки отступили на позицию, опирающуюся на три реки – то, потеряв бы часть территории, они имели все шансы навязать Германии позиционную затяжную войну, что давало возможность Франции отмобилизовать свою армию и прийти на помощь полякам. Но этого, слава богу не произошло – по причине самоустранения командования польской армии от управления войсками. Хотя отдельные подразделения дрались очень ожесточенно. Как сегодня у въезда в этот город.

            «А бургомистр, все-таки что-то понимает в своем деле», - подумалось Маргарите, после осмотра его кабинета – чувствовался порядок в документах, и личных вещах. Да и сам городок – относительно чистенький и аккуратный – у растяпы и бестолкового – порядка бы не было. Следующим помещением был зал, предназначенный очевидно для заседания городского совета, или как у них там у этих поляков… Такая же карта Великой Польши, огромный стол и тяжелые кресла, и … В первый момент Маргарита подумала, что это какой-то дурацкий розыгрыш -  посреди стола стояла на бронзовой подставке, стеклянная емкость из толстого прозрачного стекла, заполненная прозрачной жидкостью. На дне емкости был закреплен металлический штырь, на который нанизаны Мужские гениталии – фаллос и мошонка. Вдоль подставки странной колбы тянулась выгравированная надпись, выполненная на нескольких языках, в том числе и на немецком. «Яйца плохого танцора» - гласила надпись на немецком языке. Маргарита фыркнула от смеха, -  странные люди эти поляки! Или это какой-то из символов? Ну скажем намек на то, что произойдет с тем, кто плохо выполняет свои служебные обязанности? А, что? Намек то по большому счету -  весьма здравый!

            Может подбросить идею родному руководству? Наверняка за эту идею уцепятся, хотя… Могут ведь, и извратить – наверняка эти парни из СС сведут все к еврейскому вопросу. Тогда лучше оставить идею в покое. Маргарите было наплевать на всю эту расовую теорию, равно как и на еврейский вопрос. Хотя нет, еврейский вопрос, ее волновал – из-за этой дурацкой теории вермахт недополучил почти сотню тысяч потенциальных солдат! Идиоты! Теперь истинные арийцы гибнут на войне, а унтерменши находятся под охраной в лагерях и гетто! Но это были лишь мысли Маргариты – оспаривать вслух нацистские теории никто не решался – можно было исчезнуть в подвалах гестапо.

            От дальнейшего осмотра ее отвлекла Марта, сообщив, что ее очередь идти в душ. Маргарита отправилась  к их панцеркампфвагену Pz II Auf C, где застала Катажину, которая мурлыкала, как сытая Ева. Кстати, а где она? Увидев, что пушистая  любимица их экипажа посапывает на башне панцеркампфвагена, помахивая во сне хвостом, графиня успокоилась. Судя, по тому, как Катажина ей подмигнула – дела в приобщении паненки, к их женскому коллективу пошли весьма успешно. Интересно, а насколько они продвинулись в данном вопросе? Нужно будет незаметно уточнить. Сама паненка выглядела несколько смущенной и покрасневшей.

            - Как зовут? Готовить умеешь? – спросила она у польки.

            - Ягужина Бышездышская, моя госпожа, - девушка сделала книксен, - Готовить умею.

            - Отлично, давай сообрази быстро что-нибудь на пятерых, точнее шестерых – Маргарита кивнула на спящую кошку.

            - Будет исполнено, моя госпожа, - ответила Ягужина, спешно удаляясь на кухню.

            - Оказалось не очень сложно, - не дожидаясь вопроса начала Катажина, - Попросила потереть спину в душе, а затем проделала тоже самое с ней. На ласку отозвалась. Даже целовались потом. Но нижние поцелуи еще не попробовали. Я думаю к ним лучше перейти через еще один раз – поэтому в душе – не очень усердствуй. Еще девственница.

            Маргарита удивленно приподняла брови. Это несколько осложняло дело. Хотя неизвестно, сколько они пробудут в этом городе, пока прибудет подкрепление или замена. Впрочем, девушки наверняка сами догадаются, что безопасней находиться в их кампании, чем среди тех, кто прибудет им на замену. Ведь прибудут мужчины. Наверняка гренадерам шестой инфантерии дивизион захочется погулять в соответствии с древними традициями – три дня на разграбление города. Естественно, что вопрос об уважении девственности и женской чести в отношении жительниц этого города будет на время забыт – законы войны. И, немало паненок станут после этих событий матерями. Некоторые возможно наложат на себя руки, не в силах вынести позора, но таких будет немного. Но до наступления данных событий еще есть время, да и их подопечные дурами не кажутся.  А  с кухни между тем, стали доноситься приятные ароматы выпекаемого кондитерского изделия. Странное здание у этой ратуши – и жилые помещения и служебные и общественные – такого Маргарита еще не встречала. Нужно будет поинтересоваться подробностями. Да и узнать рецепт выпекаемого изделия – лишним не будет.  А сейчас можно чуть-чуть расслабиться – она сняла со своей головы форменный берет, который, откровенно говоря, ненавидела за неудобство при носке, и за неэстетический вид, и тряхнула своими роскошными волосами.

            - Неплохо бы, когда прибудет подкрепление, разыскать в этом городе фолксдойче и организовать из них отряды самообороны и местную администрацию, - внезапно перешла графиня от интима к служебным вопросам.

            - Было бы неплохо обыскать этот городишко и найти парочку машиненгеверов, -  согласилась Катажина, - установили бы на колокольне и на крыше.

            - Остается надеется, что подкреплением не будет командовать какой-нибудь напыщенный остолоп, хотя с прибытием сил шестой инфантерии дивизион – командовать здесь мы уже не будем, это сейчас мы курфюстфройлян.

            - Курфюстфройлян на час, - огорченно вздохнула Катажина, а потом подняв голову лукаво спросила, - Подумываешь как из паненок организовать походный бордель?

            - Ну почему бордель? Судя по запахам с кухни они и готовить умеют,  скорее уж хозяйственно-тыловое  отделение, - парировала выпад подруги графиня, - Все равно у них не будет выбора с прибытием мужчин вермахта.

            - Неплохо бы нам отсюда убраться, и не присутствовать здесь, когда мужланы устроят здесь трехдневную оргию, - поморщилась Катажина, - Ведь сорвемся же и в своих стрелять начнем!

            - Попытаюсь придумать что-то убедительное для командования, - согласилась Маргарита, - Чтобы удрать отсюда подальше и ничего не видеть.

            - Неплохо бы по местным магазинам успеть пройтись, или уже все попрятали и зарыли в лесу в ожидании предстоящего погрома? – мечтательно, с глубоким вздохом, демонстрировавшим всем окружающим все 950 миллиметров окружности ее роскошной груди, изрекла Катажина.

            - Наверняка они заняты этим сейчас, пока мы находимся здесь, - ответила графиня, - Впрочем, проблем принести нам требуемое, завтра утром,  я думаю не будет. Только тушь «Лореаль» не покупай! И вообще, - поосторожней с этой «Лореалью»!

            - А что случилось? – на лице рыжеволосой Катажины Варшавецки отразилось удивление.

            Маргарита, подробно рассказала о случившейся с ней сегодня неприятности.

            - Кто бы мог подумать! А еще говорят «Лореаль»! – согласилась Катажина после рассказа своего командира, - А где покупала?

            - В Берлине, на Пфальцбургштрассе, 14 в магазине «Купплер».

            - Это где владельцем некий Ханс Зухалтер?

            - Он самый!

            - Хорошо, что я туда не пошла, а Дора из отдела связи пятой инфантерии дивизион меня все уговаривала.

            - Дора? Эта та белокурая, голубоглазая с округлой попкой и родинкой на лобке?

            - Она самая.

            - И как она тебе?

            - Ты знаешь, не очень. Эти ее дурацкие просьбы – отхлестать ее ремешком по ягодицам – неудовлетворенная мазохистка!

            - И тебя тоже об этом просила? – удивилась графиня, - Ну тогда точна мазохистка! Она об этом и Марту просила, и еще Магду Шлипенхуммелль…

            Подруги рассмеялись.

            - А вот и мы! – весело произнесла Марта, обнимая за талию вторую полячку, - Маргарита – твоя очередь идти в душ!

            Судя по поведению второй польки, Ядвижины Бышездышской, как оказалось  старшей сестры Ягужины, колдующей на кухне, успехи в ее совращении были более чем на лицо. Ядвижина буквально липла к стройному телу Марты.

            - Вы тут без нас не очень! Про ужин и наблюдение за местностью не забудьте, - напутствовала Маргарита своих подчиненных уходя в душ в сопровождении белокурой Ягужины.

            Банный армейский набор «Маннстолхейт Фройлян» состоял из следующих предметов: махрового полотенца «Виргинат фройлян»VFr 102 cm, размером 102 на 60 сантиметров, мыла «Сэйффройлян»SFr А4 массой 100 грамм, с легким ароматом ландышей в мыльнице «Сэйфеншале» SSch F4 (К), изготовленной из нержавеющей стали на предприятиях Круппа и украшенной заводским клеймом в виде трех переплетенных колец, а также брошюрой некоего доктора фон Гильотена под звучным названием «Гигиена в «панцертруппен» и не будет грязных трупов!», на 245 листах которой говорилось о том, что танкисты вермахта должны стремиться к гаджету. Маргарита в свое время поинтересовалась у Гудериана, что такое гаджет, тот задумался и ответил, что никто в Вермахте этого не знает, и, по всей видимости министерство пропаганды или здравоохранения что-то напутало с комплектацией банного набора для солдат вермахта. Поэтому Маргарите пришлось самой искать ответ на данный вопрос – и после шестикратного прочтения данной брошюры она пришла к выводу, что гаджет – это чистота – либо телесная, и тогда доктор фон Гильотен – медик, либо духовная, и тогда доктор фон Гильотен – священнослужитель.

            Душевая, в которую привела ее Ягужина, состояла из двух помещений – раздевалки, и душевой комнаты. Стянув с себя военную форму, Маргарита подумала, что неплохо бы и постирать ее, но с сожалением отвергла эту мысль – все постиранное будет сохнуть всю ночь, что в их ситуации – одни посреди захваченного города – чревато последствиями. Она обернулась на Ягужину, и с удивлением заметила, что та уже стоит абсолютно раздетой. «Умная девочка» - подумала графиня, - «Учится на ходу, схватывает на лету. Жаль, что не немка. Хотя внешне похожа. Может сагитировать ее перейти на службу во вспомогательные части вермахта?»

            К удивлению Маргариты, ставшей под струи душа, вытекавшие из латунного рассекателя, вода была приятно теплой.

            - Там наверху на крыше установлен бак, и днем в солнечную и теплую погоду вода нагревается, - пояснила полька, заметив удивление на лице своей спутницы, после чего стала нежными движениями намыливать тело Маргариты.

            Чувственно-страстное тело графини тут же отозвалось наслаждением на ласки Ягужины, и Маргарите стоило большого труда дождаться окончания процедуры намыливания. Как только Ягужина положила мыло в мыльницу, графиня обхватила ее рукой за талию, и увлекла за собой под струи теплого душа, где впилась долгим поцелуем в губы Ягужины, одновременно поглаживая второй рукой  белокурый лобок спутницы. По сбившемуся дыханию и появившейся дрожи, Маргарите стало ясно, что из ее спутницы через пару уроков выйдет неплохая подруга. Не прерывая ласки и поцелуя, она направила одну из рук Ягужины к низу своего живота, а затем аккуратно ввела тонкие пальцы польки себе в лоно. Та, поняла, что от нее требуется, и сразу же по телу графини стали гулять волны наслаждения. Взрыв страсти они испытали практически одновременно.

            «Хорошая девочка», - мысленно подвела итог Маргарита, вновь облачаясь в военную форму, спустя некоторое время, - «Времени бы побольше! Да и условия чуть получше! Хотя… В данном здании должны быть и спальные помещения…Может чуть-чуть ускорить обучение?». На выходе из душевой, графиня резко остановилась, и прижав к себе рукой польку, вновь впилась в ее губы своими губами. Но на этот раз, Маргарита не стала доводить до оргазма любовную игру – пусть девочка останется с зародившимся, но неудовлетворенным желанием – это и намек на продолжение, и время ей на подготовку. Пофантазирует, прокрутит в голове несколько раз свои фантазии – и будет морально готова к более сложным любовным играм.

            К их возвращению из душа, ужин был уже готов. Помимо жаренной с мясом картошки, бутылки неизвестно откуда добытого киршвассера, посреди стола стоял испеченный пирог.

            - И что за рецепт? Как называется? – поинтересовалась Маргарита, - Пахнет очень вкусно, и выглядит аппетитно!

            - Называется пирог - «Дарья Дашкофф», рецепт привезен из России, во времена неудачного похода на Москву в 1812 году.ответила, польщенная похвалой, Ягужина, - Состав очень простой: три стакана сахара, три стакана муки, девять яиц, нарезанные яблоки. Сахар, мука и яйца тщательно перемешиваются, добавляются яблочные дольки – и запекается.

            - А во Франции, этот пирог обозвали «шарлоткой», - вставила Марта Гиндзбург.

            - Естественно, они ведь привыкли жить за чужой счет, - хмуро бросила Катажина, - Вначале на проценты от кредитов, которые давали России и ворованное там же золото, потом на наши репарации по Версальскому договору.

            - А еще эта чертова тушь! «Лореаль»! – вспомнила Маргарита, - А какие деньги за нее дерут! Как же – Париж, Франция! Поубивала бы гадов! Ладно, давайте ужинать, пока обстановка позволяет.

 

Трудности стратегического планирования и антипартизанской борьбы.

 

            Традиционными разговорами за ужином руководило лично Маргарита. Как и все блондинки она отличалась остротой ума, и поэтому поставила мысленно сразу несколько задач, которые нужно решить в процессе разговоров. Естественно, что одной из задач было дальнейшее привязывание девушек к их коллективу, и дальнейшее их раскрепощение в плане интима. Этому способствовал и стоящий на столе киршвассер, от которого польки отказываться не стали, хотя пили, судя по всему такой крепкий напиток впервые – обе закашлялись. Другой задачей текущего разговора, была просьба Катажины о посещении здешних магазинов. Поэтому разговор за столом пошел исключительно о женской моде. Ну и третьей, вспомогательной задачей был сбор информации о потенциально опасных местных людях, которые могут организовать вооруженное сопротивление в захваченном городе.

Модный женский силуэт 1939-х годов начал складываться уже во время подготовки  начавшейся в сентябре 1939 года Второй мировой войны. Милитаризация общества по обе стороны Атлантического океана выразилась в изменении конструкции женской одежды. Это ввело в моду еще во второй половине предыдущего десятилетия 1930-х годов подкладные плечики, которые придавали женщинам более мужественный, героический образ. Покрой приподнятого и сосборенного по окату рукава был взят из викторианской эпохи, модной в кинолентах и театральных постановках конца 1930-х годов. Немалую роль в становление женской моды внесло и ведомство Геббельса. Большой интерес к немецким и австрийским модам, сильно пропагандировавшимися в журналах и немецких кинолентах, ввел в моду известный рукав — «фонарик», являющийся традиционным элементом тирольских и баварских платьев, называющихся «дирндл». Затянутая талия, часто подчеркнутая ремнем или присобранная на резинках, контрастировала с укороченной по сравнению с 1930-ми годами юбкой, слегка расклешенной или заложенной складками.

- А наши продавцы ездят за модными товарами во Львов, Вильно и другие города, - включилась в разговор раскрасневшаяся и слегка захмелевшая Ягужина, ненавязчиво пододвигаясь к Маргарите.

- А еще нас отец возил в Ригу, - добавила Ядвижина, положившая голову на плечо Марте, - У нас ее называют «маленьким Парижем», но не из-за архитектурного сходства, которого нет - Рига более похожа на довоенный Берлин, а из-за бурной и развратной ночной жизни, первоклассной торговли модными товарами и элегантно одетых рижанок. Там выпускают очень много  модных журналов, есть много модных салонов высокого качества.

- Мы заказывали вечерние платья из зеленого панбархата в дамском ателье Г. и К. Плауже, на улице Красного Барона №14, - поддакнула Ягужина, - Выбирали самую последнюю модель из рижского иллюстрированного еженедельника «Для Васъ». Только теперь его некуда одевать. Да и не для нашего захолустья.

- А еще мы видели Анни Симеоне и Мария Лейко – они такие элегантные и экстравагантные актрисы – вспомнила Ядвижина.

- А обувь где шили? – спросила Катажина рассматривая изящные зеленые туфельки на зеленой платформе на ногах старшей из сестер.

- В салоне обуви Р. Эглитис на улице Кальтю №18. А еще там настоящие французские духи продаются - «Chanel №5», «Chat noir», «Soir de Paris».

- Ну с французской косметикой я уже сегодня крупно обожглась… - усмехнулась графиня фон Бюлов.

- А я купила там туфли-лодочки, - добавила младшая сестра, - Только они дома остались. А в Вильно неплохие еврейские ателье. Там Ядвижина себе три платья заказывала. А я себе пальто купила в магазине «Плихаль».

- А в здешних магазинах есть что-нибудь стоящее?- задала напрямую вопрос Катажина.

- Кшиштоф Шишневецкий, владелец магазина  «Moja Przyjaciolka», покупает товары в Эстонии, помимо товара привозит оттуда журналы «Maret» и «Ajakiri Koigile» - ответила Ядвижина.

- Сволочь он, этот твой Кшиштоф! – вдруг резко выпалила Ягужина, - сволочь и подонок.

- Почему мой? – удивилась Ядвижина, - Подожди, он что приставал к тебе?

- Приставал? Он не только приставал, но и говорил, что если я не уступлю, то мы останемся сиротами! – Говорил, что у него для этой цели даже пулемет есть!

Маргарита и Катажина понимающе переглянулись.

- И где живет этот Кшиштоф? – спросила Марта.

- Два квартала отсюда на север по улице имени Ежи Третьего. Только его сейчас нет – наверняка товары в лесу прячет – чтобы ваши не разграбили, когда придут, - так же эмоционально выпалила Ягужина.

- Подожди, ты чего молчала! – взвилась Ядвижина, - Почему мне не сказала, что этот Кшиштоф…

- Так я ему коленом между ног врезала и убежала, - стала оправдываться младшая сестра, - А потом его квартал стороной обходила.

- А еще что про ассортимент Кшиштофа ты знаешь? - спросила Катажина.

- Еще? – Ягужина задумалась, все теснее прижимаясь к Маргарите, - Ткани он покупает в «Herman Roiyas», косметику и парфюмерию у фирмы «Orto».

- А что за косметика? – заинтересовалась Маргарита.

- Не знаю, мы сами покупаем у Шмуля Шмулевича в магазине «Паненка», а он ее покупает в Вильно, в магазинах «Пружан» и «Кудревич», у него, кстати есть все выпуски журнала мод «Moja Przyjaciolka».

- Подожди, ты же сказала, что это магазин Кшиштофа, - возразила Марта.

- Кшиштоф назвал свой магазин в честь польского журнала мод, но товары он привозит из Прибалтики. Шмулевич же покупает все в Польше – ему так проще. Кстати во Львове мы были на выступлении самой  Ханки Ордоновны, а еще, у меня есть почти все открытки с Ядвигой Смораской, - как-то уж совсем по-детски, открывая свои секреты, закончила фразу Ягужина.

- Там такие соболиные манто, такие бриллианты, - мечтательно вздохнула Ядвижина, - не то, что наши фамильные…

- А журналы  «Deutsche Moden Zeitung» вам приходилось видеть? – спросила польских сестер Марта, - у нас в панцеркампфвагене была где-то подшивка всех номеров за этот год.

- Нет! – хором и очень заинтересовано ответили сестры. Марта скрылась внутри панцеркапфвагена и появилась со стопкой журналов

- Вот характерное описание платья сезона 1939 года. Модель «Дойче Янгфраулихкейт» М5А2: «Платье из шелка в горох, целое, клеш. Борта и низ отделаны бейкой шириной 2-3 см. из гладкого шелка в тон набивки. На талии вместо пояса встречена резинка»- начала пояснять Марта, - дальше модели из легкой шерсти, вертелочного и аммиачного трикотажа.

- А нижнее белье? – прервала ее Катажина, - Что тут можно посмотреть из нижнего белья?

- А что интересует? – спросила Ядвижина.

- Что-нибудь модное типа модели «Хаутана» L3Е.

- «Хаутана» L3Е?  А что это?

- Это бюстгальтер, - ответила Катажина, и стянула с себя куртку, демонстрируя Ядвижине, полупрозрачный бюстгальтер, подчеркивающий достоинства ее 950 мм груди, - Твоя сестра его уже видела.

- Какая прелесть! – рука Ядвижины потянулась к груди зеленоглазой Катажины, и начала поглаживать и бюстгальтер, и царственно-чувственные полушария, которые под ним скрывались.

Маргарита почувствовала, что прижавшаяся к ней Ягужина, что называется окончательно потекла – пульс участился, дыхание сбилось, а руки стали медленно шарить по ее телу.

- Модель, которую я ношу называется «Тропикана» А5, - шепнула она младшей польке на ухо, - Для твоей груди он больше подойдет. Пойдем,  сходим куда-нибудь, где можно примерить.

И они поднялись из-за стола, стараясь не мешать Ядвижине, Марте и Катажине, которые по ходу ознакомления с «Хаутамой» последней, начали постепенно избавляться от одежды.

«Как не вовремя!» - подумалось Маргарите, - «Нужно ведь кого-то оставить на часах!» Или понадеяться на сверхчутье Евы на опасность и на то, что за ближайшие полчаса ничего не произойдет? Ведь не ломать же кайф подругам! Да и ее персональная девочка уже «созрела». Ладно, будь что будет!»

 Как и предполагала Маргарита, Ягужина, как и все блондинки, была очень сообразительной и сразу же привела ее в спальные апартаменты, предназначенные для «примерки». Располагались они на втором этаже, рядом с лестницей ведущей на колокольню. Электрический ночник. Гобелены на стенах. Широкая кровать. Занавешенное окно.

Естественно, что перегоравшая от разбуженной страсти и желания, подогретая несколькими рюмками киршвассера, Ягужина, уделила всего несколько секунд изучению особенностей бюстгальтера «Тропикана» А5, те несколько секунд, которые потребовались ей на то, чтобы снять его с Маргариты графини фон Блюлов. А потом она сама впилась в губы Маргариты поцелуем, и стала шарить руками по разгоряченному телу графини. Маргарита решила рискнуть и пойти ва-банк – прерванные  ласки после душевой, их разговоры за столом, киршвассер – все это должно было сыграть благоприятную роль в приобщении Ягужины к более серьезным таинствам любви. А еще кровать! Ее подруги будут мучаться на узком диване втроем, а здесь такое царственное ложе!

Пришлось конечно же немножко потрудиться, концентрируя внимание на том, чтобы все произошло не сразу, не в первые секунды. Лаская пальцами лоно, и соски грудей Ягужины, Маргарита несколько раз довела ее до состояния близкого к взрыву страсти, но каждый раз вовремя отступала, постепенно доводя девушку до полуобморочного эйфорического состояния неудовлетворенной нимфоманки. Наконец, графиня почувствовала, что момент настал, и ее тонкие пальцы, нежно и аккуратно скользнули внутрь белокурой подруги. Та тихонько вскрикнула, и графиня почувствовала, как что-то теплое и липкое потекло по ее пальцам, но не прервалась, а увеличила темп движений, одновременно подталкивая руку Ягужины, между своих ног к аналогичному действу. Ягужина оказалась способной ученицей, и через пару минут, они уже лежали в обнимку на кровати, приходя в себя после пережитого взрыва страсти.

Памятуя, о поставленной задаче – научить партнершу по максимуму, Маргарита не дала ей нежиться до конца, а перешла к позиции 69, и взаимные ласки продолжились. Порядок и темп задавала она, а ее исполнительная ученица все за ней повторяла. Начав с поцелуя интимного места Ягужины, Маргарита про себя отметила, так сказать на будущее, что неплохо бы в этом месте сделать модную интимную стрижку, потом она перешла к ласкам и поцелуям другого отверстия Ягужины, и наконец ввела пальцы своей руки ей в вагину и анал. Смущения и скованности ее ученица не испытывала – видимо сказывалось раскрепощающее действие киршвассера. Как всегда, страсть накатило незаметно, и накрыла девушек своими волнами с головой. Ягужина даже что-то вскрикивала по-польски. Когда после пережитого оргазма к Маргарите вернулась способность соображать, она перевернулась и легла лицом к лицу белокурой польки. Та выглядела усталой и очень счастливой. Но глаза были грустные.

- Что случилось девочка моя? – спросила ее графиня.

- А можно я поеду вместе с тобой? – с надеждой спросила Ягужина, - Насчет сестры не знаю – ей решать… Но я… Ведь я похоже на немку, и акцента почти нет…

«Ну вот и все!»- констатировала Маргарита, - «Девочка спеклась по полной! «Вербовка» добровольца во вспомогательные войска Вермахта завершена. В основе «вербовки» – личные чувства!»

Психология человека такова, что если он чего-то не знает, то этого для него вроде как и не существует. И Маргарита, пребывая уже третью неделю на территории Польши, только сегодня познакомилась с гражданкой враждебного государства. Те польки, которых она видела во время боев и на марше – не в счет – безликая масса, цифры статистики – в ходе бомбежек погибло столько-то человек, в том числе столько-то женщин и столько-то детей. А здесь прижавшись с ней лежит конкретный человек, которого она, Маргарита, уже несколько часов знает лично, и поэтому ей по большому счету безразлична судьба тех, кого она не знает, а судьба этой девушки – нет.

Для полной легализации Ягужины (и наверняка ее сестры), потребуются деньги на фальшивые паспорта и справки. Также потребуются деньги на взятки чиновникам и тем, кто располагает нужной информацией. А это значит, что придется заняться по утру экспроприацией финансовых и материальных ценностей, «якобы» на нужды вермахта. Придется изымать ювелирные ценности у конкретных, не статистических людей, ради изменения статуса двух сестер. Жестоко и бесчеловечно? А что делать? Не она изымет эти ценности, так другие. Будет ли мучить ее совесть? Вряд ли – ее, Маргариты, совесть оперирует несколько другими понятиями. Все человечество спасти невозможно, а вот эту белокурую и зеленоглазую польку и ее сестру – да. Эгоистично? Конечно! Только вот если сравнить ее будущие грехи с теми, кто говорит о спасении всего человечества и ради этого отправляет миллионы людей на бойню – то она святая. Хватит лежать! Чутье Евы вещь великая, но мы на войне!

- Поедете вместе с нами, - ответила Маргарита Ягужине, - Здесь скоро станет слишком опасно для польских девушек. Сейчас мы спустимся вниз, и вы с сестрой переоденетесь в рабочие комбинезоны вермахта. О платьях из панбархата, туфлях-лодочках и шелковых чулках со швом  придется забыть до конца войны.

- Да! Да! Конечно! – только что ставшая женщиной девушка буквально засветилась от счастья и облегчения, словно зенитный 120-см прожектор и торопливо соскочила с кровати.

Решив сэкономить время, графиня забрала одежду, чтобы одеться внизу.

- Лежите голубки? – начальственным тоном задала она вопрос остававшейся на кухне троице, - А на часах кто? Марта! Сестер фолькдойче переодеть в комбинезоны! Катажина – заступаешь на дежурство. Дежурим по два часа. Следующая – Марта.

            - Вы берете нас с собой? – радостно подпрыгнула с дивана Ядвижина.

            Маргарита отметила про себя, что и лобок старшей сестры нуждается в модной интимной стрижке, а в слух произнесла:

            - Именно! Теперь вы - фольксдойче, нуждающиеся в защите от польских партизан. А еще вы служащие хозяйственного отделения панцерауфкларунгзуга Вермахта, которым командую я. Все мои приказания выполнять неукоснительно! Чего разлеглись? Быстро привести себя в порядок!

            - Командиру тоже не мешало бы привести себя в порядок, - съязвила Катажина.

            - Ягодицы начальника не разглядывают, а целуют – парировала выпад подруги Маргарита.

            - А это я без проблем, - ответила Катажина, - Поцеловать такие ягоди..

            - Разговорчики! – прервала ее графиня, - Или вы забыли, где мы находимся?

            - Неплохо бы, чтобы наш доблестная , сверкающая соблазнительными ягодицами командир, отыскала бы и третьего бойца для хозяйственного отделения панцерауфкларунгзуга! – заявила Марта, - Нас трое, и помощниц должно быть трое.

            Маргарита вопросительно уставилась на польских сестер:

            - Есть у вас на примете подходящая кандидатура?

            - Да есть! – отозвалась Ягужина, -  пани Кжерисжетиженжина Дрежушвежевецкая, она поет в местном кабаре «Круль Ежи Третий».

            - Она подойдет, - согласилась Ядвижина, - за несколько лет никто не видел ее с кавалером, а при ее внешности и фигуре – все мужчины города побегут за ней толпой, стоит ей только пальчиком поманить.

            - И где она живет?

            - На улице Круля Понятовского, только сейчас она скорее всего выступает в кабаре.

            - Можно позвонить в кабаре и вызвать ее сюда, - предложила Ягужина.

            - Точно! – согласилась ее сестра.

            - Она не обидится на имя Кристина? – спросила Маргарита, - А то как-то тяжело без запинки произнести Кжерисжетиженжина.

            - Не обидится!- сообщила Ягужина, - Только сокращать на американский манер до «Ка» не стоит.

            - А что, американцы сокращают имена до одной буква? – удивилась Катажина.

            - Да. Обычно они используют первые буквы имени и фамилии, например Си Си, или Ка Ка.

            - Идиоты!

            - Ну почему? Тебя Катажина например спутают с большевистским маршалом Климент Ворошилофф! Он как и ты у американцев Ка Вэ!

            - Ага, а потом придут какие-нибудь идиоты и арестуют, как большевистского агента-маршала, тайно прокравшегося в вермахт! Ладно, я звоню в это кабаре, а то время идет!

            Катажина сняла трубку и назвала телефонистке номер. Какое-то время стояла тишина, а затем она командным голосом произнесла:

            - Первый заместитель военного коменданта города Изумрудный. Гражданке Кжерисжетиженжине Дрежушвежевецкой немедленно прибыть в военную комендатуру города. О доведении указанного приказания военного коменданта до указанной гражданки доложить по телефону в течении пяти минут!

            Ответный звонок раздался через две минуты. Взволнованный голос произнес, что указание госпожи коменданта исполнено, и указанная гражданка убыла в указанном направлении. Сквозь голос говорящего, Катажине удалось расслышать обрывок фразы: «…это сучонок Эразержецкий ее немцам сдал, пропала наша Крыстя…»

            До прибытия Кжерисжетиженжины Дрежушвежевецкой, удалось выяснить, что сучонком Эразержецким, является некий Мышездышек Эразержецкий – депутат городского сейма, банкир единственного банка, а также по совместительству руководитель организованной преступности города Изумрудный. Поговаривали, что он входил в число тех семисот американских гангстеров из Чикаго, которых американский полковник Лэйба Бронштейн-Троцкий, захватил с собой на пароходе, во время путешествия из России, для захвата власти в Петрограде. Сам Мышездышек это напрочь отрицал, однако в городе он появился в те годы, когда большевистский вождь Сталин, начал охоту на «ленинскую и Троцкую гвардию», и всех, кто не успел сделать ноги, крестьянские парни из НКВД быстренько расстреляли у ближайшей стенки. С точки зрения Маргариты – это был весьма правильный шаг – любая власть должна избавляться от преступных элементов.

            Кжерисжетиженжина Дрежушвежевецкая была голубоглазой блондинкой с 960 миллиметровой грудью, 580 миллиметровой талией и 990 миллиметровыми бедрами. Маргарита сразу же отметила, что на округлых ягодицах Кжерисжетиженжины, и штаны и юбки будут смотреться весьма соблазнительно. Прибыла певица на собственном автомобиле марки «Круль Пилсудский», являвшимся лицензионной копией автомобиля «Форд-А». Из одежды на ней был ее концертный костюм – что-то непонятное из страусиных перьев, прикрывавших только лобок и ложбинку между ягодицами. Соски грудей были прикрыты какими-то блестящими колпачками с кисточками. Именно этот не скрывающий прелестей ее соблазнительной фигуры наряд и послужил причиной того, что как только певица зашла в здание ратуши, Марта стала бесцеремонно но ласково ощупывать вошедшую.

            Видимо сестры были правы в своих догадках, ибо наглые действия Марты Гиндзбург, не вызвали никакой отрицательной реакции у блондинки с трудновыговариваемым именем, даже наоборот – она активно включилась в любовную игру. Справедливо полагая, что взрыв страсти у женщины, не имевшей до того дня подруги будет очень сильным, Маргарита взяла Ягужину за руку и повела наверх.

            Но не для того, чтобы продолжать любовные игры. Это могло чуточку и подождать. Ее интересовали сведения о жителях города. И Ягужина охотно ей рассказала. Кто-то сочтет ее предательницей, но это не так – она рассказывала немке не о предполагаемом подполье, а о тех, кого считала подонками и сволочами. Из ее рассказа Маргарита узнала, что инкассаторские бронированные автомобили, обслуживающие банк Мышездышека Эразержецкого, также используются как броневики для налетов на соседние деревни, где Мышездышек стрижет дань с местного населения. По словам Ягужины, на вооружении местной банды было два или три ручных машиненгевера «Льюс», и один станковый типа «Максим». Назвала она и адреса членов банды. Маргарита все тщательно записывала. Наконец, полька исчерпала свои знания по поводу сволочей в городе. Нужно было прилечь отдохнуть, но спать не хотелось, поэтому Маргарита увлекла Ягужину на балкон второго этажа, с которого открывался вид на городскую площадь. Позиция была идеальной для установки здесь станкового машиненгевера – можно было держать под обстрелом подступы к зданию ратуши, о чем графиня и высказалась вслух. Ягужина тут же оживилась, и сказала, что в подвале имеется запас вооружения, для так и не созданного городского ополчения. Конечно, там оказалось много всякого старья, но два машиненгевера «Максим» находились в исправном состоянии. Было и другое оружие – карабинен «Маузер» 98К, пистолеты разных моделей, каски Адриана, пропахщие нафталином комплекты французского обмундирования времен Первой Мировой войны, пехотные кирасы, штыки, кинжалы и прочее.

            Один машиненгевер «Максим», и несколько коробок пулеметных лент  Маргарита и Ягужина вытащили на балкон. По пути, Маргарита заглянула к девушкам и поняла, что бывшую певицу кабаре, теперь и палкой от их компании не отгонишь. Сожалений о том, что польский шоу-бизнесс потерял талантливую исполнительницу, Маргарита не испытывала – в ее подразделении установился численный баланс, исключающий споры из-за недостатка подруг для интимной жизни. Кроме того, у Кристины был собственный автомобиль – и хозяйственное отделение ее панцерауфкларунгзуга теперь обладало средством передвижения. Установив машиненгевер «Максим» на балконе, графиня принялась рассказывать Ягужине о его устройстве, когда ночную тишину, прорезали звуки бегущего по булыжной мостовой человека в подкованной металлическими набойками обуви.

            - Папа бежит! – сходу определила Ягужина, еще не видя бегущего.

            Это действительно был бургомистр. Он пересек площадь и стал барабанить в закрытую входную дверь ратуши.

 

Русские идут!

 

- Русские идут! – истошно выпалил перепуганный бургомистр, после того, как графиня открыла дверь.

- Какие русские? – удивленно спросила Маргарита.

- Русские большевистские комиссары, -  с трудом переводя дыхание от быстрого бега, ответил бургомистр, - Танки, пехота, артиллерия – много их! Примерно через часа два-три, с рассветом  будут здесь!

            Маргарита графиня фон Бюлов задумалась, вспоминая все, что она знала о русских – медведи на улицах, ледяные дома, балалайки… Стоп! Ну как же она сразу не поняла – ведь их инструктировали о том, что большевистский СССР должен занять восточную территорию Польши! Но ведь этот город захватила она! Это нечестно! А может они вторглись на территорию, которая находится под юрисдикцией Германии? Она побежала к телефону, и в течении десяти минут пыталась втолковать дежурному связисту из шестой инфантери дивизион, что ей нужно, пока у аппарата не появилось сонное руководство. Ей пришлось выслушать в свой адрес все, что о ней думали – что некоторые грудастые блондинки, вместо того, чтобы внимательно слушать и записывать указания командования на инструктаже, слишком были озабочены губной помадой и зеркальцем, и вообще, прежде чем поднимать с постели их превосходительство господина генера… Какие русские? Почему не докладываем вовремя? А все из-за того, что некоторые грудастые блондинки, вместо того, чтобы внимательно слушать и записывать указания командования на инструктаже, слишком были озабочены губной помадой и зеркальцем – немедленно установить контакт с русским командованием и доложить! Ремонтный взвод для эвакуации подбитых панцеркампфвагенов Pz II Auf C прибудет утром. Русским не препятствовать! После установления контакта и передачи города под их контроль – отступить по эрзацполишавтобану № 34-17 в квадрат №42-65-78!

            Ну вот, подумала Маргарита, весь намечавшийся кайф испортили! Теперь вместо дальнейшего растления дочек бургомистра придется в дипломаты записываться.

            - Госпожа немецкий офицер! – вывел ее из размышления умоляющий голос бургомистра.

            - Ну что еще? – раздраженно бросила Маргарита.

            - Мои дочери… - начал бургомистр.

            - Что Ваши дочери? – осекла его графиня, - Никто с ними ничего плохого не делал.

            - Я не об этом, - продолжил бургомистр, - Не могли бы Вы спасти моих дочерей?

            - Спасти от кого? – заинтересованно спросила Маргарита.

            - Дело в том, что у нас в городе, впрочем, как и везде, у власти существует оппозиция. Всякие политические движения, партии и союзы. С приходом в город русских советских комиссаров, наверняка произойдет смена власти – меня либо отстранят, либо, что вероятнее арестуют, как белополяка, новоявленные местные Советы. В Советы естественно попадут те, кто сейчас находится в оппозиции. Причем речь будет идти о совершенно не только о большевиках – гильдии лавочников, местные раввины, польские союзы, местная шляхта и прочие. Естественно, что большинство из этих Советов сами русские большевики пустят спустя какое-то время под нож – они ведь не дураки – зачем им пятая колонна из вредителей-белополяков. У них, насколько я понял – это стандартная практика – какое-то время советы резвятся, не подозревая, что за ними наблюдает большевистская ЧК и собирает данные – а потом раз – и всех в Сибирь, или к стенке за контрреволюционную деятельность.

- А причем здесь Ваши дочери? – спросила Маргарита, пораженная хитроумной коварностью русских большевистских комиссаров, - Или Вы с ними в оппозиции?

- Нет, просто кое-кто на них положил глаз, и уже подкатывал ко мне с грязными недвусмысленными предложениями – дочек в постель, или сдадим тебя большевикам, а их и на твоих глазах оприходуем.

Маргарита нахмурилась. С одной стороны ей было наплевать на все эти провинциальные дрязги, и на этого суетливого, лебезящего перед ней маленького человечка – главу захваченного ей города, а с другой стороны, ей, уроженке Кельна, было крайне неприятно слышать, о том, что женщина может стать товаром, платой за чью-то безопасность. Тем более, что и Ягужина и Ядвижина были уже членами ее команды. Своих людей она в обиду никому не даст! Ни русским, ни албанским, ни французским! Да и на бургомистра она теперь посмотрела несколько по-другому – ведь не за себя пришел просить, а за дочерей! А тот, между тем продолжал:

- Они у меня умницы – знают несколько иностранных языков, обучались в бойскаутском  отряде, не белоручки и хорошие хозяйки – умеют готовить, гладить, убирать, шить. Умеют водить автомобиль и мотоцикл, даже с парашютом прыгали. Если вы хотите…

Стоп! В голове у Маргариты зажглась лампочка. Машины – это хорошо, если удастся отремонтировать подбитые польские танки… Ну не отдавать же командованию  шестой инфантери дивизион законные трофеи! Тем более, что она теперь – командир панцерауфкларунгзуга, а что это за панцерауфкларунгзуг, если в нем всего один панцеркампфваген Pz II Auf C? Нужно хотя бы два, а лучше три панцеркампфвагена. Только кем комплектовать экипажи? А если функвагенистку Магду Шлипенхуммелль… А что? Вполне ничего себе фройлян  – и фигурка, и страстная к тому же. А там и еще кого-нибудь …Например, ее подруг! Решено!

- Хорошо! – прервала графиня фон Бюлов, бургомистра на полуслове, - Я найду во что их переодеть. Выдам их за своих подчиненных. Только мне потребуется Ваша помощь, если Вы еще у власти.

- Да, да, конечно, - облегченно вздохнул глава города, - Все что угодно!

- Мне нужны лучшие механики в этом городе, причем из числа тех, у кого не начнет задним числом играть в заднем месте патриотизм – нужно отремонтировать подбитые польские танки у въезда в город. Причем это должны сделать люди, которые не ринутся, потом на этих танков воевать против вермахта. Если у Вас нет таких механиков на примете, то лучше и не начинать ремонт.

- Такие люди есть – Пшешек Збышек и Ежи Мотальский – я в них уверен. Что еще?

- Еще – четыре флага со свастикой, которые будут растянуты над моторными отделениями – чтобы нас не разбомбили наши же люфтваффе. Ну и топливо и провиант.

- Все будет госпожа немецкий офицер! А не хотите в качестве платы за возможные трудности, кое-что из наших семейных драгоценностей?

- Да успокойтесь Вы! Я же сказала, что взяла Ваших дочерей под свою защиту! Лучше скажите, почему Вы за себя не просите?

Бургомистр устало вздохнул, и его бегающие глазки приобрели печальное выражение:

- Меня здесь каждая собака знает, а на фольксдойче я явно не похож. Уйти из города мне не дадут, да и не хочу рисковать дочерьми.

- Хм… А если я Вас отправлю с поручением к своему командованию? С официальным донесением? А там интернируетесь, или скроетесь.

- А власть в городе?

- Власть в городе сейчас в руках его военного коменданта – то есть меня! – отрезала Маргарита.

Бургомистр заелозил, обрадованный надеждой на спасение.

- Но моим дочерям, наверное, лучше со мной не ехать. Догадаются, и не дадут выбраться из города.

- Ваши дочери отправятся вместе со мной, - подтвердила Маргарита.

- Хорошо. А может, все-таки возьмете что-то из драгоценностей?

Маргарита задумалась, потеребила мочку уха, и ответила:

- Лучше дочерям отдайте, или закопайте где-нибудь.

- Я отдам дочерям, и скажу, что Вы тоже имеете на них право.

Графиня безразлично пожала плечами, а вслух спросила:

- А что за заспиртованные мужские гениталии я видела в зале заседаний? Что за «Яйца плохого танцора»?

- Ах, это… Так это то, что когда-то принадлежало Матишеку Кшенсинскому! Он мечтал стать великим танцором, и мечтал выступать в Санкт-Петербургском Мариинском театре. Но  у него ничего не получалось, хотя он брал уроки у многих именитых учителей. С горя он сильно выпил в местной шинке, и хотел покончить с собой, но его спас случай. Он неплохо знал русский язык и услышал фразу одного из русских: «Плохому танцору яйца мешают». Он решил попробовать этот способ – и в ту же ночь, расстался со своими мужскими органами, заплатив немалую сумму местному врачу. И это помогло ему! Как только все зажило, на свет появилась известная всему миру балерина Матильда Кшенсинская. Ремонт местной ратуши, производился на ее деньги. В качестве меценатского подарка она оставила на память эту колбу со своими гениталиями.

- Да уж,  веселая история…, - произнесла, ошарашенная, услышанной историей, Маргарита, - Однако к делу! И еще, составьте для меня списки всех оппозиционеров с указанием партийной принадлежности. В списке подчеркните тех, у кого есть оружие. И торопитесь! У нас мало времени!

- Да, да, - ответил бургомистр и помчался выполнять приказания, полученные от военного коменданта города.

А вот теперь Маргарите хотелось спать! Как все невовремя! Ягужина видимо уловила ее состояние, и сказала, что немедленно приготовит кофе, а так же возьмется за приготовление завтрака. А Маргарита приступила к очередному сеансу стратегического планирования. Задача была весьма проста. При благоприятном раскладе в ее панцерауфкларунгзуге будет четыре транспортных средства – их панцеркампфваген Pz II Auf C, два трофейных польских 7ТР, а также автомобиль Кристины. Численность личного состава панцерауфкларунгзуга – шесть человек. Значит, в одном из 7ТР будет экипаж из одного человека, и он будет небоеспособен. Или взять автомобиль на буксир? В поисках ответа на данный вопрос, она пришла к выводу, что личного состава явно не хватает. Может быть стоило попросить губернатора составить список с адресами фоксдойче, проживающих в этом городе?

Она задала вопрос о фолксдойче Ягужине, пока та крутилась у плиты с джезой в руках. Та удивленно посмотрела на свою подругу и произнесла:

- Их выселили из города еще весной. Куда – не знаю. Правда половину из них мой отец «упустил» - он был против такого решения правительства. Тех, кого он не «упустил» вывозили военные под вооруженным конвоем. Ходят слухи, что в окрестностях есть концлагеря, но я лично не видела. Еще ходят слухи, что их расстреляли. Если это так, то я подозреваю, что окрестным городам явно не поздоровиться! Ведь немцы будут мстить за своих?

- Да, - кивнула Маргарита, - И очень сильно, - и чтобы уйти от неприятной темы спросила, - Ты правда с парашютом прыгала?

- Да, еще до войны. И стрелять умею из карабина.

- Это хорошо,  потому что ты, твоя сестра и Кристина, теперь не в хозяйственном отделении панцерауфкларунгзуга, а боевом его составе, - в хозяйственники кого-нибудь подыщем. Нам нужно еще пять человек как минимум – трое для комплектации экипажей панцеркампфвагенов, и двое в хозотделение. Неплохо бы, чтобы среди них был еще и врач.

- Увы, тут мы ничем помочь не можем. У нашей семьи слишком много недругов в городе.

- Это я уже поняла. Поэтому, комплектовать подразделение я буду после того, как мы отсюда выберемся. 

Кофе Маргарите понравился, но спросить о рецепте она решила в следующий раз – сейчас голова была забита предстоящим вступлением в город русских, а также кадровой проблемой. А еще трофеи! То, что находится у жителей города – проблемы русских. А вот то, что находится в подвале ратуши – трофеи вермахта. Часть из них лучше припрятать от трофейных команд, например машиненгеверы «Максим», пистолеты, и кирасы. Остальное – в принципе можно будет сдать установленным порядком.

Ягужина, между тем взялась за приготовление завтрака. И одно из блюд, которое она начала готовить, весьма заинтересовала графиню, ибо кухню наполнил запах свежесваренного пива. Она встала из-за стола и подошла с кашеварившей польке, чтобы поинтересоваться названием и рецептом:

- Выглядит весьма интересно, и как называется блюдо?

Говорят, что память о пережитых человечеством в далеком прошлом страхах, откладывается в последующих поколениях на генетическом уровне. И якобы именно оттуда, из прошлого,  у людей боязнь и отвращение к паукам, страх высоты и другие фобии. Но это не совсем верно. Не прошлое влияет на настоящее, а будущее. Тени, которые отбрасывает свершившееся будущее в наше настоящее, порождает страхи. И паукобоязнь – по всей видимости является тенью из свершившегося будущего. Вероятнее всего в результате будущего техногенного катаклизма, человечество утратит свои технологические достижения, а пауки мутируют до огромных размеров. Они станут охотиться на беззащитных людей, и затаскивать их в свои паутины  на большую высоту, что послужит причиной появления высотобоязни у людей. Вы скажете, что это бред, и это противоречит законам природы? Но как и чем тогда объяснить, что услышав от Ягужины  название блюда, Маргарита испытала глубинный, почти животный страх и ощущение какой-то катастрофы? А ответ Ягужины был следующий:

- Блюдо называется «Окрошка по-Сталинградски»…

До Сталинградской катастрофы шестой армии Паулюса было еще три с половиной года! Или способность ощущать события из будущего свойственна только женщинам?

Когда Маргарита сумела подавить нахлынувший на нее ужас, она узнала, что «окрошка по-сталинградски», готовится, так же как и «окрошка по-русски», только вместо русского кваса используется пиво. Очень хорошо помогает для снятия похмелья. Но обсудить достоинства данного блюда они не успели – с площади донеслась беспорядочная стрельба. Ягужина испуганно вскрикнула:

- Отец! – и рванула к выходу.

Графиня сумела остановить взволнованную девушку и объяснить, что так делу не поможешь, а только навредишь, глупо подставившись под пули. Перила балкона, где они установили машиненгевер «Максим» были каменные и сплошные, что давало защиту от огня легкого стрелкового оружия.  Балкон был увит зеленым плющом и их появление на огневой позиции прошло незамеченным. Внизу взревел мощным и надежным ста сорока сильным  шестицилиндровым  двигателем водяного охлаждения «Майбах» HL62TR  их панцеркампфваген Pz II Auf C. Но четкость и быстрота действий личного состава панцерауфкларунгзуга, оказались совершенно ни к чему. Просто здешний, упомянутый ранее, Мышездышек Эразержецкий, накануне захвата города Изумрудный войсками вермахта,  выпив изрядное количество крепких алкогольных напитков, направился собирать дань с окрестных хуторов.  С «охоты» он вернулся буквально четверть часа назад, и разумеется отправился в кабаре «Круль Ежи Третий», чтобы очередной раз облизнуться, глядя на прелестное стройное загорелое тело Кжерисжетиженжины Дрежушвежевецкой, едва прикрытое страусиными перьями. Объекта обожания, он разумеется не застал, и к жуткому опьянению, отключившему почти все сектора его головного мозга, добавилась вспышка ревности, окончательно затмившая его рассудок. Из того, что ему рассказали в кабаре он понял лишь одно – его Крыстя, которую он безуспешно пытался соблазнить уже несколько лет, находится в городской ратуше! Естественно, что наверняка с этим уродцем бургомистром! Информация о том, что город захвачен частями германской армии, он не расслышал или не воспринял. Вся его банда, общей численностью в двадцать пять человек, также находящаяся в изрядном подпитии, тут же рванула к зданию ратуши, чтобы линчевать бургомистра по американским гангстрерско-демократическим законам. По пути «польска гангстерино» стали постреливать в воздух, нагоняя страх на окружающих, подражая героям идиотских голливудских боевиков.

Конечно же, на не имеющего друзей в этом городе бургомистра, данная психическая атака могла бы нагнать страху. Но его на рабочем посту не было – в этот момент он руководил ремонтом подбитых польских танчиков 7ТР,  а также по своей личной инициативе руководил извлечением останков польских и немецких танкистов для последующих похорон на местном кладбище.

А поэтому, покачивающуюся и постреливающую в воздух толпу встречали войска вермахта. Позиция для открытия огня была идеальной – банда находилась посреди площади и что-то выкрикивала – очевидно предлагала бургомистру выйти для мужского разговора. За спиной приготовившейся к стрельбе Маргариты, раздался шум и сопение. Обернувшись, графиня увидела, что Катажина и Ядвижина волокут еще один машиненгевер «Максим».

- Можно и мы поучаствуем? -  промурлыкала Катажина, устанавливая ствол машиненгевера на треногу и заправляя ленту, - Слушай, я тут читала как-то в детстве книгу. Перевод на немецкий язык романа какого-то русского писателя. Кажется его имя Бушкофф, про русского короля Сварога, так там, у русских была традиция – русский король Сварог перед боем произносил какую-нибудь пламенную речь. Маргарита вздрогнула – ее снова накрыло тенью из будущего, кажется в будущем она читала эту книгу, или нет? Так или иначе, но  она громко крикнула:

- Огонь!

Как известно из истории мировых войн, массовое появление машиненгеверов на поле боя изменило сам характер войны. Исчезли плотные строи атакующих колонн и появились стрелковые цепи, сама война из маневренной превратилась в позиционную. Выходом из этого тупика, стало появление панцеркампфвагенов, неуязвимых для пуль машиненгеверов. Но для пехоты данное оружие по-прежнему оставалось смертельным врагом, и именно за свойство уничтожать пехоту и прозвали машиненгверы «адскими косильщиками». Много ли нужно времени двум «адским косильщикам» типа «Максим», чтобы уничтожить плотно стоящую толпу из двадцати пяти человек? Если той до ближайшего укрытия не меньше пятнадцати метров? Добавьте к этому сильное алкогольное опьянение! Дробный перестук двух методично поливающих площадь свинцом машиненгеверов «Максим» продолжался менее пяти секунд. После чего установилась мертвая тишина. Многие из стоявших польских гангстеров, так и не поняли по причине опьянения, что происходит, некоторые, которые потрезвее, успели пробежать пять-семь метров в сторону ближайших домов, но и они в настоящий момент времени уже лежали мертвыми на площади.

Тишина прервалась звуками типичными для освобождаемых через рот желудков. И Ягужина и Ядвижина впервые увидели столько человеческой крови и смерти в своей жизни на столь маленькой площади, и их рвало прямо с балкона на крышу. Подождав, когда данный процесс прекратиться, Маргарита, как и положено нормальному командиру произнесла:

- Поздравляю с первым боем подруги! С боевым крещением, так сказать!

Появившаяся в компании Марты Кристина, побледнела от вида трупов, но то ли она видела пьяные драки в кабаре, то ли по каким-то другим причинам, но освобождать свой желудок она не стала.

- Нужно организовать уборку трупов местным населением, - решила Маргарита, и посмотрев на бывшую певицу задала вопрос:

- К кому в городе стоит обратиться?

Кристина задумалась на секунду, а потом лицо ее прояснилось:

- Я думаю, что лучше позвонить Шмулю Шмулевичу. У здешнего кагала были трения с бандой этого уродца, а тут шанс разжиться чужим барахлом – обшарят карманы, найдут ключики от банковских помещений и домов -  пограбят пользуясь подвернувшейся оказией.

- Так что, здесь и еврейская банда есть? – удивилась Маргарита.

- Да не то чтобы банда, но кагал сплоченный, имеется две или три сионистских дружины. Правда оружия у них официально нет, но это только официально – ермолками и пейсами от головорезов Эразержецкого не отобьешься, наверняка что-то припрятано.

- Понятно, а какие-то ценности в банке имеются? Нам потребуется купить для вас новые документы, плюс всякие взятки заинтересованным людям.

- В банке может что-то и есть, но у меня в багажнике авто, женских ювелирных украшений наверняка больше – мне ведь не только этот мертвый уродец подарки всякие делал, но и другие ухажеры были. Тот же Шмуль Шмулевич, - ответила Кристина, - одного золота по весу килограмм тридцать не меньше. Так что покупку документов будем финансировать из моего фонда.

- Хорошо. Звони Шмулевичу. Только предупреди, что скоро русские придут, чтобы быстро все убрали. Все оружие – наши трофеи.

- О-о! – улыбнулась полька, - Не успеет госпожа немецкий командир моргнуть глазом, как эти евреи тут не только трупы уберут, но и камни мостовой с собой прихватят! Именно за это у нас в Польше евреев и не любят! Впрочем, за исключением способности становиться хозяевами чужой собственности – такие же обычные люди.

Местные сионисты, появились настолько быстро, что Маргарита начала подозревать, что именно сам Шмуль Шмулевич, и был тем провокатором, направившим опасного конкурента под шквальный огонь машиненгеверов вермахта. Так это или нет – проверять графиня не собиралась – есть дела и поважнее. Например завтрак и приведение себя в порядок. Скоро появятся русские, а она, является официальным представителем Третьего Рейха. Сейчас этот представитель походил больше на всклоченную курицу, чем на дипломата – макияж отсутствовал, не причесана, лак на ногтях слез!

Окрошка «по-Сталинградски», не смотря на устрашающее и вызывающее страх название, оказалась превосходным блюдом – мелкорезанные вареные яйца, контрабандная вареная колбаса из СССР, огурцы и свежее пиво входившие в ее состав, оказали ободряющий, оздоровляющий и тонизирующий эффект на личный состав панцерауфкларунгзуга «Валькирия». Это решение – перенести имя их панцеркампфвагена на наименование панцерауфкларунгзуга, появилось во время завтрака, и графиня довела его до своих подчиненных, чем вызвала у них целую бурю восторга. Времени на утренние интимные любовные игры уже не оставалось – душ в быстром темпе, затем приведение себя и формы одежды в порядок.

Толком подкрасить ногти Маргарите не дали – ожил телефон, и командир ремонтного подразделения стал расспрашивать ее, где находятся подбитые противником панцеркампфвагены. Графиня предупредила, его, что ремонтные работы на польских танчиках 7ТР ведутся по ее указанию, и трофейные машины последуют обратно с экипажами ее подразделения.

Затем появился бургомистр и графиня фон Бюлов, которая считала себя очень проницательной, впервые в жизни поняла, что первое впечатление о человеке может быть обманчивым. Да, этот суетливый человечек с бегающими глазками не походил на мужественного арийца в рогатом шлеме с рекламного плаката, и наверняка он испытывал и испытывает много страхов в своей жизни. Но он оказался очень ответственным человеком. Вместе с ним прибыл целый конвой – на двух грузовиках доставили отремонтированные трофейные 7ТР, а на третьем – свежеструганные гробы с телами погибших в сражении танкистов и польских жолнеров. Похороны погибших в бою солдат, Маргарита решила организовать после прибытия русских, поскольку времени оставалось менее четверти часа – выставленные тем же бургомистром дозорные позвонили и сообщили о появлении вдалеке передовых большевистских отрядов. Списки опасных лиц города Изумрудный  (когда только он успел их написать) Маргарита спрятала во внутренний карман не читая, и сейчас  наблюдала за тем, как так же суетливо этот человек с бегающими глазками прощается со своими дочерьми, говоря им, что срочно убывает по поручению коменданта, и что они, его дочери, должны во всем слушаться госпожу немецкого офицера, что поскольку идет война и всякое может быть, то он оставляет им в качестве будущего приданного шкатулку с фамильными драгоценностями, что это на черный день, а не на всякие туфли и чулки, и что они сестры, должны беречь друг друга, и он им обязательно напишет, как устроится. Трогательно поцеловав дочерей, бургомистр все так же суетливо сел на легковой автомобиль и помахав всем рукой на прощанье уехал по дороге из желтого кирпича на запад.

Когда маленький авто бывшего главы города исчез за поворотом, в сердце у Маргариты от чего-то защемило. Она вдруг поняла, что никогда более не встретит в своей жизни этого странного человека. И она была права в своем предчувствии. Уже после окончания войны ей удалось узнать, что  Ежи Бышездышский, сумел каким-то образом устроиться в Дрездене, стал руководителем одной из спасательных команд, и что он героически погиб спасая девушек-связисток из вспомогательной службы противовоздушной обороны Дрездена в тот день, когда англо-американская авиация стерла город с лица Земли. Но об этом графиня узнала только после войны, а сейчас, она собрала свою волю в кулак, и не стала рассказывать сестрам о своем дурном предчувствии. Ни к чему это! Это ее крест!

Из нескольких возможных сценариев встречи русских войск, Маргарита графиня фон Бюлов, выбрала «будничный». Суть его заключалось в том, что со стороны это должно было напоминать смену дежурных по подразделению. Никаких расшаркиваний и книксенов, никаких заверений в почтении и любезности, никаких идиотских дипломатических танцев. Дежурство сдал – дежурство принял. Причина такого выбора была очень проста – дипломатия – явно не та область, в которой Маргарита сильна. Лучше она прикинется глупой солдафонкой, чем будет совершать глупость за глупостью, изображая прожженного дипломата. Поэтому она сидела в здании ратуши и ждала, когда представители русской большевистской армии позвонят или постучат во входную дверь. Именно это в итоге и произошло.

На пороге ратуши стоял высокий, стройный голубоглазый блондин, явно арийской наружности, одетый в пропыленный большевистский остроконечный суконный головной убор. Маргарита вспомнила, что данный головной убор называется «ворошилоффка», - по фамилии главного большевистского маршала.

- Гражданка немецкий офицер, - начал вошедший, - Особый комиссар Иван Иванович Аппельбаум. Уполномочен вести с Вами переговоры о передаче города Изумрудный под юрисдикцию Рабоче-Крестьянской Красной Армии.

 

 

Основы большевистской педагогики.

 

            Несоответствие арийского облика вошедшего и прозвучавшей еврейской фамилии, настолько ошарашили Маргариту, что возникла неловкая пауза. Что-то видимо отразилось и на ее лице, ибо  Особый комиссар Иван Иванович Аппельбаум, как-то лукаво на нее посмотрел и спросил:

            - Верите в расовую теорию национал-социализма? – не дождавшись ответа, улыбнулся и продолжил, - По маме я Иванов, по отцу – Кузнецов. Родители погибли в гражданскую от рук белополяков, воспитывался в детдоме имени Аппельбаума, всем выпускникам которого, фамилии родителей которых не были известны – давали фамилию Аппельбаума! Со мной вместе два корейца и туркмен выпускались – тоже Аппельбаумы! Узнал о родителях уже позже, во время обучения в военном училище. Нашел документ в архиве. А теперь давайте перейдем к делу. Если Вы, Гражданка немецкий офицер, не возражаете?

            Вовремя приведенная в порядок внешность облегчила Маргарите ведение переговоров – никакой неловкости по данному, очень болезненному для любой женщины  поводу, она не испытывала. Да и русский комиссар постоянно отвлекался, заглядываясь на ее обольстительную и стройную фигуру. Но дело он свое знал. Они сошлись на том, что русские помогут в процедуре похорон погибших военнослужащих, после чего  ее панцерауфкларунгзуг, а также ремонтное подразделение покинут окрестности города Изумрудный в течение часа. Других вопросов вроде как бы и не было, ввиду малочисленности немецкого гарнизона и кратковременности его пребывания в данном населенном пункте, но расслабиться Маргарите не удалось. Когда она уже собиралась проводить русского гостя, тот как-то странно улыбнулся.

- Гражданка немецкий офицер, - как-то вкрадчиво начал большевистский комиссар Аппельбаум, - Я хотел бы обсудить с Вами еще один вопрос в приватной беседе.

Маргарита удивленно вскинула брови.

- И что же за вопрос? – спросила графиня, пригубив чашечку кофе.

- Вопрос затрагивает большевистские методы перевоспитания и одновременно международную политику. Поэтому я не хочу выносить сор из избы. Раз уж вы гражданка немецкий офицер ввязались в эту историю, то Вам и принимать решение, от которого зависит судьба двух женщин.

- Каких женщин?

- Ягужины и  Ядвижины Бышездышских, дочерей местного бургомистра-белополяка, - с этими словами Иван Иванович Аппельбаум достал из сапога два листа бумаги, на которых были отпечатаны портреты девушек и что-то написано по-русски, - Они являются активными участницами контрреволюционного антисоветского заговора на территории освобожденной Белоруссии, и должны быть переданы в руки НКВД, хотя, в настоящий момент времени, как я понимаю, - комиссар пристально посмотрел в голубые глаза графини, - Они находятся под Вашей юрисдикцией, и выдаются Вами, гражданка немецкий офицер, за военнослужащих Вашего подразделения. Я понимаю, что решение данного вопроса может привести к дипломатическим трудностям и проблемам, а в свете миролюбивой политики Советского государства и недавно подписанного мирного соглашения между СССР и Германией – это совершенно ни к чему и даже вредно, но… Я хотел бы Вам кое-что пояснить.

- И что же Вы хотите мне пояснить гражданин русский большевистский комиссар? – с некоторым раздражением спросила Маргарита.

- У нас в СССР, принята система перевоспитания контрреволюционных и антисоветских элементов с помощью принудительного труда. Данная система позволяет достаточно эффективно перевоспитывать враждебные элементы нашего общества. Две вышеназванные девушки – росли и воспитывались в контрреволюционной среде, и в ближайшем будущем примут самое непосредственное участие в активной вооруженной борьбе против СССР в составе какой-нибудь из антисоветских организаций. Если вы передадите данных девушек в руки советского правосудия, то они получат по десять лет исправительно-трудовых работ, за время которых из них выйдет вся контрреволюционная дурь, характерная для их возраста и их среды. Если же Вы сейчас укроете их от рабоче-крестьянского правосудия и увезете на подконтрольные Германии территории,  то спустя год или два – они все равно окажутся на территории СССР, но уже, как исполнительницы какого-то террористического акта против Советской власти. И тогда – срок и сила наказания будут гораздо выше – вплоть до высшей меры – расстрела. Поймите, речь идет не о кровожадности большевиков, о которой так много пишет буржуазная пресса, а о перевоспитании личности! Девушки находятся в потенциально опасном возрасте – в их головах девичий максимализм переходного возраста! Они наверняка попадут под влияние какой-нибудь Белопольской антисоветской организации, и как следствие – начнут играть в военные игры опасные для окружающих. Из них могут получиться фанатичные и опасные агенты, которые не побоятся нажать на курок, ради буржуазных идей о Великой Польше «от можа и до можа»! Покрывая их сейчас – Вы берете на себя ответственность за их судьбу, и мешаете совершенно необходимому для их же блага процессу перевоспитания.

- То есть из девушек, попади они в надлежащую среду, получатся отличные солдаты? – переспросила графиня.

- Именно так. Причем пострашнее мужчин, ибо женская фанатичная вера в какую-то идею…

- Ну, тогда, я не пойму гражданин советский большевистский комиссар Аппельбаум, почему Вы так озабочены судьбой военнослужащих Вермахта? Мой панцерауфкларунгзуг понес боевые потери, и данные девушки являются подданными Германии и моими подчиненными. А я, как командир несу за них ответственность!

- Вы хотите уверить меня, что разыскиваемые девушки останутся на службе в Вермахте?

- Именно так!

- Ну что ж, гражданка немецкий офицер, я сделал все что мог. Теперь их судьба находится в Ваших руках. Если их поймают на территории СССР, спустя какое-то время – это будет на Вашей совести.

- Хорошо, - кивнула графиня фон Бюлов, - Чтобы убедить Вас в искренности своих намерений относительно судьбы двух названных девушек, я хотела бы преподнести Вам подарок от лица германского командования, - увидев, что русский комиссар поднял в протестующим жесте руку, Маргарита добавила, - речь идет не о материальных ценностях, к которым как я знаю у Вас большевиков специфическое отношение, речь идет об элементах, потенциально опасных для Советской власти, которую как я понимаю  Вы собираетесь здесь устанавливать.

Маргарита протянула комиссару Аппельбауму списки, написанные рукой сбежавшего бургомистра. Тот принял их и начал просматривать. Лицо его приняло серьезное выражение суровое непримиримой пролетарской решимости.

- Спасибо, гражданка немецкий офицер, теперь я верю в искренность Ваших намерений. Будем считать, что вопрос о двух скрывшихся белополячках закрыт, по причине дружбы между германским и советским народами. В донесении я отмечу, что разыскиваемые погибли во вчерашней перестрелке.

- Вам и это известно? – удивилась графиня.

- Конечно! ЧК не дремлет, НКВД, как известно не спит! – улыбнулся Иван Иванович Аппельбаум, - Кстати, певичка из кабаре интереса для нас не представляет. Так что можем считать все вопросы решенными.

- Да, - согласилась Маргарита, -  пора перейти к печальной церемонии отдания воинских почестей погибшим.

- Хорошо. Я отдам соответствующие указания – согласился комиссар, - Оркестр, салют и все что положено.

Печальная церемония отдания воинских почестей прошла быстро и четко. Несколько смутило графиню то, что большевистский оркестр играл незнакомые ей военные марши, но по серьезному лицу комиссара Аппельбаума она догадалась, что никакого подвоха и революционной агитации в данном действе не происходит. Несколько смущал взгляд комиссара, которые скользил по ее спине, по царственноокруглым ягодицам Маргариты, ниже, еще ниже… Но за просмотр рейхсмарок не берут, да и привыкла она к таким взглядам со стороны мужчин. Как и к намекам на близкое знакомство. Не избежал такого намека и комиссар Аппельбаум. Правда, сделал он это в своеобразной манере. Он предложил Маргарите и ее подругам интернироваться и остаться на перевоспитание в стране победившего социализма, намекнув, что хорошо знает Сибирь, и воспитательный курс обучения на лесозаготовках, который предстоит пройти Маргарите, если она примет его предложение, будет самым счастливым периодом в ее жизни.

Конечно же, он несколько огорчился, когда Маргарита, обтекаемо высказалась, что сделанное им предложение несколько неуместно, и граждане Третьего Рейха гордятся своим государством и им не нужна другая родина, но виду не подал. Он проводил ее панцерауфкларунгзуг до самой окраины города, а затем стоя в большевистской легковой машине с открытым верхом, наблюдал за их отъездом. Правда перед самым отъездом, он вновь отозвал Маргариту и шепнул ей на ухо: «Очень жаль, что Вы не приняли мое предложение! Мне бы очень не хотелось воевать против Вас! А ведь это случиться! Война между Германией и СССР неизбежна и Ваша страна нападет на мою Родину весной 1942 года. Приняв же мое предложение – вы смогли бы избежать участия в этой бойне. Да и о собственных  детях наверняка задумаетесь. Ведь Вам захочется иметь детей! Подумайте! Может не сейчас, у Вас пока еще есть время. Вы можете перейти на нашу сторону позже. Это был бы лучший для Вас вариант!». Маргарита улыбнулась – столь странного кавалера со столь странной манерой ухаживания у нее еще не было. По ее молчаливой улыбке, комиссар понял, что ответа на свое предложение он сейчас не получит. А затем они двинулись в путь, удаляясь от форпоста большевизма на территории, вновь обретенной большевистским СССР.  Когда фигура большевистского  комиссара исчезла за поворотом, графиня вдруг почувствовала, что эта встреча не является последней, и этот голубоглазый блондин с еврейской фамилией еще повстречается в ее жизни, и будет это в какой-то важный для нее момент. Такое предчувствие несколько удивило графиню, ведь мужчины ее не интересовали в принципе, а тут такая странность. Но ответа на свой вопрос она не нашла, зато нашла дорогу на эрзацполишавтобан № 34-17, по которой можно было проследовать  в квадрат №42-65-78. Чем, собственно говоря, ее личный состав и занялся. Панцеркампфвагены ее панцерауфкларунгзуга шли с минимальными экипажами. В головном сидела она и Марта, в первом трофейном за рычагами была Ягужина, а командиром Катажина, в третьем кроме Ядвижины, никого более не было, ибо Кристина ехала замыкающей на своем авто, нагруженном трофейным оружием и припасами.

Эрзацполишавтобан № 34-17 оказался обычной грунтовой дорогой, проходившей через лесной массив. Судя по карте, дорога проходила через маленький городок, под названием Нова Пилсуджеск, Марта, будучи уроженкой Данцига, в свое время была вынуждена очень подробно изучать историю Польши, считавшуюся обязательной в школьной программе, после пары минут молчания затараторила:

- Город Ново Пилсуджск был основан в 1922 году Юзефом Пилусдским на деньги, полученные в качестве контрибуции от большевистского СССР, проигравшего войну. Строили его пленные большевики, и по имеемым слухам всех их после строительства расстреляли в лесу, но официальных сведений по данному вопросу нет. Главными достопримечательностями города являются две конные статуи – короля Ежи Третьего и Юзефа Пилсудского, из промышленного производства практически ничего нет – мелкие обрабатывающие предприятия.

- Интересно, из-за чего тогда появился слух, что строители города были расстреляны? - задала вопрос графиня, - Такие вещи обычно делают, если речь идет о каком-то тайном объекте, а тут обычный городок – пара тысяч жителей.

- На этот счет несколько слухов, - ответила Марта, - Перечислять?

- Давай, дорога у нас долгая, только не забывай на дорогу посматривать, а то не дай бог, на каких-нибудь окруженцев напоремся!

- Слух первый. Классический. Золото царской России, захваченное во время переговоров большевиков и немцев в Бресте в 1918 году. Якобы исчез бесследно эшелон, а тут сделали тайное хранилище золота.

- Глупо. Золото должно работать в банках, а не лежать в кубышке.

- Согласна. Слух второй. Тайная база польского правительства на случай чрезвычайных ситуаций. Ну, естественно с подземными ходами, бункерами, метро и прочим. Согласна, что тоже глупо – должны быть укрепрайоны и прочее. Поэтому слух третий – арсенал или подземный завод по производству военной техники.

- Более реалистично, но никакого польского вундерваффе мы до сих пор не видели. Следовательно, либо слух о расстреле строителей ложный, либо созданным оружием не успели воспользоваться. Правда я думаю, что речь идет о чем-то обычном – Польша перед войной производила немало нелицензионных  образцов, скопированных с чужих разработок.

-Да, но ведь завод, должны были построить аж в 1922 году – значит, и техники должны были за это время выпустить немало, - возразила Марта.

- Действительно, - согласилась Маргарита, - А не могло получиться так, что мудрые бюрократы, как всегда что-то забыли? Например, отгружать изготовленную продукцию по назначению? Работает себе завод, работает – продукцию на склад, и дальше работает. А забирать ее забывают.

- Знаешь, служа в вермахте, я такому раскладу не удивлюсь, ибо таких накладок у нас на каждом шагу. Помнишь, как гренадерам семнадцатой инфантерии дивизион, на весь личный состав вместо шинелей со складов армии отгрузили  женские трусики «Слипфройлян» Т8АЕ?

 Маргарита  рассмеялась:

- Да, помню, они тогда еще хотели сменить эмблему дивизии на новую – женские ягодицы в этих самых трусиках «Слипфройлян» Т8АЕ!  Но тогда возникает закономерный вопрос – подъездные пути! По грунтовке много сырья на завод не доставишь, да и в глаза будет бросаться, а ближайшая железнодорожная станция в десяти километрах за лесным массивом, и от нее до города по дороге километров, - Маргарита сощурилась, оценивая расстояние по карте, которая лежала на ее коленях, - Километров пятьдесят не меньше, дорога проходит в обход лесного массива. Хотя… но рыть десятикилометровый подземный ход, от станции на завод, на мой взгляд, это глупо!

- Да, глупо, но вот железнодорожная станция со складами стоит на опушке леса, и судя по обозначению, это грузовая станция, и никаких населенных пунктов поблизости нет.

Маргарита почувствовала, как ее охватывает практически азарт, от предвкушения встречи с какой-то тайной. Если до встречи с последней, они не встретят более прозаические вещи, вроде антипанцеркампфвагеновых снарядов польских жолнеров, прорывающихся из окружения в направлении Румынии.

Увы, самая страшная тайна, это та, которая страшная, а не которая таинственная. Есть вещи, которые не скрывают специально, но о которых и не говорят. Какой-нибудь поэт сказал, что речь идет о зверином лике войны, а какой-нибудь демократ высказал бы мнение, что речь идет об античеловеческой сущности тоталитарного режима. Но, демократы, как уже говорилось выше – душевнобольные люди, и именно поэтому их рассуждения абсурдны и лишены логики и здравого смысла. Назвать демократическую Польшу, тоталитарным государством! Польша, это самая старейшая демократическая страна в Европе! Тоталитаризмом здесь и не пахнет! Сплошная демократия, прямым следствием которой является чудовищная жестокость, бесчеловечность, и махровый национализм и расизм, ошибочно именуемый некоторыми фашизмом.

Именно порождение польского фашизма и показалось, на примыкавшей слева к эрзацполишавтобану № 34-17, второстепенной дороге, совершенно не обозначенной на карте. Это было нечто странное – на удалении примерно меров в четыреста,  большая квадратная площадь – со стороной в пятьдесят метров, была оцеплена колючей проволокой, по углам квадрата стояли шестиметровые вышки с прожекторами и пулеметами, сбоку к квадрату примыкал небольшой деревянный барак, а в самом квадрате распологалось что-то очень пестрое. Что-то шевельнулось в душе Маргариты, какое-то гадостное предчувствие чего-то нерадостного.

- Поверни налево! Проверим что там! – скомандовала она Марте.

«Валькирия», ведомая Мартой, развернулась, и они стали сближаться с обнаруженным объектом. Вначале графиня разглядела через монокулярный прицел TZF4 с двух с половиной кратным увеличением, что  в центре квадрата находятся люди, а затем… Затем с одной из вышек их тоже заметили, и по надежной, крупповской броне «Валькирии» забарабанили с перезвоном пули калибра 7,92 мм машиненгевера wz.14 «Hotchkiss» образца 1914 года, установленного на вышке.

- Марта, ходу! Атакуем! – закричала испугавшаяся внезапной стрельбы  Маргарита, - Если что тарань эти чертовы вышки и рви проволочный забор!

Весело фыркнул мощным и надежным ста сорока сильным  шестицилиндровым  двигателем водяного охлаждения «Майбах» HL62TR  их панцеркампфваген Pz II Auf C, и приятно подрагивая в боевом азарте устремился навстречу противнику. Графиня оправилась от испуга и выпустила очередь осколочно-фугасных спренггранате Spgr из кампфвагенканон 2cm KwK30L\55 по домику на вышке. Ответная реакция неизвестного противника последовала незамедлительно – Маргарите было хорошо видно, как с остальных трех вышек на землю спрыгнули фигурки одетые в военную форму защитного цвета и быстренько умчались в лес, секундой-полутора позже точно такие же фигурки выскочили из барака и тоже растворились в лесной глуши. Поляки? Скорее всего – цвет их формы не имел ничего общего с фельдграу. Но что они делали тут в лесу, и кто эти люди, согнанные в лагерь?

За те несколько секунд, что они подъезжали к проволочному забору, Маргарита, будучи истинной блондинкой, очень быстро сообразила, что к чему. Сообразила и ужаснулась. Да, это был тот самый неприглядный звериный лик войны. Традиционный для демократического фашизма элемент – концетрационный лагерь, изобретенный в Англии – самой демократичной из всех европейских стран. Маргарита и раньше слышала о том, что поляки создали концлагеря, в которых уничтожаются фольксдойче, но до сегодняшнего дня считала, что это трюк доктора Геббельса, призванный оправдать жестокие действия германской армии на территории Польши. А сейчас, она с ужасом увидела, что данный пункт в выступлениях Геббельса, не был пропагандистким враньем! Или это обычная тюрьма?

Иллюзии Маргариты рассеялись как дым, когда они, повалив проволочный забор, въехали на территорию лагеря. Первые же вопросы, заданные заключенным, выявили горькую правду – этот лагерь предназначен для уничтожения фольксдойче, свезенных с окрестных населенных пунктов.

- Чувствую, что как только мы доложим командованию об этом лагере смерти – сожгут парни из СС этот  Ново Пилсуджск со всеми его жителями подчистую! – мрачно произнесла выслушавшая ответы заключенных, Марта, - Даже разбираться не будут – причастны жители города к этому лагерю или нет!

- Похоже на то, - согласилась Маргарита, - Только вот почему-то нет у меня никакого сочувствия к жителям близлежащего города! Эти слухи, странное расположение города, этот лагерь – конечно же, вполне вероятно, что никакой взаимосвязи между названными фактами  нет, но… Странное и  нехорошее предчувствие! Впрочем, вернемся от мистики к прозе! Удравшие охранники побросали свое оружие – им можно вооружить заключенных лагеря и попытаться использовать как пехоту.

- Толку от такой пехоты! – справедливо заметила Катажина, - Хотя лучше такая, чем никакой – нам ведь еще город брать. А там, наверняка без боя не сдадутся!

- А я не согласна! – возразила Марта, - Может, у них и нет военной подготовки, но зато есть злость! Наверняка ведь натерпелись кошмаров, пока в лагере сидели! Так что городок этот они вырежут похлеще, чем зондеркоманды из СС!

- Имеют моральное право, - согласилась графиня, - Хотя и в противоречии с обычаями ведения войны. Поэтому так и поступим. Если заключенные устроят в городе резню – сильно сдерживать не будем – не наше это дело, тут главное перенаправить их энергию на что-то полезное – например, согнать всех жителей города на компактную территорию.

- Рассуждаешь так, словно бы мы уже взяли этот город! – усмехнулась Марта.

- Город мы возьмем! – категорично заявила Маргарита, - Причем без потерь и практически без выстрелов!

- ???? – на лице Марты отразилось удивление.

- Рядом с подлостью -  не бывает доблести! Это – Маргарита показала рукой на лагерь – Подлость, а значит там, - она указала в сторону города, - Нет доблести. Если жители города в своей стране допустили такое, рядом со своими домами …

- Я поняла! – прервала своего командира Марта.

Желающих взять в руки оружие, оказалось больше чем самого оружия. Примерно через полчаса они двинулись по эрзацполишавтобану № 34-17 на штурм Ново Пилсуджска. До города было примерно четыре километра восемьсот семнадцать метров и двадцать четыре сантиметра – час пути пешком. Женщины, старики и дети, охраняемые десятком человек с 7,92 мм винтовками Мосина образца 1891/98/25 года постепенно отставали от основных сил – и их никто и не подгонял, ибо никакой пользы при штурме города они принести не могли. Остальные добровольцы – примерно полторы сотни человек с тремя десятками винтовок и тремя исправными машиненгеверами wz.14 «Hotchkiss» образца 1914 года следовали рядом с панцеркампфвагенами. При этом машиненгеверы с расчетами были посажены на их броню – бля подвижности и мобильности.

Дорогу, как говориться в большевисткой поговорке – преодолеет тот, кто по ней передвигается. И наступающая группировка вермахта ее преодолела – из-за небольшого поворота показались дома этого загадочного города Ново Пилсуджск.

 

Вундерваффе по-польски.

 

Как и предполагала Маргарита, добровольная пехота из фольксдойче, тут же сошла, что называется с нарезки – при виде первых же жителей городка, пехотинцы открыли по ним беспорядочный огонь. Психологически создавшийся момент подходил для того, чтобы предотвратить бессмысленную бойню, которая разлагающе подействует на и без того слабо дисциплинированное подразделение, и графиня решила воспользоваться данным шансом. Высунувшись из люка, она прокричала:

- Рассыпаться в цепькономить патроны! Гоните всех прикладами к центральной площади!

Слово, привнесенное в массы в нужный момент, подействовало в строгом соответствии с большевисткой доктриной о руководящей роли большевиков. Понятно, что среди разъяренных пехотинцев большевиков не было, но большевисткая доктрина о руководящей роли партии универсальна и применительна к любой эпохе. Естественно, что по ходу выполнения полученной команды возникали определенные эксцессы – то какую-то симпатичную паненку повалили на тротуар, и задрав ей подол платья, с ходу стали насиловать,  то какого-то гражданина вместо приклада ударили штыком со всеми вытекающими последствиями, но эти отдельные человеческие трагедии были закономерными мелочами, на фоне в целом благоприятной общей статистики –  десяток изнасилованных женщин, десяток убитых – не так уж и много для достигнутого волонтерами Маргариты результата. Ведь большинство жителей города, которых успешно сгоняли на площадь, были целы и невредимы. Напуганы, но невредимы. К тому же сам факт того, что пришедшие вооруженные люди убивают и насилуют без предупреждения, сыграл положительную роль в достижении нужного результата – паника распространилась мнгновенно и парализовала способность жителей городка разумно мыслить и оказывать сопротивление. На всю операцию по сбору жителей городка ушел примерно час, за время которого Маргарита, Марта и Катажина совершенно охрипли, раздавая приказы. Но все закончилось, и очередь  дошла до германско-польского разговорника отпечатанного ведомством Геббельса.

- Бабка! Яйки, кура, млеко! Бистро! Бистро! Партизанен пуф-пуф! Коммунисты, коммисары, партизаны исти? Бабка! Телеграфен, телефонен! Аврора Пуф-пуф! – выкрикнула графиня в согнанную на площадь толпу фразы из разговорника.

Несмотря на стойкие подозрения графини, о том, что идиоты из ведомства Геббельса отпечатали явную ахинею, все ей сказанное поняли очень быстро. Из толпы вышел солидно одетый, лощеный и франтоватый белокурый мужчина лет тридцати пяти и начал мило и как-то по-идиотски  улыбаться.

- Похоже, этот педрила пытается тебя очаровать! – фыркнула Марта на ухо графине, - Видимо, он местный Козел Нова, или как их еще называют? Жигули? Нет, вроде не так… А! Вспомнила – их называют мучачо!

- У большевисткого комиссара это лучше получалось, - улыбнулась Маргарита, - Комиссар Аппельбаум не смотря на его странные идеи, отправить нас всех на лесоповал, был искренним, честным и не лез в душу. Этот же – думает, что его гладковыбритость и внешняя схожесть с английским аристократом, дает ему право на все! Действительно – мучачо!

- Бабка! Яйки, кура, млеко! Бистро! Бистро! Партизанен пуф-пуф! Коммунисты, коммисары, партизаны исти? Бабка! Телеграфен, телефонен! Аврора Пуф-пуф! – повторила Маргарита, ранее сказанные загадочные заклинания, совершенно игнорируя улыбающегося незнакомца.

- Госпожа немецкий офицер! – произнес  вдруг тот на чистейшем немецком.

У Маргариты округлились глаза, а незнакомец продолжил:

- Разрешите представиться! Я местный бургомистр – Дойч Германович Немцофф!

- Еврей что ли? – встряла в разговор Марта, услышав типичные еврейские имя фамилию и отчество.

- Ну почему сразу еврей? – густо покраснел бургомистр, - В США - президент еврей – и что? Разве это на что-то влияет?

- Таки мы будем зубы Третьему Рейху заговаривать, - спародировала еврейскую манеру разговора Марты графиня, - Или мы таки организуем капитуляцию города по всем правилам. Таки кто заместитель бургомистра?

Из толпы вышел крючконосый черноволосый кучерявый мужчина лет сорока и представился:

- Ицхак Соломонович Еврейски.

Маргарита удовлетворенно хмыкнула – внешний вид и картавость говорившего, ясно и четко указывали на его арийское происхождение.

- Мне нужна телефонная связь! Срочно! – заявила графиня, решив, что с приемом капитуляции города можно подождать.

 - Пройдемте в здание городской управы, госпожа немецкий офицер! – Ицхак указал на двухэтажное здание в стиле позднего классицизма, над которым еще трепыхался польский флаг.

И снова, в течении десяти минут Маргарита пыталась втолковать дежурному связисту из шестой инфантери дивизион, что ей нужно, пока у аппарата не появилось что-то жующее  руководство. Ей пришлось выслушать в свой адрес все, что о ней думали – что некоторые грудастые блондинки, вместо того, чтобы внимательно слушать и записывать указания командования на инструктаже, слишком были озабочены губной помадой и зеркальцем, и вообще, прежде чем отрывать от обеда их превосходительство господина генера… Какие фольксдойче? Какой концлагерь? Почему не докладываем вовремя? А все из-за того, что некоторые грудастые блондинки, вместо того, чтобы внимательно слушать и записывать указания командования на инструктаже, слишком были озабочены губной помадой и зеркальцем – немедленно взять город под контроль и  доложить! Взят? Карательные отряды СС и автоколонна для эвакуации освобожденных фольксдойче уже выехали! После их прибытия и передачи города под их контроль – отступить по эрзацполишавтобану № 34-17 в квадрат №42-65-78!

- Как я понимаю, город сожгут? – спросил графиню Ицхак, - Вместе с населением?

- Да, - мрачно заметила Маргарита, - А сейчас покажите мне то, ради чего на самом деле построили этот город на крови.

Ицхак удивленно вскинул брови, но ничего не произнес, а указал рукой на здание напротив.

- Нам туда? – спросила графиня.

- Подземный ход, - ответил заместитель бургомистра.

Осматривать тайны Маргарита отправилась, прихватив с собой Марту. Катажину оставили на «хозяйстве».

Здание, ведущее к тайнам мирозданья, принадлежало Дойчу Германовичу Немцоффу, и являлось его особняком. Это был приятный трехэтажный дом в стиле позднего рококо, с зеркальными стеклами, садом, газонами и чугунной литой оградой. Дверь, ведущая в подземный ход, располагалась в кабинете бургомистра и была тройной. Когда по ушам Марты и Маргариты ударил промышленный шум работающих механизмов, то стало ясно, для чего нужна эта звукоизоляция. Впереди шел Ицхак, за ним графиня, замыкающей Марта. После длинного коридора они подошли к винтовой лестнице ведущей вниз. Маргарита присвистнула – не меньше тридцати метров!

- А лифта нет?

- Вот, – Ицхак, к облегчению графини, указал на железную решечатую дверь.

Лифт был во внешней шахте, крепившейся к стене искусственной пещеры. За то время пока он неспешно спускался вниз, Маргарита и Марта вдоволь насмотрелись на подземные цеха таинственного завода.

- Честно говоря, - выразила свое мнение Марта, - Все эти тайны мирозданья уже в печенках сидят!

- Без этого нельзя! – решительно заявила Маргарита, - Злодеи любят таинственность! Если хочешь увидеть злодеев – разыщи какой-нибудь пустырь, заброшенные руины, пещеру  или свалку – излюбленные места их сборищ!

- Ага, то есть мировое и вселенское зло ничем не отличается от зла местечкового – любит собираться на помойках!- засмеялась Марта Гиндзбург.

- Конечно! Дерьмо всегда стемиться туда, где дерьма побольше!

- А здесь у нас какое зло? Мировое, всленское или местечковое?

- А есть разница? По мне – так все одинаково! Сущность убийцы от того, что он сменит лохомотья на смокинг не меняется – уьийцей был, убийцей и остался.

- Прошу следовать за мной, фройлян немецкие офицеры, - произнес Ицхак Еврейски, когда лифт достиг дна пещеры.

Девушки вздохнули, и пошли за заместителем бургомистра. Глубоко в душе и Маргарита и Марта надеялись, что на этот раз обойдется без созерцания каких-либо кровавых ритуалов или способов издевательства над людьми, но их наивные надежды не оправдались. Одним из подземных объектов, была лаборатория, в которой отрабатывался очередной безумный проект, очередного демократического безумца. Целью проекта было безумие – обретение бессмертия человеком. На первый взгляд – весьма благородная задача – человечество в случае успеха, избавится от болезней и смертей, а гении и таланты будут творить вечно и радовать всех нас своими шедеврами, ну и дальше в том же духе, но… Во всякой бочке меда, как известно присутствует ложка дегтя. Здесь же была не ложка, а вся бочка, и не дегтя, а дерьма. Метод, которым пытались достичь человеческой мечты о бессмертии, был весьма бесчеловечным, что сразу же указывало на то, кто является автором проекта. Графиня даже предположила, что то, что они увидели является составной частью чего-то гигантского, разбросанного по всей территории цивилизованного мира, одним из отрабатываемых вариантов. И совершенно неслучайно для проведения данных опытов избрали именно Польшу – всегда можно списать последствия нежелательной огласки на зверства большевистского СССР или зверства нацистов Германии. Ясно, что и финансирование эксперимента производится на английские или американские деньги.

Метод, которым пытались вывести бессмертную расу был жутким,  подходящим по сути племенам Африки или Амазонии. По предположению Маргариты, он был почерпнут из трудов какого-то гуманиста античности или эпохи Возрождения – какого-нибудь Аристотеля, или какого-нибудь Микеланджело. Впрочем, это было только ее предположение, ибо Маргарита так и не удосужилась ознакомиться с трудами великих гуманистов. По мнению авторов проекта, бессмертия можно было достигнуть с помощью каннибализма в сочетании с какими-то магическими обрядами. Какая-та чушь, про поглощение чужой души, жизненной силы, обращению молитв к князю Тьмы. Сами результаты эксперимента, наталкивали на мысль, что автор данного проекта не совсем безумец, как кажется на первый взгляд, а  среднего пошиба аферист, выкачивающий деньги из финансирующей проект организации.  Маргарите и Марте были продемонстрированы «успешные» «результаты» эксперимента, который якобы велся уже на протяжении более шестидесяти лет. Якобы, при соблюдении данного метода, уже на втором поколении появляется раса бессмертных, которая может воспроизводить себе подобных, питаясь уже обычной человеческой пищей и спариваясь с нормальными людьми. Так называемые «бессмертные», «выведенные» в результате «эскперимента», представляли собой людей с ушами Сатира и кошачьими зрачками. Графиня сразу же вспомнила, что слышала о какой-то инструкции гестапо, где говорилось о усилении борьбы за чистоту арийской расы, и где упоминались в качестве отклонений от нормы люди с ушами Сатира – то есть с заостренными верхними кончиками ушей. Были ли в том перечне люди с кошачьими зрачками, Маргарита не помнила, но это  и не было важно, ибо суть аферы была ясна и так – среди людей выискивались люди с определенным отклонением, и затем выдавались за «полученную» расу «бессмертных». Руководил проектом некий Ричард Мэллони – то ли англичанин, то ли янки.

К глубокому облегчению девушек, биологическая часть экскурсии по тайному заводу закончилась, и они перешли к техническим тайнам. Это позволило графине несколько успокоиться, ибо узнанная ей очередная тайна мирозданья, никакого желания, кроме массового и немедленного  применения иприта в пещере, с добиванием оставшихся в живых пулями «дум-дум» не вызвала. А так, в процессе созерзания железок, она немного упокоилась, взяла себя в руки, и решила, что пускай этим занимаются те, кто должен заниматься – СС и гестапо.

Знакомство с техническими новинками, укрепило ее в мысли, что безумство – вещь заразная, и передается воздушно-капельным путем. А как иначе объяснить то, что они с Мартой увидели? А увидели они … английские панцеркампфвагены Mk V, в количестве аж триста штук!

- Это что, лавка древностей? – изумилась графиня, созерцая шеренги гигантских ромбовидных монстров.

- Да нет, - ухмыльнулся Ицхак, - Это последствия принятого в 1922 году решения, которое до сих пор никто не может отменить. Модель называется «Пилсудзец». Видимо какое-то лобби!

- И как на этих монстрах воевать? –усмехнулась Марта, - Они же и двадцати километров проехать не смогут!

- Так больше и не нужно, - ответил Ерврейски, - По замыслу эти панцеркампфвагены предназначены для прорыва укрепрайона, после чего в ход вступает кавалерия и панцеркампфвагеновые войска. Это ведь не серийная модель – обратите внимание, наверху установлены мощные, 170-мм каноны, доставшиеся Польше в процессе разоружения Германии по Версальскому договору. Поэтому данные панцеркампфвагены по своей сути – самоходные шасси для перевозки данных канонов. Их задача – доставить каноны к линии долговременных укреплений противника и расстрелять их с близкого расстояния прямой наводкой.

- Ну, если так, то в теории должно сработать, - задумалась графиня, - Но только в теории! Скрытности у этих мастодонтов нет никакой, да и от ударов флюгцойгов с воздуха они не защищены, а учитывая их размеры…

- Именно поэтому и пытались прекратить этот проект, как безумную и ненужную трату денег, но как я уже сказал,  кто-то наверху так и не разрешил это остановить, - ответил Ицхак.

- В результате Польша осталась без панцеркампфвагенов, точнее сказать имела их слишком мало, - подытожила Марта, - Очень похоже на какую-то провокацию, причем явно английскую. Впрочем, глупо сожалеть, что у противника, с которым мы вели войну, оказалось мало нормального оружия из-за чьего-то решения.

- Это точно! – согласилась Маргарита, обняв подругу,  - Нам и тех, что было хватило за глаза! Так что тут можно сказать только спасибо, за проявленную кем-то глупость или странное упрямство.

- Тогда, фройлян немецкие офицеры, прошу вас пройти к последнему объекту, завершающему нашу экскурсию по местным тайнам.

- И что у нас на десерт? – заинтересовалась Марта, - Восьмин