Ольга Тонина. Александр Афанасьев. Владимир Чекмарев.

 

 «Алая кровь на белых крыльях»

 

 

Эпиграф( точнее сказать эпитафия)

Из выступления премьер-министра Великобритании лорда Дэвида Ллойда Джорджа весной 1917 года перед парламентом в связи февральской революцией в России и свержением династии Романовых : «Цель войны достигнута!» (известие о данном событии британские парламентарии восприняли стоя и бурными аплодисментами).

 

Пролог

29 марта 1890 года началась Первая мировая война Началась она не с объявления мобилицации всеми ее участниками, а с драпировкой крепом макета земного шара Лертерского вокзала в Берлине. На языке всех масонов ( опять читатель скажет, ну сколько можно байками про масонов травить, куда не плюнь везде одни масоны, и во всем этом конечно же виноват Сталин расстрелявший лично сто миллионов человек в Советском Союзе. Так вот если Вы читатель, считаете, что это очередная книга про коварных жидо-масонов, то Вы заблуждаетесь! Не все масоны занимались политическими заговорами. Просто в то время это были своего рода клубы по интересам, где собирались единомышленники. Бедой той эпохи было то, что популярное и всеобъемлющее слово тусовка появилось гораздо позднее, и до его появления приходилось пользоваться таким пугающим термином масоны. Вот справка из дореволюционного издания энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона:

 

«Весьма важной стороной масонской деятельности является благотворительность. Ложи приходили на помощь своим обедневшим членам, давали убежище вдовам и сиротам братьев, создавали учреждения, порой весьма грандиозные, для всеобщего пользования. В 1737 г. при содействии масонов была построена больница в Эдинбурге; в 1795 г. масоны основали больницу в Гамбурге; в 1806 г. заведение для слепых в Амстердаме; затем последовал целый ряд воскресных школ, учебных заведений, фондов для бедных невест и проч. Основанные английскими масонами и существующие уже свыше 100 лет училища для мальчиков и девочек, а также приют для дряхлых масонов и масонских вдов получают ежегодно пожертвования на сумму около 700000 руб. Масоны обнаруживали широкую щедрость также в годины войн и других народных бедствий. Наряду с коронованными особами в масонстве принимали участие Вольтер, Моцарт, Гайдн, Франклин, Вашингтон, Гёте, Фихте, Виланд, Берне, Гарибальди и многие др. В настоящее время вопросу масонства посвящены десятки периодических изданий, главным образом на немецком языке.

Статистика. Англия. В 1899 г. — 2348 лож (из них 486 за границей); Капитул королевской арки — 836 лож (123 за границей). Франция. В 1898 г. Великий Восток состоял из 322 лож, 47 капитулов и 17 советов. В том же году Высокий совет состоял из 80 лож, 21 капитула и 8 ареопагов. Кроме того работали 10 лож по обряду Мизраим (многие за границей). Германия. В конце 1899 г.: Великая ложа Zu den 3 Weltkugeln в Берлине — 14 внутренних востоков, 69 старошотландских и 132 Иоанновы ложи; Великая ложа Страны в Берлине — 7 капитулов, 3 провинциальные ложи, 28 шотландских и 111 Иоанновых лож; Великая Royal Jork — 1 провинциальная ложа, 11 внутренних востоков и 67 Иоанновых лож; Великая гамбургская ложа — 33 Иоанновы ложи; Великая ложа Саксонии — 23 Иоанновы ложи; Великая ложа Солнца — 1 провинциальная и 32 Иоанновы ложи; Эклектический союз во Франкфурте на Майне — 20 Иоанновых лож; Великая ложа Единодушия в Дармштадте — 8 Иоанновых лож; Великая ложа короля Фридриха в Берлине — 10 Иоанновых лож; всего Иоанновых лож 440. В 1897 г. активных членов в немецких Иоанновых ложах было 46506. Ирландия. В 1899 г. — 410 лож. Шотландия — 625 лож (из них 218 за границей). Италия. Великий Восток Италии в Риме в 1898 г. — 177 Иоанновых лож (из них 37 за границей). Швеция. В 1900 г. Великая ложа Швеции — 4 провинциальные, 12 шотландских и 21 Иоаннова ложа; в 1899 г. было 10985 членов. Швейцария — 22 ложи (в 32 ложах 3287 членов). Венгрия — 52 ложи (3029 членов).»

Как видите, в то время участие в масонских ложах было весьма популярным занятием, естественно, что у различных лож были свои интересы – одни марки собирали, другие в шпионов играли, третьи играли в политику, четвертые играли третьими, короче каждый был занят тем делом, которое ему любо! В конце концов, если Вы, скажем любите смотреть футбол, или ловить рыбу – Вас же никто не обвиняет в принадлежности к Великой Ложе Кожаного Мяча, или к Великой Ложе Золотой Рыбы – поэтому либо прекращайте ерничать и иронизировать над данным произведением, либо отставляйте его в сторону, поскольку оно не для Вас!) это означало объявление войны. Поскольку цитата в скобках была огромной, напомним разорванное ей предложение еще раз  - на языке всех масонов это означало объявление войны.

Теперь самое смешное – на этом участие масонов и упоминание о них в нашей истории заканчивается. Ибо не они организовали и  развязали эту войну – есть люди и посерьезнее, которые не рядятся в дурацкие фартуки и не пытаются изобразить из себя «вольных каменщиков» - незадолго до наряжания глобуса на вокзале в крпе – они отправили телеграмму в Лондон по банальному телеграфу. Что до масонов – то  этим незамысловатым и таинственным действом на вокзале, серьезные люди просто решили отвлечь внимание окружающих, в очередной раз использовав уже набивший всем оскомину заезженный штамп – «Во всем виноваты масоны (жидомасоны , франкмасоны и т.д.) (ненужные варианты зачеркнуть.»

Пролог – в смысле – кто лох?

 

Причиной начала Первой Мировой Войны, стало стремление старой доброй Англии править всем, или почти всем миром как и прежде. Осуществлялось это с помощью трех нехитрых принципов:

- принцип соблюдения «равновесия сил» ( знаменитое – «разделяй и властвуй»)

- принцип недопущения господства какой-либо державы на подступах к Азии, на сухопутных и морских коммуникациях ведущих из Европы в Азию и обратно.

- принцип сохранения британского господства на морях.

Теперь же, в 1890 году  возникла угроза того, что первый и второй принципы, отражающие «вечные интересы» старой доброй Англии, будут не соблюдены окружающими, и как следствие Англия потеряет власть над миром.

Поводом для объявления войны всему миру,  а Первую Мировую войну объявила и развязала старая добрая Англия ( вероятно, чтобы стать еще добрее), стали следующие события:

В 1889 г. Вильгельм II совершил первую поездку в Турцию. По результатам поездки был поднят вопрос о разработке проекта железной дороги Берлин -  Бизантиум (Константинополь) – Багдад.

В России в начале 1890 г. вопрос о Сибирских железных дорогах был передан на обсуждение особого высочайше утвержденного совещания. . Было принято решение установить конечным пунктом Транссиба город Владивосток, признав наиболее целесообразным сооружать ее одновременно с двух концов — с Востока  и с Запада.

Англия взвыла! Казалось бы, какое отношение имеет строительство или решение о строительстве железных дорог- сугубо сухопутных объектов к величайшей морской державе? Однако еще в 1851 году, когда Германии не было и в помине, а была только набирающая силу Пруссия, премьер-министр Великобритании лорд Пальмерстон, произнес: «Как ни неприятны были бы теперь наши отношения с Францией, мы должны их поддерживать, ибо на заднем плане угрожает Россия., которая может связать Европу с Восточной Азией, а одни мы не сможем этому противостоять?!»

А теперь в Азию семимильными шагами устремилась и Германия, и устремилась по суше! Две бурно разивающиеся континентальные державы могли за десять лет, без всякой войны низвести старую добрую Англию, до разряда третьесортных государств на задворках Европы! Медлить было нельзя, и Англия решила начать войну первой.  Читатель конечно же задаст вопрос – а как это морская держава будет воевать с сухопутными?  И действительно – сухопутные силы Англии по численности уступали армиям даже второстепенных государств в Европе. Но мудрые британцы, уже давно нашли решение данной проблемы, наиболее точно в середине 19 века его сформулировал Томас Карлейль: «Обязанность всех континентальных держав вести войны в интересах Англии».  Менее политкорретный в этом отношении канцлер Германии Отто фон Бисмарк, назвал вещи своими именами: «Англия в войне употребляла европейские государства как «отличную пехоту».

            Именно так в Англии и поступили. Роль пехоты отвели Франции и Японии. Но, чтобы затея не сорвалась стали одновременно действовать и в других направлениях, памятуя о знаменитых словах К.Клаузевица: «Россия не такая страна, которую можно действительно завоевать, т.е оккупировать… Такая страна может побеждена  лишь внутренней слабостью и действием раздоров. Достигнуть же этих слабых мест политического бытия можно лишь путем потрясения, которое проникло бы до самого сердца страны.».  Было решено оказывать финансовую поддержку различного рода революционным и сепаратистским организациям на территории России, а заодно и Германии, а также предоставлять в случае необходимости политическое убежище русским революционерам. Помимо этого начались работы по вбиванию клина между Германией и Россией. Ибо назначенной для войны пехоты – Франции и Японии, для ведения боевых действий могло не хватить – требовались резервы, а в перспективе рассматривался вариант все против всех.

Теперь о названии главы нашего произведения: «Пролог – в смысле – кто лох?».

Откроем энциклопедический словарь:

Лох, войсковая единица  - так называлась у лакедемонян ( спартанцев) войсковая единица, составлявшая ¼ моры. Мора заключала в себе от 400 до 800 человек.

Итак, старая добрая Англия назначила «лохов». Настала пора их разводить.

 

Как разводить лохов или краткий курс истории Первой Мировой Войны для чайников.

 

Основной ключевой фигурой пытающейся наладить и поддерживать мирные отношения между Россией и Германией был канцлер Бисмарк. Для его устранения от власти были задействованы традиционные рычаги - сторонники истинного парламентаризма,  партикуляристы поляки, эльзасцы, и социал-демократы. То есть Англия запустила в Германии механизм развала централизованного имперского государства и превращения ее так называемое истинное демократическое государство.  Как и всякие умные люди британцы устранили Бисмарка еще за девять дней до объявления войны, чтобы избежать непредвиденных случайностей - 20 марта 1890 года весь мир был оповещен о принятой императором Вильгельмом II отставке создателя единой могущественной Германии, человека, наполнившего своим именем историю второй половины XIX века. На его место был назначен Георг Лео фон Каприви. В первой же речи произнесенной Каприви 29 марта 1890 года был отменен закон против социал-демократии. Именно после этой речи, запустившей механизм гибели Германии, и была начата война. Каприви очень старался отработать доверие своих английских друзей. Практически сразу, пользуясь безграничным доверием наивного и взбалмошного кайзера Вильгельма II, он нанес Германии серию сокрушительных  ударов:

- Он отменил, так называемый вельфский фонд, который Бисмарк использовал для подкупа газет, - продажная интеллигенция Германии тут же воспряла и начала раскачивать Германию и готовить ее к революции и гибели.

- отменил паспортные ограничения на границе с Францией - сразу же хлынула волна французских шпионов, которые стали проникать во все сферы деятельности Германии.

- он снизил на 30% торговые пошлины на зерно ввозимое из-за рубежа, и тем самым достиг нескольких целей – во-первых, подорвал доверие германских аграриев к правительству Германии, что в последствии сильно сказалось на моральном духе призываемых в армию крестьян, и всей германской армии в целом, во-вторых, он разрушил германское сельское хозяйство, лишив Германию продовольственной независимости, и поставив ее в очень жесткую зависимость от поставок зерна из Европы – именно это и привело в последствии Германию к голоду и необходимости оккупации Украины и других русских земель.

- ну и наконец, он не стал продлевать «договор перестраховки», заключенный между Россией и Германией в 1887 году. Срок этого договора истек в 1890 году. Тем самым Каприви в открытую подтолкнул Германию против России.

Таким образом, благодаря деятельности всего одного человека Германия в течении буквально одного месяца превратилась в лоха, то есть была записана в английскую пехоту. Только сама Германию об этом еще не знала.

Англии осталось найти четвертого лоха, чтобы у нее получилась полная мора.

МОРА (mora) –  умирание, замедление. Именно мора нужна была Англии, для того, чтобы континентальная часть Европы начала умирание или замедление в своем развитии. И четвертый лох был найден! Найден он был не Англией, а Францией. Этим лохом оказалась Россия. Франция жаждала отмстить Германии за Седан и за унижение, которое она испытала в 1870-1871 годах. Французы прекрасно понимали, что им самим с такой задачей не справиться. Поэтому усиленно искали союзника. И нашли. Помогли им в этом французские курорты – излюбленное место отдыха русской знати, а также то, что Франция в те годы в области балета была впереди планеты всей. Двум Великим Князьям Алексею и Сергею подсовывают двух балерин – первому француженку Балетту, а второму польку Матильду Кшесинскую. Уже в 1890 году Матильда покупает себе дворец в Стрельне и становится примой Мариинского театра. Другой движущей фигурой стал Сергей Юльевич Витте, которого Великие князья, а также семейства Ротшильдов и Нобелей буквально затолкнули на Олимп власти, меньше чем за год прератив заурядного железнодорожного чиновника в министра путей сообщения и финансов. Первым шагом Витте в обеспечении интересов новых французских друзей, стал перевод экономики России в зависимость от французского капитала. Уже в 1888 году Витте заставляет Россию сделать крупный денежный заем у Франции. Но путь перевода России в полную зависимость от Франции долгий и кропотливый – двадцать лет как минимум. А война уже объявлена! Что делать? Франции нужны деньги на создание флота, а также деньги на создание армии. Флот нужен для защиты от Англии, которая может предать в любой момент, несмотря на сладкие речи, а армия нужна для войны с Германией. Конечно же благодаря Великим князьям, Крупп стал уступать лидирующие позиции в деле поставок орудий для русской армии. Его орудия теперь бракуются, и «лучшими» для России считаются пушки Шнейдера. Но все это очень длительный процесс, а деньги нужны уже сейчас, и не бумажки а полновесное золото! И тогда Витте по приказу из Парижа начинает шаг за шагом вводить в России свободный обмен бумажных денег на золото. Ну и что в этом плохого спросите Вы? Дескать валюта становиться твердой и устойчивой – отсюда и экономика государства твердая и устойчивая – отсюда государство развивается и процветает. Все верно, но!  Маленькое «но», которое все в корне меняет. Данная формула действует, только если речь идет о замкнутом на себя государстве, которое само обеспечивает себя всем необходимым. Если же в государстве действует иностранный капитал, то золото моментально им выкачивается и переводится на свою родину, оставляя вместо себя ничем уже не обеспеченные бумажки. В этих условиях, чтобы курс рубля не упал, потянув за собой экономику и государство в могилу, нужно новое золото взамен того, которое вывезли за границу. Самый простой способ – это занять золото за границей под проценты за границей.  Его разумеется дадут. Ибо теперь его много, и оно бывшее русское. Естественно, что отдавать придется гораздо больше, чем заняли, и то же золотом. Таким образом получается двойной насос откачивающий золото за границу. Каждый новый заем, чтобы не рухнула экономика все больше и больше, и все больше и больше вывозят золота за границу. Все больше и больше должна Россия. И должна она своему лучшему другу Франции. Чем больше долг, тем больше зависимость. На какой-то стадии зависимость переходит в подчинение. В полное подчинение. Именно это и случилось с Россией. Ее подчинила себе Франция. Не сразу, но подчинила. И Россия стала четвертым лохом – Лохом Франции. Вы спросите, а для чего Франции столько золота? Конечно же, чтобы вооружать армию и создавать флот.

 Таким образом Мора укомплектована. И можно начинать процесс отбрасывания континентальной Европы вспять.

В первую очередь Англия решила устранить угрозу в Азии. Для этого надлежало стравить Японию и Россию. Но вот ведь беда, Япония не только слаба, но и отделена от России морем.  Значит нужно помочь Японии! И потекли в Японию английские займы. Уже осенью 1890 года на выборах в Японии побеждает проанглийски настроенная партия. Англия начинает лихорадочно строить флот для Японии, и погать создать армию европейского образца. В 1894 году она пришивает последнюю пуговицу к мундиру японского солдата, и Япония вступает в дело. Благодаря войне с Китаем в 1894-1895 годах Япония обретает колониальные владения соприкасающиеся с зоной русских интересов.  Теперь нужно стравить Японию и Россию. И это происходит. В 1895 году превозносимый нынешними демократами Витте,  по приказу из Парижа, в ультимативной форме требует от Японии отказа от захваченного ею в ходе войны Ляодунского полуострова. К требованиям Витте, присоединяется Франция, и Германия. Япония временно отступает. Но только временно, ибо уже с 1895 года начинает лихорадочно готовиться к войне с Россией. Англия торжествует! Проблема угрозы ее интересам на Дальнем Востоке решена. Она предоставляет новые займы Японии, на которые та начинает создавать еще более мощный военно-морской флот.

Франция тоже торжествует – России нужны новые займы для войны и новые корабли, часть из которых Россия заказывает во Франции. Все идет к большой и кровопролитной свалке.  Данная свара позволила Англии начать решать свои проблемы, ибо, в начале 1890-х гг., когда стали вытеснять Англию с иностранных рынков, упадок вывоза явился результатом упадка английской торговли; рост перевеса импорта над экспортом стал по крайней мере до некоторой степени совершаться на счет капитала Англии и послужил довольно тревожным симптомом. Поэтому заварив кашу на Дальнем Востоке Англия ускоренно решала свои проблемы и стремилась расширить свои сферы влияния по всему миру.

Не только Азия стала сферой интересов Англии. Африка, особенно ее юг, где есть в огромном количестве золото и алмазы тоже начинают представлять для нее интерес. Туда же тянется и Германия, которая в отличии от России политически самостоятельна.

Интересы германского финансового капитала потянулись в Трансвааль. Из-за этого отношения между Англией и Германией стали натянутыми. Германия проводила свою пропаганду среди буров и хотела установить свой протекторат над Трансваалем.В начале 1895 г. английский посол в Берлине явился к Маршаллю, чтобы объясниться с ним по поводу германской политики в этой южноафриканской стране. Однако этот разговор ни привел ни к каким результатам.За следующие восемь месяцев англо-германские трения в Трансваале только усилились.

В апреле 1895 г. по соглашению с Португалией немцам удалось вырвать из английских рук контроль над почтовой службой на юго-восточном побережье Африки. Англичане, в свою очередь, захватили Аматонголэнд, небольшую территорию, расположенную к югу от Делагоа, — и таким образом закрыли выход Трансвааля к Индийскому океану.С обострением обстановки в Трансваале туда хлынул поток британских колонистов, что, естественно, не могло не беспокоить буров, которые опасались британской аннексии. Отказ в предоставлении новым переселенцам избирательных прав должен был положить конец британскому влиянию.29 декабря 1895 г. при поддержке Сесила Родса (премьер-министра британской Капской колонии), хотя и без согласия официального Лондона, Линдер Старр Джемсон возглавил вооруженное вторжение отряда англичан в Трансвааль, чтобы насильственно присоединить его к британским владениям («набег Джемсона»).Однако 2 января бурам удалось разбить отряд Джемсона. Вильгельм II послал президенту республики Трансвааль Паулусу Крюгеру поздравление по поводу победы буров над британцами. Это была спланированная демонстрация. Эта депеша Крюгеру усилила напряженность в англо-германских отношениях. Однако здесь Германия допустила оплошность. Она не имела сухопутного сообщения с территорией Трансвааля, а ее флот уступал британскому. Поэтому в англо-бурской войне 1899-1902 года буры воевали без ее помощи и проиграли.

Генерал Китченер,  разбил дервишей при Фирке и осенью 1896 г. занял область Донгола (в Нубии, по Нилу, 18—19° сев. ш.), которая с 1885 г. была во власти махдистов. В 1897—98 гг. Китченер продолжал войну с махдистами. 2 сентября 1898 г. он совершенно уничтожил их армию при Омдурмане, после чего Омдурман и Хартум были заняты его войсками. В 1900 г. Англия , в союзе с другими державами, привяла участие в подавлении боксерского движения в Китае.

В 1899-1902 годах наконец-таки разобрались с бурами. В этой войне впервые были применены две новинки, оставшиеся незамеченными, благодаря пропаганде героических действий буров самими англичанами. Англичане организовали первые концетрационные лагеря а также применили систему так называемых блок-постов.

Но этого было мало – ведь основная задача поставленная в 1890 году до сих пор не была решена – Россия успевала не только готовиться к войне с Японией, но и осваивать Дальний Восток. Более того возникла новая угроза. Германия приобрела в том регионе Циндао и начала переговоры с Россией о прокладке железной дороги от Циндао к КВЖД. То есть речь шла о прямом сухопутном доступе Германии в дальневосточный регион. Кроме того в 1901 году было подписано соглашение о строительстве железной дороги Берлин - Константинополь – Багдад. Это уже не лезло ни в какие ворота. Поэтому Витте дали команду поторопиться. Что он и сделал, столкнув интересы России и Японии в Маньчжурии, после чего заблаговременно подал в отставку, протестуя против обострения отношений с Японией, которые собственно сам же и обострил. Начало войны в 1904 году было для России неудачным. Под шумок в 1904 г. Англия, воспользовавшись Русско-Японской войной, произвела экспедицию в Тибет, окончившуюся его фактическим присоединением к Индии, по крайней мере в торговом отношении.

Но постепенно маховик раскрутился, и не смотря на предательство генерала Стесселя сдавшего японцам Порт-Артур, и уничтожившего русские корабли, не смотря на неудачи на суше, совпавшие с разгулом революционного движения, организованного на японские, французские, английские и американские деньги (кстати именно тогда в поле зрения Англии впервые попал Юзеф Пилсудский приехавший в Японию для получения денег на организацию революционного и национального террора на территории России), Япония подошла к своему пределу – ее экономика дышала на ладан, она влезла в чудовищные долги. Казалось бы еще чуть-чуть, и русский паровой каток выдавит ее с континентальной части Азии. Плюс угроза с моря – Россия послала две эскадры под общим командованием адмирала Рожественского. Перехватить их на пути к Владивостоку не разделив при этом силы японского флота надвое было невозможно. А любая половина Японского флота уступала русским. Наступала катастрофа. Однако помощь пришла откуда не ждали. И пришла она от самостоятельного игрока – САСШ. Америка имела свои интересы в этом регионе, да и вложенные в Японию деньги терять не хотела, рассчитывая использовать Японию, как рычаг давления на Англию. Поэтому американцы отправили корабли своего Тихоокеанского флота к восточному берегу Японии. Разумеется не бесплатно. Один из возможных путей эскадре Рожественского был перекрыт – оставался один путь через Цусимский пролив. Тут же внесла свою лепту и Франция, известив Рожественского, что не может произвести промежуточную бункеровку его кораблей углем. В результате корабли его эскадры были вынуждены загрузить перед боем тройной запас угля, и их броневые пояса ушли под воду, а остойчивость сильно снизилась. Итогом Цусимского боя стал полное поражение русского флота. Но и это не означало проигрыша в войне. Не смотря на все завывания Витте (кстати вновь назначенного в правительство) армия подтягивала резервы и через месяц или два судьба японской армии на континенте была бы предрешена не в пользу японцев. Увы, как всегда бывает в истории, для России в этот момент из всех искусств оказался важным балет, а не геополитика. 29 июня 1905 года в Мариинском театре во время представления в честь 33-летия императрицы Александры Федоровны, нанятые Витте студенты юридического университета забросали гнилыми помидорами Балету на глазах у ее любовника Великого князя  Алексея, а также всей венценосной семьи династии Романовых. Аликс в панике и слезах, и ее Ники срочно отправляет Витте в Портсмут для переговоров. Итогом Портсмутского мира стал проигрыш России в войне по всем статьям. Проигрыш в войне, которую Россия несмотря на потерю флота выиграла. Таковы законы геополитики. На деньги полученные от французов и англичан Балета приобретает себе в Петербурге дворец стоимостью шесть миллионов рублей золотом, обгоняя свою конкурентку Матильду по роскоши и размерам личных  владений. Революционная буря поднятая на иностранные деньги бушевала в России с 1905 по 1907 год. Больше всего хлопот России доставляли Ленские золотые прииски. Они были уже собственностью французов, которые не давали разогнать бастующих пролетариев традиционно русскими методами  - нагайками и пулеметами. Между тем, России нужно было возвращать взятые у Франции кредиты и возвращать золотом. А из-за забастовки поступление в казну золота прекратилось. Ситуация складывалась аховая. Но «мудрый» Витте сумел «договориться» с французами – и в обмен на прекращение забастовки в августе 1907 г. британский посол Артур Николсон и русский министр иностранных дел Александр Извольский подписали в Петербурге соглашение о разделе сфер интересов в Азии. По этому договору северная часть Персии отошла к сфере интересов России, южная — Великобритании, центральная осталась районом концессий обеих договаривающихся сторон. Колониально-политические договоренности дополнили британо-французское Сердечное согласие и франко-русскую конвенцию 1892 г. Петербургское соглашение сформировало Антанту  военно-политический Союз, противостоявшего блоку Германии, Австро-Венгрии и Италии.

В заслугу Витте приписывают то, что дескать благодаря его «усилиям», Англия и Франция не стали возражать против захвата Россией турецких проливов. Однако все при этом, почему-то стыдливо умалчивают о том, что сразу же с подписанием англо-русского договора, Англия начала усиленно помогать Турции, строить флот против России.

А потом заполыхало. Англия начала подпаливать Средиземноморье с нескольких сторон. Цель – ослабить все государства в районе Средиземноморья для обеспечения безопасности Суэцкого канала. Можно было и развязать войну уже в 1907 году, но благодаря лорду Фишеру на свет появился «Дредноут», корабль, значительно обесценивший эскадренные броненосцы, которые составляли ударную силу флотов всех остальных государств, и Англия решила потянуть время, чтобы создать дредноутный линейный флот, одновременно решая задачу ослабления государств в Средиземноморье. С ее подачи Италия нанесла удар по Турции захватив Ливию. Одновременно потянулись денежные потоки на Балканы, чтобы путем локальных войн ослабить Турцию и подготовить бочку с порохом и фитилем для начала действий. Другой денежный поток потянулся в Россию, чтобы поднять пропагандистскую волну с призывами защитить братьев славян угнетаемых на Балканах.

1911 год – война Италии и Турции.

1912-1913 год – две Балканские войны.

Ну, и наконец убийство эрцгерцога Франца Фердинанда 28 июня 1914 г. в Сараеве, столице Боснии и Герцеговины организованное на английские деньги. Австро-Венгрия решила использовать это убийство для развязывания военных действий против Сербии. Возможно все  свелось бы к очередной локальной войне, но Англия опасалась того, что Германия создаст слишком большой флот, с которым ее Гранд-Флит не сумеет справиться, да и Россия, несмотря на старания Витте, балерин, Великих князей и четы Романовых все равно неуклонно двигалась вперед, и возникала опасность, что лох станет настолько сильным что сломает всю игру. Поэтому Россия по настоянию Витте, и иже с ним  объявляет мобилизацию.

Ну а дальше всем хорошо известная гибель русских армий в 1914 году во имя интересов Франции, снарядный голод и отсутствие тяжелой гаубичной артиллерии, работа революционеров различных мастей, отправка русских частей во Францию и на другие театры войны. Гиперинфляция, которая вбила клин между городом и деревней. Угроза голода и вымирания населения в городах. Ну, и наконец (21 декабря 1915 года)3 января 1916 года был принят закон о принудительной продразверстке, в соответствии с которым предусматривалось наказание за сокрытие сельхозпродуктов и отказ продавать их по твердым установленным государством ценам. Это был прощальный «подарок» Витте, который он пытался протолкнуть еще в 1915 году, но не смог из-за неуступчивости тогдашнего премьер-министра. Сергей Юльевич Витте рад бы был помочь и еще своим заграничным нанимателям, но вот беда –  (25 декабря 1915 года) 7 января 1916 года он принял мученическую смерть от рук террористов-революционеров. Поговаривают, что здесь не обошлось без Григория Распутина, который  узнав о смерти Витте произнес «Собаке собачья смерть». Но черное дело Витте уже успел сделать. Изымание хлеба в деревнях в обмен на обесцененные деньги вызвало массовое недовольство в деревнях, а призываемые в армию крестьяне не хотели воевать, поэтому Брусиловский прорыв 1916 года проведенный в условиях снарядного голода и начинавшей разлагаться армии оказался лишь тактической победой. На всех остальных фронтах Россия проиграла.

Англия поняла, что настал момент нанести еще один удар России. В конце 1916 года правительства Англии и Франции обсудили вопрос о создании независмого польского государства, и на территории Франции началось формирование польских дивизий. Ну а дальше февральская революция в России и знаменитая речь Ллойда Джорджа. В чем просчитались англичане, так это в том, что Временное правительство сумеет оранизовать летнее наступление 1917 года против Германии. Фронт рухнул благодаря революционной агитации и никем не отмененной продразверстке. А дальше к власти в России пришли большевики. Положение исправило вступление в войну САСШ. Но они не были новым лохом в английской игре. САСШ были «гиеной поля боя»

 

Гиена поля боя.

Привычка бить слабых и добивать раненных в САСШ родилась давно, задолго до начала Первой мировой войны. Поэтому мы вкратце расскажем как Америка в ней участвовала и готовилась.

В 1890 г. был проведен тарифный билль (билль Мак Кинлея), который значительно поднял тарифные ставки на большую часть ввозимых из-за границы, в особенности из Европы, товаров и еще более затруднил их ввоз целым рядом формальностей при досмотре. В то же время президент Гаррисон и в особенности его статс-секретарь Блэн стремились к возможно тесному сближению САСШ с другими государствами Америки, в которых Соединенные Штаты могли бы найти хороший рынок для своих фабрикатов. Для тех кто не понял данного абзаца объясняем очень просто – речь идет об экономической интервенции в близлежащие государства и подрыве их экономики.

Революция, организованная американскими переселенцами на Сандвичевых (Гавайских) островах, дала Гаррисону предлог распространить на них в начале 1893 г. американский протекторат; это был первый случай, когда Соединенные Штаты делали попытку распространить свои владения вне пределов Америки, и демократическая партия увидела в этом отступление от принципов Монро. При Гаррисоне 6 штатов (39—44) были приняты в состав Союза: Северная Дакота, Южная Дакота, Монтана и Вашингтон в 1889 г., Идаго и Вайоминг в 1890 г.

В 1895 г. произошло столкновение из-за определения границ между Англией и Венесуэлой. Кливленд, опираясь на учение Монро, вмешался в спор и потребовал, чтобы Англия согласилась на третейский суд; Англия сперва отказалась, но потом уступила ввиду настойчивого требования САСШ. Для тех кто не понял этого абзаца поясним – САСШ была нужна венесуэльская нефть.

В 1896 году в  состав САСШ принят 45-й штат, Юта.

В 1897 г. Соед. Штаты присоединили к себе Сандвичевы (Гавайские) острова.  Поначалу САСШ  держались нейтрально по отношению к восстанию Кубы против Испании. Но в 1897 г. САСШ потребовали  от Испании отозвания с Кубы Вейлера и дарования Кубе автономии. И то, и другое было исполнено. Тем не менее, американское правительство отправило к берегам Кубы броненосный крейсер (броненосец береговой обороны 2 класса) "Мэн". 15 февраля 1898 г. «Мэн» по «необъяснимым причинам» взлетел на воздух; 266 человек погибло. Хотя факт взрыва судна испанцами не был доказан, САСШ начали решительные приготовления к войне, говоря что умиротворение Кубы необходимо во имя человечности и цивилизации. В соответственном тоне был составлен ультиматум Испании (20-го апреля 1898 г.), который привел к объявлению войны. Война велась в двух местах: у берегов Антильских островов и на Филиппинах. Уже 1 мая американский флот одержал блестящую победу над испанским у Кавите (Филиппины). На Кубу и Порто-Рико были высажены значительные американские войска, которые особенных успехов не имели, пока адмирал Сампсон не уничтожил испанского флота под командой Серверы, в бухте Сант-Яго. За этим последовало взятие г. Сант-Яго, потом прелиминарный мир 12 августа 1898 г., по которому Филиппины и Порто-Рико переходили к Соедин. Штатам, а судьба Кубы должна была быть решена, после замирения о-ва, американцами. Прелиминарный мир был подтвержден Парижским миром 1899 г. Особенно недовольно миром оказалось население Филиппин, которое продолжало восстание, но уже не против испанцев, а против американцев.

Действовали САСШ в соответствии с разработанной в 1823 году «Доктриной Монро», в которой шла речь о невмешательстве САСШ во внутренние дела европейских стран и соответственно невмешательства последних во внутренние дела стран Американского континента. «Американские континенты, — указывалось в послании, — ввиду свободного и независимого положения, которого они добились и которое они сохранили, не должны рассматриваться впредь в качестве объекта для будущей колонизации любой европейской державой» (отсюда принцип «Америка для американцев»).

            Действовали надо сказать неплохо:

В 1901  САСШ добились согласия Великобритании на их монополию в сооружении канала через Панамский перешеек, а затем (в 1903) захватили зону канала. Они осуществили интервенции на Кубу (1906, 1912), в Никарагуа (1912), жестоко расправились с филиппинскими повстанцами.

Монополии САСШ прочно утвердили своё экономическое господство в Латинской Америке, осуществили военную интервенцию в Мексику (в 1914 и 1916), в Гаити (1915), Доминиканскую Республику (1916), на Кубу (1912 и 1917); вынудили Данию продать им Виргинские острова.

Подавление восстаний в Гондурасе в 1905, 1907, 1911, 1912, 1917, 1919 годах.

            Впрочем, мы уже знаем, что ответит читатель, читая эти строки. Во всем виноват Сталин и коммуняки! Ну а кто же еще? Разве виноваты американские солдаты уничтожающие мирное население филлипинских деревень в том, что народ Филлипин не хочет жить в американском рабстве? Нет, конечно! Это русские виноваты! И впервую очередь Сталин и коммуняки! Конечно виноват! И мы русские виноваты! Где нам серым и безграмотным азиатам понять прелесть западной демократии! Мы же дикари!

            Для тех кому еще не наскучило читать хронику с полей, мы скажем, что самое время перейти к началу нашего повествования, которое начинается в последний год Первой мировой войны.

 

 

Глава№1 Декабрь 1917 Нашествие.

Россия. Из детских сочинений:

“Директор вынул из кармана телеграмму и начал медленно читать. Наступила гробовая тишина: “Николай II отрекся от престола”, — чуть слышно прочитал он и тут не выдержал старик, слезы одна за другой, слезы солдата покатились из его глаз... “Что теперь будет?” Разошлись по классам, сели за парты, тихо, чинно, было такое впечатление, что в доме покойник. В наших детских головках никак не могла совместиться мысль, что у нас теперь не будет Государя”.

“После отречения Государя вся моя дальнейшая жизнь показалась мне такой серой и бесцельной, что когда корпус был распущен, я ничуть об этом не пожалел”.

“Нас заставили присягать Временному Правительству, но я отказался. Был целый скандал. Меня спросили, отчего я не хочу присягать. Я ответил, что я не присягал Государю, которого я знал, а теперь меня заставляют присягать людям, которых я не знаю. Он (директор) прочел мне нотацию, пожал руку и сказал: “Я Вас уважаю!”

“Солдаты, тонувшие в цистернах со спиртом, митинги, семечки, красные банты, растерзанный вид”.

“Вся Тверская украсилась обгрызками семечек”.

“Помню, как кадеты бежали группами из корпуса на фронт, как их ловили, возвращали обратно и сажали в карцер”.

“Вагоны полны солдат; стекла выбиты, в воздухе белой пеленой расстилается едкий махорочный дым, толкотня, ругань”.

 

23 декабря 1917 года правительства Англии и Франции, обеспокоенные выходом России из войны, по причине захвата власти большевиками приняли решение использовать все свои силы и дипломатическое влияние на союзников  для восстановления Восточного фронта. Одним из возможных вариантов была вооруженная интервенция в Россию. Тогда же было подписано соглашение о разделе сфер  влияния: Англия –казацкие территории, Кавказ, Армения, Грузия и Курдистан, Франция – Бесарабия, Украина, Крым. Соглашение подписали: со стороны Англии лорд Роберт Сесил и виконт Альфред Милнер, со стороны Франции – премьер-министр Клемансо и министр иностранных дел Пишон. В начале 1918 года были осуществлены первые шаги – в Архангельске и Мурманске высадились Американские экспедиционные силы в Северной России (AEFNR) в составе 5 тысяч человек. Во Владивосток на усиление высадившихся англичан и японцев прибыли 8500 солдат 27-го и 31-го пехотного полка САСШ, переброшенного с Филлипин.

12 января 1918 года на заседании Большого военного совета было единогласно принято решение о реализации плана маршала Фоша о переброске польских войск из Франции в Россию для ее оккупации.

Одним из ключевых моментов, по которым возник спор, был вопрос о кандидатуре лидера только что сформированного польского государства. Требовался целеустремленный, волевой, жесткий и амбициозный человек, который не станет пасовать перед поставленной перед Младопольшей задачей в участии оккупации территорий двух бывших империй – России и Германии. Классические демократические политики здесь не годились, нужен был диктатор. После определенных споров и сопоставление данных разведок, такая кандидатура была найдена  - Юзеф Пилсудский.

Из справки предоставленной Большому военному Совету:

«Пилсудский Юзеф – родился 5 декабря 1867 года в литовском Зулове, на Виленщине. Из дворян. Окончил гимназию в 1885 году. После окончания гимназии поступил в Харьковский институт на медицинский факультет. Исключен из института  за участие в студенческих волнениях.  Имеет старшего брата – Бронислава.

Бронислав Пилсудский - активный участник заговора и организации "Народной воли", как и Александр Ульянов и ряд других, осужден на смертную казнь. Помилован, смертный приговор заменен на 15 лет каторги.

22 марта 1887 года Юзеф Пилсудский арестовыван 1887 был арестован по обвинению в подготовке покушения на Александра III. В 1888-92 в ссылке в Восточной Сибири: Киренск, затем Тунка, районы Прибайкалья и Иркутска. В 1893 году вступил в Польскую социалистическую партию. В 1894 года избран членом ее ЦИК Руководил  финансами ППС и издательской деятельностью. Арестован в феврале 1900 года в Лодзи. Приговорен к ссылке на 10 лет. Симулировал сумасшествие и пять месяцев провел в сумасшедшем доме в Петербурге, совершил побег. Осенью 1901 года вернулся к партийной работе, первоначально по соображениям безопасности работал  в Лондоне. В 1904, после начала русско-японской войны, посетил Токио с целью установления сотрудничества с японской разведкой, заинтересованной в ослаблении русского тыла. В 1905-07, выступая против совместной борьбы польского и русского пролетариата, создавал террористические "боевые группы". Является одним из создателей в 1906 году националистической ППС-революционной фракции. В связи с чем в 1906 исключен из ППС. Рассчитывая на восстановление независимости Польши в результате военной победы Австро-Венгрии и Германии над Россией, установил связь с австро-венгерским генштабом, при поддержке которого организовал разведывательную работу и создал в 1910 году  в Галиции диверсионно-террористическую организацию "Стрелец". Во время 1-й мировой войны 1914-18 командовал польским легионом, сражавшимся на стороне Австро-Венгрии. В конце 1916 назначен начальником военного департамента в "правительстве" "независимого польского государства", созданного Австро-Венгрией. Пользуется значительной поддержкой правых руководителей ППС, Польской военной организации (ПОВ), легионеров и имеет единомышленников в других партиях. В 1917 году арестован германским правительством за отказ принять германскую присягу и организацию антигерманского партизанского движения, призывал к войне Польши против Германии за возвращение Познани и Поморья.

Считаем целесообразным оформить передачу власти от Регентского Совета в Варшаве (создан Автро-Венгрией и Германией в 1917 году) Юзефу Пилсудскому и назначение его «начальником» Польского государства.

Считаем целесообразным поддержать идеи Юзефа Пилсудского о создании на оккупированных землях России и Германии зон «санации» («оздоровления»)»

Основной проблемой в вопросе оккупации территории России считалась нехватка людских ресурсов – наибольшие по площади и заселенности зоны оккупации приходились на созданную Польшу, а также Англию и Францию. Польша не обладала большим населением – поляков было всего около 20 миллионов человек –  то есть под ружье, с крайним напряжением для финансов, они могли поставить около одного миллиона человек (приблизительно пять процентов населения). Франция и Англия понесли значительные потери в  мировой войне, и выставить значительные контингенты тоже не могли. Дело осложнялось наличием огромного числа вооруженных людей на территории России – развалившаяся и разложившаяся под влиянием революционной агитации армия, а также такие же бывшие части Германии и Австро-Венгрии. Данную проблему можно было решить только с привлечением части местного населения, используя сложившиеся противоречия. Еше одним из вопросов, который в открытую не поднимался, но лежал на поверхности, был вопрос оплаты долгов Англии и Франции  САСШ. Ибо наличие данного долга, будет использоваться американцами как политический рычаг для достижения целей внешней политики. Поэтому сразу же после подписания Компьенского перемирия Франция и Англия произвели поставку в Польшу военного имущества. Было поставлено 1494 орудия, 2800 пулеметов, 385500 винтовок, 42 тысячи пистолетов, 700 самолетов, 300 бронемашин, 120 танков, 800 грузовиков, 576 млн. патронов, 10 млн. снарядов, 4500 повозок, 3 млн. комплектов обмундирования, 4 млн. пар обуви, средства связи и медикаменты. Кроме того, в ходе комплектования подразделения можно было использовать огромное количество немецкого и русского оружия.

 

Из распоряжения Юзефа Пилсудского:

            «Для поддержания конституционного порядка во включенных в состав Великой Польши новых воеводствах и колониях приказываю:

Сформировать в каждом новом воеводстве «санационные» батальоны численностью по 500 человек из числа местного населения. По пять-десять батальонов на каждое воеводство. Командирами батальонов, а также командирами рот батальонов назначить кадровых офицеров Польской армии.

            Задачей «санационных» батальонов является поддержание порядка во вновь включенных в состав Великой Польши воеводствах и колониях. Особое внимание уделять борьбе с местными сепаратистами, мародерами и террористами, которые своими действиями нарушают мир и спокойствие на территории Польского государства.

            Создать систему фильтрационных лагерей для изоляции потенциально опасных категорий населения, а также родственников тех, кто предположительно может находится в рядах различных сепаратистских и так называемых «партизанских отрядов. В случае подтверждения факта участия данных лиц в противоправительственных организациях, родственников инсургента подвергать немедленной физической ликвидации.

            За каждого убитого военнослужащего Польской армии публично уничтожать десять-двадцать человек из числа местного населения того населенного пункта, где совершено убийство.

            Для обеспечения снабжения Польской армии, а также для изъятия излишков продовольствия у населения новых воеводств и колоний, сформировать контрибуционные отряды численностью по тридцать-сто человек по десять двадцать отрядов на каждое воеводство или колонию из числа  наиболее сознательных местных жителей.»

Из детских сочинений:

“Это были поляки, которые вскоре заняли нашу родную землю”.

“И жили мы очень хорошо, но вот случилось несчастье — пришли поляки и разграбили все русские владения”.

“Поляки все больше и больше забирали русскую землю”.

“Я понял, что при поляках, как они себя называли, нам, русским, хорошо не будет”.

“Я спрашивал у своей матери: зачем это все, разве наша родина будет населена другими? Но мать только молча кивнула головой”.

 

Глава№2  Декабрь 1918 года. Забытые алтари забытых богов.

 

Пану Юзефу нельзя было отказать в мудрости. Полякам требовалось жизненное пространство, но в то же время их было слишком мало, для того чтобы стать господствующей нацией на всех оккупированных землях. Поэтому Пилсудский решил действовать постепенно. Приобретенные Польшей территории он разделил на две категории.  Ближайшие, прилегающие к Польше территории были объявлены новыми воеводствами. Более отдаленные – колониями. На территории новых воеводств необходимо было уменьшить число проживающего непольского населения, особенно городского, путем его санации. На освободившееся после уничтожения местного населения территории можно будет переселить поляков. То есть необходимо уменьшить число местных жителей, чтобы поляки стали преобладающей нацией. Когда (лет через двадцать) появиться новое, более многочисленное поколение поляков, процедуру можно будет повторить, подвергнув «санации» территории прилегающие к новым воеводствам. И так далее, пока поляки не станут преобладающей по численности нацией от Берлина до Владивостока. Конечно это очень длительный процесс - на несколько поколений, но, что поделать, если  поляков так мало? Единственный способ увеличить рождаемость и не плодить при этом нищету это использование труда рабов с оккупированных западных и восточных территорий. Рабов много, и жалеть их нечего, заодно и «санация» не так будет бросаться в глаза – ибо холить и лелеять этих  «slave» - рабов не зачем, пускай мрут на работах, их все равно много.

Из детских сочинений:

“У нас в печках пеклись куличи, но они сплющились и не могли подняться от сотрясения и гулов орудий”.

“Показался грузовик... на нем сидели польские офицеры; за ними шла пехота, а за пехотой кавалерия”.

“Я до того была напугана поляками, что ходила, держась за мамино платье; но все-таки я заболела — у меня было потрясение мозга”.

“Однажды я пошла гулять, а поляки так выстрелили, что я упала и потеряла штаны”.

“Легионеры  ворвались в дом, схватили моего папу и увели его в тюрьму... На другой день мама и фрейлейн понесли ему обед; я была такая маленькая, что проскочила в ту комнату, где папа сидел и передала ему все. Легионерам показалось это смешно и они меня не тронули”.

 

            Польский санационный батальон прибыл в деревню Верхомянье, расположенную приблизительно в сорока верстах к востоку от Минска среди обширных болот, и стал действовать в соответствии полученными ранее инструкциями.

Утром жителям деревни зачитали распоряжение губернатора Минского воеводства, по которому все они привлекались для работ по созданию фильтрационного лагеря. Возникшие вопросы по поводу оплаты работ было быстро разрешено путем публичного расстрела десятка местных аборигенов. После этого работа закипела. Выбранное командиром батальона болото стали облагораживать – поставили вокруг него  в два ряда столбы высотой в три метра, после чего между столбами поставили через каждые пятьдесят метров вышки. Далее на столбах была натянута колючая проволока, а поверх проволоки закреплена проволочная спираль. Сбоку от лагеря, ближе к деревни были возведены деревянные постройки для размещения батальона  охраны.  Местное население долго не могло понять для чего, столь странным способом огораживать плохо замерзающее болото. К сожалению, прозрение наступило слишком поздно – когда строительство всех сооружений было закончено туда, за колючую проволоку все население Верхомянья и согнали.  Утром, командир роты, заступившей в караул, с удовлетворением констатировал факт, что в живых никого из подопытных не осталось – все замерзли. Более того, не нужно заморачиваться с утилизацией трупов умерших – большую часть поглотило болото – это означало, что место для «санации» выбрано весьма удачно.

Легче всего было с евреями. Благодаря огромному влиянию раввинов Минска на свои общины, практически всех евреев города удалось собрать в более или менее компактные группы. Кое-кто из молодых конечно что-то заподозрил – группа бундовцев заперлась в синагоге и не пожелала оттуда выходить, но вопрос этих бунтарей решили просто – как только собранных евреев возле синагоги отконвоировали за пределы города, польские саперы заложили взрывчатку под стены здания, после чего произвели подрыв. Под обломками синагоги погибли все евреи недовольные и несогласные с политикой «санации». Остальных евреев отконвоировали вместе с их равви в лагерь Верхомянье. С белорусами и русскими проживавшими в городе пришлось повозиться. Особенно много хлопот доставили разрозненные офицерские боевые группы, а также  дружины минских рабочих, но решили и этот вопрос с помощью пулеметов, пушек и броневиков. В конце концов к 15 декабря в Верхомянский лагерь было доставлено почти восемьдесят тысяч человек – все непольское население города Минска. Морозы, плохозамерзающее болото довольно успешно делали свое дело – люди сбившиеся в плотную толпу посреди оцепленного болота замерзали тысячами – в основном те, кто находился с краю, чтобы как-то выжить, заключенные складывали трупы умерших себе под ноги, пытаясь настелить подобие гати на болоте, но все было тщетно, настеленная из мертвых тел гать засасывала покойников и требовала новой пищи. Слабые попытки полузамерзших людей вырваться из лагеря пресекались огнем пулеметов, расположенных на вышках. Конвейер смерти работал без осечек.

Михаэль знал, что это бессмысленно, но согласиться с Авраамом , который доверился полякам и погиб под обломками взорванной синагоги, он не мог. У них есть оружие, они могут сопротивляться. Они не овцы, которых можно принести и положить на алтарь жертвоприношений. В конце концов свою вину нужно искупить кровью – он считал себя виноватым в происшедшем, ибо он сам и его товарищи принимали активное участие в том, чтобы в России наступил семнадцатый год. Если бы не расшатывание России, и не ее гибель, то всего этого кошмара бы не было. Сам сотворил зло своими руками. То, что его группе удалось спастись во время тотальной облавы в Минске, он считал божьим знаком. Бог Израиля дал им шанс хоть как-то попытаться исправить зло, которое они вершили – теракты, расстрелы офицеров и чиновников – как это глупо и наивно! Они срубили сук, на котором сидели и сейчас десятки тысяч людей, которым они хотели принести свободу и счастье гибнут там – за колючей проволокой.

….Михаэль Брантвейн подал знак, к началу атаки, и группа молодых бундовцев, выскочив из леса, перебежками с со стороны юга устремилась к проволочным заграждениям. Внимание часовых на вышках было приковано к внутреннему порядку в лагере, поэтому группа сумела подобраться незаметно. В сторону вышек полетели гранаты, а затем дружина открыла огонь по часовым. К сожалению одного душевного порыва без наличия должной подготовки было мало, да и тридцать четыре человека это не та сила, с которой можно было штурмовать концлагерь охраняемый санационным батальоном. Они добились внезапности, и даже уничтожили несколько десятков часовых, но потом чаша весов склонилась в строну поляков, и их даже не умеющих толком выбирать укрытия и огневые позиции на местности, одного за другим косили пули жолнеров. Вскоре все было кончено. Последней была убита Сара Кейцель, ее тело чуть ли не разорвало пополам пулеметной очередью когда она, стреляя из браунинга вышла на открытое место. Белый снег окропился кровью, но безумная  и отчаянная атака трех десятков бундовцев принесла совершенно неожиданный результат. Взрывы гранат и стрельба вызвали панику среди полузамерзших и обмороженных заключенных и они  ломанулись из недостроенных бараков во все стороны, все восемьдесят тысяч человек. Пулеметный огонь с вышек из не остановил, а только добавил безумия – люди бежали по трупам и сходу врезались в проволочные заграждения, сминая их под напором толпы….

…. Из восьмидесяти тысяч минчан, находящихся в лагере сумели скрыться или пропали без вести замерзнув в лесу около двадцати тысяч человек 

            Стянутые по тревоге к месту побега «санационные» части методично прочесывали местность, но после того как  четыре подразделения численностью до роты, бесследно исчезли в белорусских лесах, генерал-губернатор Минского воеводства дал команду на прекращение облав. Стало ли исчезновение польских отрядов действием природных явлений – провалились в болото, замерзли в лесу, или стало следствием появления в лесах мятежников неизвестно, но на всякий случай было отдано распоряжение дальнейшие операции проводить силами не менее батальона. Что же касается самого лагеря в Верхомянье, то содержание его после санации города Минска было нерентабельно, и он был оставлен, а «санационный» батальон его охранявший был переведен для охраны других лагерей. Последние «санационники» покидающие территорию лагеря, отметили довольно странное с точки зрения современной науки явление – посреди болота ставшего могилой для десятков тысяч людей появилось несколько крупных грубообтесанных валунов. Командир одной из рот, пан Торопыжский, учившийся в свое время на археолога, заявил, что эти валуны похожи на древний алтарь, типичный для языческих славян. Как и почему он появился на болоте он затруднялся ответить, и предположил, что алтарь был построен на торфяном острове, который подвсплыл, в результате того, что трупы погибших в концлагере начали разлагаться на дне и выделять газ, который сыграл роль своеобразной газовой подушки подняв островок торфа вместе с алтарем вверх. Проверять правоту гипотезы пана Торопыжского, а также изучать полуистлевшие письмена или рисунки на камнях торчавших из болота, желающих не нашлось, и засветло последние жолнеры оставили созданное ими жуткое место смерти.  Ночью, после того как Верхомянье было оставлено всеми живыми,  в месте где находился лагерь можно было наблюдать странное свечение. Это светился не болотный газ, это светились камни древнего алтаря бога Сварога.

Из детских сочинений:

Я получил от сестры письмо с траурной каймой, она писала, что я мал, чтобы узнать, как умер мой отец. Теперь я знаю, что его замучили.

Я был маленький мальчик и то лицом к лицу столкнулся со смертью.

Мы полгода питались крапивой и какими-то кореньями.

У нас было, как всюду, повелительное «открой», грабительские обыски, болезни, голод, расстрелы.

Было очень тяжело. Мама из красивой, блестящей, всегда нарядной сделалась очень маленькой и очень доброй. Я полюбил ее еще больше.

Видел я в 11 лет и расстрелы, и повешение, утопление, и даже колесование.

Все наши реалисты погибли. Домой не вернулся никто. Убили и моего брата.

За эти годы я так привык к смерти, что теперь она не производит на меня никакого впечатления.

Я ходил в тюрьму, просил не резать папу, а зарезать меня. Они меня прогнали.

Приходил доктор и, указывая на маму, спрашивал: «Еще не умерла?» Я лежал рядом и слушал это каждый день, утром и вечером.

 

Одной из задач «санации» приобретенных территорий для создания благоприятных условий для проживания польской нации пан Пилсудский считал уничтожение  местной непольской культуры.  К сожалению не вся территория Германии была подконтрольна Польше, а только ее восточные земли – на других территориях находились французы и бельгийцы. Но эту ситуацию можно было исправить в отдаленном будущем, когда поляки станут преобладающей по численности нацией в Европе и освоят приобретенные Великой Польшей земли. А пока нужно уничтожать чуждую культуру на тех германских землях, которые есть. Великий Юзеф знал, что к концу мировой войны очень многие немцы разочаровались в христианстве, и среди них стали все более популярными различные теософские и неоязыческие учения. Германия попыталась почерпнуть силы и волю к победе в новых учениях, более агрессивных по своей сути чем христианство, но опоздала. Если бы немецкий народ начал это делать на пару лет раньше, то исход мировой войны мог бы быть предрешен не в пользу Антанты. Особым почитанием у новых язычников пользовался остров Рюген, на которым были расположены полуразрушенные языческие алтари древних германцев. Некоторые из адептов даже заявляли что Рюген, это колыбель цивилизации и мировой культуры. Усилиями этих, а также многих других адептов различных учений остров приобрел у Германии некое священное значение. Именно этим и решил воспользоваться польский диктатор, нанося удар по самому сокровенному и святому. Он не стал взрывать старые алтари, зачем делать такую глупость, когда есть способ более действенный! Проще всего доказать этим тевтонам, что их боги мертвы, и что сами тевтоны тоже мертвы и как государство, и как нация. Алтари острова Рюген стали местом казни германского населения, в рамках проводимой программы освобождения жизненного пространства. Приговоренных, к уничтожению свозили на остров, а далее доставляли к древним обветренным временем алтарям. Там, на жертвенных  камнях алтарей людям рубили головы, проливая германскую кровь на алтарь древних германских богов. Конечно, для начала двадцатого века это было дикостью, но процесс отрубания голов, был очень популярен среди польской шляхты, гордившейся своими древними традициями. Здесь же на острове Рюген наглядно доказывалось, что германские боги либо мертвы, раз никоим образом не оказывают помощи своему народу, либо, что еще хуже для германцев – их боги, уже находятся в подчинении Великой Польши, и проливаемая кровь служит источником побед польского оружия. В качестве доказательства второй версии польские ученые стали приводить факт того, что некоторые из алтарей, обслуживаемые палачами , стали светиться по ночам. Конечно же, ученые не были дураками, они были материалистами, ибо шло второе десятилетие двадцатого века, и сей факт свечения объяснялся просто – на камнях алтарей живут бактерии превращающие органические вещества в фосфор. Органическим веществом является проливаемая на жертвенные камни кровь –  и именно ее остатки перерабатываемые бактериальной культурой светятся по ночам – схожие процессы можно наблюдать по ночам на многих кладбищах и свалках пищевых отходов. Так что ничего мистического на самом деле нет. Что до официальных заявлений – так это для того, чтобы сломить дух германской нации.

Из детских сочинений:

— Я видел горы раненых, три дня умиравших на льду.

— Моего папу посадили в подвал с водой. Спать там было нельзя. Все стояли на ногах. В это время умерла мама, а вскоре и папа умер <...>

— Папа, немного взволнованный сказал, что его увозят проверять паспорт. Мама успела благословить его маленькой иконой. Утром мама так плакала, что я догадался, что папу убили. Я долго не верил этому страшному известию.

— Папа поздно ночью пришел из казарм. Я понял, что он не спит. Скоренько оделся и пошел к нему. У папы были чужие глаза. Он попросил его поднять. Я сказал: «Ты, папа, тяжелый». Он помолчал и говорит: «Николай, слушай маму». Набрал полную грудь и умер. Я побежал всех будить.

— Его родители скрывались. Голод заставил послать сына в город за хлебом. Он был узнан и арестован. Его мучили неделю: резали кожу, выбивали зубы, жгли веки папиросами, требуя выдать отца. Он выдержал все, не проронив ни слова. Через месяц был найден его невероятно обезображенный труп. Все дети нашего города ходили смотреть.

—Полиция легиона помещалась в доме моих родителей. Когда поляков прогнали, я обошла неузнаваемые комнаты моего родного дома. Я читала надписи расстрелянных, сделанные в последние минуты. Нашла вырванную у кого-то челюсть, теплый чулочек грудного ребенка, девичью косу с куском мяса. Самое страшное оказалось в наших сараях. Все они доверху были набиты растерзанными трупами. На стене погреба кто-то выцарапал последние слова: «Господи, прости» <...>

— Это было время, когда кто-то всегда кричал «ура», кто-то плакал, а по городу носился трупный запах.

 — Днем нас убивали, а под покровом ночи предавали земле. Только она принимала всех. Уходили и чистые и грязные, и белые и красные, успокаивая навсегда свои молодые, но состарившиеся сердца. Души их шли к Престолу Господнему. Он всех рассудит.

— Мы долго бродили по лесу. Ночью перебрались через маленький ручей. Маме было тяжелее всех: она несла на руках моего маленького брата и горячо молилась, чтобы он не закричал, а то все наше дело пропало. Ему дали лекарства - опий. Мы были одеты во все черное. Присели в канаве, как камни, когда проходили солдаты.

 

Глава№3  Декабрь 1918 года. Ласка не попадает в мышеловки.

 

Она знала, что рано или поздно они придут. Вряд ли Сруль Койцман, их сосед, откажется  от возможности приобрести почти задаром, что-нибудь из обстановки их квартиры. Его ломбард процветал еще до войны. О том, сколько денег он нажил, когда спекулянты взвинтили цены на продукты, не знает никто. Самое страшное в нынешней ситуации, даже не «натурализация», а то кто ей будет руководить. Старший сын ее соседа – Самсон Срулевич Койцман командовал ныне отделением 4-го петроградского батальона Свободного Иностранного Легиона, и гордо носил нарукавную бело-красную повязку, на которой была изображена рука, сжимающая саблю. Он не простит ей того публичного унижения, которое он пережил тогда в первые дни войны. Светлана как сейчас помнила тот пьяный и самодовольный и похотливый взгляд самца, когда он вечером поймал ее выходящую из подъезда, и схватив за волосы, с криком : «Пойдем со мной, гойская шлюха!»,попытался на глазах у стоящих людей затащить ее обратно в подъезд. Это животное было на полторы головы выше ее, и, по мнению Светланы, не уступало ростом и силой одноименному библейскому персонажу. Она не растерялась тогда, вспомнила чему учил ее отец – и врезала коленом в пах этому ублюдку. А затем приложила еще, снова коленом но уже по лицу, согнувшегося от боли сынка ростовщика. И тут же убежала наверх, в свою квартиру. Он тогда лишился двух передних зубов, но щербатым ходил не долго – папаша вставил ему золотые. А сейчас это животное выполняет приказы польских оккупационных властей о «натурализации» и отправке рабочей силы на запад в Великую Польшу. Причем еще недавно Самсон Койцман щеголял в кожанке сотрудника Всероссийской Чрезвычайной Комиссии по Борьбе с контрреволюцией и саботажем. Дальним родственником Койцманов был некий Гельфанд (который был известен в большевистских верхах как Парвус) Эх, улететь бы сейчас! Светлана Долгорукая с тоской вспомнила о своих полетах на «Моране» и «Ньюпоре». Сколько трудов ей стоило добиться разрешения обучаться в летной школе! Если бы не отец, воевавший тогда на Кавказе, наверное ей бы не разрешили. А тогда, в семнадцатом, она узнала об ударном батальоне Бочкаревой, и даже встретилась с ней. Мария Леонтьевна отнеслась очень серьезно к ее идее, и обещала помочь. И даже кое-что успела сделать – бумаги с предложением сформировать женский авиаотряд попали на стол к Главнокомандующему, но потом все завертелось и разрушилось с ужасающей быстротой – большевистский мятеж, штурм Зимнего. По слухам Прапорщик Бочкарева была зверски убита там в Зимнем, защищая власть, которая по сути предала всю Россию. И убили ее те, кто сейчас вступил в ряды «санационных» батальонов и Легиона, те, кто  готов был на любую жесткость и подлость ради удовлетворения своей похоти и унижения слабых.

Светлана Долгорукая подошла к зеркалу и посмотрела на себя. Дурацкое галифе! Но в платье сейчас нельзя – очень неудобно двигаться и убегать в случае чего. Именно убегать и готовилась Светлана всю последнюю неделю. Вид Самсона Срулевича, и взгляд который он бросил на нее на улице, когда она выходила за продуктами, говорил ей о том, что развязка неизбежна. Похоже, что он издевается над ней, а скорее всего унижает, заставляя ожидать страшной и мучительной смерти. Она видела трупы «натурализованных» барышень на улицах Петрограда – некоторые трупы выбрасывали на тротуар или мостовую гогочущие польские солдаты, проезжавшие в грузовиках, следовавших через город, некоторые трупы появлялись под утро – либо подвешенные к фонарным столбам, либо приколоченные к дверям подъездов или магазинов. Поэтому, что сотворит с ней Самсон и его дружки-«бундовцы» Долгорукая хорошо себе представляла. Была надежда на наган, который она всегда с собой таскала, но вот успеет ли она его вытащить, когда в квартиру вломятся насильники? А может не ждать неизбежного а сбежать? В деревню? Вещи на случай бегства она собрала – остатки маминых драгоценностей, что-то из столового серебра – что не было сдано в ломбард Сруля Койцмана. А может именно этого и ждет Самсон? Что она сама придет к нему, после того, как проест последнее, за что еще можно получить деньги в ломбарде? Но не слишком ли этот еврейский переросток о себе возомнил? Не слишком! - выглянув в окно Светлана увидела, что возле подъезда дежурит парный патруль с повязками, кажется Изя Бриллиант и Авраам Шейкман – друзья Самсона, тоже бывшие Чекисты . Видимо охраняют барахло его папашки, а заодно и за ней присматривают – чтобы не убежала. Черный ход в подъезде был надежно заколочен по приказанию Сруля Ароновича, опасавшегося грабителей. Остается один путь – на чердак. Попасть туда можно только одним путем – по пожарной лестнице из окна кухни, так как на самих чердачных дверях висел надежный замок, повешенный тем же Койцманом. Для барышни, три года летавшей на аэропланах проблемой данный путь не был, высоты Долгорукая не боялась. Значит на том и порешим! Светлана взвесила саквояж – не очень тяжелый, но нужно какой-нибудь ремешок прицепить, чтобы повесить через плечо и освободить вторую руку. Готово. А теперь в путь! Светлана кинула последний взгляд на квартиру, стоя на кухонном подоконнике, вздохнула, и ухватившись за край пожарной лестницы рукой, поставила на железную ступеньку ногу….

Дверь в квартиру Долгоруких, вскрыл боец батальона Изя Бриллиант. До революции он зарабатывал на хлеб открыванием замков чужих квартир, принося украденное имущество отцу своего друга Самсона на продажу. Осмотр квартиры и открытое окно на кухне указывали на то, что пленница упорхнула. От бессильной злобы Самсон грязно выругался на идише. Однако куда она денется – барышня из благородного семейства? Весь город под контролем, нужно только договориться через свою общину, чтобы чужие ее не «натурализовали» раньше времени, а оставили ему за вознаграждение еще нетронутой. Вот тогда и посмотрим, гойская сука!

Из детских сочинений:

“Нас “легионеры” называли “змеенышами-недочеловеками”, как обидно было слышать такое прозвище!”

“Встретил меня полковник, и я отдал ему честь. Он сказал: “Я старый полковник, был храбрый, говорю Вам по совести, чтобы Вы сняли погоны, не рискуйте своей жизнью... кадеты нужны”.

“Император убит. Я оставил это известие без внимания. Разве может Император быть убитым! Разве найдется такой человек, у которого поднимется рука на Императора?”

 

 

Глава №4 Весна 1919 года. Данциг – Гданьск. Кровавая тризна .

 

В каждой грязной истории или войне есть свой крейсер «Мэн». Новой Польше был необходим выход к морю. Попытки экспансии Литвы пресекались странами Антанты, поэтому единственным доступным морским портом на Балтике для Польши был Данциг. Но его статус был двоякий – с одной стороны территория Польши, с другой стороны большинство населения в городе немцы. Поэтому, несмотря  на наличие польской полиции и посаженного поляками градоначальника, порядки в Данциге оставались немецкими. Отношения между немцами  и поляками, как в Данциге, так и на всей территории Германии отошедшей к Польше были очень напряженными.

            Масло в огонь подливали заявления польской прессы. Поляки заслуженно считали себя победителями в мировой войне, наряду с Англией, Францией и САСШ. Гунны должны быть наказаны. Германии больше нет как государства. То что не удалось Наполеону, поддавшемуся на уговоры Александра I удалось теперь объединенным силам Антанты, САСШ и Великой Польши. Великой, потому что теперь Польша получила выход сразу к двум морям – Балтийскому и Черному. И польский порт на Балтике Гданьск должен избавиться от своего прошлого, избавиться от своего старого наименования  - Данциг, и избавиться от памяти о нем. Морские ворота Польши должны населять поляки. Именно об этом и стали трубить все депутаты польского сейма и польские газеты. Немецкому населению было предложено покинуть польский город и перебраться на жительство в земли восточной Германии, точнее сказать в западные польские воеводства, ибо Германия стерта с карты, как когда-то была стерта Польша. Время реванша!

            Осталось только найти повод. И повод был найден – в городское управление полиции обратился торговец некто Ф. Пелинский, с жалобой на то, что немецкие жители города сожгли магазин, которым он владел, а его самого жестоко избили, наказав перед уходом убираться в свою Варшаву пасти свиней. Полиция арестовала некоторых из зачинщиков беспорядков, на которых указал пострадавший, но в ответ у здания городского полицейского управления собралась демонстрация возмущенных жителей города, требовавших освободить земляков, незаконно арестованных по фальшивому доносу лже-купца. Представители немецкой общины пытались уверить начальника полиции, что никакого купца Ф.Пелинского в городе никогда не было, и не было никакого сожженного магазина. При попытке польской конной стражи оттеснить митингующих от здания управления, со стороны улицы прогремели выстрелы, одна из лошадей рухнула сраженная метким выстрелом наповал, еще одну зацепило пулей и она понесла, вместе со всадником. Наряд стражи был вынужден отступить внутрь и забаррикадироваться во внутреннем дворе здания. Два выстрела сделанные неизвестными оказались единственными, и более в сторону полицейских никто не стрелял. Но именно эти два выстрела, вкупе с избиением «торговца» и стали для поляком крейсером «Мэн». Через два часа в город вошли части 3-й армии под командованием Рыдз-Смиглы – 1-я и 2-я пехотные дивизии и 4-я кавбригада майора Яворского, а также конный отряд Булак-Балаховича. Город был поделен на сектора. Кварталы оцеплены. Движение по улицам запрещено. Началось изгнание немецкого населения за пределы города. Вооруженные патрули врывались в дома и выгоняли всех на улицу. Согнанных жителей строили в колонны и гнали под конвоем на запад, за пределы города. Там, в трех верстах от города, рядом с песчаным карьером их принимали удалые бойцы Булак-Балаховича.  Вниз согнали первую партию в три тысячи человек. Испуганные и ничего не понимающие люди смотрели вверх, на темные силуэты поляков в лучах заходящего солнца. Но боялись они не долго. Вниз полетели гранаты, а затем ударили пулеметы. Когда стоящих внизу в котловане  не осталось, командир одного из эскадронов, просигналил фонариком на окраину города. Конная сотня погнала следующую толпу. Подталкивая пиками людей скинули вниз в котлован карьера. Снова полетели гранаты, а затем ударили пулеметы. Снова сигналит фонариком командир эскадрона. Снова гонят толпу. Некоторых симпатичных немок выдергивают из нее на ходу и отводят в сторону. Они умрут не сразу, а после того как польская шляхта выполнит свою работу и захочет с ними позабавиться. Снова взрывы гранат, снова стрельба пулеметов. Конвейер работает. Из карьера слышны крики и стоны раненых, плач детей. Но освобождение Гданьска от гуннов продолжается. Опять взрывы гранат, опять пулеметы. Наконец работа сделана. Теперь можно и позабавиться. Прямо в поле. Ибо немецким фрау после забав не суждено вернуться в свои дома. Некоторых со вспоротыми животами и отсеченными грудями повесят на деревьях вдоль дороги. Некоторых с вырванными языками прибьют гвоздями к деревьям, заставляя медленно и мучительно умирать на лоне чудесной природы. Но это произойдет чуть позже, а сейчас время для забав, и ужасный женский крик висит в поле рядом с карьером. Смерть гуннам! Наконец и похоть удовлетворена, и самые буйные фантазии. Тела тех, кто не нужен оттаскиваются и бросаются туда же – вниз, в пасть карьера. По краям карьера крепятся подрывные заряды и отматываются провода. Гремят взрывы. Лавины песка обрушиваются вниз и засыпают многометровым слоем крики и стоны несущиеся снизу. О Гданьск! Теперь ты свободен!

            Весело гудят паровозы. По железным дорогам Польши мчаться поезда с полякам спешащими на новоселье. Им суждено стать жителями  города Гданьска. Теперь они не будут ютиться в тесных квартирках и снимать углы – немецких домов много и хватит на всех. Работников и хлопов привезут с востока. Шляхта не должна заниматься грязным трудом – грузить суда, мести улицы – дело шляхты война и охота. Но не все хлопы хотели быть быдлом и не всех Данцигских мужчин уничтожили оккупанты… те жители, которых вывезли ранее, и ветераны войны, которые не успели добраться домой, будут мстить.

 Через пол года Легионеры будут делать в штаны при виде хмурых солдат с древним гербом Данцига на рукавах шинелей и мундиров старой Германской Армии.

Из детских сочинений:

 

— Как раз в это время было Рождество Христово. В вагоне была елка. Пришел капитан и сказал, что мост у Ростова взорван. Папа связал аэропланные лыжи, и мы побежали. Был мороз. Я и брат плакали. Мама успокаивала, а у нее было воспаление легких. Дон был замерзший. Моя мама скончалась только у Тихорецкой.

Я бродил один и видел, как в одном селе на 80-летнего священника надели седло и катались на нем. Затем ему выкололи глаза и наконец убили.

Расстреливали у нас ночью по 10 человек. Мы с братом знали, что скоро и наша очередь, и решили бежать. Условились по свистку рассыпаться в разные стороны. Ждать пришлось недолго. Ночью вывели нас и повели. Мы ничего, смеемся, шутим, свернули с дороги в лес. Мы и виду не подаем. Велели остановиться. Кто-то свистнул, и мы все разбежались. Одного ранили, и мы слышали, как добивают. Девять спаслось. Голодать пришлось долго. Я целый месяц просидел в темном подвале.

Долго оставаться на одном месте нам было нельзя. Мама не жалела себя и служила иногда в пяти местах. Потом заболела, тогда я торговал табаком. Последний год мы ели немолотую пшеницу. У нас был один большой глиняный горшок, в нем и варили на три дня.

Пришлось мне жить в лесу. Долго я бродил один. То совсем ослабеешь, то опять ничего. Есть пробовал все. Раз задремал, слышу: кто-то толкается. Вскочил - медведь. Я бросился на дерево, он тоже испугался и убежал. Через неделю было хуже: я встретил в лесу человека с винтовкой на руке; он шел прямо, крича, кто я. Я не отвечаю, он ближе. Я предложил бросить винтовку и обоим выйти на середину поляны. Он согласился. Тогда я собрал все силы, прыгнул к винтовке и спросил, кто он. Он растерялся и заплакал. Тогда мне стало стыдно, я швырнул винтовку и бросился к нему. Мы расцеловались. Я узнал, что он такой же изгнанник, как и я. Мы пошли вместе<...>

Видел я все, но больше всего ненавижу сейчас трусость толпы.

Люди оказались похожими на диких зверей.

Я пережил столько, что пропала у меня вера во все хорошее.

Я с радостью ухватился за последнюю надежду - окончить образование. И хоть здесь отдохнуть. Вы улыбаетесь? Да, отдохнуть. Ведь жизнь все-таки прожита, и по сравнению с недавним прошлым все будет мелко и ничтожно.

Господи, спаси и сохрани Россию. Не дай погибнуть народу твоему православному!

 

 

 

Глава№5  Весна  1919 года. База на Унече

Из детских сочинений:

“Я увидел израненных офицеров, только что возвратившихся с фронта и нашедших конец свой на родине”.

“Ложась спать я забыла помолиться Богу, и в эту ночь убили папу”.

“Опять начались обыски и расстрелы, идя по улице, чувствовался запах тления, приносимый всегда с собой поляками”.

“Каждый день мы играли в сестры милосердия”.

“Один раз мы играли в госпиталь, у нас были лекарства, сестры, больные. Мальчики были санитары, врачи”.

“Мы с сестрой ушли на балкон и с ожесточением били горшки от цветов, говоря, что это мы избиваем поляков”.

“Мы с братом налепили из разноцветной глинки людей, сделали город из кубиков, и в нашем маленьком городе были те же волнения: слепленные куколки стояли в очередях за хлебом, а солдатики бунтовали”.

 

 

            Генерал Глебовский всегда лично проверял неясные для себя разведданные. Вот и сейчас, не соответствие количества войск, количеству эшелонов на небольшом железнодорожном разъезде вызвало его пристальный интерес. Взвод охраны, два-три десятка шляющихся вокруг жолнежей и легионеров и два эшелона теплушек, явно не пустых и судя по паровозам едущих в разных направлениях.

- Ваше Превосходительство, опять заныл Князь Джихар, ну позвольте взять языка. Все будет тихо. Вот увидите –

 Войсковой Старшина, Князь Джихар командовавший отдельным развед-эскадроном, был прекрасным кавалеристом, помешанным вдобавок на истории кавалерии. Свой эскадрон он называл не иначе как Сирийской Дикой Алой и эскадронцы весьма этим гордились.

- Ну хорошо Князь – сказал Генерал – Берите языка, но что бы тихо. А то если в этих эшелонах войска, нам с санитарным обозом от противника будет не оторваться –

    Бригада генерала Глебовского, уже месяц пробивалась по направлению к Брянской губернии. Почему? Об этом знал только сам Генерал и юнкер привезший ему письмо. За долгие дни боев, в Бригаде накопилось много раненых и боеприпасы были на исходе и удачным выходом из сложившейся ситуации был прорыв в Брянские леса начинавшиеся как раз за этим разъездом. Тут недалеко было фамильное гнездо дядюшки генерала Глебовского и местность генерал знал досконально. А Князь Джихар споро и профессионально взялся за дело. Не прошло и получаса, как рядом с разъездом нарисовалась стройная селянка в яркой косынке и сарафане. Патруль жолнежей сразу же проявил к ней интерес, приоритет в котором получил фельдфебель с усами а ля Пилсудский, который отважно бросился за робкой пейзанкой в кусты, патруль же во исполнение приказа продолжил обход. Взалкавший жолнеж бросился к жертве, но под шкурой овечки скрывался Лев. Пастушка в мгновение ока превратилась в Льва, в виде юнкера и фельдфебель в процессе экстренного потрошения выдал все требуемую информацию, которая все прояснила. Эшелон едущий на Запад, вез рабочую силу в Гданьск, а едущий на Восток, остатки граждан Данцига собранных по пересыльным пунктам и лагерям беженцев. Поляки взяв на вооружение немецкий орднунг, собрались окончательно решить проблему жителей славного города Данцига  Охрана была минимальной, так как теплушки были наглухо закручены проволокой и до конечного пункта назначения, открывать двери  никто не собирался.

            Атака была стремительной и смертельной. Треск Люгеров и Маузеров, из которых с двух рук виртуозно били конники Князя, был похоронным маршем для охраны разъезда и эшелонов. Горстка сдавшихся в плен, жила пока не открыли теплушки с рабами и смертниками.

            Колонны освобожденных скрылись в лесу, им помогли оружием и будущая «Бригада Данциг» рассредотачивалась по лесным сторожкам и заброшенным лагерям смолокуров, а части генерала Глебовского продолжил свой марш. Впереди серьезных войск противника уже не было, максимум вербовочные отряды Свободного Иностранного Легиона. Путь Русских войск лежал далее в Лагерь Резервной Армии на реке Унече. Накануне развала, там в обстановке полной секретности стали создавать материально-техническую базу Ударной Армии «Вена» под командованием генерала Брусилова. Ударников и Георгиевских кавалеров, направляли из госпиталей после лечения, только  туда. Из Петербурга в Санитарных эшелонах переправляли часть немаленьких фронтовых стратегических запасов, зависших на тамошних складах. Попечительница Главного Полевого Санитарного Управления Княгиня Елизавета Глебовская, урожденная баронесса фон Штаффель руководившая изначально лишь прикрытием перевозок, позднее ввиду общего развала и гибели ряда ответственных офицеров, взяла все связанные с базой хлопоты в свои руки и готовилась уже переводить в Клинцы свой штаб, но тут случилось нечто, изменившее ее планы.

            В конце рабочего дня в дверь кабинета княгини робко постучались. Это были Старшая Сестра-Хозяйка Ксения Шольц (по прозвищу Фюрерин) и новенькая санитарка Светлана, ее бедную сироту три месяца назад рекомендовали дальние родственники Ксении. Ксения была мрачнее обычного  а Светлана испугана и заплакана. Выяснилось следующее… Светлана действительно была сиротой, но последние два года работала в «заведении», откуда ее выкупил некий шляхтич по имени Гайнер и сделал своей абсолютной рабой. Светлану определили в Госпиталь для выполнения определенного задания и сегодня впервые за три месяца с ней встретился пан Гайнер и приказал быть наготове. Света вернулась за забытой муфтой и случайно подслушала разговор  пана с его сообщниками. Оказывается группа авантюристов завладела четырьмя вагонами Государственного Казначейства  с золотом в империалах и слитках. Мерзавцы решили прицепить эти вагоны к санитарному эшелону, а по дороге отравить с помощью Светланы персонал и увезти ценный груз в Польшу. Бедная девушка, с которой впервые в жизни именно в Госпитале стали обращаться как с человеком, все рассказала Фюрерин и теперь вся история стала известна и Княгине. Теперь все зависело только от Корнета Соломатина и его людей.

            Этот офицерский ударный отряд, гремевший своими подвигами на весь Западный фронт, не захотел расформировываться, а пробиваться куда либо было поздно и офицеры стали санитарами в Госпитале ну и охранниками одновременно. У княгини была пайцза от г-на Луначарского, так что кратковременное красное владычество их не затронуло. А теперь судя по всему, Соломатинцам пора было возвращаться к основной профессии. Операция прошла четко. Бандиты получили по солидной порции снотворного и после допроса ускоренный трибунал. Эшелон без особых приключений (не считая двух расстрелянных комендантов станций, не хотевших давать паровозы) добрался до Базы на Унече и один из пакгаузов принял в свое обширное чрево 11 тонн золота. С прибытием Княгини был наведен порядок и в окрестностях Базы, вплоть до Клинцов. Комендант базы, хозяйственный и эрудированный Штабс-капитан Михаил Орданович, без разговоров признал новое руководство. А когда банда люмпенов и маргиналов именующая себя местным советом попыталась захватить Базу, именно под его командованием 12 станковых пулеметов и два десятка ручных, в купе с тремя Сотнями ударников и Георгиевских Кавалеров, окончательно решили вопрос с Советской властью, в данной местности. На самой Базе, суровая и хозяйственная Фюрерин развила бурную реформацию. Были созданы коровники и свинарники, большой птичий двор. А когда позднее отрядами Джихара и примкнувшего к нему Дундича были отбиты несколько эшелонов невольниц шедших в Великую Польшу, развернулось гражданское строительство домов для молодоженов, а где дом там и огород и прочее хозяйство. Княгиня и Генерал благосклонно отнеслись к этим благим начинаниям, но ввели для всех, кроме действующего медицинского персонала «фортификационную барщину». База разрасталась по обе стороны Унечи и прикрывали ее достаточно мощные укрепления. А благодаря материально-техническому обеспечению, в виде пушек Гочкиса, пулеметов Максима и двигателей внутреннего сгорания, со складов Базы, была создана Речная флотилия в составе двух мониторов и пяти катеров. Мониторы представляли из себя мощные плоты с деревянными блокпостами а-ля Остров Сокровищ, эти речные монстры несли на себе по одной трехдюймовке, по две пушки Гочкиса и по четыре максима. С легкой руки эрудированного Штабс-капитана Ордановича их назвали Кракен и  Велес. И отовсюду стекались на Унечу офицеры и унтера бывшей Императорской армии, да и просто Русские люди хотевшие воевать за Россию… за нашу Россию. Ну а Бригада как то незаметно стала Корпусом, благо в оружии и рекрутах недостатка не было.

   Из детских сочинений:

“На станичных сходках драки. Артамоновы сыны отца избили! — За что? — За то, что плюнул на их свободу. — А Семен Х-в сыну ухо отрубил. — Свобода”.

“Было найдено много контрреволюционного, то есть чайные ложки, мамины кольца и т.д.”.

“Я начинала чувствовать ненависть к большевикам, а особенно к матросам, к этим наглым лицам с открытыми шеями и звериным взглядом”.

“Часто попадались зеленые, т.е. дезертиры”.

“Наш поезд был остановлен зелеными, т.е. разбойниками, которые жили в горах и нападали на поезд и на проходящих пешеходов”.

“Я пошел в комнату и увидел, что какие-то люди лежат и стреляют; они себя называли зелеными; я не понимал, что это за люди, — на другой день они были красные”.

“Вскоре начались так называемые дни бедноты, это у всех отбирали белье и вещи”.

“Помню злых комиссаров, которые называли друг друга товарищами”.

 

 

Глава№6 Весна 1919 года. Бахчисарайский фонтан.

Из детских сочинений:

“Слезы навертывались на глаза, когда смотрел я на своего отца, человека привыкшего к кабинетному труду, близорукого в пенснэ, который босиком, с бичом в руках, шел рядом с волами и кричал умоляюще: “Цоб Бровка, Цобе Лыска!”

“Колеса ломались, слышались орудийные выстрелы. Мы все ехали вперед и вперед. Когда мы проезжал Симферополь — это было ночью — нам представилась страшная картина. Горят дома, там где-то стонут, вот разграбленный магазин — здесь хозяйничали зеленые, — вот на уличном фонаре висит повешенный, мы все едем и едем... впереди непроглядная темнота)

 

Сообщение об убийстве пана Козюльского градоначальника Бахчисарая потрясло всю Польшу. Еще неделю назад легионеры Булак-Балаховича расстреляли в Джанкое за убийство польского полицейского триста местных жителей, и вот снова русские террористы взялись за оружие. Значит русским нужно преподать более жесткий урок.

Менее чем за сутки к Бахчисараю было переброшено два пехотных батальона, бригада улан и четыре батареи шестидюймовых гаубиц Шнейдера. Город был взят в кольцо. На рассвете заговорили польские пушки. Говорят в этом городе, бывшем ханской столицей, был когда-то Фонтан Слез, интересно а Фонтан Крови, или Фонтан смерти там есть? Впрочем если и есть, то уже можно сказать что был. После шестидюймовых гаубиц от таких провинциальных городков ничего не остается. А если сквозь его огненные руины промчаться кавалеристы, рубя клинками напропалую людей, выбежавших из горящих домов, то и никого. Сами виноваты – каждый кто не подчиняется режиму «санации» должен быть уничтожен. Жить в колониях может только шляхта и ее рабы. Если ты не шляхта, то будь добр становись рабом и соблюдай законы. Великий Юзеф Пилсудский сказал, что Россия должна стать страной населенной белыми неграми, под властью Великой шляхты! Красивые слова, и правильные! Мятежники должны быть преданы мечу, а их жилища огню. Обидно, что в этом городишке женщин симпатичных почти не было. Теперь придется бойцам Булак-Балаховича тратить свои кровные на проституток из борделя, или терпеть до следующего раза. Впрочем зачем терпеть – страна большая женщины всегда найдутся. Как не стремились сложить покрупнее пирамиду из отрубленных голов, ничего величественного не получилось – кому охота бегать по горящим улицам головы отсекать! Ну и пес с ним! Но «герои» санации сделали непоправимую ошибку. Местный Муфтий вывозил из Бахчисарая родных и близких и попался Булаковцам. Мужчин убили, женщин изнасиловали, обоз разграбили и с этого дня Крымские татары объявили полякам Газават.

    Поручик Жинджовецкий не мог решить одну проблему. С одной стороны он не мог больше пить, с другой без водки находиться в пыльном и лишенном нормальных развлечений Бахчисарае было невозможно, а с тех пор как команда Булак-Балаховича ушла из Бахчисарая в карательный рейд стало совсем тоскливо. Женщин в городе практически не осталось, и Жинджовецким все больше овладевала мысль, а не послать ли  взвод хорунжего Янека на охоту… Но тут  . судьба вдруг улыбнулась поручику улыбкой того самого Хорунжего Янека.

- Пан поручик – Ослепительно улыбаясь доложил Янек.

- Мы тут поймали лайдака торговца, он где то украл пол сотни бочек крепкого пива и что бы мы его не повесили за воровство и спекуляцию, этот лайдак рассказал где прячутся два десятка женщин и каких женщин…  Актрисы Симферопольского театра !. Тут у родственника  одной их них хуторок и там они и прячутся. –

- По коням – Завопил поручик. 

Хан Абзал Махмуд Оглы, так энергично дергал себя за усы, что Мичман Иванов Семнадцатый, боялся что когда появятся поляки, Хан останется максимум с одним усом. Союз Татарского эскадрона и Матросского отряда пластунов, был основан на ненависти к общему врагу и определенной взаимной выгодой. Во первых перебив поляков, а во вторых подружившись с будущим беком Бахчисарая, Мичман отводил двойную опасность  от хутора своего дяди и закладывал основы будущих отношений в бурлящем Крымском котле. А Хан, получив свою долю в Бахчисарайских складах Легиона,  получал возможность более качественно отомстить убийцам своих родственников (он был из клана убитого Булаковцами и поляками Муфтия) ну и тыл где будут оперировать пол тысячи до зубов вооруженных моряков - союзников, становился более прочным. Собственно с мичманом был только штабной взвод, основные силы готовились к штурму Бахчисарая. Тем более что легионеров была всего не полная сотня и для двухсот джигитов и полусотни моряков это был не серьезный противник. С легионерами справились без потерь да и Бахчисарай обошелся средними потерями. Комендантский взвод разбежался и походя была порублена джигитами, но на складах охранники вооружились пулеметами и почти целиком скосили конный авангард штурмующих и слегка потрепали роту пластунов, которая и поставила точку. Но с Булаковцами такой номер не прошел. Заранее обнаружив засаду на подходе к Бахчисараю, Булак быстро с ориентировался и кровавым серпом промчался по тылам войск вновь-испеченного Бахчисарайского Халифата, он понял что это только начало и решил покинуть Крым. Командующий Джанкойским Гарнизоном генерал Сегюр, послал пехотный полк, что бы вразумить Булаковича. Булака это взбесило и он лично возглавил атаку, следствием которой было окончательное уничтожение заград-отряда. Больше в Крыму Булака не видели… Его убьют в другом месте. А утро следующего дня обещало быть насыщенным. На главную площадь Бахчисарая свозили тех пленных, что были уличены в участии в нападении на семью Муфтия и других зверствах против местного населения. На площади желтели вкопанные в землю свежее стесанные колы, на их остриях поблескивал бараний жир. Все должно быть сделано по заветам предков, сказал Хан Абзал. И когда казнь была закончена, Хан поклялся перед кровавым «Бахчисарайским фонтаном», что пока всех убийц не постигнет кара Аллаха, он не вложит саблю в ножны.

Из досье начальника  контрразведки Петроградской рабочей дружины Л.П.Берия:

Бэй-Булак-Балахович Станислав Никодимович. родился 10 февраля 1883 г. в зажиточной крестьянской семье. Католик. Родился в деревне Мейшты недалеко от местечка Видзы (ныне Витебская область) в семье помещичьих повара и горничной. Отец его происходит, из обедневшего шляхетского рода. Отец впоследствии владелец имения, а затем фольварка Стакавиево около города Браслава. Два брата и шесть сестер. Учился на агронома в Бельмонтах, затем некоторое время работал бухгалтером, а в 1904 г. стал управляющим имения графа Плятера в Дисненском уезде Виленской губернии. У местного населения Булак-Балахович пользовался  репутацией народного заступника, так как часто выступал арбитром в спорах между крестьянами и помещиком. С тех пор он и получил прозвище «батька». Характеру Булак-Балаховича вполне соответствовала и первая часть его фамилии: «Булак» - это прозвище, ставшее частью фамилии, которое означает «человека, которого ветер носит». В 1914 году вместе с братом Юзефом добровольцем ушел на фронт. В начале войны служил во 2-м лейб-уланском Курляндском императора Александра II полку В ноябре1915 г. он был произведен в прапорщики и за два года дослужился до чина штаб-ротмистра. В ноябре 1915 г. Булак-Балахович был командирован в отряд (партизанский) особой важности при штабе Северного фронта в качестве командира эскадрона под командованием войскового старшины Г.М. Семенова. Отряд этот, под командованием Л. Пунина, действовал против германцев в районе Риги. За постоянные дерзкие вылазки в тыл немцев пунинские партизаны были прозваны  «рыцарями смерти». В боевых операциях Булак-Балахович отличался особой храбростью, решительностью и находчивостью.  Л. Пунин писал о нем: «…Несмотря на   отсутствие военной школы, показал себя талантливым офицером, свободно управляющим сотней людей в любой обстановке с редким хладнокровием, глазомером и быстротой оценки обстановки». За германскую кампанию Булак-Балахович был награжден шестью орденами и тремя солдатскими Георгиевскими крестами (2-й, 3-й и 4-й степени). За время мировой войны он был пять раз ранен, но не разу не покинул своего места в строю. Перед революцией избран командиром полка, произведен в штабс-капитаны, 1916—1917. Вступив в Красную армию (02.1918), сформировал Лужский конный партизанский полк. В марте1918 г. участвовал в подавление  крестьянских восстаний в Лужском уезде и в Стругах Белых. На 25 апреля 1918 г. численность полка составляла 1 121 человек (38 - командный состав, 883 - в строю и 200 вне строя).

.Приметы: лет 35, среднего роста, сухая военная выправка, стройный, лицо незначительное, широкие скулы, руки грязные; говорит с польским акцентом, житейски умен, крайне осторожен, говорит без конца о себе в приемлимо-хвастливом тоне. Болтает, перескакивая с темы на тему, пьет мало

Из детских сочинений:

“Толпа в несколько человек направилась к сараю, в котором спрятался отец. Мое сердце усиленно забилось, в голове зашумело и я почувствовал, что почва уходит из-под моих ног. Я упал на землю и, закрыв уши, лежал вниз лицом, чтобы не видеть, не слыхать того, что они будут делать с отцом. Прошло несколько тягостных минут. Ни криков, ни выстрелов. Я подошел. (Обыскивающие) вышли из сарая и пошли дальше искать по двору. Слава Тебе, Господи, слава Тебе, прошептал я слова молитвы. Отец был спасен”.

“В то время на юге была масса «легионеров». Они делали налеты с целью грабежей и еврейских погромов. Свидетельницей одного из таких погромов была и я... С утра в городе было очень тревожно... Во всех домах шли приготовления (к спасению себя и своего имущества). Уже с обеда были слышны орудийные выстрелы, а потом мелкой дробью затрещали пулеметы, все ближе и ближе; стали слышаться стоны и крики, рев голосов. Скоро эта бойня охватила наш квартал... Врывались... Вытаскивали за одежду и волосы, грабили, издевались... убивали. Пули летали по всем направлениям, то и дело попадая и в убиваемых и в убийц... В это время к нам в дом, рыдая, вбежала одна из моих одноклассниц евреек, она что-то бормотала, что, я не могла разобрать. Но моя мать все поняла. Мы были русские и нам не грозила опасность. Нельзя же оставить погибать бедную девочку за то, что она еврейка. Быстро закрыла мама дверь моей комнаты и стала утешать ее. В это время по коридору раздались грубые шаги, заставившие маму выбежать к ним навстречу. — “А нет тут у вас жидовки, давайте поищем?” — спросил главарь и он хотел войти в мою комнату, но мама быстро загородила ему дверь, стала ему что-то говорить, что, я не слышала, я только видела лицо Розы. Этого лица я никогда не забуду. Весь ужас смерти выразился на ее лице, казалось, вот-вот она сойдет с ума, и стыня от сознания, что у меня на глазах произойдет что-то ужасное, я бросилась на колени и начала горячо молиться. В это время маме удалось уговорить их, что у нас жидов нет, и они ушли. Но у меня на всю жизнь останется в мозгу вид человека, которого должны сейчас убить, и он уже совсем перестал жить”.

“Не помню, в каком году это было, но помню хорошо, что летом, когда мы все сидели и обедали, и вдруг дверь открылась и появился мужчина, весь бледный как глина, и слышим только одно слово от него — “спасите”; мы, конечно, все испугались, но поняли, в чем дело: оказалось, что он был офицер и за ним гнались, и он забежал потому, что мы жили на одной улице. Бабушка, покойница, сейчас взяла и посадила его в печь и наложила дров, как будто хочет затопить, и вдруг появились в дверях эти несчастные гадины, чего стоит один их вид! Они перерыли всю квартиру, но их Господь не допустил до кухни и они прошли мимо и даже ногой не стали в кухню”.

 

 

Глава№7 Весна 1919 года. Смерть зуава.

 

            По дороге на Клинцы, (небольшой уездный городок что в Черниговской губернии) тащился вербовочный отряд Свободного Союзного Легиона. Два десятка черных зуавов, дюжина польских уголовников, сын местечкового корчмаря Залман, в качестве фельдфебель-интенданта  и во главе всего этого гордо рассекал на сером в яблоках Орловце,  лейтенант Франсуа Де Ла Пен (бывший на самом деле просто Делапюном, но в Легион записывали под любым именем, чем он и воспользовался), хотя легионеры звали его за глаза Прыщом. Лейтенант был доволен и счастлив. Наконец он получил власть, о которой раньше не мог и мечтать. Всю Великую войну он подвизался в тыловом штабе, ибо фронт хотя и дает возможность быстрой карьеры, но гораздо вероятнее для командира взвода пуалю торжественный салют перед воронкой заменяющей могилу.. А теперь власть над жизнями людей, безопасность и полная безнаказанность. Дядюшка Гастон, военный юрист, который и помог Франсуа откосить от фронта, любил повторять одну фразу – «…честных людей не бывает, все люди преступники, главное создать условия безопасности и безнаказанности… и мирный рантье станет грабителем, а церковный староста убийцей и насильником…».   И ведь прав был дядюшка и лейтенант Делапюн понял это только сейчас. Как сладостна власть, особенно над этими шлюхами, из так называемых «хороших семей». Раньше вы не обращали внимание на маленького, кривоногого, косоглазого человечка с изрытым фурункулами лицом, а теперь в каждом русском городе он собирал свою дань справедливости.  И вспомнилось Франсуа русская гимназистка из Могилева, Ксения кажется ее звали, она не хотела уступать и Делапюн ее жестоко избил прежде чем изнасиловать и когда зуавы волокли растерзанную девушку к себе в казарму, она крикнула на чистом французском – «Олеко отомстит за меня». Она еще что то кричала, но за гоготанием зуавов слов было уже не разобрать. Дорога ведущая в Клинцы петляла по лесу, лейтенант вспомнив что в этом уездном городке с населением 12 000 человек наверняка есть гимназия, улыбнулся как сытый кот. За очередным поворотом проявился весьма странный для лесной дороги сюжет. По середине большака стояло огромное кресло… В кресле вальяжно расположился молодой, хищно красивый гусар, с ленивой иронией смотревший на кавалькаду легионеров. Гусар неторопливо поднялся с кресла и поманил пальцем лейтенанта. Франсуа почему то пробил холодный пот, мочевой пузырь оказался переполненным и больше всего французу вдруг захотелось оказаться в Руане, в маленьком кабачке папаши Тибо, на окраине. Но влекомый какой то магической силой, Делапюн тронул поводья и подъехал к странному офицеру. Повинуясь его жесту, Франсуа слез с лошади и дрожащим помимо воли голосом спросил – «Что вам угодно Месье и кто вы такой ?»  Гусар презрительно улыбнувшись промолвил – «Мне угодно передать вам привет от Ксении, помните такую гимназистку из Могилева? А зовут меня Олеко Дундич и я ее жених»  В руках гусара сверкнул выстрелом крохотный брауниг и Прыщ схватившись за живот стал оседать на землю. Из леса загрохотали выстрелы, зуавы пытались обороняться но безуспешно. Наиболее беспокойные получили по пуле в не смертельные места, остальные подняли руки. Тем более, что пытавшиеся сбежать поляки и Залман младший, были походя вырублены невесть откуда появившейся казачей полусотней в форме Императорской армии, возглавляемой бородатым Войсковым старшиной в белой черкеске. Это оказался командир Дикой Разведывательной Алы , Летучей Бригады Генерала Глебовского, Князь Джихар.

  

            Де Ла Пен пришел в сознание. Жутко болела голова и все было как то не привычно. Рядом разговаривали двое. По французски ! Неужели свои? Он попытался открыть глаза но на веки как будто повесили гири и лейтенант стал слушать.

- Я о вас наслышан господин Дундич. Особенно мне понравилось, как ваши гусары вырубили весь состав Дивизионного Ревтрибунала, который приговорил вас к расстрелу, а председателя обмазали дегтем, вываляли в перьях и возили по городу –

         Заявил хрипловатый голос с истинно парижским Прононсом. В ответ молодой голос с непонятным акцентом отсмеявшись произнес…

- Никто его не в чем не вываливал. Удирая, этот Красный Торквемада попал сначала в бочку с дегтем, потом в сено, потом в седло, а потом Слободан снял его из карабина. А про вас Князь я тоже слышал, особенно про эпизод с захваченными у тевтонов танками. У вас все тот же эскадрон? -

 - Мы не эскадрон- сказал Князь гордо подняв лицо с орлиным профилем. Мы Сирийская Ала Понтия Пилата и руки мы умоем только после Победы, о смотрите поручик, француз очнулся, значит вы можете начинать -

Пока лейтенанта привязывали за ноги к двум согнутым березам, в глубине леса казаки и гусары деловито вешали зуавов. Данную затею применили обнаружив на их фесках украшения из прядей и локонов разных оттенков. Так легионеры отмечали свои победы над беззащитными женщинами. У одного из легионеров подобного украшения не было, он как выяснилось предпочитал мальчиков. Его для разнообразия посадили на кол.

Таким образом База на Унече усиленная Корпусом Глебовского, стала доминировать над солидной частью Брянской губернией. Во всех населенных пунктах появились комендатуры Легиона (благодаря походной канцелярии покойного лейтенанта Де Ла Пена). Конники Джихара и Дундича вели постоянную разведку и тщательно локализовали рейды мелких санационных групп. А в леса, где расположились спасенные узники, ушло два обоза с оружием, амуницией и продовольствием. Это было начало партизанского края и Бригады «Данциг». Не прошло и месяца, как в окрестностях Брянской губернии стали появляться странные отряды в шинелях с красными и синими разговорами, в суконных шлемах напоминающих то ли уборы русских витязей, толи кайзерские шлемы и что характерно говорящих на русском, немецком и украинском языках. И у многих на шлемах и рукавах был нашит шеврон – два белых креста на алом фоне.  Живых санационщиков и легионеров после них не оставалось. За фураж и продовольствие они платили золотом и с местными обывателями были сугубо корректны (окромя коллаборционистов и бандитов, эти же категории местных жителей исполнялись с помощью «Конопляной тетушки»). Так начала свою боевую историю Бригада «Данциг».  Учитывая то что запасы гвардейского обмундирования на Базе «Унеча» были весьма солидны, а офицеры и солдаты Русской армии предпочитали привычное обмундирование, богатврки и шинели с «разговорами» Княжна щедро раздавала иррегулярным союзникам, осробенно они были побулярны в отряде Буденного. Батька Семен даже посылал рекламно вербовачные отряды в новой форме, которая способствовала притоку добровольцев. В народе суконки накрепко и навсегда прозвали «Буденновками».  Учитывая что хлопцы Батьки Семены были не добрее к врагам чем бойцы Бригада Данциг, их форма стала пугалом для Легиона и прочих Антант и в плен их не брали, впрочем носители суконных богатырок украшенных красными звездами с золотым плугом и сами как правило не сдавались. Был случай когда во время Буденовского рейда один ротный навестил родное село мимо которого проходил его полк и в родительской избе встретил брата, ставшего Легионером. Он набил братцу морду, дал полчаса на то что бы он исчез из этих мест навсегда и вышел на улицу перекурить. А на шум примчались пятеро патрульных легтонеров, но увидя буденовку, трое сбежали побросав винтовки, а двое сдались в плен.

Из детских сочинений:

“Уже была полная оккупационная власть. На улицах все деревья были срублены и многие дома были разрушены. По улицам ходили солдаты без погон и с ружьями. Часто я видел в окно, как эти солдаты вели куда-то мужчин, женщин и детей. Все это было в N, я помню очень смутно; помню, как на моих глазах два каких-то жида комиссара и солдаты зарезали женщину и двоих детей и как у одного из жидов были окровавлены все руки кровью невинных младенцев. На меня этот случай произвел очень сильное и потрясающее впечатление, я в этот же день очень сильно заболел, и мне в бреду все время мерещился страшный жид комиссар с окровавленными руками и двое детей.

Потом при наступлении поляков мы бежали, и сколько страшных картин, которые не мог никто бы описать, пришлось мне увидеть, — все было в крови, и ручьи крови текли по всему пути железной дороги и ярко выделялись на белом снегу. Всюду по пути легионеры резали убегающих. Поезд мчался с быстротой молнии, а задние вагоны горели. Всюду был страшный дым и грохот. Мне от всего этого стало дурно”.

 

 

Глава№8 Март 1919 года. Архангельская губерния. Перечеркнутый перст.

Анисим Кривов стоял и смотрел на черные печные трубы торчащие вверх. Все-таки не нужно было уходить в лес на охоту. Он и это страшное пепелище- все что осталось от его деревни Качаловки. Сердце отказывалось верить, но разум кричал, что нужно возвращаться в избушку на охотничьей заимке, потому что здесь никого и ничего не осталось. Впрочем, осталось, точнее, остались – черные печные трубы. Но он решил подойти поближе и все рассмотреть. Рассматривать в принципе было нечего – несколько втоптанных гильз и пустые банки от иностранных консервов. Все это Анисим фиксировал каким-то уголком еще чудом работающего сознания, сам же, потерявший рассудок от увиденного пытался найти Алену с детьми. Но что можно было найти на этом пепелище? Огонь потрудился на славу! Но Анисим отказывался верить, ибо так не должно было быть!  Но это было. Шок от увиденного, открыл в его мозгу какое-то второе дыхание, и он стал, как сомнамбула кружить вокруг деревни, пытаясь разобрать  все следы. Но охотничьи навыки только сделали его ужас сильнее. Никто не вышел из деревни, когда пришли чужаки, никаких следов – только его и многочисленные следы мужской обуви пришедших с большака и ушедших обратно.  И еще окурки – папиросы ненашенские. Такие папиросы он видел в городе на рынке – они появились, когда в город пришли американцы, и эти консервы тоже. Он понимал, что никого нет в живых, но продолжал искать следы, зашел туда, где стояла его изба. Битые почерневшие черепки. Хотя не все битые. Глиняная свистулька! Эту свистульку он делал для младшей Анюты! Значит еще есть надежда!  Анисим продолжил поиски. Солнце начало заходить за горизонт, а между черных торчащих в небо обгоревших труб ползал на четвереньках человек, пытаясь что-то разглядеть на земле в наступающих сумерках.

Утренний рассвет озарил черное пятно сожженной деревни, которое казалось страшным и чужеродным на фоне сверкающего розового снега. Посреди Качаловки стоял совершенно седой человек в ружьем за плечом, и о чем-то вполголоса шептал. Он уже понял, что произошло, хотя по-прежнему отказывался в это верить. Их согнали в церковь, подгоняя выстрелами. Согнали всех – и детей, и женщин, и стариков. А потом подожгли церковь, и подожгли дома. А потом они все ушли. А потом пришел он и увидел все это. Увидел и запомнил. Они могут ходить только по дорогам, избегая леса и болот. Он может ходить там где хочет, потому что это его край, его Родина. Их очень много, а он один. Он найдет таких же как он и неизвестно кого станет больше. У них хорошие винтовки и много патронов. Он набьет себе патронов в избушке на заимке. Они пришли убивать. Ему не впервой охотиться на обезумевших от голода и крови волков. Вместо красных флажков на снегу будет кровь – их кровь. Бог простит. А не простит, значит не простит – буду жить с грехом на душе.

Солнце зимой в Архангельской губернии прячется очень рано, и ходит над горизонтом очень низко. Поэтому тени от предметов всегда очень красивые, стройные, гармоничные и длинные. Стремительные как стрелы Робин Гуда. Только человек способен обезобразить такую чудную красоту природы, только он способен перечеркнуть установившуюся гармонию, не заботясь об эстетическом великолепии, которого так ищут образованные и цивилизованные интеллигентные люди. Анисим не знал, что он испортил чудную картинку о которой мечтала творческая элита и богема России. Он молча шел на лыжах к заимке, где у него было свое дело. Одно дело он уже выполнил, испохабив чудный пейзаж сгоревшей деревни – изящные тени от труб, образующие причудливую картину чего-то поэтического, чего-то этакого возвышенного, и сакрального -  вроде, как множества указующих интеллигентских перстов, пути, по которому ее стараниями должна направиться Россия  - ибо не достоин жалкий и ничтожный русский народ такой великой прослойки таких умных и свободолюбивых творческих людей, поэтому он должен отправиться в ад и сгинуть без следа в истории.

Изящные тени были перечеркнуты поперечной полосой – посреди пепелища, на мести сгоревшей церкви, ставшей братской могилой, возвышался крест, из свежесрубленных бревен – Анисим перечеркнул чужие мечты и жизни тех, кто эти мечты осуществлял.

Из детских сочинений:

“Папа уехал, а с ним и мама, обещали приехать... но Бог... иначе судил... на одной стороне стали русские, а на другой американцы. Мы остались... с няней... скончалась... остались без призора... нас поместили в американский концлагерь... голод, холод, беспризорность. От родителей известий не имели, и была только надежда на будущность... Получили известие, что они живы. Нам прислали денег”

“В начале 18 года американцы хотели устроить свою столицу в Архангельске . Новое правительство прислало телеграмму к нам и юнкерам, чтобы не сдавались американцам, и обещало прислать поддержку. Юнкера и кадеты дрались с ними три дня. Американцы подъезжали к нам очень близко и били по зданию. Малыши-кадеты переходили с одной стороны здания на другую, а старшие выбегали и отбрасывали татар. Подмоги не было прислано. Юнкеров американцы оттеснили в кремль, а кадетов в свое здание, и мы принуждены были сдаться. Нас американцы вначале не трогали, но юнкеров не оставляли в живых, даже тех юнкеров, которые были в корпусе и прямо заявляли американцам, что они юнкера, и их выводили и рубили”.

 

Глава№9 Апрель 1919 года.Магдебургские стрелки.

 

Фридрих Гейдрих,  поднял снайперскую винтовку с глушителем и стал целиться во французского полковника. Их никто не звал сюда. И то, что они делали в его родном городе, Фридриху не нравилось. Поговаривают, что поляки ведут себя еще хуже, чем французы, но ему хватает и того, как ведут себя эти лягушкоеды. С прибытием оккупационных частей был издан указ для всех жителей Магдебурга, о том, что за каждый выстрел во француза будут расстреливаться сто мирных жителей. В первую же ночь французы начали разгул и насилие в городе, но жители терпели, в надежде, что эти южане-полукровки упокоятся, но в первую же ночь в городе началась стрельба – двое французских офицеров не поделили очередь – кому первым «натурализовать» по праву победителя  одну из немецких девушек, и в пьяном состоянии начали стрелять друг в друга, остальные посчитали, что это начали действовать партизаны, и открыли пальбу во все что движется. Итог ночной стрельбы – трое убитых французов, пятнадцать мирных жителей, и свыше полусотни раненых немцев и французов.

Во всем естественно обвинили жителей Магдебурга. Запустили утку о том, что сыновья городского главы застрелили французского генерала и пытались организовать мятеж. Смешно! Если послушать этих поедателей земноводных, то получается, что в Германии каждый глава городского совета растит из своих детей стрелков-убийц французских генералов! Откуда во Франции столько генералов? Хуже всего то, что в эту уже дежурную для каждого города историю заставили поверить в очередной раз весь мир. В полдень следующего дня после прихода французов на городской площади были собраны сто заложников – пятьдесят женщин и пятьдесят мужчин. Их поставили на колени  в две шеренги напротив друг друга, и заставили так стоять около двух часов. За это время к оцепленной войсками площади согнали мирных жителей. После чего французы устроили «представление». Они стали по очереди убивать выстроенных на коленях заложников – вначале мужчину, потом женщину напротив, затем снова мужчину, затем снова женщину – пока не убили всех выстроенных  сто человек. Руководил всем действом этот полковник. Через два дня все повторилось. Только никакой стрельбы не было! Даже французы друг в друга не стреляли. А теперь все повторяется в третий раз. И тоже не было никакой стрельбы во французов. Поэтому нет смысла  сидеть и безропотно ждать когда убьют, следующих. Нужно убивать в ответ. Убивать офицеров. Чем больше, тем лучше, ибо офицеры принадлежат к тем кругам, которые решили оккупировать Германию. Солдаты ничего не решают, и делают лишь то, что им прикажут – прикажут прийти – придут, прикажут уйти –уйдут. А для того, чтобы они ушли, нужно сделать так, чтобы те, кто их привел стали бояться здесь находиться. Поэтому этот полковник должен умереть.

 

Выстрел! Тело французского полковника с разлетевшейся головой отшвырнуло на площадь. Нужно уходить! Зачем? Чтобы быть арестованным во время очередной акции? А тут такая удобная позиция! Хлопок выстрела –еще один безголовый! Разрывные пули это здорово! Ага, заметались! Хлопок! Еще один готов! «Черт по людям-то за что?»- прокричал Фридрих увидев, что солдаты оцепления и пулеметчики открыли огонь, по согнанным на площадь для просмотра казни жителям, - «Вот он я! В меня стреляйте!» Черт! Выстрел! Еще один готов! К черту офицеров! Пулеметы главное! Перезарядка. Выстрел! Попал! Еще раз! Не нравится?  Снова выстрел! А теперь вот этому!

 

Капрал Монперсье, заметив отблеск оптики в чердачном окне, дал длинную очередь из «гочкиса» и тело Фридриха Гейдриха бывшего фельдфебеля 23-й пехотной дивизии разрезало почти пополам, отбросив вглубь чердака. Суматоха на площади и стрельба в мирных жителей происходили еще около часа, прежде чем был наведен порядок. На лице убитого фельдфебеля, когда  его тело было найдено, застыла нехорошая звериная усмешка. Вечером того же дня, по приказу нового коменданта Магдебурга, на площади был произведен расстрел двухсот заложников. Ночью группа неизвестных забросала гранатами здание оккупационной комендатуры.

Утренние газеты Магдебурга ничего о вчерашних событиях не сообщили. И еще неделю газеты делали вид, что в городе нет стрельбы и каждый день не убивают новых и новых французских солдат. Но когда  восьмидесятилетний ветеран войны 1871 года, снявший из старой винтовки Дрейзе трех пуалю напавших на его внучку был зверски убит вместе со всей семьей, плюс после поджога доходного дома, где он жил французы стали стрелять в пожарных и жильцов тушивших пожар, все утренние газеты вышли с одним и тем же лозунгом – «Если ты немец, к оружию!», ну а немцев в Магдебурге было много.  За оружие взялись все. Хозяева закрытых оружейных магазинов, раздавали припрятанный товар, не забывая брать расписки в получении, что бы потом предъявить счет Магистрату.

Германия Из детских сочинений:

 

“Потом мы поехали в деревню, там французы убили моих папу и маму”.

“Потом французы выкопали несколько ям и закопали убитых и моего папу тоже”.

“Пришел вестовой и сказал, что отца повели к расстрелу. Я не мог проговорить ни слова”.

“На другой день, когда они опять ворвались к нам, увидели моего дядю в погонах и офицерской форме, хотели сорвать погоны, но он сам спокойно их снял, вынул револьвер и застрелился, не позволив до себя дотронуться”.

“Я уже навеки прощалась с папой, я знала, что его ждет неминуемая смерть с мучениями и пытками”.

“У нас сделали обыск и хотели убить мою бабушку, но не убили, а только ранили рукояткой револьвера”.

 

Глава№10 Май 1919 года. Хлеб и Кровь. 

     Мойшу давно как счетовода интересовало, зачем новым хозяевам столько хлеба.  Армию кормить? Так тут на четыре польских армии, а  легионеры и продотрядовцы сами кормятся. Попробуй-ка отказать! Мигом или петля на шею, или расстрел. Поначалу были раздумья куда податься – в легионеры или в продотрядники, но после того, как в на улицах Тамбова ночью вырезали несколько патрулей, желание стать легионером напрочь пропало. Пускай недалекие лезут под пули за польское гражданство, а умным лучше переждать – считать Мойша умел – слишком мало поляков, и слишком большую территорию они себе забрали, даже с теми легионерами, которых в граждане примут им людишек не хватит. Подождем немного, а там глядишь и так начнут раздавать. А кому раздавать как не продотрядникам? Они там в своей панской Польше без нас с голоду загнуться, если бы не мы, так и ходили бы с голым задом шляхтичи голопузые. Упоминание о шляхте ничего кроме смеха у Шмуля не вызывало. Какие они дворяне? Дворяне были здесь, пока их в семнадцатом под нож не пустили, а там – вчера селедку чистил, или навоз выгребал – а сегодня нате вам – шляхтич! Считать пускай научиться и читать! Князей развелось как грязи! Может права поговорка? А если честно, то все обрыдло! Если б не крестьянские девки, с которыми можно развлекаться в каждой деревни, то со скуки наверное и в легионеры бы подался. Было правда пару раз. Бузить начали мужичье поганое. Так против пулемета разве побузишь?  А девки деревенские бывают горячие! Вот и сейчас Яшка ухватил молодую деваху и поволок в сарай. А мамаша-то бойкая стерва оказалась – лицо Яшке то когтями полоснула! Ну ничего, сейчас потешимся – всыпем этой толстухе шомполов на виду у всей деревни. Вон пацаны уже и козлы притащили. Сейчас привяжем и пойдет потеха. А после сами все зерно отдадут. Ну, что пора, что ли команду какую пацанам подать. 

Мойша поправил кобуру «маузера», одернул кожаную куртку и крикнул: «Приступайте!». Привязанная к козлам ремешками толстуха истошно заорала. Ее вопль перекрыл крики, вопли и рыдание ее дочки, с которой развлекался Яшка на сеновале. Стоявшие селяне, согнанные продотрядовцами, затравленно смотрели на экзекуцию. Когда толстуха от боли потеряла сознание, ее окатили пару ведер колодезной воды и продолжили. Наконец, когда спина мамаши превратилась в кровавое месиво, Шмуль отдал команду остановиться. Рыпнувшихся было снимать выпоротую бабу, односельчан отогнали прикладами. Мойша вышел к козлам, на которых враскорячку была привязана провинившаяся селянка, достал бумагу и зачитал притихшим жителям деревни сколько и чего с каждого двора они должны сдать на нужды панской власти. Чтение сего документа осложнялось воплями молодухи, которую продолжал драть неугомонный Яшка Шифман. Однако, несмотря на эти акустические трудности, всем стало ясно, что нести требуемое нужно самим и добровольно, иначе процедура порки несчастной и может и других упорствующих может быть продолжена. Испуганные бабы и старики потянулись к своим дворам, под внимательными взглядами бойцов отряда. Черт! Да угомониться этот кобель или нет? Или рот порвать этой дуре, чтобы не орала на всю деревню? Яшка, тоже как какой-то  поц, сам что ли не может догадаться заткнуть рот этой девке?

Наконец, понесли изымаемые продукты согласно, списка. Подождем, пока все принесут, а потом посчитаем. Если не будет хватать, пойдем по избам пошарим и возьмем на треть больше. В следующий раз будут сговорчивее. Крики вроде бы стихли, то ли Яшка закончил, то ли догадался этой дуре по харе врезать. А, вот и он, счастливый и довольный как кот, идет головой мне в сторону сеновала машет. Ладно, пойти и мне что ли потешить себя, пока он тут за меня покомандует. Если что, Яков пацан ушлый – возьмет не на треть, а на половину больше того, что нужно, сдадим на рынке, с руками оторвут. Ну и где эта девица краса, между бедер кровава полоса? Стихи что ль начать писать? А, вот она забилась в угол и скулит. Иди сюда, дура! Сейчас и я тебя оженихаю. А красива девка ничего не скажешь, вон уже и покорная стала, и не кричит даже, только всхлипывает. … Ладно потешили себя и хватит, все же Шифман кобель – после него девок драть никого удовольствия, как будто сам себя рукой тешишь. В следующем селе я буду первым, а он пускай делом занимается. Командир я, в конце концов или нет! Ну, что там у нас?

Ого, подводы нагружены, похоже, мой заместитель половину еще сверху собрал! Сами виноваты! Когда говорят нести, нужно нести! С властью не шутят! И как всегда, какую-то бабу с собой прихватил, девок портить ему мало, подавай еще кого-нибудь! Ладно, в пути развлечемся. Довезем до Тамбова, а там выпустим обратно, в чем мама родила, вот потеха будет. Ого, а откуда он мед раздобыл? Молодец Яков! Поехали, что ли пацаны!

Продотряд Мойши Шмуля покинул деревню Рудовка, собрав требуемое и проявив истинный гуманизм по отношению к населению. За исключением одной выпоротой шомполами крестьянки и ее изнасилованной дочки, никто более не пострадал. Увезенная продотрядовцами тридцатилетняя вдова Тамара Кожинова в деревню не вернулась, вряд ли она пропала без вести, скорее подалась в город, чтоб не смотреть в глаза односельчанам и не краснеть, за то, что тешила пархатых.

Всю ночь над Рудовкой стоял вой – немолодая, полная, абсолютно нагая женщина, лет сорока, с окровавленной спиной выла в сарае, обхватив тело девушки лет восемнадцати, на неестественно бледной шее которой, виднелся синюшный след от веревки. Похоронили ее Дашу на третий день, на кладбище, ибо батюшка сказал, что нет на ней греха, а грех на нем самом.

Из детских сочинений:

“Там начали есть человеческое мясо и часто бывали случаи, что на улицах устраивали капканы... ловили людей... делали из них кушанья и продавали на базарах

“Родился я на тихом Дону в очень бедной семье. Отец простой казак, образование получил маленькое, кончил приходскую школу, нас было у него шесть человек, чтобы добиться образования я своими маленькими ручонками подбирал скошенную рожь”.

“Когда я приезжаю домой, я стираю белье, мою пол, убираю комнату, помогаю маме в шитье, и все это делаю с большим удовольствием”.

“Когда я приходила из гимназии в 4 часа, я убирала дом, готовила обед... Мы ужинали, я убирала со стола, мыла посуду и садилась делать уроки... Дома я была до возвращения (со службы) папы и мамы полной хозяйкой”.

“Моя мать и сестра служили у поляков. Мне тогда пришлось бросить гимназию, чтобы готовить обед, убирать в доме, стирать и смотреть за маленьким братом. Все это тяжело было для меня 12-тилетней девочки”.

Глава№11 Осень 1917 – лето 1918 года. Инкуб и Суккуб Революции

Он всю жизнь боролся с детскими комплексами. Будучи небрачным сыном, «байстрюком» он с раннего детства ощущал свою неполноценность. Такие как он всегда ищут звериную стаю, потому что сбиваясь в стаю слабые всегда сильнее, чем сильные одиночки. Он и нашел свою стаю. Вначале он начал работать на журналистском поприще, там его заметили и в 1910 году он вступил в ряды РСДРП. После чего стал работать секретарем газеты «Правда», одновременно обучаясь в Политехническом институте. Грянула мировая война. В 1915 его призвали на флот, но матросом он стать не захотел, и поступил в гардемарины. В 1917 его произвели в мичманы, но в мировой войне он участия не принял. Зачем рисковать жизнью, когда есть более быстрые перспективы в карьере? Сразу же после февральской революции он, избранный зампредседателя Совета рабочих, солдатских и матросских  дел, начинает действовать. Начинает делать дела. Свои. Звали его Федор Федорович Ильин. Впрочем, с началом революции он решил стать Раскольниковым, и он оправдал эту фамилию. Новый пост позволяет Федору идти к власти семимильными, кровавыми шагами. Главное устранить конкурентов и тех кто может помешать. Организовать уничтожение офицеров флота, спившимися и потерявшими человеческий облик матросами труда не составило. В пьяной стае, все подонки чувствуют себя сильнее, а если это дело залить водкой, то можно вершить любые дела. Водка, водка и ничего кроме водки! Водка это главное! Сатрапы офицеры не дают пить водку, заставляют быть трезвыми – на штыки их! Правда в июле вышла неувязочка – пьяная толпа поперла на пулеметы, а у пулеметчиков рука не дрогнула – пришлось спасаться бегством, но вот беда  - арестовали. Но не надолго – арестовавшие в отличие от пулеметчиков слабее духом оказались, испугались толпы и выпустили. Расправы над офицерами продолжились с новым размахом. Наконец 20 октября 1917 года, он встречает ЕЕ. Он очарован!

Она была очень красива, и росла в семье большевика. Что подвигло ее отца, профессора права, стать большевиком, остается загадкой. Поговаривают, что он был масоном, но точных данных на этот счет нет. Но в грянувшую революцию она вошла благодаря двум людям – Троцкому и Раскольникову. Как эти трое людей, строили  свои отношения ,остается загадкой. Ходят очень много красивых и наоборот домыслов, но сплетни пересказывать глупо. Зато известно достоверно, что именно Федор и Лариса с отрядом «революционных братишек» прибыли на борт «Авроры», и именно они произвели тот холостой выстрел из носового орудия, перечеркнувший историю России. Жесткость и бесчеловечность Ларисы Рейснер одних восхищала, а других приводила в ужас. Что-то было патологическое в том, что она любила одеваться в одежду собственноручно расстрелянных жертв. Но ничего удивительного – у русской богемы, у русской интеллигенции именно такое отношение к людям. Смерть, кровь и убийство – это не преступление, а эстетический и творческий поиск, поиск нового в высоком искусстве. И нет ничего странного, что на борт «Авроры» Лариса взошла в простреленной офицерской черной шинели, ибо еще не закончилась та роковая для России ночь, как ее уже видели в Зимнем, в качестве коменданта новой власти, и разгуливала она уже в шинели командира ударного женского батальона, непростреленной. Именно этот факт, дал повод некоторым утверждать, что именно она явилась организатором массового насилия над сдавшимися ударницами, а затем организовала их зверскую публичную казнь. Злые языки утверждали, что пьяная матросня, солдатня, а также дружины «Бунда» всю неделю насиловали захваченных женщин а затем расстреляли их,  тем же, кто оказывал сопротивление, либо (после того как удовлетворили свою похоть) вспарывали животы, заставляя умирать в страшных мучениях, либо насаживали после «употребления» на штыки укрепленные в баррикадах Зимнего или на  штыри ограды Арки Генштаба, где они в таком виде красовались несколько дней, оглашая предсмертными стонами окрестности. Конечно же, есть свидетели красочно расписавшие чудовищные зверства в те дни, но они забывают о том, что революция это кровь, кровь и смерть. Много смерти и много крови и все это в сплаве с чудовищной жестокостью борьбы за власть.

Из детских сочинений:

“Вечером большевики поставили против нашего корпуса орудия и начали обстреливать корпус и училище. Наше отделение собралось в классе, мы отгородили дальний угол классными досками, думая, что они нас защитят. Чтобы время быстрее шло, мы рассказывали различные истории, все старались казаться спокойными; некоторым это не удавалось и они, спрятавшись по углам, чтобы никто не видел, плакали”.

“Первый снаряд, пущенный в наш корпус, попал в нашу роту. После этого нашу роту повели в подвал, причем впереди роты несли ротную икону. В подвале у нас часто были молебны. Такая жизнь продолжалась неделю”.

“Через несколько дней в корпус, когда все стояли в церкви, ворвалась банда. Первая и вторая рота были вызваны из церкви и выгнали толпу из корпуса”.

“Мы сидели как ни в чем не бывало на втором уроке, и вдруг разом посыпались пули по нашему классу; стекла летели вовсю. Дежурный офицер скомандовал: “ложись”, и мы наживете поползли с третьего в нижний этаж, где и находились без всякой надежды на продолжение своей короткой жизни. Но все прошло благополучно. После долгой осады корпус был сдан и к нам был назначен комиссар”.

 

Революция, это еще и романтическое время. А романтика это удел творческих людей. Жизнь в эпоху революций скоротечна, а поэтому красива. И красиво жить умеет только творческая богема. И Лариса жила красиво. Весь Зимний дворец, с его сокровищами оказался в ее распоряжении. Она сменила шинель на умопомрачительные платья сшитые для дочерей последнего русского императора. А потом ее и Федора Лев Давыдович отправил в Москву  - торопить революцию. Кроме того революции нужны были деньги, а их в зажравшейся купеческой Москве было немало. Нужно было только найти их обладателей и хорошенько потрясти. И сын питерского выкреста старался. В кратчайший срок, утопив Москву в крови, он вернулся в Питер с пятью вагонами золотых украшений и нарядов для Ларисы. Нужно сказать, что возвращение было своевременным. Корабли Балтфлота в Гельсингфорсе собирались вернуться в Кронштадт. Это было опасно. Ибо там большевики особых успехов в агитации не достигли. Более того Щастный, узнав о резне учиненной Раскольниковым в Питере, мог подвергнуть Петроград бомбардировке. Революция повисла на тонком волоске. Раскольников с возлюбленной, теперь уже в кожаной куртке отправляется к Щастному. Ее запомнили и оценили. Она говорила красивые слова : «Товарищи моряки! .Брата! Вы хорошие и боевые молодцы. Все как на подбор собрались, - обращалась она к команде судна. - Я счастлива встретиться с вами и приветствовать моряков, почувствовать ваш боевой дух, вашу готовность бить и гнать врагов с нашей родной земли». Начался 1918 год.Одухотворенные революционным задором Ларисы корабли Балтийского флота совершили Ледовый поход в Петроград. В ходе похода были арестованы все офицеры, которые представляли опасность для революции. Балтийский флот прибыл в Петроград. Все арестованные офицеры, включая Щастного были тут же расстреляны. Федор был назначен Главкомом, отец Ларисы, Игорь Михайлович, стал Партийным Комиссаром флота, ну а в гардеробе Ларисы, тоже комиссара флота, только рангом пониже – Морского Генерального Штаба, появилась адмиральская шинель, снятая с лично убитого ею Щастного. В новой шинели Лариса выглядела очень красиво и элегантно. Она упивалась своей ролью и значимостью. Приказы революционным матросам она отдавала прямо, как королева – пажам.

Россия. Из детских сочинений:

“Эти большевики были очень вежливые: вечером, когда они приходили, то они снимали сапоги и говорили тихо, чтобы нам не мешать”.

“Ушли, ничего не взяв, хоть и видели у мамы кольца, а у папы серебряный портсигар”.

“Большевики спрашивали меня: “Где твой папа?” Но я говорила, что я не знаю, где мой папа, тогда они поставили меня к стенке и хотели убить меня. Тогда пришел еще один большевик и сказал: “Зачем вам мучить девочку, может, она и не знает ничего?”

“Настал вечер, но никто к нам не приходил и не приносил есть (два мальчика, братья заключены в тюрьму за попытку уехать к отцу за границу); солдат (красноармеец) принес ужин: по селедке и по пол хлеба. Мы просили его нам продать хлеба, он нам дал свою порцию и попросил у товарища пол его порции и отдал нам, мы ему давали денег, но он не взял их. Он рассказал, что не по своей воле служит, а что его заставили”.

“Их повезли в крепость Кронштадт... Но жена дяди спасла его... дала взятку и хлеб матросам и они отпустили дядю, переодели его и спасли”.

“Меня взяли от отчима и матери и тяжело мне было жить с отцом и сильно притесняла мачеха”.

“Хоть нехорошо, но все-таки я помню, как сладко мне было жить у моих других родителей”.

“Помню первый день революции, я подошел к окну и увидел, как с крыши напротив поднялся голубь и тотчас свалился, подстреленный пулеметом”.

С новым назначением и новые задачи – германская армия нарушила перемирие и перешла в наступление. 23 февраля Лариса и Федор выступают с обращением к морякам Балтфлота стать на защиту Советской республики. Так удалось решить две проблемы сразу – защитить власть повисшую на волоске, и избавится от патриотов не поддерживающих революцию, соответственно представлявших для революции опасность. Но слова, сказанные на Севере, не могли быть услышаны на юге – там сдержать натиск немцев, поддержанных сепаратистами Петлюры было некому, да и Черноморский флот в отличие от Балтийского был не очень революционным и пока еще находился под контролем адмирала Колчака, который становился очень опасным. Миссия в Севастополь удалась на три четверти – половина экипажей кораблей пошла за Федором и Ларисой, выполнив указание Троцкого – затопив корабли и пополняя ряды сухопутных отрядов красной гвардии, а другая половина пошла за Колчаком.  Но Колчаку не повезло –  ядовитые семена посеянные Раскольниковым и Рейснер все же дали всходы, и когда немецкие войска стали подходить к Севастополю, то моряки взбунтовались и отказались защищать город. Они арестовали всех офицеров, включая самого Колчака, подняли белые флаги на кораблях Черноморского флота. Однако никакой пользы Германии эта победа не принесла. Наоборот. Большевики провозгласившие «Декрет о мире» еще в 1917 году, абсолютно не собирались нарушать перемирие, заключенное в 1917 году, да и некому было воевать против Германии – армия разложенная революционной пропагандой была не боеспособна. Поэтому когда Германия в марте 1918 года начала наступление на Западном фронте, ей стало катастрофически не хватать дивизий расположенных на оккупированных землях России. Эти дивизии она могла спокойно перебросить на Западный фронт еще зимой 1917 года, но она этого не сделала. Принятое решение о переброске дивизий из России запоздало – Антанта начала оккупацию предавшего ее союзника – американцы с севера, через Архангельск и Мурманск, англичане, французы и поляки через Каспий. Отправку дивизий пришлось приостановить, под угрозой удара с Востока. В результате 86 дивизий (1/3 всех боеспособных сил )Тройственного Союза оказались скованными в самый неподходящий момент. Итогом этого стратегического просчета стал проигрыш Западной кампании в 1918 года и подписание Компьенского перемирия  11 мая 1918 года. 28 декабря 1918 года был подписан Версальский договор.

            Такой подлости от бывших союзников по войне в России не ожидал никто. Достаточно быстро ее территория перешла под контроль Антанты, причем в роли исполнителей, так сказать пушечного мяса выступили польские дивизии, сформированные еще во Франции. Высший Совет Антанты обещал Пилсудскому Польшу от можа до можа, только в обмен на пушечное мясо для оккупационных войск. В Польше практически была проведена тотальная мобилизация и десятки «санационных дивизий» нашпигованных антантовской и трофейной немецкой техникой и подкрепленные британскими и французскими колониальными частями, создали оккупационную сеть. В июле 1918 года был создан Союзный Иностранный Легион, куда брали всех и вся, по пятилетним контрактам. К каждому польскому полку на санационных территориях был прикреплен батальон Легиона. В Легион кстати, целыми дружинами стали вступать Бундовцы, их привлекала возможность после двух сроков получить статус Действительного гражданина, а учитывая что служба была как правило по месту жительства, кое где Бундовцы имели власть больше чем пан местный Комендант. А ведь только стало казаться, что жизнь стала налаживаться! Весной в голодном и холодном Петрограде супруги Раскольниковы начали вести довольно нескромный, но соответствующий их положению образ жизни. Зимний дворец стал личным дворцом Ларисы. Они завели огромный штат прислуги, стали устраивать шикарные приемы, на которых мадам Комиссар Морского Генерального Штаба любила блистать перед столичной богемой в роскошных нарядах. А приемы в здании Адмиралтейства! Их украсили шелком, бархатом, античными и восточными статуэтками. А прогулки на породистых лошадях в кампании Александра Блока!

А ее стихи:

Апрельское тепло не смея расточать,

Изможденный день идет на убыль,

А на стене все так же мертвый Врубель

Ломает ужаса застывшую печать...

 

А их с Феденькой личная яхта! Флагман Балтийского флота! Какие крузы они на ней совершали в Финском заливе! Они реквизировали самое лучшее и роскошное, что было в России – яхту покойного государя императора «Штандарт» (Заложена 1 октября 1893 года на верфи «Бурмейстер и Вайн» в Копенгагене. Спущена на воду 4 августа 1895 года. Вступил в строй 1896 году в качестве Императорской яхты. Водоизмещение 5480 т. Размерения 112,2 х 15,4 х 6,6 м. Вооружение 8 - 47 мм Бронирования нет Механизмы 2 паровых машины 12000 л.с. 24 котла, 2 винта Cкорость 22 узла Дальность плавания 1400 миль на 12 узлах. Экипаж 16 офицеров и 357 матросов).. Переименовав ее по богемно-революционному в «Либерастию». Злые языки утверждали, что и государя вместе с семейством расстреляла лично Лариса в казематах Петропавловки, и дескать именно оттуда у нее наряды великих княжон, и мундир гвардейского полковника принадлежавший ранее последнему Николаю Романову. А даже если и так, то и что с того? Во Франции помниться тоже на гильотину отправили ихних королей, и между прочим гордятся этим! Но Лев Давидович Бронштейн вовремя успел почувствовать опасность, поэтому все яйца в одну корзину складывать перестал еще после взятия Зимнего. Именно тогда они стали переправлять золото и деньги в САСШ в учрежденный Троцким незадолго до убытия в Россию. Когда же стало попахивать жаренным, то все реквизированное в Москве и Питере, а также все ценное из коллекции Эрмитажа потихоньку по ночам переправили на «Либерастию», которая находилась в постоянной готовности к выходу в море. И когда, в связи с массовым и ускоренным вторжением поляков и союзников, Владимир Ильич Ленин предложил перенести столицу в Москву, Троцкий понял  - пора! Яхта «Либерастия» под прикрытием эсминцев «Спартак» и «Авториил» рванула к берегам земли обетованной – в САСШ. На яхте, помимо троицы Раскольникова – Раскольников-Троцкий, семейства Ларисы – родителей и брата, присутствовал еще один не состоявшийся карьерист – «Бонапарт» - только сухопутный. Фамилия этого великого гения военного искусства была Тухачевский. В походе, правда, случился маленький казус – эсминцы ведомые революционными братишками, завидев британские корабли, прибывшие на Балтику, тут же застопорили ход и спустили флаги. Но сама «Либерастия» шедшая под флагом САСШ благополучно достигла Нью-Йорка.

Ульянов-Ленин, лишившийся столь искусного оратора как Лев Давыдович, справиться с ситуацией не смог, конечно, он бы наверное смог какое-то время продержаться в Москве, а там, глядишь чем черт не шутит, может и наладилось бы, но еще один удар в спину нанес товарищ Коба. Сталин расценил ситуацию, как критическую, и все его сторонники, а он предпочитал работать с пролетариями и технарями, а не с аптекарями и сынками ростовщиков (говорят, он еще в 1908 году в газете «Бакинский рабочий» рассуждал, глядя на двухнациональный состав партии большевиков, что неплохобы организовать еврейский погром в ее рядах, и сделать ее подлинно пролетарской и русской), практически в одночасье,  организованно ушли в глубокое подполье. Ильич остался с сыновьями аптекарей и часовых мастеров, которые в основной своей массе умели стрелять и убивать людей, но только тех, кто не оказывал никакого сопротивления – женщин, стариков, детей, на худой конец безоружных. Как только звучала стрельба в ответ, на помощь призывались рабочие дружины или военные части. Поэтому толку от этих  -манов, -вичей, -тейнов не было абсолютно никакого. Была еще правда  творческая интеллигенция, но ее еще задолго до революции сам Ильич охарактеризовал как «зловонную отрыжку старого мира». По этой причине революция закончилась очень быстро в течении нескольких месяцев 1918 года.

Из детских сочинений:

“Когда нас привезли в крепость и поставили в ряд для присяги большевикам, подошедши ко мне, матрос спросил, сколько мне лет? Я сказал: “девять”, на что он выругался по-матросски и ударил меня своим кулаком в лицо; что потом было, я не помню, т.к. после удара я лишился чувств. Очнулся я тогда, когда юнкера выходили из ворот. Я растерялся и хотел заплакать. На том месте, где стояли юнкера, лежали убитые и какой-то рабочий стаскивал сапоги. Я без оглядки бросился бежать к воротам, где меня еще в спину ударили прикладом”.

“По канавам вылавливали посиневшие и распухшие маленькие трупы (кадет)”.

“Нам сняли погоны. Отпустили, вернее погнали по домам. Вскоре разрешили опять приехать, но преподавателей переменили”.

“Корпус с октября переименовали в трудовую школу, но жить там трудовым людям было не под стать... трудовые ученики ели только тухлую воблу”.

“Расформировали наш корпус, распылили его по всяким приютам. Там нас кадет всячески притесняли... за малейшее ругали... выгоняли на все четыре стороны. — Многие из выгнанных гибли — жестоко наказывали”.

 

                                                                                                                                               

Глава№12 Весна 1919 года . Эссенская Черная вдова 

 

Премьер-министр Франции принял решение об оккупации Рура. Было сформирована «Миссия союзнического контроля над предприятиями и шахтами» (Mission Interaliee de Controle des Usines et Mines), или «Микум». За объявлением «Микумом» военного положения, которое последовало после ввода войск, была введена цензура печати, конфискована частная собственность. Были уволены 147 тысяч человек. Французские и бельгийские войска по сути превратили в гигантскую резервацию территорию 60 миль длиной и 28 миль шириной. На этой территории было расположено 85 % угольных разработок Германии, 80% процентов производства стали и железа, предприятия по выпуску 70% производимой в Германии конкурентно способной продукции. Густав фон Болен унд Хальбах не хотел кровопролития, поэтому призвал своих людей к пассивному сопротивлению. В ответ на это «Микум» организовал блокаду Рура. Вскоре к ним присоединились и англичане. Была создана Союзная контрольная комиссия под руководством британского полковника Леверетта. Заводы Эссена должны быть разрушены. В соответствии с решением «Микума»  знаменитый «Гусштальфабрик» должен быть уменьшен вдвое – должно быть уничтожено свыше одного миллиона инструментов, 9300 станков общим весом свыше 60 000 тонн, 100 000 кубических ярдов построек. Также, прежде чем начнется демонтаж и уничтожение промышленного оборудования надлежит выполнить требования 168 статьи Версальского договора. Вся готовая военная продукция должна быть уничтожена. Полковник Левретт совершенно точно «знал» сколько чего имеется в наличии. Он предъявил Густаву фон Болену подробный список почти на миллион наименований, составленный французской разведкой и начинавшийся со 159 экспериментальных полевых орудий. Когда Густав и его директора изучили данный список они подняли полковника на смех. Они показали ему отчетную документацию о выпуске продукции и полковник убедился в том, что во всей Германии не нашлось бы столько оружия, сколько в списке представленном полковником. Левретт известил генерала Нолле. Тот подумав, принял сугубо военное решение – есть приказ об уничтожении по списку и он должен быть выполнен. Если чего-то не хватает, то это должно быть изготовлено, а затем уничтожено. После чего, когда работа по выполнению требований 168 статьи Версальского договора будет завершена, начнется демонтаж и уничтожение промышленности. Поэтому предприятия Густава заработали вновь, производя военную продукцию, которая складировалась рядом с цехами. Продовольственная блокада Рура была временно снята, а Густав уговорил своих рабочих вернуться на рабочие места. Оккупацию Рура его жители окрестили «die Bajonette». То, что их сейчас заставляли делать, им не нравилось, и в сочетании с оккупацией и блокадой, должно было привести к взрыву, несмотря на обращения Густава и его директоров соблюдать спокойствие.

            Дело началось с малого. Лейтенанту Дюрье, начальнику французского патруля и его пехотинцам, потребовался грузовик для поездки. Вместе со своим отделением он явился в заводоуправление на Альтендорферштрассе и направился к центральному гаражу. Никакими полномочиями он не обладал, и со свои командованием вопрос не согласовывал. Но грузовик ему был нужен. Поскольку управляющий на тот момент отсутствовал, то он приказал сбить замок, после чего сопровождаемый хмурыми взглядами рабочих завода вошел внутрь. Нужно сказать, что в каждом цеху, в каждом крупном здании фабрик Эссена, на случай непредвиденных ситуаций (пожар, взрыв и т.д.) были установлены  сирены. Спустя несколько минут после того как Дюрье с пехотинцами вошел во внутрь, завыла сирена пожарного депо, затем в течении нескольких минут к ней присоединились звуки более пяти тысяч остальных сирен Эссена, испуганный Дюрье вышел, но никакого пожара не обнаружил, зато его глазам предстала многотысячная толпа рабочих. Сирены выли почти час, за этот час Дюрье успел осознать, что его позиция перед дверьми гаража ненадежна – тридцать тысяч человек сметут его отделение и растопчут прежде чем он сумеет что-то предпринять. Поэтому он отошел к запертым дверям гаража и приказал своим пехотинцам установить пулемет, направив его на толпу. Толпа отхлынула назад, но недалеко. В этот момент к ним, через толпу сумел пробиться Густав. Вой сирен внезапно стих. Густав стал уговаривать своих рабочих вернуться на места работы. Рабочие стали подаваться его уговорам, и толпа заколебалась – передние шеренги рабочих, успокоенные словами хозяина, стали проталкиваться через толпу, чтобы вернуться в цеха. Ситуация почти разрядилась, когда один из любознательных французских пехотинцев дернул за шнур сирены. Стоявшие сзади рабочие, восприняли этот звук как сигнал к действию и двинули вперед – толпа опасно качнулась вперед, и у лейтенанта Дюрье не выдержали нервы –  стоя спиной к сирене, он не понял, что это его солдат дернул шнур сирены, и движение толпы показалось ему актом агрессии. Он крикнул пулеметчикам «Открыть огонь!». Под пулеметным огнем толпа отхлынула назад и в панике убежала. Когда на место трагедии прибыли сотрудники германского Красного Креста, они обнаружили на месте трагедии тринадцать убитых, включая самого Густава фон Болена, а также 52 раненых. Несмотря на усилия «Микума» замолчать факт расправы, информация о ней распространилась моментально. Вся Германия была в гневе. Данное убийство окрестили «кровавой Пасхой в Руре». Французы боясь мести перебросили из Дюссельдорфа роту танков «Рено» и батальон пулеметчиков. Однако полностью предотвратить беспорядки оказалось невозможным. В самом Дюссельдорфе забросали ручными гранатами несколько французских солдат. Другие неизвестные взорвали мост в Эссене. Был убит французский караульный в Мюльхейме. Похороны жертв в Эссене пришлось отложить на десять дней – со всей страны съезжались делегации националистов, социалистов, коммунистов, католиков, различных Союзов.

В день похорон, через час после рассвета по всей территории Германии были приспущены государственные флаги, а во всех церквях стали звонить колокола. Временный Рейхстаг Германии ( германское правительство, фактически лишенное реальной власти, и избранное по требованию Антанты, на время проведения всего комплекса аннексий и оккупационных мероприятий, с целью создания видимости соблюдения цивилизованных приличий) собрался в Эссене в полном составе возносить молитву за убиенных. Рабочие Эссена в  черных рубашках, с повязками, на которых была вышита знаменитая эмблема их предприятий – три переплетенных кольца, регулировали движение похоронной процессии. 300 тысяч участников похорон растянулись от ворот №28 до кладбища Эренфирд. Там было вырыто тринадцать могил. В большом мраморном фойе завода управления стояло тринадцать гробов, покрытых государственными флагами Германии. По бокам стояли католический епископ и протестантский пастор. На верхней галере находился хор из 500 человек. Половина из них исполняла отходную, а другая половина мессу. Когда хор запел «Аминь», в зале горели лишь свечи в канделябрах. В этот момент на слабо освещенное пространство вышла вдова Густава фон Болена – Берта. Она хотела что-то произнести, но затем передумала, и прямиком через зал направилась к семьям погибших, обняла вдов и детей и разрыдалась. На улице организовалась похоронная процессия – впереди четыреста германских флагов, за ними Берта, вся в черном, за ней родные и близкие погибших, за ними сорок делегаций, состоящих из мужчин с черными венками на груди. Самыми первыми шли шахтеры в рабочей одежде, освещая своими лампами Берту, как прожекторами. Большинство из собравшихся были из разных районов Германии и не являлись родственниками или земляками погибших – они представляли собой разгромленную, униженную, но еще не сломленную до конца Германию. У самой могилы слово взял епископ. Он произнес только одно слово: «Убийство!», и над кладбищем воцарилась мертвая тишина. Но она была прервана и осквернена звуком приближающегося аэроплана. Оккупационные власти опасаясь беспорядков, решили проконтролировать ситуацию с воздуха. Его звук подсыпал соли на свежую рану всех собравшихся.

Командование оккупационных войск понимало, что триста тысяч человек, собравшихся на похоронах, стали носителями опасной идеи неповиновения и сопротивления. Было ясно, что разъехавшись по своим городам и землям они привезут туда эту смертельно опасную взрывную бациллу, которая может привести к массовым акциям по всем германским землям. Нужно было что-то делать, и решение было принято – задержать насколько это возможно отъезд участников похорон и растянуть их отъезд на как можно больший промежуток времени. Это позволило бы снизить накал эмоций и избежать взрывной смены настроений в оккупированных германских землях. Поэтому прибывшим на вокзал было объявлено под прицелом пулеметов, что отъезд будет осуществляться после проверки документов и регистрации, согласно вывешиваемых списков. Временный Рейхстаг Германии был направлен в особняк вдовы Берты, «во избежание организации беспорядков». Вдову покойного Густава  Берту и прибывших членов Рейхстага подвергли временному домашнему аресту. Берте, как владелице контрольного пакета акций эссенских предприятий было объявлено, что она продолжит работу проводившуюся ее мужем, и до окончания этой работы ей и ее детям запрещено покидать территорию особняка. Кроме того ей предъявили штраф за взорванный мост в Эссене и убитых и раненных во время беспорядков французских солдат в размере 200 тысяч марок. Вилла «Хюгель» стала тюрьмой для нее, детей и членов Рейхстага.

Однако, французы, приняв такое решение, не учли две очень важных вещи – речь шла об Эссене, в котором были традиции, и речь шла о Берте, которая немецкой женщиной, а не французской или английской. На предприятиях Густава со времен их основания существовала традиция, согласно которой владелец предприятия и его супруга  заботились о своих рабочих – создавали для них школы, больницы, строили жилые дома. В Германии не принято, чтобы женщина управляла серьезными делами, поэтому Берта взяла на себя всю благотворительность, оставив мужу вопросы производства. Она посещала больницы и родильные дома, выслушивала жалобы рабочих, крестила их детей. Если бы речь шла об аресте Густава, то возможно Рур бы как-то с этим и смирился, но речь шла об аресте некоронованной королевы Рура, которая отдала частичку своей души многим там живущим. Эссенских рабочих не интересовала судьба арестованного Рейхстага, их возмутил факт ареста той, которая заботилась об их детях и семьях, и делала это лично. Именно этого и не учли союзники. Силу взрыва усилило и то, что принимавшие решение наверху, забыли о деятельности генерала Нолле и полковника Левретта заводские склады Эссена оказались под завязку забиты оружием, а в числе трехсот тысяч националистов, социалистов, коммунистов и прочих –истов оказалось очень много тех, кто еще недавно сидел в окопах, и многие из них в недавнем прошлом носили офицерские погоны. Прозрение не наступило даже тогда, когда ночью  к вилле «Хюгель» подъехали шесть грузовых фургонов. Взвод, несший караул, застали врасплох и разоружили. Где-то через полчаса после этого по всему Эссену вспыхнули ожесточенные ночные рукопашные схватки. К утру Рур находился под контролем восставших. Рылись окопы, минировались мосты и дороги, устанавливались пулеметы и орудия, формировались подразделения – и офицеров и добровольцев и оружия оказалось более чем достаточно. Вдова Берта и освобожденные члены Рейхстага, были поставлены перед фактом уничтожения оккупационных войск в Руре, и готовности продолжать далее вооруженное сопротивление. Не весь Рейхстаг воспринял идею борьбы с интервенцией, многие Рейхстаговцы пытались уговорить восставших сложить оружие и попытаться решить вопрос миром, но их позиция не нашла понимания у восставших, поэтому они заявили о своей отставке. Другая часть поддержала восстание, и провозгласила об образовании правительства Освобожденной Германии. Поскольку покойный  Густав был очень влиятельной личностью и в Германии и в мире, то на похоронах присутствовало очень много людей занимавших ранее во времена Второго Рейха влиятельные посты в правительстве, эти люди также вошли в Новый Рейхстаг.

Что касается Берты, вдовы Густава фон Болена, то она пошла за своими людьми до конца. Она не могла поступить иначе, ибо действовала в соответствии со своим воспитанием и традициями своего рода. На ее свадьбе с Густавом 15 октября 1906 года присутствовал лично кайзер с Генеральным штабом, Тирпицем и канцлером. Ее семья находилась на особом положении в Германии. Об этом красноречиво говорил документ, хранившийся в вилле «Хюгель» -подписан сей документ был кайзером и Теобальдом фон Бетманаом-Гольвегом – прусским министром иностранных дел. В этом историческом документе говорилось, что Густав фон Болен унд Хальбах принимает фамилию своей жены, и фамилия эта всегда будет передаваться старшему сыну. Так Густав фон Болен  стал мужем Берты и стал носить фамилию Крупп фон Болен унд Хальбах. И теперь Берта Крупп продолжила его дело.

Именно Берта определила, что не все рабочие Эссена могут записаться добровольцами в корпуса – кто-то должен остаться и у станков, чтобы и дальше производить оружие. Те же, кто получил от нее «вольную» под руководством демобилизованных Версалем, а теперь призванных Новым Рейхстагом, офицеров сколачивались в боевые отряды, разбавляясь ветеранами первой мировой имевших боевой опыт. С чьей-то легкой руки особенную популярность в формируемых корпусах обрели черные рубашки и нарукавные повязки с крупповской символикой. И хотя первоначально численность корпусов была меньше дивизии – около семи-десяти тысяч человек в каждом, название корпусов за ними закрепилось в официальных бюллетенях Нового Рейхстага. Антанта опоздала, но теперь готовилась вернуть утраченные позиции, и схватка предстояла очень жестокая.

 

Информация о резне в Данциге, полученная от поляков  перебежавших на территорию Германии, взорвала и напрочь смела остатки бюргерского спокойствия и добродушия. Черный Рейхсвер объявил мобилизацию.

Из детских сочинений:

“Я так долго плакал, что у меня подушка промокла и пожелтела”.

“Я уехал и всю дорогу плакал, вспоминал Бога и молился ему”, — говорится о горячих молитвах маленьких детей за родителей.

“Несколько раз к нам отец приходил по ночам, а на рассвете уходил, а мы молили Бога, чтобы он спас его от поляков”.

“Бледная от страха, я бросилась на колени перед иконой и начала горячо молиться”.

“Я в страхе забилась в последнюю комнату и, упав на колени, начала усердно молиться Богу. Мне казалось, что легионеры  убьют маму и нас всех”.

 

Глава№13 Весна 1919 года. Мой друг, там есть Клико чудесный.

 

Кто и когда назвал эту «адскую» смесь «коктейлем Клико», фельдфебель Ганс  Кирбах не знал, но именно этот коктейль с французской фамилией был тем средством, которым удалось напоить кровью и огнем танки «лягушатников» на улицах города. Впрочем, командир танковой роты сам виноват – никто не заставлял лезть его на помощь зажатым в ложбине французским пехотинцам прямиком без пехоты через город – мог и небольшой крюк сделать!  А теперь когда головная и концевая машины танковой колонны запылали на кривых улочках – участь остальных семи была решена – две дюжины бутылок из окон верхних этажей и еще семь костров. Хорошо все-таки горят «Сен-Шамоны»!. Выскочивших горящих танкистов добили снайпера из «Стального Шлема». С зажатыми в низине пришлось повозиться, пока не подоспели снабженцы с винтовочными гранами и лентами для пулеметов. Справились быстро. Нужно отправить людей для тушения танков – может, что-то ценное успеют снять. Не все же там сгорело. А потом снова прятаться пока очередная помощь карателям не прибудет. Плохо, что нет взрывчатки – если разрушить мост, то каратели в этот район попадут не скоро.

Из дневника капитана Лурье, уроженца Марселя, командира пехотной роты 2 –го полка 31 пехотной дивизии:

«Все повторяется снова. Снова забетонированные траншеи, снова бронированные пулеметные гнезда, снова колючая проволока с шипами размером с палец, снова огонь тяжелой артиллерии, снова эти проклятые Боши. Только вот вчерашние гости не снова. Черт бы побрал этих русских! Точнее И русских и поляков. Поляков за их «санацию» и то что они учинили в Данциге – теперь вся Европа об этом знает. А русских, за то что они есть и не вернулись на родину, в чем кстати виноваты эти треклятые поляки, да и наши политики говорят тоже, - это ведь их была идея оккупировать Россию. И теперь сотни тысяч русских пленных оказавшихся в Германии не могут вернуться домой, потому что дома у них нет. Вчера ночью подчистую вырезали всю соседнюю роту, знающие люди говорят в русских отрядах одни офицеры и казаки. А еще партизаны в тылу, если бы речь шла об этих чернорубашечниках, то еще ладно – воевать они толком не умеют, только гибнут зазря, хотя в последнее время и их так просто не достать. Перестали бросаться на пулеметы в самоубийственные атаки. Учатся, сволочи. А партизаны посерьезней этих работяг и шахтеров будут. Снайперов до черта. Уже не знаешь куда прятаться со всех сторон палят. Офицеров новых присылать не успевают. И вообще, откуда у бошей оружие? Мы же их разоружили! Откуда все эти пулеметы, минометы, гаубицы? И где наши танки черт возьми? Хотя, если честно, то в атаку идти нет никакого желания.

Как странно иногда поворачивается история. Пять лет назад вторгшимся в мою Францию гуннским ордам всюду, мерещились наши франтинеры. Они захватывали заложников и убивали мирных жителей по любому поводу. Их возмущал и приводил в бешенство дух французской свободы. Они, тевтоны, привыкшие к порядку не могли понять почему у нас ставят памятники героям партизанской войны и сопротивления 1870-1871 годов. Пруссаки привыкли к порядку и считали, что остальные нации должны следовать их примеру. В их понимании – франтинер – это преступник нарушающий прежде всего законы Франции. Гражданин своей страны должен быть послушным и исполнять законы. Но, а  если страна свободолюбивая? Если все пронизано духом свободы? Почему теперь, спустя пять лет, сами боши отринули свои разговоры о порядке и послушании? Откуда эти ночные налеты, откуда снайпера в тылу? Куда исчезло добродушие их бюргеров? Почему у каждого из них взгляд счетовода-шпиона? Что они высматривают и запоминают? Кто из них кто?»

Из детских сочинений:

“Когда полк проезжал мимо церкви, к брату стали подъезжать казаки, прося его: “Ваше Благородие, отпустите у храма землицы родной взять”. Эти закаленные рядом войн казаки плакали, когда набирали “родной землицы” у алтаря, бережно сыпали в сумочку и привязывали ее к кресту”.

“Человечество не понимает, может быть, не может, может быть, не хочет понять кровавую драму, разыгранную на родине... Если бы оно перенесло хоть частицу того, что переиспытал и перечувствовал каждый русский, то на стоны, на призыв оставшихся в тисках палачей, ответило бы дружным криком против нечеловеческих страданий несчастливых людей”.

 

Глава№14 Август 1918. Над всей Курляндией чистое небо.

 

В августе 1918 в Столице Великого Герцогства Курляндского* Хельсинки, состоялся учредительный Съезд Российского Союза Фронтовиков. Почетным Руководителем единогласно избран Генерал Лавр Георгиевич Корнилов, Начальником Боевой Организации Союза назначен Генерал Кутепов, Начальником Военного Штаба – Генерал Слащев.

* Великое Герцогство Курляндское было образовано на территориях Курляндии, части Латвии и Финляндии. Великим Князем по решению объединенного Риксдага был избран Барон Маннергейм, учитывая что за его спиной стоял Фрейкоп Эйхгорна , Финско-Немецкий Легион и Свободный флот Балтийского моря, власть была более крепкой нежели легитимной. Остатки Германского Императорского флота объявив себя Свободным флотом Балтийского моря, заняли Ригу и Таллин, а тяжелые корабли затопили на мелководье на ровном киле, превратив их в форты. Антанта махнула на это герцогство рукой, тем более что Маннергейм объявил о самоизоляции, вечным мире с Польшей и разрешении гражданам герцогства служить в Союзном Иностранном Легионе (что потом очень аукнулось Полякам и Союзникам, но об этом позже)

 

Глава №15  Весна 1919 года.  Медный бунт.

 

 Этих районов поляки избегали, несмотря на дефицит квалифицированной рабочей силы в Польше. Трущобы пролетариата, брошенные и разграбленные до их прихода заводы. Ходить по этим улицам было опасно – то тут то там дорогу перегораживали остатки баррикад, поваленные столбы, сорванные куски крыш. Те кто рисковал зайти во внутрь в брошенные дома мог и не вернуться. Польский комендант Петрограда рассудил правильно, запретив масштабные операции в этих кварталах – заводы большевики успели привести в полную негодность,  облавы в кварталах чреваты большими потерями, а город между тем большой – поля для деятельности и так хватает в районах побогаче. Трущобами можно будет заняться и позже, когда структура оккупационной власти в новых воеводствах и колониях Польши начнет работать стабильно. Сейчас же сил не хватало – по России шарахались полуразложившиеся остатки воинских частей превратившихся в банды с политическим уклоном или без оного. Кроме того обширность территорий и плохие дороги создавали дополнительные трудности. Формирование же батальонов Легиона шло различными темпами, но в любом случае рекрутов нужно было еще научить грамотно исполнять свои обязанности, так как одного энтузиазма для службы было мало. Слишком молода была Великая Польша, и слишком хрупкими были ее новые структуры, и слишком много задач перед ней стояло. Одни нужно было решать в первую очередь, а другие – позже. Тем более, что Юзеф Пилсудский, имевший определенное революционное прошлое, пришел к правильному, хотя и несколько обидному и парадоксальному для польского государства выводу.  Проблема заключалась в бациллах марксизма, которые большевики успели посеять среди русского пролетариата. Ввоз русского пролетариата, как впрочем, и германского, в качестве рабочей силы на территорию Польши, был чреват возможным повторением событий в России и Германии. Гораздо безопаснее ввозить крестьян, чем пролетариев, конечно на обучение крестьян придется потратить определенные деньги, но лучше потратить эти деньги, черпаемые из колоний в России и Германии, чем получить свой «1917 год». А пролетариат вымрет сам – промышленность либо разрушена, либо вывозиться в Польшу, так что работы, как впрочем и хозяев у рабочих нет – все отомрет само собой. Наиболее буйных, если таковые найдутся можно и уничтожить.

 Их группа была создана еще при захвативших власть большевиках, но принять какое-то участие в действиях не успела, поскольку власть снова сменилась – пришли оккупанты. Если бы не рассудительность полковника Науменко, руководителя их отряда «Витязь», то они наверняка бы бездарно и глупо сложили бы свои головы в первые дни оккупации. Именно Василий Григорьевич, с его опытом, сразу же определил, что их действия никакого успеха не принесут – так как после чисток устроенных большевиками, не было никакого единства и связи между различными боевыми отрядами и группами разбросанными по городу, да и в случае единого руководства они вряд ли что смогли бы сделать – слишком много было интервентов, и те кто попытался им оказать сопротивление были сразу же уничтожены. Сейчас поток войск доставляемых в Россию морем иссяк, и есть какая-то определенность. У поляков имеется смешанный гарнизон из «санационных» частей и подразделений легиона, есть части за городом, численность войск установилась постоянной – значит, пора начинать действовать. Для начала разведка и точное выяснение дислокации противника, затем поиск союзников – других групп и отрядов, которые наверняка должны иметься в городе – не все же полегли в первые дни. Ну а далее  - планирование и проведение операций.

Изя Бриллиант уверял Самсона, что адресок надежный – рыжевья и брюликов там немерянно – подпольный ювелир, который там до сих пор жил, сумел избежать большевистских чисток, и даже кое в чем сумел подняться – скупая что-то у кого-то, или меняя на поддельные паспорта. Дело было стоящее.

 Самсон был неглупым человеком, и практически сразу, после вступления в ряды Легиона понял, что новой власти сейчас не до тонкостей и мелочей, и что сейчас самое время ловить рыбку в мутной воде. Идти по стопам своего папаши Сруля Ароновича он не хотел. Что за удовольствие  всю жизнь торговаться с кем-то из-за пары ношеных ботинок, или украденных у кого-то карманных часов. Ему хотелось большего, и не за тридцать лет как папаша, а за год или два. Его должность и обязанности  по «поддержанию порядка во вновь включенных в состав Великой Польши воеводствах и колониях» давали ему необычайные возможности. Конечно, через пару лет поляки будут контролировать все более жестко, но сейчас – сейчас золотое время для тех смел, молод и имеет хоть чуточку наглости. Людей себе в отделение Самсон подбирал сам, все были свои – дружили с детства, ходили в одну синагогу. После первой же операции стало ясно, что поляков интересуют больше сепаратисты, чем то, что у них в карманах.  Поэтому Изя Бриллиант стал нештатным «начальником разведки» в его отделении, и уже третью операцию по «подержанию порядка» проводили по указанному им адресу. Хата оказалось богатой,  в ней, вместе с семейством, проживал какой-то  купец, которого сдали как сепаратиста. Заодно потешились и отвели душу «натурализовав» его жену и дочку. Так и продолжили дальше. Через чур наглеть Самсон не стал, поэтому время от времени сдавали и часть барахла полякам, но тех вопрос имущества интересовал меньше, чем вопрос порядка. Еще их интересовали питерские барышни, которых после первых дней разгула и «натурализации» очень сильно поубавилось на улицах города, но тут уж кто первый, тот и успел.

Во всяких смутных периодах в истории любого государства, как правило, возрастает активность различного рода деклассированных элементов. Не была исключением и происходящий период в России. В условиях нарушения сложившейся ранее системы торговли, образовалось множество стихийных рынков, на которые люди несли менять свое имущество, либо украденное чужое. Естественно, что воровали все, что плохо лежит, даже то, что на первый взгляд не имеет какой-либо ценности. Именно к таким мудрым заключениям и пришел сын питерского ростовщика Самсон Койцман, прочитавший в свое время несколько брошюр с марксистскими статьями. Медные или бронзовые таблички, а также дверная ручка входной двери в подъезд исчезли.  Кто-то, видимо из жильцов подъезда, соорудил подобие ручки из веревочной петли, пропустив кусок веревки в отверстие оставшееся в двери после акта мародерства.  Глядя на такую мелочность, сын Сруля Ароновича преисполнился гордости за размах своей деятельности.  Двоих он оставил на первом этаже контролировать парадный и черный ход, с остальными двинулся дальше по лестнице. Медные или бронзовые (кто теперь знает, какие они были!) таблички с номерами на квартирных дверях тоже исчезли. Самсона это не удивило, и не поставило в тупик. Считать он умел. Второй подъезд. Пять этажей по две квартиры. Значит, требуемая пятнадцатая, на третьем этаже слева. Так и есть. Две двери – одна солидная чем-то ранее обитая, та, которая слева, другая, справа, какая-то дешевая с хлипким замком. Он с Аврашей Шейкманом поднялся на половину лестничного пролета выше, пятеро встало на полпролета ниже. Изя достал набор отмычек и занялся дверью. Внезапно из-за двери раздался мужской голос: «Кто там?».

«Патруль Легиона! Проверка документов! Откройте!» прокричали с лестничной площадки. Юнкер Караваев напрягся, посмотрел на полковника и достал браунинг. «Уходим через черный ход,» - сказал шепотом Науменко, и в голове его замелькали мысли : как засветились? Кто донес? Сосед жидяра? Или у них в рядах провокатор? Черт! Как не вовремя! Группа собралась у него в полном составе, а тут проверка! Нужно уходить! Он кивнул офицерам, чтобы поторопились. В дверь настойчиво забарабанили и еще более требовательно прокричали: «Откройте!».

Юнкер Сергей Алексеевич Караваев считал себя в какой-то мере несчастливым человеком – его будущая, как ему казалось блистательная карьера была прервана событиями семнадцатого года, повоевать он так и не успел – их разоружили во время переворота большевики, потом год в подполье прятался у знакомых от большевистских, а затем польских облав. И вот теперь, только они собирались приступить к настоящему делу, как вновь неудача. И еще эта нерешительность Василия Григорьевича – вместо того, чтобы показать этим польским прихвостням, что такое настоящие русские офицеры, приказывает удирать. Может хватить убегать? Когда из-за двери повторился окрик «Откройте!» Юнкер выстрелил из браунинга сквозь дверь. «Вот, Мудак! Мальчишка!»- простонал полковник Науменко, схватив его за руку и увлекая в сторону черного хода.

Изю Бриллианта спасло то, что он по привычке решил все же открыть дверь отмычками, поэтому в момент выстрела он стоял нагнувшись и пуля пролетела у него над головой, осыпав деревянными щепками отколовшимися от простреленной двери. Двум стоявшим внизу, на первом этаже,  легионерам повезло меньше – одного застрелил Науменко, а другого штабс-капитан Овечкин. Расклад со стрельбой, Самсона не очень устраивал, поэтому в квартиру он первым не пойдет, есть в его команде и порезвее пацаны – тот же Шейкман. Отстранив испуганного Изю в сторону, дверь открыли, поддев ее топором, который таскали именно для таких случаев, в этот момент снизу и прогремели два выстрела. Мойша и Хаим, стоявшие внизу на окрик Самсона не отозвались. Дело становилось скверным. Или у Авраама Каца были гости из блатных, о чем нужно было догадаться ранее, или он такой же «ювелир», как он ,Самсон, пролетарий. Подставляться под пули нет никакого желания. Внезапно снизу донеслась винтовочная пальба, а затем хлопнула парадная дверь подъезда. Осторожно глянув вниз Самсон увидел конфедератки жолнеров и военные шинели.  Решение пришло мгновенно – он крикнул вниз: «Легион! Мы блокируем дверь!» Похоже, внизу его поняли, и конфедератки стали перемещаться по лестнице вверх. Стрельба на улице продолжалась – хлопали винтовки и звучали выстрелы  браунингов.

После того как поляки вошли в злополучную квартиру и не найдя там никого , оставили отделение легионеров охранять квартиру до прибытия офицеров контрразведки, Самсон попытался, понять, что же произошло. Вряд ли из-за какого-то блатного или дельца-ювелира станут беспокоить контрразведчиков. Тогда в чем же дело? В Изе Бриллианте? Вряд ли! Он же первую пулю мог и схлопотать! Так что это вряд ли его или чья-то подстава! Тогда в чем они ошиблись?

Если бы сын ростовщика обладал даром смотреть сквозь стены, то он бы увидел, что в квартире напротив, забившись под кровать лежал и дрожал маленький невзрачный человечек Авраам Хаимович Кац, тот самый подпольный делец ювелир, квартиру которого и собирался обчистить доблестный патруль Легиона. Ошибка Самсона заключалась в нем самом, в его складе ума, в его умении аналитически мыслить, а также в мелком ворье, свинтившем все дверные ручки и таблички с номерами квартир. В первом подъезде было не десять, а девять квартир. Купец Корчинов еще при строительстве дома купил две квартиры на четвертом этаже и сделал из них одну, соответственно и вся дальнейшая нумерация в подъездах сместилась. Требуемая Самсону Койцману квартира находилась не слева, а справа.

«Если не везет, так все сразу,» - подумал полковник Науменко выбегая из подъезда. Вначале проверка документов Легионом, потом  мальчишество юнкера Караваева, тех двоих легионеров внизу можно не считать – из той же оперы, а вот взвод поляков, оказавшийся поблизости и привлеченный звуками стрельбы, а также видом выбегающих людей в офицерских шинелях это плохо. Вначале  Василий Григорьевич обрадовался, заметив, что одно из отделений нырнуло в подъезд, из которого они выскочили – погоня будет меньше, а вот потом он понял, что командир взвода очень неглупый человек – догадался вызвать по телефону, или еще как-то подмогу. Район, по которому они спасались бегством, стали оцеплять – два раза им пришлось резко  менять маршрут – подтягивались поляки на грузовиках. Поляки преследовали настойчиво, но не слишком активно – под пули никто не лез и глупый героизм не проявлял. Похоже на то, что их обложат в кольцо, а затем пошлют легионеров отрабатывать свой хлеб и обещанный пряник – право на гражданство. Науменко, уже обратил внимание, что ляхи стали чуточку умнее, и цинично используют Легион в качестве пушечного мяса. Однако то, что гладко на бумаге, на яву таит овраги – комендант района организовавший облаву – полковник Мазовецкий конечно же досконально выучил карту своих владений – но карта района увы не отображала искусственно созданных человеческими руками препятствий. Одна  из рот, которая должна была замкнуть кольцо окружения застряла перед необозначенным на карте остовом сгоревшего трамвая. Было загадкой, как этот трамвай здесь очутился – ближайшая трамвайная линия в двух кварталах отсюда. Но жолнерам было не до загадок – освободить дорогу для проезда грузовиков им не удалось – корпус трамвая был загружен всяческим хламом. Пришлось спешиться, и продолжить погоню бегом, но время было упущено – вместо кольца облава превратилась в подкову, замкнуть которую уже не успевали. Выход из подковы располагался в столь не любимых полякам питерских трущобах.

 «Чертовы баррикады! Специально их здесь, что ли понаделали?» - чертыхнулся Васильченко заскакивая на очередную мешанину досок, кирпича, и каких-то металлических труб, темп бега сбился, и в момент когда юнкер Караваев вкарабкался на баррикаду и выпрямился, его сразила пуля выпущенная одним из ляхов. Капитан Васильченко выстрелил навскидку в погоню, и в этот момент откуда-то сверху затрещал «льюис» и хлопнуло несколько винтовочных выстрелов. Затем раздался звон разбитого стекла и с окон верхних этажей в жолнеров полетели гранаты. «Всем залечь!»- заорал полковник Науменко, и офицеры укрылись за баррикадой. Пулеметчик нужно сказать был абсолютно никудышний, заметил Васильченко – с такой позиции он разделал бы этих уродов под орех с одного диска. А этот! Такое впечатление, что первый раз в руках оружие держит. Да и гранаты бросают бестолково – без задержки, половина вообще мимо цели. Черт, а отсюда снизу  и не видно кто там хулиганит наверху.

«Эй офицеры! Ползи сюда!»- прохрипел немолодой голос откуда-то сбоку. Капитан Васильченко повернул голову и увидел, что за приоткрытой дверью дома стоит немолодой мужчина  лет пятидесяти, в неновом, ношенном пальто, и машет рукой. Васильченко повернул голову к полковнику Науменко, тот кивнул в знак согласия. Пригибаясь и прячась за баррикадой, их группа  нырнула в подъезд. Их провожатый запер дверь на огромный самодельный засов, сделанный из деревянного бруса, и повел их наверх. Подъезд производил странное впечатление – с одной стороны ощущение брошенного и нежилого, а с другой стороны впечатление, что все проломы во внутренних стенах этажей и выбитые квартирные двери производились с какой-то определенной целью, удивило и наличие в некоторых местах свежей кирпичной кладки. Уже позже капитан сообразил, что дом пытались приспособить для  обороны и уличных боев, что все изменения в планировке сделаны целенаправленно, и несомненно профессионалом. Весь этот хаос обеспечивал позиции для боев внутри здания, а также пути отступления.  Но это было позже, а тогда Николай Петрович Васильченко увидел следующую картину. Группа штатских, судя по одежде и внешнему виду – рабочих вела беспорядочную стрельбу из окон по полякам. В углу сидел мальчишка лет пятнадцати и снаряжал патронами диск к «Льюису» и винтовочные обоймы, рядом с ним были открытые патронные цинки. У облезлой стены стояло несколько винтовок Мосина –  новеньких, еще не очищенных от заводской смазки.

Но больше всего взбесило Николая Петровича то, что работяги стреляли из винтовок с оптическим прицелом, отрывая взгляд от прицела после каждого выстрела и выглядывая из окна пытаясь определить попал или не попал. «Да, господа-товарищи пролетарии, все с Вами ясно!»- подумал капитан, ошалевший от такого бестолкового использования такого убийственного оружия. Пригнувшись, он метнулся к одному из горе-стрелков и примостившись возле окна требовательно произнес «Дайте пожалуйста сюда!» кивнув на винтовку. Тот после некоторых сомнений и раздумий нерешительно протянул оружие. Васильченко осмотрел винтовку, и прильнул к окуляру прицела. Не то! Не то! Ага! – у распластавшегося на мостовой ляха были погоны прапорщика. Выстрел! Готов! Что там у нас? Ага ! Еще один – унтер! Выстрел! Эк его беднягу! Еще! Черт! «Патроны сюда!» Ему  протянули снаряженную обойму. Краем глаза Николай увидел, что его друзья последовали его примеру. Очередь пулемета зазвучала значительно уверенней! Эх, пошла потеха!

Сила воздействия равна по закону Ньютона силе противодействия. Встретив неожиданный отпор, и понеся потери поляки не стали валять дурака и организовали переброску легионеров – пусть добывают право стать ляхами кровью. Дело пошло сразу веселее – хоть преследуемые сепаратисты и имели хорошую боевую выучку, но против численного перевеса не попрешь, поэтому, несмотря на потери, сепаратистов начали оттеснять. Да и зажравшиеся легионеры, понюхав пороха и вкусив крови, после некоторого испуга пришли в себя, ожесточились и дело пошло. Очередная атака и инсургентов удалось выбить с их позиции. Правда тактическая победа, ничего кроме выигрыша в территории пока не дала – мятежники успели перебраться в соседние здания и снова заняли устойчивую оборону. Требуются подкрепления! Неплохо бы и артиллерию, но как ее подтянуть через эти завалы и баррикады на улицах? Придется решать по старинке – штыком и винтовкой! Благо свежие батальоны имеются. Ну, кто мечтал стать шляхтичем? Вперед!

 Зажали нас крепко, хотя и бестолково. Плохо, что офицеров маловато. А от работяг какой толк? Снайперов за пять минут не сделаешь. Вон свалился еще один в конфедератке, судя по погонам - поручик. Это, наверное его капитан Васильченко снял. Однако эти дружинники ребята хозяйственные! Вон сколько оружия припрятали. Сейчас затащат на третий этаж  горную пушку, и мы устроим панам веселье. Эх черт, народу бы побольше! Как там дела у Овечкина? А у Сергея Владимировича Овечкина, дела надо сказать шли весьма странно – ляхи отступили, и в бой пошли легионеры.  Очень странные легионеры – действовали и двигались они очень грамотно – ему никак не удавалось поймать их в прицел. Близко, сволочи подобрались! От рабочих толку оказалось мало – только шум производили, да патронами снабжали. Ага вот кажется один «центурион» сейчас подставится! Не понял! Что это значит? Зрелище действительно было странное – на торчащем из укрытия штыке винтовки легионера полоскался белый платок. Чтобы это значило? Причем насколько Овечкину было ясно, белый платок был виден только с их стороны – со стороны поляков его закрывала афишная тумба. Сергей обернулся к пожилому рабочему, которого дружинники уважительно называли Юрий Авдеевич, и произнес: «Юрий Авдеевич, прикажите не стрелять, похоже  они хотят переговорить, но скажите, что были наготове если что!». Стрельба временно прекратилась. И легионер проворно проскочил оставшееся открытое пространство и нырнул в здание. В этот момент поляки, занимавшие тыловые позиции, обрадованные тем, что противник «оставил» позиции поднялись из укрытий для наступления. Нестройный залп винтовок дружинников вернул их на место. К штабс-капитану привели парламентера. Безграмотно привели, он ведь мог зараза при таком конвое вырваться и всех их тут положить! Но, что поделаешь, такие уж у меня подчиненные! В мыслях, Овечкин считал группу рабочих, которых он стихийно возглавил, уже своим подразделением. Вошедший представился как подполковник Хаузен, бывший командир пехотного полка, разгромленной в августе 1914 года под Ваплицем 41-й германской пехотной дивизии – это был первоначальный успех армии генерала Самсонова, после которого пришла катастрофа, закончившаяся самоубийством командира 2-й русской армии в прусских болотах. По-русски Хельмут Хаузен говорил неплохо, но с акцентом. Он сказал, что командует взводом в 5-м петроградском батальоне Легиона, и его взвод укомплектован либо, такими же как он офицерами германской армии, попавшими в плен во время мировой, либо русскими офицерами и в его взвод намерен перейти на их сторону. Такого поворота Овечкин не ожидал. Однако риск нарваться на ловушку был велик. Думать нужно быстро. Ошибки быть не должно. Рискнем! На всякий случай пока Хельмут спустился вниз, чтобы подать знаки своим, он приготовил несколько гранат – если что рванет вместе собой, всех не убьет, но покалечит не мало. Однако обошлось! Двоих из перебежчиков Овечкин узнал – воевали вместе в шестнадцатом, участвовали в знаменитом Брусиловском прорыве. А вот полякам данное действо не обошлось – посланный Авдеичем парнишка куда-то вглубь квартала привел с собой группу дружинников человек в тридцать, а самое главное – эти дружинники приволокли на себе много интересного и смертельно опасного для поляков. Ухнула с третьего этажа пушка. Веселье!

Ситуация полковнику Мазовецкому абсолютно перестала нравиться, как не хотел он решить ее своими наличными силами – сил этих теперь не хватало, придется звонить пану полковнику Толдецкому и просить помощи. И помощь эта пришла. Удалось протащить через эти чертовы завалы и две трехдюймовки. Подтянули еще легионеров и инсургентов удалось выбить с позиций, даже трофей захватили – трехдюймовое горное орудие, правда без замка. Но ничего, еще успеем и замок на место вернуть. Хуже было то, что на звуки орудийной стрельбы и треск пулеметных очередей стали слетаться как мухи на мед различные темные личности, некоторые из которых оказывались спустя какое-то время в стане противника, предварительно посеяв хаос в рядах осаждающих польских войск. Да и некоторые из легионеров проявили свою двуличность – перешли на сторону сепаратистов. Но, ничего, это даже и к лучшему – данный инцидент позволит выяснить кто-есть кто и очистить ряды кандидатов на польское гражданство, пусть слетаются и перебегают – деться им некуда – даже если процесс затянется деваться им некуда – рано или поздно мы пройдем весь этот район дом за домом, подвал за подвалом и уничтожим всех, кого встретим на пути. Никто не уйдет живым.

«Санационная» процедура действительно затянулась – противостояние разрасталось как снежный ком, и требовало привлечения все новых и новых сил. Начались новые сутки а мятеж сепаратистов не был до сих пор подавлен. Да их потеснили кое-где, но ночью часть позиций была утрачена. Более того, вспыхнули еще несколько новых очагов ожесточенных боев в других районах города. Новые сутки начались и в Великом Герцогстве Курляндском. И начались они с чтения утренних газет, телеграмм, а затем  с обсуждения двух вопросов – типично русского и типично английского. Первый вопрос был прославлен писателем Чернышевским и звучал так : «Что делать?». Второй вопрос был прославлен Шекспиром: «Быть или не быть?». БЫТЬ!

Это было противозаконно – перевозка вооруженных лиц под флагом нейтрального государства. Именно вооруженных лиц, поскольку государства за которые эти лица хотели воевать уже не было. Или еще не было. Смотря с какой стороны посмотреть. Но в любом случае они не нарушали то ли Женевскую, то ли Гаагскую конвенцию, те самые места, где говориться про комбатантов и что-то там про военную форму и знаки различия. Их не будут брать в плен. Они никто. Точнее будут никто, если проиграют, ибо победителей, как известно не судят. Помимо жажды победить у них было то, чего им не хватало практически все четыре года войны – оружие и боеприпасы, причем в таком количестве, что Лавру Георгиевичу было не по себе. Он чувствовал в этом какой-то подвох, если не хуже – заговор. Они загибались на фронте под огнем немецких батарей, не имея возможности ответить, а здесь в тылу оказались горы оружия, на две, нет на три русских армии (не тех, которые по пять шесть дивизий, а тех, которые Вооруженные Силы России), и боеприпасов на двадцать лет непрерывной войны. «Если выживу прикажу разобраться с этим»,- сделал себе зарубку на память генерал Корнилов, - «Всех Иуд и предателей под корень!». Судя по орудийной канонаде и оружейно-пулеметной пальбе, дела в городе развернулись нешуточные. Пароход неумолимо приближался к причалу, и все на его борту застыли в молчаливом ожидании. Толчок о причальную стенку. К черту швартовы! Вперед! Вперед! Артиллерия пускай догоняет!  Сходни на берег! Молодец Колчак, не зря к десанту на Босфор столько готовился, сообразил, что по единственному  трапу будем до утра выгружаться. Вперед! Вперед! Десантные роты в шинелях с трехцветными шевронами повалили на берег.

Они выползли из ворот «мертвого» и «заброшенного» Путиловского завода. Два железных уродливых и громыхающих чудища. Выползли  и двинулись в город сеять кровь смерть и панику. Звали эти уродливые железные создания «Русский Путиловец» и «Русский Гражданин». В их конструкции отразились обе стороны Российского менталитета. «Русский Путиловец» строили из расчета помощнее и покондовее - две трехдюймовки и восемь пулеметов, плюс обварен двутаврами. Когда Путиловец ворвался на Финляндский вокзал, трехдюймовка и Гочкисы с Комендантской бронеплощадки ничего не смогли сделать с этим монстром.

 …Когда-то на этом вокзале выступал вождь мирового пролетариата, то ли с балкона, то ли с броневика, то ли вначале оттуда а потом и оттуда. Сейчас на нем выступал бронепоезд «Русский Путиловец» Сделали неказисто, но третьему  петроградскому батальону легионеров и этого хватило. Вон лежат красавцы не шевелятся и уже холодеют а сзади чадят остатки личной пана коменданта бронеплощадки, а нечего сбыло стрелять в мирный бронепоезд. С «Русским гражданином» все было с точностью до наоборот. Побыстрее, авось и так сгодится. Тонкое железо на бронеплощадках и пулеметных вагонах, зато больше пушек и пулеметов. Но на войне прав тот кто стреляет первым. Когда Гражданин втянулся в лабиринты маневровых путей и товарных пакгаузов, никто из бронеходчиков не заметил что на багажно-ломовой площади развернулась польская батарея трехдюймовок, готовившаяся к стрельбе с закрытых позиций.

Завидя Бронепоезд с трехцветным флагом, командир батареи не растерялся, и приказал зарядить трехдюймовки шрапнелью, поставив дистанционную трубку снарядов на удар. Первый же залп поляков превратил находящихся в первом броневагоне дружинников и офицеров в кровавый фарш. Слишком тонкое железо было на броневагоне, слишком торопились путиловцы, создавая «Русского гражданина». Рявкнуло в ответ орудие кормового вагона и застрочили его пулеметы. Прислугу двух орудий расшвыряло по мостовой, но оставшиеся четыре успели сделать залп, поставивший крест на боевом пути бронепоезда. Теперь нужно спешить в другой район, и оставшаяся в живых орудийная прислуга подцепила орудия к передкам конной упряжи. Вперед! Вперед! Бешенная скачка по городу. Падающий поперек дороги фонарный столб. Гранаты с окон верхних этажей и крыш домов. Хлопанье винтовок и выскакивающие люди в штатском и потрепанных шинелях с винтовками из подъездов. Взяли на штык батарейцев. Пленных не брать!

А в Летнем саду объединенная дружина Юнкеров и Васильеостровских боевиков попала в патовую ситуацию. Их зажали превосходящими силами французские легионеры. У дружинников было много ручных пулеметов но патроны кончались, а для контраиаки было мало сил, а рядом в Инженерном замке находились в добавок ко всему штаб и казармы Финского Легиона. Вобщето Финский Легион вел себя достаточно странно. Мирное население не обижал и санационщиков и других Легионеров в зону своей ответственности не пускал. Но сейчас был бой и финны не могли остаться в стороне. И действительно, в тылу французов появились стройные цепи легионеров в синих шинелях и парадных касках Жандармерии Великого княжества Финляндского. Молча подошли к радостно вопящим зуавам и молча же ударили в штыки.

- Ура Маннергейму крикнул подполковник Остенбакен – и поднял дружинников в атаку. Пуалю добили походя и стали брататься с новыми союзниками. Не без водки естественно.

А бои шли уже по всему Петрограду, самых неожиданных людей делала союзниками, ненависть к общему врагу…

 

 ….Они столкнулись на  пересечении улиц – люди в шинелях с трехцветными шевронами и люди в пальто и пиджаках с черными бантами и повязками. Если бы они в этот момент не преследовали  остатки роты польского батальона, то могла бы возникнуть бессмысленная бойня, но вид бегущего противника и люди, стреляющие им вслед, все расставили по своим местам. Стреляют во врага – значит, свои. После разберемся. Одним рывком догнали поляков, и сошлись врукопашную. Эти в пиджаках драться не умели, гибли глупо, но били жестоко и страшно, чуть ли не рвали уже мертвых на куски. А потом снова бег, и откуда-то сбоку еще группа, тоже с повязками белокрасными  - снова в штыки!

…. «Краков» отвалил от стенки когда медлить далее было бессмысленно – на набережной, где в сумасшедшей давке толпились штатские и военные, появились первые войска мятежников. Кто-то успел уцепиться за брошенные  штормтрапы и спасательные концы, кто-то, не удержавшись, сорвался в воду. В последнем порыве обезумевшая толпа надавила на впереди стоящих а те попытались вскарабкаться на переполненный трап. Тап не выдержал такого издевательства и рухнул вниз давя и калеча всех кто оказался внизу. Расстояние между причалом и пароходом все увеличивалось, и прыжки к борту парохода, в надежде за что-то зацепиться становились все менее удачными. Кто-то первый прыгнул в воду, или его столкнули напором людской массы – следом посыпались остальные.

Хорунжий Захулевич видя, что на пароход не попасть попытался организовать вооруженное сопротивление инсургентам и его взвод открыл огонь в сторону приближавшихся противников. Несколько из нападавших упали, скошенные нестройным залпом его бойцов. Следующий залп в нападавших был сильнее и организованней. Оглянувшись хорунжий увидел, что не все потеряли голову в этом хаосе – то тут то там от толпы отделялись люди в форме и присоединялись к обороняющимся. Наступательный порыв рабочих угас и они откатились назад в поисках укрытий оставив на земле три или четыре десятка убитых и раненных.

Буксир «Богатырь» на всех порах несся к Кронштадту. Александру Васильевичу Колчаку и группе офицеров абсолютно не нравилась сопровождавшая их кампания. Вместе с ними на корме буксира сгрудилась  группа разномастно одетых пролетариев с винтовками и пулеметами. Рабочие дружины. Еще год назад из-за таких как они Россия полетела в тартарары. А может не из-за таких. Ведь и среди офицеров оказалось много тех, кто оказался на другой стороне. Одни из-за искренних убеждений, другие….Другие оказались Иудами вроде того выкреста Ильина-Раскольникова – уничтожившего за полгода кораблей и офицеров столько, сколько Россия не теряла за всю историю войн. А сейчас они на одной стороне. Надолго ли? Или скоро все опять продолжится? Но эти большевики в отличие от других с оккупантами сотрудничать не стали, наоборот. Значит и у них все так же как у нас – одни за Россию, другие за возможность набить карманы. Интересно, кто их надоумил припрятать орудийные замки с батарей Кронштадта? Этот что ли? Вроде нерусский, грузин скорее всего. Точно грузин – Джугашвили.

Колчак оглянулся назад на спешащие следом два буксира. А если не получиться? Дело не в том, что рабочие дружины, являющиеся сейчас основной силой десанта повернут штыки против них, а том, что поляков может оказаться слишком много. Что тогда? Тогда нужно бросить орудийные замки в море, иначе пушки фортов могут ударить по городу….

Бой с комендантской ротой поляков, а также батальоном Легиона был скоротечным и жестоким. Не считаясь с потерями, дружинники броском преодолели расстояние и сошлись в рукопашную. Поляки дрались ожесточенно, а вот Легионеры оказались не бойцами – одно дело в облавах и «натурализациях» участвовать, другое – столкнуться с теми против кого эти облавы устраиваешь и чьих жен и дочерей насилуешь. После того, как расправились с панами – легионеры стали бросать оружие, но проку в этом не было – всех сдавшихся закололи штыками и забили прикладами.

«Пожалуй у этих мы гражданскую выиграть бы не смогли,» - подвел итог адмирал Колчак, после того как бой закончился, - «воевать грамотно не умеют, но дерутся как звери, столько народу потерять!». Однако павшими займемся позже. К орудиям! Еще нужно успеть разобраться с замками, что и откуда сняли а там и огнем своих поддержать.

«Краков» доверху набитый людьми, проходил Кронштадт по правому борту, двигаясь по Морскому каналу. Внезапно одна из батарей форта окуталась дымками залпа. «Нашли время салютовать придурки! Совсем там упились русской водкой!», - прокричал шкипер парохода. Он бы еще что-то прокричал, но восемь 254 мм сегментных снарядов оснащенных дистанционной трубкой подрыва разорвались на 212 сегментов каждый. Стрельба велась с дистанции два кабельтова, и трубка была выставлена на минимальное время срабатывания – полсекунды. Тысяча шестьсот девяносто шесть осколков весом по килограмму продолжили свой полет со скоростью более семисот метров в секунду. Не все из них попали в цель, но тех шестисот что поразили правый борт парохода, оказалось достаточно, чтобы превратить его корпус в гигантский друшлаг. По иронии судьбы, эти снаряды никогда ранее в боевой обстановке не применялись – сегментные снаряды предназначались для борьбы с миноносцами, но скорострельные пушки показали себя в этом деле гораздо более эффективным оружием, и данный вид боеприпасов с самого момента поступления на вооружение пылился в арсеналах. Через пробоины в бортовой обшивке в районе ватерлинии хлынула вода, скорость поступления которой увеличивалась за счет скорости парохода. Число пробоин превышало число матросов, поэтому борьба за живучесть результатов не дала – вода прибывала неумолимо, и появившийся крен на правый борт привел к тому, что еще большое число пробоин погрузилось в воду, и вода стала прибывать все быстрее и быстрее. Положение усугублялось тем, что надстройка парохода, прошитая чугунными килограммовыми чушками, представляла собой кровавый критский лабиринт, в котором смешались раздробленные человеческие тела и металлические конструкции. «Краков» лег на правый борт и гулко ухнули котлы внутри его чрева. Продержавшись в таком положении еще секунд двадцать, он внезапно стал поворачиваться  дальше, и на поверхности воды показалось его, поросшее водорослями днище. Вероятно из-за задраенных перед выходом водонепроницаемых переборок, в корпусе судна оставался воздух, который помогал ему удерживаться на поверхности.

Александр Васильевич Колчак решил ограничиться одним залпом, и с содроганием наблюдал за держащимся в положении оверкиль пароходом. Он представлял, что твориться сейчас в его чреве – как очумевшие от такого сальто пассажиры и команда пытается сориентироваться во внезапно изменившейся обстановке, в кромешной тьме под рев поступающей воды. Как некоторые начинают путь наверх, к спасительной воздушной подушке, не понимая, что тем самым они продлят свои мученья, ибо воздух в подушке когда-нибудь закончиться, а спасать их нет возможности, да и как бы кощунственно это не прозвучало нет желания. И будут эти «счастливчики скрести и стучать в стальное днище, надеясь на спасение, которого не будет. Сколько им уготовано? Пять минут? Час? Сутки? Никто не знает, на все воля божья!

«Совсем как подводники!» - произнес голос с грузинским акцентом за его спиной. Колчак обернулся. Джугашвили! Конечно же он! Интересно, что таится в его странных тигриных глазах? Однако некогда размышлять! Поляки наверняка подтягивают силы из Гатчины, и его задача не допустить их наступления на Петроград. К бою!

…. Получив сообщение о восстании инсургентов в Петрограде Генерал-майор Кобытовский двинул свою дивизию из Гатчины на помощь польскому гарнизону. Сложность ситуации заключалась в том, что у восставших были по всей вероятности свои люди и на железной дороге - незадолго до получения приказа пришло сообщение о железнодорожной катастрофе – сошел с рельс товарный поезд в районе Пулково – и использование железной дороги для переброски войск становилось проблематичным. Наступление со стороны Гатчины захлебывалось. Поначалу уланам  3-й кавбригады удалось выбить отряд дружинников из наскоро отрытых окопов, и погнать их впереди себя, насаживая на пики и рубя клинками, но скоро веселая потеха закончилась. Выползший на пути наступавших бронепоезд огнем пулеметов и залпами шрапнели проредил польский эскадрон и обратил вспять. Остатки отряда дружинников залегли за насыпью. Подтянутая  жолнерами батарея французских трехдюймовок положения не улучшила – бронепоезд спрятался за складками местности, и при попытке поляков продолжить атаку ответил сильным  фланговым огнем.  Командир 8-й пехотной дивизии генерал-майор  Кобытовский решил  нейтрализовать бронепоезд действиями танковой роты, скрытно обойдя для этой цели его позицию  с фланга. Но скрытно, это довольно плохо подходит для бывших британских Мк-V с польскими шашечками на борту. Огромные ромбовидные бронированные чудовища производили при движении страшный шум, поэтому их появление на сцене не осталось незамеченным. К тому моменту, когда до цели оставалось всего ничего – бронепоезд переместился и занял другую позицию. Медлительные танки поспеть за ним не могли, но их появление в сопровождении пехоты заставило отступить остатки дружинников. В  прошедшей мировой войне такая ситуация означала как минимум тактический прорыв обороны противника в глубину, и в этот прорыв следовало бросить резервы для его развития в глубину и ширину, что и сделал командир 8-й дивизии. Поредевшая кавбригада, три «санационных» батальона посаженные на коней и пехотный полк двинулись вперед на Петроград, вдоль полотна Варшавской железной дороги. Бронепоезд инсургентов  был блокирован в тылу, установкой шестиорудийной батареи трехдюймовок бивших вдоль полотна железки под прикрытием батальона пехоты.

Как говориться в учебники арифметики: «В это время из пункта А в пункт Б, навстречу…».  Именно навстречу наступавшим выдвигался прибывший из Финляндии сводный отряд добровольцев под командованием генерал-майора Родзянко Александра Павловича численностью 4000 штыков, 300 сабель при  34 орудиях и 50 пулеметах. Он выгрузился на Финляндском вокзале и через час вошел в соприкосновение с десантом Корнилова и рабочими дружинами. По указанию Лавр Георгиевича отряд стал выдвигаться в направлении Пулковских высот для отражения удара польских войск из под Гатчины. Благодаря танковой атаке поляков оба подразделения беспрепятственно двигались навстречу друг другу. Передовые разъезды столкнулись на пересечении Московского шоссе и Варшавской железной дороги. Кавалеристы Родзянко уклонились от боя и отступили на фланг подставив преследующих улан под пулеметный огонь своей пехоты. Встречное движение застопорилось. Попытка польской пехоты перейти в атаку была встречена сильным огнем превосходящего по численности противника. Русские добровольцы стали окапываться а поляки подтягивать резервы для повторной атаки.  Однако использовать численный перевес поляки не успели. Подвело отсутствие боевого опыта. В тот момент когда Кобытовский подтянул второй полк и еще четыре «Санационных» батальона  по позициям жолнеров ударили две  шестидюймовые гаубичные батареи. Не успевших окопаться поляков застали врасплох. Падающие на из позиции снаряды подбрасывали вверх  солдат как тряпичных кукол , взрывались зарядные ящики полевых орудий, в воздух взлетали мертвые кони. Гаубичная батарея жолнеров отстала на марше, а на отправку рассыльного требовалось время, которого и не оказалось. Инсургенты прикрываясь подобием огневого вала пошли в атаку. Шляхтичи дрогнули и начали отступление, которое превратилось в беспорядочное бегство.

Батарее блокировавшей «Русского Путиловца» предстояло сделать выбор – развернуть орудия в сторону наступавших русских, или продолжать блокировать железку. Выбор был сделан орудия развернули на сто восемьдесят градусов. Когда отступавшие части миновали позиции батареи она дала залп шрапнелью вдоль полотна дороги сметя и превратив в кровавые ошметки почти роту наступавших русских  сепаратистов. Наступление инсургентов застопорилось. Но не надолго. Первый залп русских гаубиц лег с перелетом. Сменить позицию  поляки не успели. – второй залп накрыл батарею. Третий ее окончательно уничтожил. Тогда Кобытовский  отдал приказание перебросить последний уцелевший полк и гаубичную батарею на Пулковские высоты, но на марше поляки попали под огонь «ожившего» бронепоезда и вынуждены были залечь.  Однако Родзянко и сам понимал значение высот, поэтому продолжил наступление. Контратака польских танков успеха не имела -  деморализованные жолнеры после нескольких залпов гаубиц бросили свои танки на произвол судьбы. Чего не скажешь об их экипажах. Запертые в железных коробках танкисты приготовились к отражению атак пехоты. Но британские гиганты это не малыши «Рено» - попасть в такую махину из трехдюймовок гораздо легче, да и после разрыва фугасных снарядов две трети танков лишились хода. Когда с танками было покончено, русские двинулись дальше. То что противник рассеян и большей частью уничтожен значение сейчас не имело – нужно успеть закрепиться на высотах, а потом уже заниматься остатками шляхты.

 ….. «Краков» затонул через сутки. А на улице Гороховской лежало тело мертвого человека – Меера Абрамовича Мовшовича, мелкого воришки, в старом затертом саквояже которого находились медные таблички с номерами от квартирных дверей того дома, где проживал известный в определенных преступных кругах Петрограда подпольный ювелир Авраам Хаимович Кац. Так и не успел Меер Абрамович обменять их на рынке, равно как не успел и понять, что кусочки меди, которые он так старательно свинчивал с чужих дверей, стали причиной освобождения Петрограда от иностранной интервенции и началом Второй Отечественной войны - Великой.

 

Глава№16  Весна 1919 г. Санитары леса

 

Подробности встречи одного из эксбольшевистских лидеров Джугашвилли и генерала Корнилова, а также содержание их беседы даже спустя много лет никому неизвестны. Поговаривали, что итогом была сделка  ангела-освободителя и сатаны-разрушителя, но никто так и не узнал, о чем говорилось во время этой беседы. Косвенные признаки этой встречи проявились сразу – формировались смешанные отряды – рабочие дружины под командованием офицеров-добровольцев. Другим следствием беседы считали начавшуюся широкомасштабную очистку города от лиц, сотрудничавших с оккупантами.

 Мария Леонтьевна была вне себя. Мало того, что об отправке добровольцев в Питер, она узнала, когда десант уже убыл, так еще ее роте, которую она сформировала, не доверили участвовать в боевых действиях, а отправили на улицы города проверять документы и выявлять остатки попрятавшихся легионеров. А в районе Гатчины идут кровопролитные бои. А тут – бегай по городу проверяй, выявляй! Кого выявлять, если приданные им для поддержки рабочие дружины все делают сами, повторяя при этом слова их вождя-большевика Джугашвили : «Россия – это порядок. Порядок – это учет и контроль! Никто не забыт, ничто не забыто!», и потрясают при этом пачками поскрипиционных списков, написанных от руки или отпечатанных на машинке. Легионеры, родственники легионеров, продотрядовцы, ростовщики, большевики, меньшевики, эсеры, банкиры, спекулянты, сочуствующие – всех учли и взяли на контроль, пока поляки в городе были. И еще один лозунг у рабочих – «Мы за социализм, но без большевиков». Все учли, а теперь ходят по городу и изымают. Мелкую сошку штыками и прикладами на месте, тех кто покрупнее к ней приводят. Но я же не офицер контрразведки! Правда и здесь от особых хлопот избавили – у этого жуткого грузина нашлись и свои любители поиграть в эти игры. Однако что это за тип? Лицо до боли знакомое.

Мария крикнула конвоирам: «Этого подведите поближе!». Двое немолодых мастеровых Путиловского завода с черными бантами на пальто (откуда кстати взялась эта мода на черные банты? В семнадцатом все поголовно в красное рядились, а теперь в черное – банты, ленты, повязки.)  подвели к ней огромного роста, почти в три аршина, человека лет двадцати трех, с крючкообразным носом и длинными курчавыми волосами. Похоже он когда-то носил косички спереди, а теперь расплел. Лицо его выражало страх и непритворный испуг. Несомненно Марии этот тип был знаком, но вот где и когда она его встречала, вспомнить пока не могла.

-Кто такой?- обратилась поручик к старшему из конвоя.

-Сейчас, барышня – хриплым простуженным голосом ответил дружинник и пошарив во внутреннем кармане пальто достал оттуда сложенную вчетверо пачку листов. Раскрыв, он внимательно посмотрел в списки и произнес:

-Значица барышня, это Самсон Срулевич Койцман, командир отделения 4-го петроградского  батальона Свободного Иностранного Легиона, сын ростовщика Сруля Ароновича Койцмана, проживающего по адресу : улица…

-Достаточно! – теперь Мария вспомнила. Эта барышня авиатор, которая к ней приходила с идеей авиаотряда летом семнадцатого. Светлана Александровна Долгорукая! Двадцати пяти лет, красивая такая брюнетка. Она потом к ней в гости заходила сидели чай пили. А во дворе у подъезда этот субъект и ошивался – он еще тогда бейсы носил, а теперь расплел. У Марии все похолодело внутри. Этот же урод…, у него на лице написано…!  

- Где твоя соседка по подъезду. Светлана Александровна Долгорукая? – задала она вопрос арестованному, и заметив как испуганно дернулся бывший легионер, рявкнула:

-Отвечать падаль!

-Я не знаю, она убежала, мы искали, не знаю, она убежала, - забормотал Самсон.

- Что ты с ней сделал гнида!!!

- Я не знаю где она – вскрикнул Койцман, и попытался отскочить назад, но был возвращен в прежнюю позицию ударом приклада конвоира.

«Спокойно, спокойно Мария, криком тут вопрос не решишь,» - стала говорить сеье мысленно поручик Бочкарева.

- Лаврентий Павлович! Разберитесь с этим мерзавцем! Мне нужна информация о местонахождении и судьбе Светланы Александровны Долгорукой, соседки этого субъекта по подъезду.

«Начальник контрразведки» Берия кивнул поручику, и Мария Леонтьевна успокоилась – если Самсон, что-нибудь знает о Долгорукой, то этому человеку с невзрачным взглядом он выложит все до копейки. Арестованного увели, вслед за ним пошел и Лаврентий Павлович.

Несмотря на талант и все старания Лаврентия Павловича, Самсон Койцман хранил военную тайну подобно мифическому Мальчишу-Кибальчишу. Все, что удалось выведать Лаврентию – это приметы Светланы. Об остальном допрашиваемый не имел никакого представления. Впрочем, и этого оказалось достаточно. Лаврентий Павлович уже знал о ком идет речь. Светлана Александровна Долгорукая работала в информационном, акже техническом  отделах Петроградского подполья – помогала печатать списки сотрудничающих с оккупантами, принимала активное участие в инвентаризации и приведении в порядок спрятанного военного имущества. Он хорошо запомнил эту стройную светловолосую барышню с тонким аристократическим лицом. Поэтому Самсон, не имевший уже никакой пользы был пущен в расход, а Светлана была доставлена пред светлые очи Марии Леонтьевны.  В принципе Самсон Койцман рассказал много чего интересного и полезного, и при желании его можно было использовать в какой-нибудь хитрой игре, но судьбу легионера решила личная неприязнь Лаврентия Павловича. Ему не нравились те, у кого во взгляде на любую женскую юбку разгоралась животная похоть. Он предпочитал работать с теми, кто во главу угла ставил деловые качества женщин, а не размер их бюста и округлость бедер. То, что к нему, несмотря на невзрачную внешность женщин притягивало словно магнитом, его самого иногда раздражало, но он научился извлекать из своего скрытого обаяния пользу – пять минут милого общения и разговора с любой барышней и ему уже рассказывают все тайны Вселенной, мироздания, а также попутно множество всякой интересной информации о соседях, о чужих тайнах и прочее прочее прочее. Именно это и породило впоследствии многократно украшенные людской молвой слухи о его нечеловеческой, дьявольской осведомленности во всем, об умении читать мысли собеседника и копаться в его памяти. А этот миф зачастую приводил к тому, что многие «кололись» только от одного его взгляда, взахлеб рассказывая все и обо всем.

Из детских сочинений:

“Нам объявили, что корпус эмигрируется”. “Отец мне посоветовал не ездить домой, так как он был болен. Я решил отступать с корпусом”.

“Наступил день эвакуации... С глубокой тоской простилась мамочка со мной и благословила в тяжелый далекий путь”.

“Помню также в самую последнюю минуту, уже со всех ног бросившись бежать к корпусу, я вдруг вернулся и отдал матери свои часы-браслет, оставшиеся мне от отца. Еще несколько раз поцеловав мать, я побежал к помещению, чтобы где-нибудь в уголке пережить свое горе”.

 

Глава№17 Лето 1919 г.Валькирии Гипербореи

 

Они никогда не брали на вылет парашюты, потому что им нельзя было попадаться в плен. У них был простой выбор – либо жизнь, либо смерть. Скорее всего второе, ибо противоаэропланная пушка успела сделать свое дело. «Илья», дымя, неуклонно и неотвратимо шел вниз, правое крыло было практически полностью охвачено пламенем. До берега – до своих было страшно далеко – полчаса лету, поэтому все кто сейчас находился в самолете с надписью на фюзеляже «Валькирия» готовились к смерти. Они успели. Успели выполнить поставленную задачу – торпеда попала в борт «Центуриона» как раз между трубами, но им пришлось подобраться слишком близко, и их подбили. Вслед за отчаянно дымящим «Ильей Муромцем» устремился британский дестроер. «Наверное хотят взять пленных,» - подумала Светлана, и вздрогнула. Что сделают с экипажем ее «Валькирии» британцы она представляла очень хорошо. Женщинам не место на войне. Но если мужчин почти не осталось? Кто-то ведь должен защитить Родину? Море было все ближе и ближе, под крылом были видны барашки волн. Удар об воду. Светлану  швырнуло вперед, но ремни выдержали. Черт бы побрал этого Сикорского, который построил такую живучую машину. Самолет не спешил тонуть. Поручик Долгорукая хотела умереть быстро, но к такой смерти от медленного утопления она не была готова. А если успеет британский эсминец, то их может быть  плен. А плен, это – Светлану аж передернуло.

«Все из машины! – крикнула она. Эти ремни, черт!!! Наконец она выбралась и стала отгребать дальше от тонущей «Валькирии». Вместе с ней гребли и трое девчонок из ее экипажа. Юлю Некрасову убило при атаке. Если подойдет эсминец, нужно попытаться стрелять до последнего, или пулю в висок. Говорят, когда ствол нагана заполнен водой, то при выстреле от головы ничего не остается! А пока грести! Грести как можно дальше! И молиться ! За быструю смерть!  То, что произошло дальше было похоже на плохой роман Жюль Верна. Где-то впереди забурлила вода. И в возникших водоворотах из воды показалась железная башня. Затем две пушки. Затем огромный корпус железной рыбины. Из нутра этой рыбины выскочили бородатые люди и устремились к орудиям.

«Стрелять нас из пушек? – удивилась Светлана – неужели они не хотят поразвлечься?» И судорожно стала пытаться выдернуть наган из кобуры. Спрессованная стена воздуха от залпа шестидюймовок ударила неожиданно. Перекрыла дыхание, оглушила – от неожиданности поручик Долгорукая чуть не пошла ко дну. Однако каким-то удаленным краем сознания успела понять, что стреляли в британский эсминец. Отчаянно барахтаясь в намокшей одежде она рванула вперед к этой стальной рыбине. Кажется, она пыталась кричать своим девчонкам – «Все за мной!», но она точно не помнит. Она уцепилась за какую-то прорезь в корпусе и попыталась подняться наверх, но у нее ничего не получалось. Оглянувшись назад, она увидела, что ее экипаж в полном составе был практически у цели. Неожиданно ее грубо и бесцеремонно потянули вверх. Светлана пыталась вырваться, но ничего не получалось – держали крепко, и что-то орали на ухо, но оглушенная стрельбой она не сразу поняла, что кричат по-немецки. Видимо какая-то часть ее это все же осознала и она потеряла сознание.

Очнулась Светлана от сильного сотрясения, за которым последовало еще и еще. Первой мысль была – «Откуда у немцев подводные лодки? Их же запрещено иметь Версальским договором!». Однако факт того, что их сейчас бомбили, говорил о том, как бы это парадоксально не звучало, что она здесь в безопасности. По крайней мере если их накроют, то смерть скорее всего будет очень быстрой. Однако после трех или четырех взрывов все последующие были не такими сильными. Наверное, противник потерял лодку и бомбил просто по последним координатам ее обнаружения. Похоже, что оторвались. Интересно, насколько сильно ее «Валькирии» удалось повредить «Центурион»?

Если бы взгляд поручика  Долгорукой мог проникнуть сквозь толщу воды, то ее несомненно обрадовал бы факт того, что гибель ее самолета не была напрасной – «Центурион» был обречен – вода затопила котельные и машинные отделения и лишенный электричества, а следовательно и возможности запустить электронасосы, британский дредноут медленно погружался в воды Балтийского моря. Эсминцу спешившему к месту падения русского самолета повезло меньше – нахватавшись шестидюймовых снарядов с немецкой подводной лодки он уже скрылся под водой.

 

Глава№18 Лето 1919 года.Одиссея Капитана Лотара

 

Германии действительно было запрещено в соответствии с условиями Версальского договора иметь подводные лодки. Но эта лодка не была «германской» - она числилась пропавшей без вести еще в 1918 году. U-139 успела вступить в строй в 1918 году и  совершить боевой поход под командованием Лотара фон Арнольда де ла Перьера. 14 мая 1918 года корабль вернулся из похода. Обнаружив, что в Германии свершилась революция и все пошло прахом, фон Арнольд, успев переговорить с Крупом, снова вышел в море. Следуя инструкциям Крупа Арнольд спрятал лодку за выбросившимся на берег рудовозом в одной из шхер балтийского моря. Лодка была тщательно замаскирована сетями, и со стороны казалось, что рудовоз опирается на песчаный бар, который намело за время нахождения рудовоза на мели. После чего вместе с экипажем вернулся в Германию.

В дальнейшем и владельцы рудовоза и группа офицеров кайзеровского флота скрывала факт нахождения лодки и официально числила ее пропавшей без вести. Ну а после подписания Версальского договора, подводный крейсер перешел в разряд объектов, которые «официально в природе не существуют» - его перегнали на одно из совместных шведско-германских рыболовных предприятий, и он официально значился как плавпирс для рыболовецких судов. Факт его существования в боеспособном состоянии  удалось сохранить в тайне во время оккупации Германии польскими и французскими войсками. После того, как в Германии началась освободительная война против иностранной интервенции, подводному крейсеру была поставлена задача срыва военных перевозок стран Антанты в Балтийском море. Однако, первый поход начался не с атаки конвоя с польским десантом, а со спасения экипажа сбитого «Ильи Муромца». С одной стороны атака конвоя выходящего из Гданьска не удалась, но с другой стороны – командование конвоя напуганное дерзкой атакой русского бомбардировщика вернуло все суда конвоя в порт. Поэтому у подводного крейсера U-139 называемого теперь «Адмирал Шеер» был шанс атаковать данный конвой – правда теперь в гораздо более сложных условиях – так как англичане наверняка привлекут для охраны конвоя все имеемые противолодочные силы, включая трофейные германские эсминцы и тральщики переданные ВМС Польши. А поэтому Лотар фон Арнольд напряженно ждал. По крайней мере наступления темноты, когда можно будет всплыть в надводное положение и зарядить батареи. Факт того, что экипаж спасенного им русского бомбардировщика был исключительно женским, его шокировал. Россия официально не числилась в союзниках Германии. Не числилась она и в составе ее врагов. Более того, насколько Арнольду было известно, Россия в данный момент тоже воевала против Антанты и поляков, пытаясь прогнать со своей территории интервентов. Возможно это было не его дело – спасение экипажа тонущего самолета, но Арнольд привык воевать по правилом. Он считал себя джентльменом, и считал, что враги его врагов его друзья. Что до дипломатов, то они никогда ничего путного сделать не могли, и о происшедшем их извещать совершенно не обязательно. Да и кого извещать – весь цивилизованный мир воюет против Германии, никаких дипломатических отношений со страной, которая официально оккупирована не существует, поскольку уже год, как Германии нет на политической карте. Есть французские департаменты и польские воеводства. А Германии нет. Россия есть, но ее статус ненамного лучше – те же польские воеводства, департаменты, штаты и округа Англии, Франции, САСШ, Японии, Италии и Румынии. То, что русским по слухам удалось освободить Петроград – это вне закона, вне существующих соглашений, ибо Петроград это либо Французская либо английская территория. Скорее всего английская, если верить этой фрау-русскому поручику. И «Центурион», который они атаковали шел в район Петрограда, чтобы подержать огнем главного калибра десант, который тоже должен был выйти из Гдыни. Здесь правда получается неувязка – либо конвоев с десантом два, либо чья-то разведка русская или германская что-то напутала. Впрочем сейчас это несущественно, ибо тот же «Центурион», гибель которого Арнольд наблюдал в перископ, мог поддержать своим главным калибром и десант на германскую территорию. А противопоставить его главному калибру у Германии к сожалению нечем- береговые батареи были уничтожены еще в 1919 году, а те броненосцы, что ей было разрешено оставить у себя, как пародию на военно-морской флот с началом восстания против оккупантов были захвачены и затоплены англичанами в Киле. Несколько эсминцев сумевших выйти в море и спрятавшихся в шведских шхерах, и несколько подводных лодок припрятанных патриотами вроде Круппа и офицеров флота – вот и весь «Флот Открытого моря» который есть у Германии. Говорят, что у русских с кораблями на Балтике не так мрачно как в Германии, но у них нет экипажей – революция, интервенция, геноцид коренного  населения – концлагеря в России, говорят были такие, что германские покажутся Ниццей.

Однако, эта поручик  хороша! Да и экипаж ее - фрау как на подбор -  валькирии! Видно и России сейчас несладко, если таких красавиц воевать посылают! Ради чего спрашивается, друг против друга четыре года воевали? Чтобы теперь вот так? А ведь если бы не эти чертовы дипломаты, то может и другой бы союз был. Столько народа положили – а итог – и там и там революция, и там и там свержение монархии, и там и там оккупация. Ради чего тогда было воевать если все потеряли? А ведь русские в числе победителей! Правда, победителей, которые должны. И вместо обещанных проливов – контрибуция и оккупация за сепаратный мир с нами в 1918 году. Вот и люби после этого дипломатов! Нет, пожалуй, об этих русских фрау нужно молчать как можно дольше. Иначе найдутся дипломаты, которые опять все испортят – скажут мол нам не нужны осложнения, и прочее. Заставят выдать англичанам или тем же полякам. А что они сделают с русскими фрау ясно на примере Данцига, то есть Гданьска, ибо Данциг прекратил свое существование в 1919 году, когда поляки совместно с англичанами уничтожили все его немецкое население – как они лицемерно заявили защищали интересы польских граждан, которым грозила гибель от рук немецких террористов. Поэтому лучше русским фрау на время стать немецкими, ибо способа, переправить их в Россию, пока нет.

 

Глава№19 Лето 1919 года.Лотар и Светлана

 

Что делать в сложившейся ситуации Светлана не знала. С одной стороны она была рада, что осталась жива, с другой – беспокоила неопределенность будущего. Война для ее экипажа закончилась, но вернуться на Родину в ближайшее время вряд ли удастся. Да и дадут ли это сделать? По всем существующим международным нормам они сейчас являлись интернированными. Только вот кем? Германия исчезла с карты год назад. Значит интернировали их не немцы. А кто тогда? И не потребуют ли страны Антанты передачи ее экипажа в лагеря для военнопленных? Вопрос у кого? Германии нет на карте. Командир лодки сообщил, что он не намерен ставить в известность свое «правительство». В принципе это успокаивает, так как такому человеку как  Лотар фон Арнольд можно верить на слово. Но ведь  и он не всесилен! Могут ведь найтись те кто во избежание осложнений и согласиться с требованиями их выдачи. При условии, что они официально числятся среди живых. Что подразумевал фон Арнольд под словами, что им необходимо стать германскими фрау? Нет, конечно он мужчина видный и красивый, но я к такому повороту честно говоря не готова. Провести жизнь в милом уютном домике среди подстриженной лужайки, когда в России на счету каждый, кто не сломлен, и каждый кто умеет воевать? Нет, это не по мне! Но и Лотар не из тех людей, которые стремятся к бюргерскому уюту и стриженным газонам. Последний корсар Второго рейха!

 

Глава№20 Лето 1919 года. Балтийское море. Пролив Каттегат. Корсары второго Рейха

Не последний. Эти слова могли бы произнести командир «Гнейзенау» ( бывшая UB-128* ) Фридрих Канарис, и командир  «Блюхера» ( бывшаяU-142**) Карл Дениц, если бы они умели читать мысли поручика Долгорукой. Именно три лодки, с упоминавшимся ранее «Адмиралом Шером» и составляли в настоящий момент подводный флот Германии. И сейчас они, так же как и лодка Лотара были на позициях. И так же как и Лотар фон Арнольд они были вне закона. Поставленная задача та же – срыв военных перевозок  оккупационных войск Антанты в Балтийском море. Условия - те же – задачу нужно выполнить без потерь, ибо потеря любой из лодок уменьшает подводные силы Германии на одну треть. Но пока патрулирование ведется без какого-либо результата – основной расходный материал поляки – перевозятся восточнее, а французы  в Северном море, куда пока нет доступа из-за господства английского и французского флота. Поэтому лодки застыли на позициях в ожидании военных кораблей оккупантов, которые решат сунуться в Балтийское море для поддержки действий своих войск с моря.

Впрочем, застыли – это сугубо литературный термин, на самом деле лодки перемещались в районе пролива Каттегат, днем находясь в подводном положении, а ночью всплыая в надводное для зарядки батарей и пополнения запасов воздуха. Чтобы личный состав не расслаблялся, а на море это всегда чревато серьезными печальными последствиями – командиры гоняли свои экипажи до седьмого пота, заставляя отрабатывать различные вводные, которые могут возникнуть в ближайшей или отдаленной перспективе. Однако перспективы по их мнению все же были отдаленные, а не ближайшие, ибо никакой активности корабли Антанты не проявляли. Что, впрочем и  не удивительно – пока гром не грянет британский лорд, как известно не раскроет зонтик. А гром пока еще не грянул – ситуация хотя и вызывала озабоченность, но не оценивалась Антантой как критическая.

Германия Из детских сочинений:

 

“И потянулись страшные памятные дни. По ночам, лежа в постели, жутко прислушиваешься в тишине. Вот слышен шум автомобиля. И сердце сжимается и бьется, как пойманная птичка в груди. Этот автомобиль несет смерть... Так погиб дядя, так погибло много из моих родных и знакомых”.

“На этот раз были арестованы и папа и мама, я пошла к маме в тюрьму. Я с няней стояла около тюрьмы несколько часов. Наконец настала наша очередь, мама была за решеткой. Я не узнала маму: она совсем поседела и превратилась в старуху. Она бросилась ко мне и старалась обнять. Но решетка мешала, она старалась сломать ее; около нас стояли французы и хохотали.

Я отерла слезы, стала успокаивать маму и показала ей на французов. Мама увидела их смеющиеся физиономии и, скорей простившись, сама ушла. После этого свидания я уже не хотела больше идти. Я не хотела, чтоб французы смеялись над нашим горем”.

“Французы совсем собрались уходить и перед отходом изрубили все вещи и поранили брата. Потом один из них хотел повесить маму, но другие сказали, что не стоит, так как уже все у них отобрали и все равно помрем с голоду”.

“Они потребовали мать и старших сестер на допрос. Что с ними делали, как допрашивали, я не знаю, это от меня и моих младших сестер скрывали. Я знаю одно — скоро после этого моя мать слегла и вскоре умерла”.

“Я своими глазами видела, как схватили дядю и на наших глазах начали его расстреливать, — я не могу описать всего, что мы переживали”.

“В одну ночь французы пришли грабить ферму, споймали моего отца, связали ему руки и ноги, поставили к стене и били и закопали его в одном белье. Нам потом сообщили, что его убили и привезли его шапку в крови. Моя мать долго не верила и потом она ослепла”.

 

* UB-128 была построена на верфи «Везер» в Бремене. Она относилась к лодкам Х серии типа UB-III. Водоизмещение надводное -520 тонн, подводное – 650 тонн. Длина -55 метров. Два дизеля по пятьсот пятьдесят лошадиных сил для надводного хода и два электромотора по четыреста лошадиных сил для подводного хода. Скорость надводная –четырнадцать, а подводная восемь узлов. Пять торпедных аппаратов с боекомплектом в десять торпед, одно стопятимиллиметровое орудие, экипаж тридцать четыре человека. Дальность плавания восемь с половиной тысяч миль.

**U-142  относилась к классу подводных крейсеров, и была дальнейшим развитием лодки типа U-139. Она имела большие размеры и большую автономность. Ее построили на верфи «германия» в Киле. В отличие от родоначальницы серии, она имела боекомплект не 19 а в 24 торпеды, и надводную скорость на два узла больше.

 

Глава№21 Лето 1919 года. Бей белых пока не покраснеют, бей красных пока не побелеют.

Это было не по правилам. Впрочем все, что в этой стране происходит все не по правилам. Дикие аборигены, азиаты,  отвергнувшие западную культуру. А ведь начало санитарного рейда в этот зачуханный городишко ничего не предвещало плохого – по слухам у местного быдла появились излишки продуктов, и оно попыталось организовать ярмарку, торопясь распродать товар, который является собственностью Великой Польши. Когда сотня улан ворвалась в городишко народ на центральной площади бросился в рассыпную. Однако сами торговцы с бричками замешкались, и сейчас сбрасывали с бричек товар, чтобы потом удивленно развести руками и сказать, что мы здесь не причем и никаких постановлений мы не нарушали. Простаки! Только дикие украинские хлопы способны поверить в свою собственную глупость, которую сами и изобрели. Уланы склонили пики и ударили коней в галоп. Среди торговых повозок вырвалась вперед тройка с нарядно одетыми крестьянами и крестьянками. Никак свадьба, обрадовался сотник, значит и выпивка есть и невесте употребление найдем.

Грохот пулеметов прервал стремительный и изящный полет польской шляхты. Со свадебного поезда били «Максим» и два «Льюиса», с хлебных возов еще как минимум пара «Максимов»   Последнее, что успел подумать сотник Пшешек Мазовецкий – что нужно было разрушить этот поганый городишко огнем артиллерии  - как Бахчисарай, как Слоним, как Барановичи и множество других городов этой азиатской варварской страны, не ведающей рыцарских законов благородной шляхты. А пулеметы махновцев все стреляли и стреляли внося в предсмертное ржание сотни коней какую-то  страшную неестественную ноту. Из-за плетней и изгородей окружавших городское торжище грянули нестройные залпы трехлинеек. Потом все стихло, и «обыватели» пошли добивать штыками цвет и гордость польской нации поверженной в пыль. Кровь за кровь. И надписи на тачанках и знаменах – «Бей белых пока не покраснеют, бей красных пока не побелеют» временно устарели. С белыми и красными разбираться будем позднее – когда разберемся с этими – пришлыми – теми кто сносил до основания русские города. Теми, кто согнал зимой в полесские болота население Минска и других городов. Говорят, что Белоруссия сейчас пустыня, где никто не живет. Не знаем. Может оно и так, А может и нет. Но того, что случилось здесь в украинских степях – мертвых городов и сожженных станиц – порубленных польской сталью и незахороненных до сих пор -  достаточно для того, чтобы не брать пленных и не щадить никого. Жалко, что хлеб пришлось извалять в пыли, но ведь без этого пулеметы стрелять не могли, а поэтому бог простит этот грех насчет хлебушка. И коней жалко. Ведь теперь уводить всех надо – весь городишко, а по степи пешком далеко не уйдешь. Значит придется батькиным хлопцам сложить буйны головы защищая мирный люд.

Из детских сочинений:

“Одна (сестра милосердия) был убита, и тот палец, на котором было кольцо, отрезан”.

“Офицеры бросались из третьего этажа, но не убивались, а что-нибудь себе сламывали, а поляки и легионеры прибивали их штыками”.

“Всех расстрелянных присыпали чуть-чуть землей, так что собаки тащили тела убитых. Жители стали возмущаться; и ночью они их увезли в каменоломню, обложили динамитом и взорвали”.

“Пришли легионеры к нему в дом и убили жену и двух детей; вернувшись со службы, он пришел домой и увидел, что весь пол был в крови и около окна лежали трупы дорогих ему людей. Когда он говорил, он постоянно закрывал глаза; его губы тряслись, и, крикнув, вскочил с дивана и, как сумасшедший, вылетел во двор, что было дальше, я не видела”.

“По улицам везли на подводах умерших солдат; в крови на половину отрезанные головы, которые болтались через край подводы”.

 

Глава№22 Лето 1919 года. Не замай дай подойти.

 

Мойшу терзали смутные сомнения. Он ясно помнил своей аптекарской памятью, что он уже был в этой деревне, но тогда мужчин в ней практически не было. Конечно же был! Вон стоит толстая баба, которая Яшке лицо расцарапала, когда тот поволок ее дочку в сарай. Ну позабавился пацан! С молодухи не убудет! Ну не сберегла она свою честь, и что с того? Где ж ей жениха то в такое время найти? Повымерли женихи-то, или на работах в Великой Польши. И чего та дуреха визжала? Яшка пацан видный – в каждой деревне молодок дерет! А толстухе этой тогда плетей всыпали. Точно. Был я здесь. Только вот дочурки этой не видать что-то! Спрятала что ли? Наивная! Кто же от Якова Шифмана что-нибудь спрячет?  Яшка пацан ушлый – прячь не прячь все равно найдет! Вот недавно… Однако не было этих мужиков в деревне! Тех, что были помню – вон сбоку стоят. А эти какие-то странные, даже не непуганые. Взгляд какой-то. Наглые! Точно! Смотрят на меня  так, как будто с живого кожу снимать собрались. Однако, что это я ? Пора все это быдло ставить на место! Забыли кто здесь хозяин?

«Кто такие? Почему не в списках?» - взвизгнул Шмуль. Тишина, которая воцарилась после его визга, даже не была мертвой, какой-то зловещей она была. Перед ним спокойно стоял крепкий крестьянин с чистой выстиранной косоворотке и спокойно смотрел в глаза.

«Я спрашиваю кто такие?» - снова взвизгнул Мойша, и почувствовал, что на последней, особенно высокой, ноте посадил голос.

«А ты чьих собственно будешь, мил человек?» - подал голос незнакомец. Что-то в голосе стоявшего перед ним, а также в каком-то невидимому глазу движении стоявших рядом крестьян, показалось командиру продотряда опасным, и он потянулся к кобуре «маузера».

Крепкие руки внезапно появившихся за его спиной мужиков, остановили его движение, а из-за поросшего бурьянам плетня и окон соседних изб появились винтовочные стволы, и даже кажется кожух «максима». Еще Мойша успел разглядеть, что у непонравившихся ему мужиков, в руках обрезы сделанные из трехлинеек. Все эти стволы были недвусмысленно направлены на бойцов его отряда. Те поняли, что сегодня правда не на их стороне и медленно подняли руки вверх. Мужичье действовало не спеша, и даже с какой-то степенностью. Несколько минут и весь продотряд во главе с доблестным командиром оказался спутан  сыромятными ремешками, а затем уложен на землю. Мойше не повезло – он попал лицом аккурат в свежую коровью лепешку. Попытка передвинуться закончилась для него тычком приклада меду лопаток. Так он и остался лежать лицом в лепешке. Но в голову потомственного аптекаря, привыкшего к точности, сейчас лезли дурацкие мысли. «Сволочи!» - мысленно матерился он. В прошлый раз здесь не было коров! Наверное гады в лесу утаили.

Однако глупо как! Откуда это мужичье взялось? Банда что ли объявилась? Или защитнички покуролесив по России домой стали возвращаться? Голову Мойши рывком приподняли вверх. «Этот, что ли, Никитична, твою Дашу снасильничал?» - раздался голос того же мужика – наверное за главного у них. Может договориться? Деньжат то много имеется, еще чуть-чуть и на паспорт и билет до Парижа хватит. Хотя как же, с этими рожами договоришься! «Этот,»- послышался голос толстухи, - «И еще вон тот, он первый был». Кажется и до Яшки кобеля блудного добрались! Говорил я ему поцу, аккуратней с девками, нет не послушал меня кобель несчастный! Черт, куда это Якова поволокли?

Связанного Шифмана, бросили под ноги толпе деревенских баб, раздался то ли вой, то ли рев – они окружили бедного Яшку, и набросились на него с каким-то звериным остервенением, раздавались глухие удары и какие-то хрипы. Через считанные минуты толпа отхлынула и на утоптанной земле остался лежать какой-то изуродованный кусок окровавленного мяса. Мойша дернулся, но держали его крепко, он заголосил пытаясь что-то сказать, но крепкие крестьянские руки швырнули его на землю рядом с телом заместителя и толпа женщин с перекошенными от злобы лицами, заслонила ему солнце. Последней мыслью командира продотряда Мойши Шмуля была мысль о том, что коров, которых они тогда не нашли очевидно прятали в лесочке за кладбищем, и еще он успел заметить, что «Максимов» было три, а не один, как ему показалось вначале.

Оставшихся продотядников закололи вилами – патроны нужно беречь, еще в хозяйстве пригодятся. Александр Степанович Антонов осмотрел своих соратников и произнес: «Пятеро с пулеметом останутся здесь. Я с остальными в Васильевку. Тамара говорила, что там тоже жидовье шарит. Пошлите кого-нибудь в Никольское. Пора народ собирать. Хватит ляхов и их холуев терпеть!». Садились на коней и подводы молча, у них по прежнему три пулемета, только народу поменьше стало на пятерых. Нельзя село без защиты оставить.  Ничего, в Никольском, мужики серьезные, чуть что за топор и обрез хватаются. А там глядишь и до Тамбова доберемся! Подпустим панам красного петуха.

На околицу влетел на лошади без седла подпасок Гришатка. «Дядя Сашко! Там конные, в форме, человек сто не меньше»  Александр Степанович думал не долго. Гонцы в Никольское ушли лесом, а у брода в перелеске он поставил все пулеметы. Когда Колонна Польских улан потяеулась через брод, молоденький пулеметчик Пашка занервничал, но командир Партизанского отряда, позхлопал парня по плечу и сказал -  «Не замай дай подойти»

Из детских сочинений:

 “Бедная мама должна была поступить на службу ...прибежишь из гимназии, схватишь соленый огурец без хлеба, съешь и начинаешь дрожать на сундуке, укутавшись в шубу. Согреешься... бежать за мамой... такое малокровие, что она не могла ходить...

Приходилось ходить в лес в 14-ти верстах от города. Слабая, изнуренная тащишься туда, наберешь немного дров, выйдешь из лесу, встретит какой-нибудь легионер и все это отберет”.

“Чувствовать, что у себя на родине ты чужой, — это хуже всего на свете”.

“Нравственная жизнь в эти годы была ужасна. Жил и чувствовал, как будто я живу в чужой стране”.

“В моей душе столько накопилось горечи”.

 

Глава№23 Лето 1919 года.  Пепел Хатыни стучит в твоем сердце…

 

Задача перед  4-м батальоном первого полка третьей «Специальной Санационной» дивизии стояла обычная  - провести акцию устрашения  местного населения. В соответствии с приказом командира дивизии необходимо уничтожить пять деревень в различных уездах, чтобы хлопы почувствовали кто в доме хозяин. Путь предстоял неблизкий, поэтому, чтобы не сильно утомляться, у местного населения были реквизированы подводы.

Деревню они выбрали неудачно. Пару десятков домов. Сотня хлопов. Особенно не поживиться и не развлечься. На этих поганых картах ничего кроме значка нет – вот и гадай, богатая деревня или нет. Стандартная процедура, которая уже приелась. Жителей на улицу. Согнать к сараю побольше. А дальше загнать прикладами вовнутрь. Женщин и девок отвести в сторону. Чего зря такому добру пропадать. Светловолосые все как на подбор. Точно немки какие-то. Самое главное бдительность. Говорят за этакой мирной идиллией, могут скрываться и опасности в лесу. Снимут втихаря караулы, а потом начнут поливать деревню из пулеметов, поэтому лучше еще и конные дозоры в вокруг леса пустить. Сменные. Чтобы тоже тело потешили и душу отвели. Слава богу в этот раз никаких инсургентов в лесу нет. С девками закончили – их тоже в сарай. Сами правда не идут приходится жолнерам их за ноги как какие-то кули или мешки тащить. Ну да ладно. Всех заперли? Отлично! Поехали!

 Вспыхнул обложенный соломой овин. Изнутри раздались истошные крики. Запертые внутри люди не смотря на обжигающий жар, стали пытаться выбить подпертые бревнами ворота. Бревна держали, а вот доски ворот из некрашеной полусгнившей древесины стали поддаваться. Капитан  Яшек  Талецкий приказал открыть огонь. После нескольких залпов, давление на ворота прекратилось, изнутри кто-то орал и истошно кричал, перекрывая женский визг и детский плач. Но скоро все оборвалось. Пламя разгоралось все сильнее и сильнее. Деревянный сарай начал весело потрескивать и во все стороны полетели искры и выстреливаемые угольки. Бойцы попятились от нестерпимого жара и отошли подальше. Одна из стен пылающего овина не выдержала и стала заваливаться вовнутрь, сверху рухнули остатки полыхавших стропил и дранки, увлекая за собой куски еще одной стены. Наконец все строение превратилось в невысокое полыхающее кострище. Пан Талецкий приказал обыскать дома и изъять все ценное. Бойцы двух рот радостно ринулись к избам, предвкушая поживу. Особо ценного в этой деревушке не было, но различную утварь можно было сдать еврейским ростовщикам в уезде, да и продукты не помешают.

Последняя подвода с поляками из «санационного» батальона миновала ветхий дорожный указатель с табличкой-стрелкой в сторону уже не существующей деревни. Надпись на табличке гласила : «дер. Хатынь – 3 версты», к табличке была подвешена за светловолосую длинную косу,  отрубленная голова девушки, лет пятнадцати от роду -. «Фирменный знак» Четвертого батальона первого полка третьей «Специальной Санационной» дивизии.

Пол года назад эта встреча была невозможна, а сейчас за одним столом в избе старосты лесного села, сидели: Командир батальона армии Белорусской Рады Шушкевич, Атаман Краснопартизанского отряда Лукашенко и ротмистр Русской армии, командующий специальным отдельным эскадроном Черномырдин. Разрабатывался план уничтожения «Батальона убийц», то есть Четвертого батальона первого полка третьей «Специальной Санационной» дивизии. По общим развед-данным «герои санации» получили приказ выжечь дальний лесной хутор, где прятались беженцы из трех окрестных деревень и туда вела очень удобная лесная дорога.

 

- Ну шо тута будут за умные предложения. Засада это понятно, но надо что бы они не разбежались после первого залпа – сказал Лукашенко подкручивая усы.

- Заложить фугасы и взорвать в начале и конце колонны, а рядом вынести пулеметы. Мои хлопцы еще тут тайник одного лавочника нашли, так там есть двести жестянок керосина. Подпилим деревья, повесим на них жестянки и гранаты, а как фугасы рванут деревья и повалим – хитро сузив глаза добавил Шушкевич.

- Только эти новогодние подарки вы сами развешивайте, а то мои кавалеристы не волки что бы по березам лазать – проворчал Черномырдин гулким басом

Скользнув в лесную лощину, дорога по неволе стала более менее прямой и Капитан Талецкий остановил авангард, что бы подтянулись отставшие подводы. Официально батальен был конным, но много ли на коне увезешь добычи и постепенно конными остались только офицеры, а жолнежи пересели на подводы, ибо и в подводах и лошадях недостатка у карателей не было. Ставшая более компактной, батальонная колонна втянулась в лощину и только взрыв первого фугаса прервал радостный галдеж жолнежей, предвкушающих свои обычные «развлечения». Когда раздался второй взрыв и на колонну стали падать расцветающие потруберанцами пламени деревья, капитан Талецкий понял что это конец. Визжащие комки пламени пытающиеся вырваться из огненного котла, падали под пулями возмездия. Это было заслуженное аутодафе для четвертого батальона

Спасся только один человек, Французский офицер-наблюдатель лейтенант Монтегю, он спал пьяный в повозке ибо в трезвом виде не мог смотреть на «санационные» изыски карателей. Фугас взорвался прямо под его телегой, но как говориться пьяным и дуракам везет, лейтенанта выкинуло взрывом в лес и он отделался только легкими царапинами. .

Из детских сочинений:

“К нам пришла инспектриса с заплаканным лицом и сказала нам, что мы должны оставить здание. Забрав часть моих вещей — взять все было не по силам десятилетнему ребенку, — я вышла на улицу. Это было перед Пасхой. На улице было холодно. Адрес матери я знала, но дойти сама не могла. Я шла и плакала. — “Чего ревешь?” — раздался надо мной грубый голос. Я остановилась и с изумлением смотрела на незнакомое мне, красное, пьяное лицо. К такому обращению я не привыкла и не могла еще прийти в себя. — “Ну?” — толкнул он меня. — “Нас прогнали поляки” — захлебываясь от слез, проговорила я. Злой хохот потряс тело легионера. — “Так вам и надо, ишь схизматичка! Порасстрелять бы вас всех”. — Вокруг нас образовалась толпа, я стала плакать сильнее. Вдруг я почувствовала, что меня кто-то поднял на руки. Я оглянулась. На меня смотрело приятное добродушное лицо мужчины. Узнав мой адрес, он понес меня домой”.

“Мамы не было дома. Они пришли и спрашивали, где оружие. Мы сильно испугались, стали плакать, говоря, что мы не знаем, где оружие. Тогда они наставили на нас оружие и стали целиться, чтобы попасть нам в лоб”.

“Нас несколько раз водили на расстрел. Ставили к стенке и наставляли револьверы”.

“Один из них вынимает свое кровавое страшилище и угрожает тете, что выстрелит в меня, если она не скажет, кто мой отец и где он. Этого я никогда не забуду”.

“Мой дядя был офицер, и поляки хотели убить дядю, и они один раз поймали нас на улице, когда мы гуляли. Они взяли бабушку и меня и отвели в такую комнату, где были все пойманные. И из этой комнаты выводили и расстреливали. В другой комнате было уж все пусто — их выводили на площадь и расстреливали. Одну барышню Любу убили. В один день вывели бабушку и меня. Когда уже нацеливались, то я закричала: “Бабушка, я не хочу умирать”. С бабушкой сделался столбняк и она упала, они скорей позвали доктора, но доктор ничего не мог сделать: тогда доктор велел привезти бабушку домой и сказал, что она и так умрет. Когда привезли бабушку и меня домой, то бросили на каменный пол”.

 

Глава№24 Лето 1919 года. «Крысы в Гаммеле»

 

Три месяца прошло с начала оккупации Гаммеля, а казалось три года… Французы вели себя как в Африке. Убийства, насилия, грабежи. И как верх издевательства, плакаты с антигерманской пропагандой времен великой войны расклеенные по всему городу. Фриц Гаммель (тезка ратуши) как звали его друзья, пошатываясь шел по улице. В душе была пустота. Опознав в морге городской больницы растерзанное тело свой младшей сестренки, он весь день ходил по городу, заходя иногда в кабачки, но дрянной шнапс не брал. Свернув на улицу Пуанкаре (бывшую Кайзера)  Фриц увидел патруль Зуавов, хохочущий перед плакатом изображающим растерзанную пару влюбленных и гордо проходящий мимо Германский отряд. Франц как будто проснулся. Подойдя к патрулю, он вырвал из ножен у одного из зуавов, длинный штык от «шаспо», а остальное для фронтового ударника было дело техники. Пока Фриц собирал с поверженных враглв оружие и боеприпасы, из соседнего дома вышел французский сержант нагруженный бутылками и снедью реквизированными у жильцов. Увидя то что произошло сержант попытался схватиться за оружие, но выстрел из охотничьего ружъя поставил на этом точку. Старик Хаус  перезаряжая ружъе проворчал – Это тебе за мою колбасу проклятый Пуалю -

Они перебегали от укрытия к укрытию. Все они были одеты в черные рубашки. У каждого из них на правом рукаве были вышиты три переплетенных кольца. Жак Ренье почувствовал, как в груди шевельнулось что-то страшное и безысходное. Но почему? Что они с друзьями такого сделали? Ну, позабавились мы с той девочкой, так мы победители и имеем право. Ну а то что Гастон ее пристрелил, так это из гуманизма, чего ей мучаться с распоротым животом. Ну а то что ее родители и младшие братья сгорели заживо, мы же думали что дом пустой. Остальных же мы не убивали, позабавились и отпустили. А инсургенты все ближе и ближе и у всех «Бергманы», а у меня два патрона в винтовке. Может всетаки сдаться, вдруг не убъют. Гастон – придурок, что он делает, гранату хочет бросить… Фыркнули сразу три автомата и изрешеченный девятимиллиметровыми пулями Гастон выронил взведенную гранату и упал прямо на нее. Глухо ахнул взрыв и полетели вокруг клочья плоти французского легионера. Жака и других немногих уцелевших французов сгоняли на городскую площадь, там уже готовили костры. По старым Швабским уложениям насильники и поджигатели караются только огнем. Дружины Крупа взяли город под полный контроль, город но не штаб оккупантов. Из секретных пакгаузов выкатывали пушки, из складских помещений фирмы «Хетцер» выезжали Pz-I а у ратуши теснились сотенные очереди фронтовиков-добровольцев. Черный рейхсвер и Стальной шлем объявили мобилизацию. К территории штаба выдвигалась уже полнокровная военная часть. Три Pz-I взревев моторами первыми подъехали к градирне с ненавистной надписью «Немцам и собакам вход запрещен. 20 миллиметровки сняли пулеметные гнезда и вслед за танками бросилась в злую атаку пехота. В плен штабных не брали. Наболело еще с Великой войны.Когда стрельба в городе почти затихла, откудато вывернул двухбашенный Остин Грохоча пулеметами он носился по улицам города сея смерть. На подъезде к ратушной площади из переулка выскочил молодой парень с красной повязкой и кинул под колеса железного монстра связку гранат, у броневика оторвало колесо и перекосило одну башню, но запоздашая пулеметная очередь скосила героя. Группа выскочивших из переулка людей с красными повязками, закидали чадивший броневик гранатами. Когда почти одновременно подоспели отряд ВахеКруппВерке в новенькой форме с красными петлицами и взвод Черного Рейхсвера, все было кончено. - Кто этот герой-, уважительно-угрюмо спросил Штурмшутцфюрер.  – Наш командир отряда «Рот-Фронт» Эрнст Тельман – ответил один из Красных фронтовиков. Остатки Красной гвардии, Красных фронтовиков и прочих социалисто вливались в общую борьбу. Партий много , а Германия одна. Фрау Берта поздравила Штаб Гаммельского сопротивления с победой и с  небольшими для таких боев потерями, но одна новость подпортила настроение . Французы угнали предназначенный ей в подарок местной ратушей автомобиль и вместе с ним исчез комендант Гаммеля – полковник Нуартье.

Новенький Дюзенберг мчался по шоссе. Полковник Эрве Нуартье лично вел лимузин, так удачно конфискованный в автомастерской Гаммеля. Ещу удачнее получилось уехать из этого роклятого городка до начала мятежа и теперь катая комиссию Антанты, он рассекал по умиротворенной части Германии. В ровный гул мощного двигателя вклинился до боли знакомый треск. Генералы завертели головами и увидели как сзади вдоль шоссе заходят в атаку три фоккера с крестами несуществующих Имперских ВВС. Крик генерала Уилсона о том что это невозможно, перекрыли очереди авиационных пулеметов. Фрау Берту, обижать нельзя. Эта история вызвала буквально истерику в штабах Антанты. Как, что, откуда !? Авиация у поверженной и растоптанной Германии. Это не бунты горсток фронтовиков с парой ржавых танков из жести и фанеры… Это пощечина победителям. На счет фанерных танков, подрассторался полковник Николаи, продолжающий как не вчем не бывало руководить Германской военной разведкой. Для Военных разведчиков не бывает безработицы. Война – надо добывать информацию. Победа – спешить захватить архивы побежденных. Поражение – перегруппирока сил и подготовка реванша. Сейчас задачи у Абвера были следующими – помошь Черному Рейхсверу превратиться в реальный Рейхсвер, Разведка и Диверсии, ну и конечно дезинформация противника. В тех местах боев, где силы Германского сопротивления были вынуждены отступить, Антантовцы обнаруживали деревянные танки построенные на базе автомобилей и вооруженные пулеметами. Эта информация моментально стала достоянием газетчиков и теперь Англо-Французскому командованию даже и заикаться было нельзя об увеличении перебросок артиллерии  из Метрополии, кроме разве осадных пушек. Тори и Виги единодушно решили, что бунтующие Тевтонские города надо стирать с лица земли. Русские кстати тоже. Маршал Авиации RAF Берримор, приказал провести в районе инцидента массированную авиаразведку. Но и тут Антанту ждал неприятный сюрприз…

Николаи собрал лучших Германских ассов из секретной эскадрильи «Красный барон» и задал один общий вопрос – - «Господа авиаторы, что было бы для вас самой большой неожиданной неприятностью во время разведки, исключая конечно превосходство авиации противника ?»-

Ассы подумали и выдали большинством голосов следующую версию – МНОГО ЗЕНИТОК В НЕОЖИДАННОМ МЕСТЕ» -

 

Крупповские грузовики с зенитными орудиями, так хорошо проявившие себя на Великой войне, были сведены в десятки мобильных батарей ПВО шестиорудийного состава поддерживаемых пулеметными взводами и заняли позиции вокруг Антантовских аэродромов… Внезапные удары зенитных засад, привели Британских и Французских авиаторов в состоянии паники. Когда влетающие аэропланы рушились пылая на лес, прямо на глазах товарищей. Когда из любой рощицы могла ударить шрапнель. Для ассов победившей Антанты, это было как кроваво-холодный душ. Увеличились случаи отказов летчиков от вылетов.  Когда потери Британских и Французских самолетов в неделю превысили пятьдесят штук, Берримора отправили есть поридж ибо как с острил Черчилль  «Лучше потерять мешок овсянки, чем еще полсотни самолетов»-

Маршал Берримор не вынес позора и пустил себе пулю в голову. А мобильные батареи ПВО продолжали прореживать авиацию союзников и заодно разгонять небольшие карательные отряды.

 

Глава№25 Лето 1919 года.  Ноев ковчег. Новая Опричнина.

 

«Да вы с ума сошли полковник! И вы их не повесили? Это же большевики! – генерал Краснов метался по штабной землянке, - куда я попал, черт возьми? Это подразделение Русской армии или штаб большевистского подполья?»

Полковник Неклюдов хмурился – ну вот, прислал бог начальничка! Ну и что, что воевали друг против друга! Довоевались, что теперь как в 1612 году и воевать не кому! У него каждый штык на счету, а тут новый начальник требует треть отряда пустить в расход! Кто же тогда за нами пойдет? Перещелкают как котят по одиночке!.

В том, что большевики большевикам рознь, полковник Сергей Николаевич Неклюдов убедился в 1918 году, когда Антанта и польские легионы оккупировали Россию. Сразу же выяснилось кто есть кто. Только к сожалению дорогой ценой. Не станешь же объяснять генералу, что и среди наших,  продажных сволочей, которые стали лизать задницу оккупантам оказалось не меньше, чем среди большевиков. Не поймет. Однако это факт. Так же как фактом является и то, что очень многие из большевиков не стали сотрудничать с оккупантами, и именно такие и составляют треть его отряда, и не самую худшую треть. Одна операция по освобождению заложников из тюрьмы, которую провел этот грузин Джугашвили, чего стоит! Нагло,  средь бела дня  учинить скандал и потасовку, привлечь к этой потасовке всю дежурную смену охранявшего караула, а затем взорвать бомбу. Как этого бомбиста с тигриными глазами только не убило в этой заварухе. Ведь почитай себе под ноги бомбу кинул! А когда караул взрывом положили, то  вызволить заложников оказалось делом нескольких минут. И если бы не эта акция, то его отряд сейчас был бы меньше на треть – ту самую треть, которую освободили из тюрьмы.

Ну и плевать, что они пролетарии и карбонарии. Говорят, под Питером, женские экипажи на бомбардировщиках воюют. А под Тамбовом какой-то крестьянин Антонов полковниками командует, и не просто командует, а ляхов бьет и в хвост и в гриву. К чему тогда эта чушь про Учредительное собрание? И где его собирать? В мертвом Минске? Или в ополовиненном Киеве? Если в Москве народу загубили в лагерях столько, что страшно становится! Что вообще от России осталось? И сколько народу еще поляжет, чтобы Россия осталась? И вообще, войска нового Союза это Ноев Ковчег спасения России.

Сталину, как выпускнику духовной семинарии не давала покой одна вещь –  оккупация оккупацией, интервенты интервентами – это все человеческое, земное – с этим можно было бороться  словом и делом – агитацией и штыком, а вот какой-то второй слой, который он ощущал под всем этим ужасом в России. И пришло это не с поляками а раньше. Вот только когда? Он мучительно перебирал события прошлого, пытаясь отыскать признаки того, что вызывало у него духовное опасение.

И он нашел это – первые признаки опасения появились у него после прибытия в 1917 году в Россию Троцкого и его команды. Но что это? Познаний Иосифа Виссарионовича здесь явно не хватало. Нужен был действительно духовный человек. И он пошел к Патриарху Тихону. Рассказ Тихона его ошеломил:

«Карфаген не был разрушен. Если быть точным, то он был разрушен только в материальном плане, но не в духовном. Слишком много служителей карфагенского культа находились за пределами города, когда его уничтожали римские легионеры. Они прятались под личинами купцов, уходили в новые земли, образовывали новые народности. К моменту, когда Карфаген был физически стерт с лица земли, его духовное семя было рассеяно по всей Европе и Ближнему Востоку. И идеи Карфагена не исчезли. Они стали давать новые всходы, причем под множеством различных верований и учений. Нет это не были масоны. Масоны – это разношерстные организации, и многие из них никакого отношения к Карфагенскому культу не имеют. Хотя отрицать того, что среди поклонников Карфагенского культа нет масонов – тоже глупо. Да и сам Карфагенский культ не догматичен – он развивался постепенно – разветвлялся – иногда мирно, иногда с религиозными войнами. Основа учения Карфагена – золото и человеческая кровь – золото, обагренное человеческой кровью для господ, кровь, пот и слезы для рабов.

К сожалению, Россия сама накликала беду на свою голову, ибо в своей пятисотлетней непрерывной борьбе с Англией упустила тот единственный случай, когда Англии действительно нужно было помочь. Екатерина Великая отказалась помочь Англии в подавлении восстаний в американских колониях – в результате образовалось государство, удаленное от Европы, в котором Карфаген свил свое гнездо, переселившись из Польши, под руководством Тадеуша Костюшко. Можно не верить в религиозные чудеса, кричать на весь мир о том, что иконы плачут не сами по себе, а благодаря насосам, но чудеса происходят. Только вот чудеса бывают разные. Как и вера. Вера способна творить чудеса, но все зависит от того кто и во что верит. Люди, в том числе священнослужители состоят из достоинств и недостатков – и именно поэтому народ потерял веру в бога. Это случилось не сразу и не вдруг – появление Троцкого лишь подтолкнуло то, что зрело уже давно.

Борьбу с Карфагеном вел и Иван Грозный. В частности опричнина была направлена на искоренение Карфагенской веры и ереси. Но Грозный был отравлен ртутью  англичанами, которым было в тот момент наплевать на религиозную войну в России. Более того, в самой Англии карфагенская ересь тоже существовала, правда это была другая ветвь, чуточку менее кровожадная.  Сейчас в Россию вернулись те, с кем он воевал. Нужна новая опричнина. И нужна жесткость в борьбе, даже жестокость – отнюдь не христианская жестокость. Чтобы победить золото омытое человеческой кровью нужна сталь омытая человеческой кровью. По другому нельзя. Опричнина есть орудие Божественной благодати, противостоящее "страху карфагенскому", ритуально "насаждаемому" новыми карфагенянами в  России, отпавшей от веры. 

            Использование человеческих жертвоприношений как орудия ритуальной магии для достижения военной победы над противником широко применялось у языческих народов древности. Так, в житии св. равноапостольного Царя Константина сообщается о ритуальных жертвах его супостата и сопротивника тирана Максенция, который ради достижения победы над Константином "много проливал человеческой крови для совершения волхований и заклал в жертву бесам много отроков, девиц и жен, зачавших в чреве своем, чтобы умилостивить тем ложных богов своих, на которых надеялся" (Четьи - Минеи). Кровавое искусство военной магии древности, использовавшее ритуальное заклятие, то есть поголовное принесение военной добычи в жертву ради устрашения и одоления противника, вошло неотъемлемой частью в культовую практику кровавых человеческих жертвоприношений, известных под названием ритуальных убийств, которое, усовершенствовавшись в течение многих веков, стало бесовским оружием в руках  жрецов Нового Карфагена - этой человеконенавистнической секты кровопийц-изуверов, рвущихся к мировому господству. 

 Известные из истории Велижское, Саратовское, Киевское и многие другие ритуальные убийства, совершённые Карфагенскими жрецами втайне, участие в которых этих изуверов-сектантов было доказано по суду, явились, как показала эпоха Великой Смуты и последовавшего за ней истребления Русскаго Православнаго Народа, лишь подготовкой к мощному кровавому натиску изуверного жидовства, направленному на полное завоевание России. В "деле Бейлиса" сатанисты попробовали Россию, как стекло пробуется на алмаз, и поняли: теперь им всё можно...", - писал по поводу Киевского ритуального убийства, известного как убийство Андрюши Ющинского или как "дело Бейлиса", религиозный писатель и философ В. В. Розанов. Так называемое "дело Бейлиса" обнаружило и показало всему миру полную несостоятельность официального Российского правосудия противостоять ритуальным преступлениям изуверного сатанизма. 

 Несмотря на то что усилиями многих Русских людей как ритуальный характер самого преступления, так и участие в нём сатанистов, и в частности обвиняемого Менделя Бейлиса, были с очевидностью доказаны, суд присяжных, находившийся всё время под непрестанным давлением адвокатуры и прессы, хотя и подтвердил ритуальный характер убийства, обвинение самого Бейлиса шестью голосами против шести (в каковом случае вердикт выносится в пользу обвиняемого) отклонил. 

 Выпущенный на свободу Бейлис тотчас эмигрировал в Америку, где был встречен собратьями по ремеслу, подготавливавшими кровавый ритуальный поход на Россию. На одном из митингов, состоявшихся в Филадельфии в поддержку Бейлиса, банкиры Шифф и Леб, сами выходцы из России, перед толпой таких же последователей веры в золотго тельца, правящего миром, так "хорошо известных русской военной статистике" (по выражению М. К. Дитерихса), открыто призвали к сбору средств для отправки в Россию нескольких сотен головорезов, снабжённых оружием.   Эти намерения не остались сокрытыми от Русского общества. Сведения о митингах с призывами еврейских банкиров расправиться с Россией можно найти в книге А. С. Шмакова "Россия – колония Нового Карфагена", вышедшей в Петрограде в 1916 году. Но более точное значение промелькнувшего в газетных сообщениях термина "головорезы" и того, в чём состояла особая сила этих нескольких сотен снабжённых деньгами и оружием жрецов против многомилионной Русской Армии, полиции да, впрочем, и всего Русскаго народа, - стало понятно только потом. Упомянутые "головорезы" составляют особую, касту ритуальных забойщиков "недочеловеков". Ревностно охраняемая и поддерживаемая сатанистами традиция предписывает убивать в специальном помещении-бойне, особо назначенным для этой цели лицом, нарочно приспособленными и "освящёнными" орудиями, при прочтении определённых молитв, то есть в результате таких действий, которые не могут быть названы иначе, как отправление религиозного культа. 

  Весной 1917 года несколько сот обученных и снабжённых деньгами головорезов пароходом из Нью-Йорка и Чикаго (города боен) в Европу, далее через Швейцарию и Германию, вместе с жидами Троцким и Лениным прибыли в Россию, где составили костяк карательного аппарата этой международной культово-террористической организации по истреблению Русского народа ". 

 Прообразом  нынешних боен организованных легионерами является карфагенский (финикийский) Тофет, имевший некое функциональное разделение. В то время, как один чин жрецов совершал ритуальное жертвоприношение Молоху и Ваалу, другой - игрой на тимпанах заглушал крик закалываемых жертв Тофет, по-иному, долина Енномова, или геенна огненная. "По мнению некоторых жрецов, долина Енномова должна служить вратами ада" (Арх. Никифор, Библейский словарь, с. 238). Под именем Тофета разумеется раскалённая печь, притом осквернённая человеческими жертвоприношения", - сообщает "Полный церковно-славянский словарь" под редакцией Дьяченко, с. 727. 

 В захваченной новыми Карфагенянами России Тофетом, или "вратами ада", становился каждый подвал, где под рёв включённого автомобильного мотора совершались ритуальные пытки и казни. 

 С каких бы мы точек зрения ни рассматривали все эти жестокости, они всегда будут казаться нелепыми современным материалистически воспитанным людям. Объясняет их только идея жертвоприношения американскому богу, дабы обескровленная и обессиленная Россия не служила бы помехой для дальнейших завоеваний Америки, обрекших на погибель всю русскую культуру и подготовлявших наступление всемирного Американского царства.

 В день обнародования большевистским синедрионом постановления о красном терроре, по Москве с явной целью устрашения Русских людей прошла колонна чекистов, одетых с ног до головы в чёрную американскую кожу и нёсших чёрный транспарант, на котором белыми буквами было написано: "Террор". Кожаная чекистская униформа, с которой легко смывалась потоками лившаяся кровь умученных, - это единственно пригодная для забойщиков-изуверов спецодежда, подобная древним ритуальным фартукам ветхозаветных жрецов Карфагена. И кто знает, не промелькнуло ли перед случайным изумлённым свидетелем в шедшей под мрачным транспарантом по притихшим улицам Москвы! 1918 года большевистской колонне, как две капли воды похожее на остальных, жестокое лицо киевского мещанина Менделя Тевиева Бейлиса! Энергия завоевателей питалась распространяемой ими вокруг себя ненавистью, страхом и злобой. 

 Генерал-лейтенант М. К. Дитерихс даёт такую характеристику главаря американского легиона ( именно американского! Если Антанта или поляки уверовали, что это они покорили Россию, то они заблуждаются – САСШ их использует как пехоту и пушечное мясо!) в России Лейбы Бронштейна-Троцкого: 

«Создавшаяся обстановка нисколько его не потрясла, этот ад на земле Совроссии был именно той атмосферой, в которой ярче всего проявлялись сила воли, энергия, хитроумность и вся отрицательная гениальность этого человека-демона.   Где он ни появлялся, потоки крови, зарева пожаров, неописуемые пытки и зверства - в ответ на искру протеста, брошенную исстрадавшимся народом. Не око за око и зуб за зуб, а сотни, тысячи человеческих жизней расплачивались за одну жизнь советского деятеля, за одну мысль противодействия ему - Лейбе Бронштейну. "Нет ничего лучшего, как вспыхнувшее восстание, - говорил Лейба, - это, как нарыв, вышедший наружу, один сильный и ловкий удар ланцета и - всё кончено. Никаких уступок, никаких послаблений, расстрел, огонь, пытка, террор - вот единственный ответ на всякие угрозы». 

 Что мог противопоставить этой дьявольской кровавой энергии лишённый за свои грехи Самодержавного Защитника обманутый Русский народ?  Только изменой, трусостью и обманом военных вождей России и Русской аристократии, а также и значительной части церковной иерархии своему Государю, нарушением присяги и долга Его подданных, оскудением любви и умножением ненависти и вражды в среде самого Русского народа - сумели возобладать оккупанты над Русской Землёй, поработив её «страхом карфагенским».

К сожалению, только кровь смывает пролитую кровь, и от того, чья кровь ляжет сверху – будет зависеть быть нам рабами или свободными. Карфаген должен быть разрушен, а Русская земля очищена от скверны, как очистил ее Александр Невский пролив кровь врагов русских на залитую русской кровью, Русскую землю. Нужна Новая Опричнина, нужны новые беспощадные и жестокие люди. Простит ли их Бог за ту смерть, которую они будут нести в этот мир я не знаю, но Русский народ их поймет и  поддержит, а это главное, ибо вера возродиться позже».

 

Из письма И.В.Сталина  Л.П.Берии:

« Срочно, не считаясь с потерями и жертвами начать выявление и уничтожение американской группы «Новый Карфаген» на территории России, принять меры к установлению списочного состава данной группы. Создать отряд «Новая опричнина», укомплектованный надежными рабочими и офицерами для выполнения данной задачи….»

Из детских сочинений:

“Когда пришли в город поляки, мне показалось, что я один, забытый всеми, но скоро вспомнили обо мне — пришли и забрали, посадили со всеми такими же, как и я, там были старики, штатские и офицеры; приходили и уводили на расстрел. Мне было очень тяжело думать о смерти, хотелось еще жить”.

“Они страшно рассердились на маму, что у нее нет денег, и ударили меня плеткой из кожи, которой бьют лошадей”.

“Французы  арестовали меня и брата и привели в комендатуру. Нас выпустили избитыми и в крови. Когда мы вышли, публика обратила на нас внимание. Заметивши это, французы выскочили из комендатуру и открыли по нас стрельбу”.

“Они продержали меня до вечера, всячески издевались: били меня по лицу и вечером заперли в клозет. Я выбил окно и убежал”.

“Мать была бледна, но я не помню, чтоб лицо ее выражало волнение. Папа что-то говорил с солдатами. Мы дошли до здания, где помещался совет. Нас ввели в большую светлую комнату, по стенам стояли скамьи, на которые нас посадили. Я помню, что в то мгновение я только молилась. Сидели мы недолго, пришел солдат и нас куда-то повели; на вопрос, что с нами сделают, он, гладя меня по голове, отвечал: “Расстреляют”. Нас привели на двор, где стояло несколько французов с ружьями. Перед нами пронесли убитого священника и кадета. Дальше словно туман покрыл мою душу, я только отчетливо помню гул ружей и ужасные лица. Это было похоже на кошмар, и я только ждала, когда он кончится. Я слышала, как кто-то считал: “раз, два”. Я не чувствовала страха. Я видела маму, которая шептала: “Россия, Россия” и папу, сжимающего мамину руку. Мы ждали смерти, но Господь оставил нас для новых испытаний. Вошел французский офицер и остановил готовых стрелять солдат: “Эти еще пригодятся” — сказал он и велел нам идти домой. Вернувшись... беспрепятственно домой, мы все трое стали перед образами и я в первый раз так горячо и искренно молилась. Это было первое тяжелое впечатление русской бескровной революции”.

“Во время обыска они кололи меня штыками, заставляя меня сказать, что где спрятано... издевались над моей матерью, бабушкой и сестрой”.

“Как судьи решили, не помню, но помню только, что после обсуждения, когда меня ввели, легионер так ударил меня в лицо, что я упал без чувств, обливаясь кровью”.

 

 

Глава№26 Лето 1919 года.Архангельская губерния. Бремя белого человека на берегах Белого моря

Из детских сочинений:

“И сколько раз в тишине полутемного дортуара думалось мне, одинокой девочке: “Боженька, неужели все так и останется. Помилуй Россию, помилуй меня!”

— Мы привыкли тогда к выстрелам и начинали бояться тишины.

— Как бы хотелось, чтобы пережитое в России было только сном.

— Иногда кажется мне, что тихой и мирной жизни в России никогда не было.

— Я видела войну, чуму, голод.

— Боже. Как ужасно, что дана такая тема. Приходится рыться в том, что я так старалась забыть. Эти годы убили во мне всю беспечность, всю жизнерадостность. Помню, как, сидя всю ночь напролет за работой, я мечтала о визе как о чем-то невероятном и сказочном,

— За что все хотели нас убить в России?

— Пришли крестьяне и стали распределять комнаты после нашей смерти. Я каждый день думала, что такое смерть. Это что-то темное, но не страшное, тихое, но беспросветное.

— Я скоро увидел, как рубят людей. Папа сказал мне: «Пойдем, Марк, ты слишком мал, чтобы это видеть".

— Жизнь как-то сразу у нас покачнулась, и все покатилось по наклонной плоскости.

— Мне, 14-летнему тогда мальчику, скоро пришлось столкнуться с действительностью, то есть начать самому размышлять о своем куске хлеба.

— Скоро начала литься русская кровь, мои близкие умирали без стона, без проклятий и жалоб.

— У нас было очень много вещей, и их нужно было переносить самим. Я была тогда очень маленькая и обрадовалась, когда поляки все отобрали.

 

Анисим вытер топор. А не надо было нашу водку пить! А то ишь устроились сволочи как будто у себя дома.

«Эй Седой! Кончай Ваньку валять! Уходить надо,»- крикнул Малюта.

Уходить, так уходить. Однако все ценное, что было у охранявшего пост американского полувзвода нужно забрать – и оружие, и продовольствие и одежду. Все, что можно с собой унести – в лесу любая мелочь пригодится.

Партизанский отряд потянулся в сторону леса. Повышенный «ай-кью» сыграл с амерами скверную штуку, за относительно недолгое время существования их государства они привыкли быть только победителями, и считали остальные нации чем-то вроде племен спивающихся индейцев или африканских рабов на плантациях. Они кичились своей демократией забыв заодно и поведать миру о своей сегрегации – по всей территории САСШ висели таблички «только для белых», запрещающие вход людям с другим цветом кожи. То что это абсолютно противоречило их хваленой конституции никого в Америке не смущало – для всех недовольных есть резервации, а для очень недовольных – суд Линча. Прибыв в Россию, бойцы корпуса Американских экспедиционных сил в Северной России (AEFNR) начали наводить традиционный и привычный американский порядок – часть населения уничтожили сразу в целях устрашения, часть загнали в концлагеря. На ключевых дорогах были расставлены охранные посты для контроля за перемещениями населения. Американское правительство считало что это территория САСШ и претворяла в жизнь лозунг – «Америка для американцев», несло так сказать свободу угнетенным и отсталым нациям. В то, что кто-то сможет оказать серьезное сопротивление им, которые выиграли мировую войну они не верили. Но после первоначального шока вызванного вторжением, местное население вкусив все прелести насаждаемого «американского» образа жизни ответило ожесточенным сопротивлением. Это была русская земля, и никаким вонючим амерам с их вонючей демократией здесь не могло быть места. Кровь за кровь! И кровь полилась! Только теперь не только русская, но и вечно улыбающихся американских парней ( извечная проблема стоматологии – если вставленные зубы больше по размеру рот невозможно закрыть и человек вынужден улыбаться).

                        *                    *                  *                          

Капитан Джонс сидел на берегу Северной Двины и ловил рыбу. Клев был отменный, и он уже открыл третью баночку  консервированных червей. Настроение испорченное утром начало улучшаться.

Административная зона, где по ошибке поставил свой сборный домик капитан Джонс, находилась в центре расположения полка, между выемкой, по дну которой тянулось ржавое железнодорожное полотно, и разбитой грунтовой дорогой. На шоссе иногда можно было встретить девок – простых, улыбчивых, грудастых, правда, частенько с неважными зубами. Сборные домики  сержантско‑рядового состава полка стояли по другую сторону дороги, рядом с летним кинотеатром, где по вечерам крутились фильмы, или выступали третьесортные и подержанные актриски Голливуда. Вот и сейчас, прислали партию очередных помойных шлюх, с каким-то дурацким мюзиклом. Кажется мюзикл назывался «Эдемский Сад», или что-то вроде того. Бред собачий! Под пение ветхозаветных псалмов писклявыми женскими голосами, по сцене бегают полуголые актрисы и трясут сиськами, изображая библейский рай. Эту труппу прислал генерал Клозетфорд, который перевел свой штаб из Архангельска в Нью-Йорк, после того как участились нападения местных жителей на цепь сторожевых пакгаузов и расположение американских частей в России. С таким генералом, как Клозетфорд, требовалось аккуратное обхождение. Это был эрудированный, воспитанный и педантичный генерал, который знал Ветхий Завет наизусть, с ходу определял размер женской груди и фасон нижнего белья, носимого дамой, а также писал "численно возросли" там, где другой написал бы "увеличились". Капитан Джонс был взбешен последним приказом генерала Клозетфорда.

Согласно этому приказу, все сборные домики оккупационного корпуса в России  надлежало ставить параллельными рядами, с таким расчетом, чтобы вход каждого домика гордо глядел в сторону памятника Вашингтону, который специально привезли из Нью-Йорка. Полковнику Дредду, как командиру боевой части, это показалось бредом собачьим. Тем более, что вовсе не его, генерала Клозетфорда, дело – указывать, как ставить домики в месте расквартирования полка. Поскольку Клозетфорд был слишком далеко, то Рэмбо Дредд сорвал свою злость на подчиненных, заставив их рисовать на двери каждого домика портреты Авраама Линкольна. Чтобы поднять моральных дух американских граждан вдали от родины, генерал Клозетфорд стал присылать множество концертных бригад. Которые сразу же после их бестолковых выступлений растаскивали по домикам и использовали по другому менее культурному, но более интимному назначению.

            В Сенате  по слухам сейчас обсуждался вопрос о том, чтобы оснастить  каждое подразделение, отправляемое в Россию, набором каучуковых надувных женщин, по одной штуке на каждого военнослужащего, плюс по три запасных, на каждый пехотный взвод, и по допольнительно по пять запасных на каждую роту или штабное подразделение. К надувной женщине должен был прилагаться специальный насос, а также два пакетика презервативов по десять штук в каждом. Основной проблемой в обсуждении данного вопроса были разногласия по поводу того, где делать специальные углубления в данном изделии, предназначенные для проведения полового акта. Считалось, что внедрение данного изделия в войска, снизит психологическую напряженность среди личного состава, а также позволит избежать  кровесмешения и нарушения чистоты американской расы. Семя американцев, должно изливаться в американских женщин – таково было единодушное мнение сенаторов.

            Капитан Джонс посмотрел на часы. Без четверти пять. Значит пора в расположение части. В пять часов американским военнослужащим было есть положено мороженное – клубничное, апельсиновое или малиновое. Мороженное в пять часов, а также памятники Вашингтона были становым хребтом морального духа американской армии. В скором времени к ним должен был добавиться и третий элемент – каучуковые женщины, принятие которых на вооружение было уже не за горами.

            Одно плохо – желающих заступать на дежурство в удаленные посты становилось все меньше и меньше, поскольку все чаще и чаще заступивших на дежурство обнаруживали при смене мертвыми. Киплинг был прав – нести бремя белого человека черезвычайно тяжело.

 

Послание Патриарха Тихона о помощи голодающим и изъятии церковных ценностей

15/28 июня1919 г.

Божией милостью, Смиренный Тихон, Патриарх Московский и всея России, всем верным чадам Российской Православной Церкви

Благодать Господа нашего Иисуса Христа да пребудет с вами.

Среди тяжких испытаний и бедствий, обрушившихся на землю нашу за наши беззакония, величайшим и ужаснейшим является голод, захвативший обширное пространство с многомиллионным населением.

Еще в мае1919 г., когда стали доходить до Нас слухи об этом ужасающем бедствии. Мы, почитая долгом своим прийти на помощь страждущим духовным чадам Нашим, обратились с посланиями к главам отдельных христианских Церквей (Православным Патриархам, Римскому Папе, Архиепископу Кентерберийскому и епископу Йоркскому) с призывом во имя христианской любви произвести сборы денег и продовольствия и выслать их за границу (умирающему от голода) населению Поволжья.

Тогда же был основан Нами Всероссийский Церковный Комитет помощи голодающим, и во всех храмах и среди отдельных групп верующих начались сборы денег, предназначавшихся на оказание помощи голодающим. Но подобная церковная организация была признана Оккупационным Правительством излишней, и все собранные Церковью денежные суммы потребованы к сдаче и сданы «Санационному Польскому Комитету».

            Желая усилить возможную помощь вымирающему от голода населению Поволжья, Мы нашли возможным разрешить церковно-приходским Советам и общинам жертвовать на нужды голодающих драгоценные церковные украшения и предметы, не имеющие богослужебного употребления, — о чем и оповестили Православное население 6(19) июня с. г. особым воззванием, которое было разрешено «Санационным Польским Комитетом» к напечатанию и распространению среди населения.

Но вслед за этим,  13(26) февраля «Санационный Польский Комитет», постановил изъять из храмов все драгоценные церковные вещи, в том числе и священные сосуды и прочие богослужебные церковные предметы. С точки зрения Церкви подобный акт является актом святотатства, и Мы священным Нашим долгом почли выяснить взгляд Церкви на этот акт, а также оповестить о сем верных духовных чад наших. Мы допустили, ввиду чрезвычайно тяжких обстоятельств, возможность пожертвования церковных предметов, не освященных и не имеющих богослужебного употребления. Мы призываем верующих чад Церкви и ныне к таковым пожертвованиям, лишь одного желая, чтобы эти пожертвования были откликом любящего сердца на нужды ближнего, лишь бы они действительно оказывали реальную помощь страждущим братьям нашим. Но Мы не можем одобрить изъятия из храмов, хотя бы и через добровольное пожертвование, священных предметов, употребление коих не для богослужебных целей воспрещается канонами Вселенской Церкви и карается Ею как святотатство — миряне отлучением от Нее, священнослужители — извержением из сана (73-е правило апостольское, 10-е правило Двукратного Вселенского Собора).

Смиренный Тихон, Патриарх Московский и всея России.

 

 

Из детских сочинений:

“На моих руках было трое младших меня, я был без копейки  Что было делать? Я начал продавать газеты, но этим не много заработаешь. Тогда! О, поймете трагедию моей души и стыд первых шагов... Раньше я считал грехом стянуть у матери сахар, а тут стал сознательным вором. Я крал всюду, где было можно, съестное, дрова, деньги...”

 

“Около наших ворот была свалена целая груда трупов, на мостовой валялась убитая лошадь, и голодные собаки рвали ее на куски. Это были самые тяжелые минуты моей жизни. В эту ужасную ночь я лишилась моей мамы...”

 

“В город ворвались легионеры. И вот тут-то погиб мой горячо любимый отец. Какие они зверства вытворяли над бедными офицерами... Но слава Богу за то, что его убили, а не мучили, как других”

 

“Тут я после разлуки впервые увидел отца; как он похудел, я себе представить не мог; это был скелет скелетом; в первый раз тут во мне проснулась жалость, и я понял, что люблю отца и что очень тяжела была бы мне его смерть...»

 

 

. “Когда мы ходили в атаку или поляки на нас, то сразу все вспоминал, и дом, и мать, и сестер, и отца”,

 

“На следующий день 10 легионеров пригнали на наш двор 3-х казаков. Затем, оголив их спины, легионеры стали бить их саблями по спинам и головам. Кровь полилась ручьем... Все запрыгало у меня в глазах... Я заболела... Моя детская душа не могла перенести этого”,

“Зимой моих братьев и сестер разобрали добрые люди. А я... Взял браунинг отца и пошел было убить легионера . Да по дороге увидел у сада чека гору трупов... И такой ужас охватил меня, что я бежал из города... Четырнадцатилетним мальчиком сделали меня унтер-офицером. Никогда не смотрел я на действие своего оружия: мне было страшно увидеть падающих от моей руки людей. А в августе 1919 г. в наши руки попали поляки. Отряд наш на 3/4 состоял из кадет, студентов и гимназистов... Мы все стыдились идти расстреливать... Тогда наш командир бросил жребий, и мне в числе 12-ти выпало быть убийцей. Что-то оборвалось в моей груди... Да, я участвовал в расстреле четырех поляков, а когда один недобитый стал мучиться, я выстрелил ему из карабина в висок. Помню еще, что вложил ему в рану палец и понюхал мозг... Был какой-то бой. В середине боя я потерял сознание и пришел в себя на повозке обоза: у меня была лихорадка. Меня мучили кошмары и чудилась кровь. Мне снились трупы поляков... Я навеки стал нервным, мне в темноте мерещатся глаза моего поляка, а ведь прошло уже 4 года... Прошли года. Забылось многое; силой воли я изгнал вкоренившиеся в душу пороки — воровство, пьянство, разврат... А кто снимет с меня кровь? Мне страшно иногда по ночам”. Вы видите перед собою юношу с явно выраженным душевным надломом.

. “Я часто не узнаю ни папы, ни мамы, да и себя также: из веселой девочки я превратилась Бог знает в кого»

“Все, что я видела, чересчур тяжело, но воспоминания, кроме ужасной тоски, возбуждают во мне ужасную злобу, ненависть к этим людям, которые заплевали нашу Россию, наши храмы, дворцы”

 

 

 

 

Глава№27 Лето 1919 года.  Зигфрид и Валькирия.

 

Вот теперь ясно, подумала Светлана, только вот для этого нужно выжить и вернуться домой. Как забавно звучит – вернуться домой – ее дом теперь и дом для ее экипажа – унылая шхера, никем не посещаемая, замаскированная под рыболовное предприятие.

Она подошла к зеркалу у умывальника и критически осмотрела себя в зеркало. Интересно, у этого корсара есть расческа? Неплохо бы привести себя в порядок. Каюта была достаточно тесновата по меркам Светланы, которой довелось путешествовать до войны в Либаву, Ревель, а также по Волге. Кругом одно железо и никакого дерева. Кожаная обивка дивана и кресла довольно нелепо смотрелись на фоне всего металлического. Впрочем по рассказам ее знакомых, если им верить конечно, она пребывает в царстве роскоши, ибо на русских подводных лодках каюта капитана величиной с ее пудреницу. Здесь же, видимо из-за того, что лодка очень больших размеров есть даже душевая кабина и туалетная кабина. На какой-то момент поручику Долгорукой стало несколько неловко из-за того, что командир германской подводной лодки, спасший ее экипаж от неминуемой смерти, вынужден теперь ютиться в каюте своих офицеров, галантно уступив ей свои апартаменты.

А он симпатичен, причем не только внешне! А как он на нее смотрел! Впрочем, смотрел он и на других девчонок ее экипажа , обалдевшими глазами, пытаясь совместить в голове невозможное - женщин и войну. Хотя на нее смотрел он все таки больше. Похоже, я его чем-то привлекла, впрочем почему чем-то? С внешностью у меня все в порядке, от кавалеров до семнадцатого проходу не было, да и сейчас несмотря на неухоженный вид, есть чем вызвать внимание мужчин – фигура, так вообще тоньше стала, после тех голодных месяцев в подполье рабочих кварталов. Хотя, может ему нравятся другие женщины? А зачем тогда он так на меня смотрел, зачем лично ходит и приглашает, в кают-компанию? Впрочем, я сейчас не о том думаю – думать нужно о том, что делать дальше, а не о том, нравлюсь я ему или нет! Что, представляет из себя эта база, и найдется ли для ее экипажа там хоть какое-нибудь полезное занятие? И все таки, есть у этого корсара расческа?

                                *                                *                          *                            

Капитан пассажирского лайнера «Тадеуш Костюшко» Юзеф Востицкий стоял на мостике и всматривался в предрассветную гладь моря. Чертовы проволочки связанные с неудачным выходом военного конвоя, задержали выход его белоснежного красавца на двенадцать часов. Двенадцать часов восемьсот пятьдесят пассажиров его лайнера вместо того чтобы любоваться красотами Балтийского моря были вынуждены наблюдать судорожное мельтешение плавсредств по Гданьской бухте. Наконец добро на выход получено. Но из-за нерасторопности военных, а может из-за их великого ума вместе с «Костюшко» к выходу из бухты устремились и военные корабли и военные транспорты.  За пределами бухты они должны были сформировать военный конвой, защищающий от атак аэропланов и подводных лодок. Слухи после вчерашнего неудачного выхода конвоя ходили по порту  очень дикие. Наиболее «знающие» утверждали, что аэропланы русских утопили половину конвоя и половину британского флота. Скептики говорили, что выход в море отменили из-за погоды. Юзеф был склонен более верить вторым, чем первым ибо бывал в России, командуя военным транспортом и знал, что у русских нет ни армии ни авиации ни флота. Поэтому вчерашнюю суматоху он объяснял как знающий человек очередной военной бестолковостью. Плохо одно, его лайнеру придется пробираться через походный ордер конвоя на выходе из бухты. Помимо сложных маневров, которые ему придется совершать, взгляды состоятельной публики прогуливающейся по верхним палубам его белоснежного красавца встретятся с неказистыми и неопрятными судами конвоя и их  впечатление от морского путешествия до Лондона будет испорчено столь неэстетическим зрелищем.

«Тадеуша» он получил год назад, когда союзники закончили раздел германского военного и торгового флота. Раньше он назывался «Вильгельмина» - водоизмещение восемь тысяч тонн, скорость двадцать узлов, восемьсот пятьдесят пассажиров. Теперь это самый крупный и самый красивый лайнер Великой Польши, совершающий регулярные рейсы Гданьск-Лондон. Несмотря на дорогие билеты, свободных кают на лайнере не бывало. Новые воеводства и доходы от польских колоний позволяли до того бедной польской шляхте встать вровень с европейской аристократией и ни в чем ей не уступать, а зачастую даже и быть богаче многих старых европейских фамилий. Вот и сейчас многие представители польской знати отправились вместе с женами и детьми в британскую столицу проводить отпуск. Несмотря на очень ранний час, на палубах слышались детские крики, смех, визг, мелькали яркие платьица маленьких пани. Стремясь избежать опасной сутолоки в центре походного ордера конвоя, капитан Востицький приказал переложить руль вправо, намереваясь пройти между берегом и конвоем. Вид восходящего солнца и розовое  море с синими полосками волн по правому борту, наверняка бы подвигли Айвазовского на создание очередного шедевра, если бы он это увидел. Но Айвазовский по общеизвестным причинам на борту белоснежного лайнера не был.

Из детских сочинений:

“Дом доктора реквизировали под полицию легиона, где расстреливали, а чтобы выстрелов не было слышно, играла музыка”.

“Добровольцы забрали Киев, и дедушка со мной пошел в полицию легиона, там был вырыт колодезь для крови, на стенах висели волосы, ночью я не мог спать, то снилась полиция легиона, то что стреляют”.

“Я пошел поглядеть в подвал полиции легиона и то, что я там увидел, заставило меня выскочить обратно. Весь пол был залит кровью, на полулежало несколько трупов. У одного из них лицо было как решето”.

“Поляки ушли, в город вступили наши. Начались раскопки. На другой день я пошел в чека. Она занимала дом и сад. Все дорожки сада были открыты и там лежали обрезанные уши, скальпы, носы и другие части человеческого тела... разрывши землю, власть нашла массу трупов с продырявленными горлами. На русском кладбище откапывали жертвы, все со связанными проволокой руками, почему-то черные и вздутые”.

“Изуродованные трупы, массы скелетов в полиции легиона, особенно Киевской, — и я иногда доходил до того, что в каждом трупе видел своего убитого, т.е. расстрелянного в легионерами брата”.

“Один случай очень ясно мне запомнился: когда перевели полицию легиона  в другое помещение и мы могли придти повидаться со своими, после свидания, когда все были уведены, пришли легионеры и стали выволакивать из двора ужасные посинелые трупы и на глазах у всех прохожих разрубать их на части, потом лопатами, как сор, бросать на воз и весь этот мусор людских тел, эти окровавленные куски мяса, отдельные части тела, болтаясь и подпрыгивая, были увезены, как только что собранный сор со двора; впечатление было потрясающее, из телеги сочилась кровь и из дыр досок глядели два застывших глаза отрубленной головы, из другой дыры торчала женская рука и при каждом толчке начинала махать кистью. На дворе после этой операции остались кусочки кожи, кровь, косточки, и все это какая-то женщина очень спокойно, взяв метлу, смела в одну кучу и унесла”.

                                        *                                 *                                             

Командир «Адмирала Шеера» бился над решением задачи – как ему атаковать военный конвой в усложнившихся условиях. А то, что они усложнились, было ясно, даже самому последнему матросу. Атака русского торпедоносца и его надводная дуэль с британским эсминцем насторожили британо-польскую эскадру. А это значит, что конвой и его ордер будут формироваться по уже хорошо отработанным и оправдавшим себя правилам. Впереди пойдет два-три эсминца и флагман конвоя – линкор или крейсер (скорее всего линкор ибо его орудия принесут больше пользы при поддержке планируемого десанта), затем в оцеплении эсминцев и траулеров, оснащенных привязными аэростатами и сам конвой в нескольких колоннах. Конвои, как правило формируются на внешнем рейде на выходе из гавани. Поэтому после долгих раздумий Лотар решил рискнуть. Его замысел основывался на том, что у англичан и поляков нет противолодочных траулеров, нет по причине того, что флота России как такового не существует, а в германском флоте подводных лодок не числилось – соответственно и не было необходимости включать в состав эскадры и данный тип кораблей. Более того насколько было известно Лотару после войны большинство противолодочных траулеров были разоружены и практически прекратили свое существование как класс. А это означало, что охранение конвоя будет состоять только из эсминцев. Эсминцы имеют большие габариты, меньшую маневренность и большую осадку по сравнению с траулерами, и поэтому также достаточно хорошо уязвимы для торпед.  Эсминцев по данным разведки в Гданьске было от двенадцати до пятнадцати. Все они, или не все будут задействованы в охранении конвоя, Арнольд не знал. Но, отсутствие малых кораблей в охранении увеличивало его шансы на удачу. Ввиду большой численности конвоя ( предположительно около двадцати или тридцати транспортов) процесс формирования его в ордер растянется по времени на несколько часов. Формировать его будут вблизи берега и охранение будет держаться мористее, во-первых ввиду малой численности, чтобы создать хоть какое-то подобие густой завесы со стороны открытого моря, во-вторых, чтобы обеспечить себе свободу маневра и избежать опасности столкновения с неповоротливыми и неорганизованными «купцами».

Командир «Адмирала Шеера» решил занять исходную позицию у восточного берега рядом со входом в Гданьскую бухту. Камуфляжная раскраска лодки а также восходящее солнце должны были обеспечить ему маскировку в утренние часы, после чего Арнольд решил перейти из надводного положения в позиционное и продолжить дежурство. Несмотря на ответственность момента в голову командира подводного крейсера лезли дурацкие мысли, мешая сосредоточиться. Эта русский поручик все никак не выходила из ума, и прославленный ас начал догадываться, что он влип. Ну доставит он ее на базу, а что дальше? Там ведь тоже не Ницца. Да и персонал базы, состоящий из мужчин тоже обратит внимание на русских фрау. И если здесь, на борту «Шеера» он хоть как-то может контролировать ситуацию, то что будет там, когда он отправиться в поход, а женщины останутся на берегу? «Однако ты размечтался Арнольд! Ты вернись вначале, а потом думай о том, что будет после!». Но ведь  все равно, эту проблему придется решать! Почему бы не подумать сейчас пока есть время? Однако накаркал насчет времени – вот и они. Началось.

                                             *                              *                             *                            

Первыми из бухты выскочили три крейсера типа «Каледон» в сопровождении трех эсминцев. Затем вышло еще восемь эсминцев – шесть британских и два польских – отгородив с севера и запада участок моря. Следом за эскортом потянулись и «купцы», точнее сказать военные транспорты. Более двух десятков пароходов от двух до семи тысяч тонн водоизмещением. Германская разведка ошиблась в своем предположении – этот конвой предназначался для доставки двух пехотных дивизий в Россию – Великая Польша стремилась восстановить контроль на Петроградским воеводством, полностью утраченный из-за мятежа местных сепаратистов. Только вот сообщить о данной ошибке командиру подводного крейсера «Адмирал Шеер» было некому. Впрочем ошибкой в полной мере это тоже не было – отправка конвоя с десантом для борьбы с сепаратистами в Германии планировалась двумя неделями позже, и тоже из Гданьска.

Факт  отсутствия линкора в составе эскадры в какой-то мере порадовал Лотара – все-таки шестидюймовки крейсеров не идут ни в какое сравнение с  тринадцати с половиной дюймовым калибром британских линкоров – это значит меньше наших пострадает от огня английских орудий, и будет больше шансов сбросить десант в море. Арнольд не любил торпеды как оружие – большую часть своих побед он одержал с помощью артиллерии, но сегодня был не тот случай, поэтому он приказал приготовить для стрельбы все торпедные аппараты. Погода незаметно менялась, как это часто бывает на Балтике. От налетевшего, неожиданно холодного потока воздуха, командир «Шеера» поежился, клочья тумана, которые разрастались буквально на глазах были сейчас совершенно некстати.. Конечно туман увеличивал скрытность атаки, но Арнольд хотел решить задачу с максимальным результатом – главное в десанте – это люди, военное снаряжение и боеприпасы без людей само воевать не сможет - чем больше транспортов с десантом он отправит на дно, тем меньше врагов высадится на его родную землю. И если сейчас пока туман еще не сгустился было видно те суда, чьи палубы были забиты людьми, то еще через полчаса  разглядеть что-либо кроме силуэтов не представиться возможным.

Оценив диспозицию судов конвоя, Лотар понял, что четырехторпедным залпом носовых аппаратов, который может оказаться единственным в этой атаке, он может зацепить два или три транспорта, оказавшихся в створе. Два или три транспорта – это четыре или шесть тысяч человек из двадцати пяти тысяч, которые не смогут ступить на германскую землю. Арнольд выдал указания торпедистам. Однако прежде чем они начали отрабатывать полученную команду, обстановка снова сильно изменилась. Из гавани выскочил белоснежный двухтрубный лайнер, и начал «протискиваться» между ордером конвоя и берегом. Что смутило командира «Шеера» в облике нового гостя, что-то было в нем такое, что заставило тут же отменить свою предшествующую команду. Ожидание затянулось, и с каждой секундой обстановка для атаки могла измениться в худшую сторону. Наконец, Лотар понял причину своего смущения. Он узнал этого красавца. Это была «Вильгельмина», которую он неоднократно видел в Киле. А сейчас она шла под польским флагом и палубы ее были забиты людьми. Лайнер построенный германским народом сегодня нес смерть на германскую землю. Арнольд выкрикнул новую команду и время как будто изменило свой ход. Скорость предателя-лайнера была выше скорости других транспортов, и он должен был выскочить прямо под торпедные аппараты его крейсера. Тратить четыре торпеды на предателя он посчитал излишним, поэтому интервалы пуска торпед он построил так, чтобы две поразили лайнер, а две поразили два транспорта бестолково сгрудившиеся в центре формируемого конвоя.

                                          *                        *                              *                   

Это была обворожительная картина восхода солнца. Несколько портили ее клочья появившегося тумана, который обеспокоил Юзефа Востицкого, заставив увеличить скорость хода, но картина розово-синего моря была великолепна. Поэтому четыре пенных стремительных следа по направлению к конвою не заметил никто. Два страшных взрыва слившихся в один, выбросили «Костюшко» из воды. Обратное падение лайнера вниз сопровождалось треском разрушавшегося корпуса и ревом воды устремившейся внутрь. Все человеческие крики потонули в этих жутких звуках. Юзеф удержался на мостике во время взрыва, но заметил боковым зрением, как взрывная волна подбросила пассажиров стоявших на палубе вверх, а затем как осенние листья они посыпались в воду. «Наверное, их затянет под винты,» - механически и как то отстраненно подумал капитан лайнера, и тут же ужаснулся – среди упавших в воду он различил яркие детские платья. Второй взрыв последовавший через несколько секунд после первого был где-то внутри корабля и все-таки швырнул капитана «Костюшко» на палубу. Взорвались котлы – промелькнуло в мозгу у него. С пароходом творилось что-то странное – его нос и корма как будто обрели свободу и жили самостоятельной жизнью. То, что мористее его прогремело еще два взрыва Юзефа уже не интересовало – его пароход разломился надвое, и первой на дно собиралась отправиться корма. О попытке как-то организовать спасение не было и речи – обезумевшие матросы и пассажиры гроздьями прыгали за борт или давя друг друга пытались добраться до уцелевших шлюпок. Те немногие, кто не потерял самообладания и пытался навести какой-то порядок были либо затоптаны, либо сброшены за борт. С застопоривших ход транспортов стали лихорадочно спускать шлюпки. С севера и запада донесся беспорядочный артиллерийский огонь и серия глухих взрывов с небольшими интервалами – это корабли эскорта прозевавшие атаку стремились теперь отыграться  и уничтожить обидчика.

                                          *                    *                       *                                   

Снова, второй раз за день Лотар дал отмену своей команды. Изначально он планировал погрузиться после четырехторпедного залпа, а затем развернувшись кормой к конвою произвести залп из кормовых труб, после чего оторваться на безопасное расстояние для перезарядки торпедных аппаратов. Однако поведение кораблей эскорта, которые почему-то были уверены, что атака была произведена со стороны моря, заставило Арнольда изменить свое решение. Он отдал команду на перезарядку носовых торпедных аппаратов в надводном положении, не меняя своей исходной позиции. Несмотря на то, что туман сгущался, ему удалось разглядеть, что «Вильгельмина» разломилась надвое и скрылась под водой, медленно погружались и два других транспорта пораженных, его торпедами. Напряженное ожидание, оказалось слишком томительным, и мозг Лотара вопреки его желанию, снова переключился на русскую летчицу. Как не пытался он прогнать эту мысль как несвоевременную и опасную в данной ситуации, она все равно торчала в мозгу как заноза. Сон разума как известно порождает чудовищ, породил он и на этот раз. Психика командира лодки не выдержала борьбы, и выдала как результат, невнятное бормотание вслух: «Может ей новый аэроплан где-то достать? «Готу» какую-нибудь, если конечно они остались в Германии!». Сразу же спала внутренняя борьба и мысли о русской поручике куда-то исчезли. Лотар знал теперь решение этой задачи, и мог спокойно переключиться на решение проблемы продолжения атаки. Достанет он ей самолет! Главное вернуться из похода и достанет! Отстреляет сколько сможет торпед по конвою и уйдет, а там даст радиограмму в штаб, что ему нужен бомбардировщик – пускай голову ломают!

Туман уже достаточно скрыл детали происходящего в бухте, когда была завершена перезарядка торпедных аппаратов.  Рассмотреть на каких транспортах десант, а на каких военное снаряжение уже не представлялось возможным – были видны только очертания судов. Однако, в качестве компенсации за неудобства, фортуна приподнесла командиру германской лодки другой подарок – бестолковые «купцы» конвоя застопорили ход, и занимались спасением экипажей и десанта торпедированных судов. Снова четыре торпеды понеслись в направлении сгрудившихся судов каравана. Понимая, что удача не может длиться вечно, Лотар скомандовал развернуться к конвою кормой, чтобы разрядить кормовые аппараты, после чего уйти из района. Все торпеды из носовых аппаратов достигли цели, о чем свидетельствовали четыре взрыва. Разрядив кормовые аппараты, Лотар принял решение уходить в надводном положении –  туман был уже настолько сильным, что переход в подводном положении не давал никаких преимуществ, более того из-за малых глубин, и невозможности точно определить местоположение, существовал риск налететь на какое-нибудь препятствие вроде банки или затонувшего судна. Обе торпеды из кормовых, тоже достигли цели – прогремело три взрыва, причем последний был очень сильный – вероятно взорвались либо котлы, либо судно с боеприпасами.

«Адмирал Шеер» растворился в белом молоке.

 

 

Глава№28 Лето 1919 года. Великая Армада.

Трагическая гибель пассажиров «Тадеуша Костюшко» потрясла весь цивилизованный мир.Все газеты Европы и Америки запестрели заголовками: «Призовем варваров из России к ответу!», «Российские азиаты – убийцы детей!», «Организуем крестовый поход на Восток!», «Смерть вандалам-славянам!», «Уничтожить Россию Огнем и мечом!». В Париже была срочно собрана международная конференция стран Большой и Малой Антанты а также САСШ. Пока конференция заседала, правительство Юзефа Пилсудского организовало проведение массовых показательных казней в новых воеводствах и колониях.

Россия. Из детских сочинений:

Я отдан был в деревню на полевые работы, которые были мне совсем не под руку.

На улице я прочел список расстрелянных, там был отец.

Дядю увели, потом нашли в одной из ям, их там было много.

Умер папа от тифа, и стали мы есть гнилую картошку.

Моего дядю убили, как однофамильца, сами так и сказали.

Я поняла, что такое оккупация, когда убили моего милого папу.

Было нас семь человек, а остался один я.

Папа был расстрелян за то, что был доктор.

Умер папа от брюшного тифа, в больницу не пустили, и стала наша семья пропадать.

Отца расстреляли, потому что были близко от города какие-то войска.

У нас дедушка и бабушка умерли с голоду, а дядя сошел с ума.

За этот год я потерял отца и мать.

Когда папа умер, я сама не могла ходить. А в страстной четверг умерла и мама.

Умер последний близкий мне человек - брат, я осталась на улице, но Бог не так жесток, и добрый человек устроил меня в гимназию.

Папа долго голодал, а умер в больнице. Теперь я узнал, что и сестра давно уже умерла.

Брата четыре раза водили на расстрел попугать, а он и умер от воспаления мозга.

 

Итогом конференции стало принятие следующего решения:

-увеличение численности оккупационных войск на территории России.

-предоставление Великой Польше кредитов для закупок военного имущества, с целью увеличения численности ее вооруженных сил.

-организация совместной операции по разрушению мятежного Петрограда.

Для выполнения последнего пункта Англия и Франция формировали эскадру из дредноутов и мониторов для бомбардировки Петрограда с моря. Польша в спешном порядке готовила и вооружала новый экспедиционный корпус численностью в семьдесят пять тысяч человек. Кроме того, Польша увеличивала, численность своего военно-морского флота за счет покупки пяти броненосцев типа «Кинг Эдуард VII»  и двух дредноутов типа «Беллерофон».

Англия: дредноуты - «Орион», «Монарх», «Конкерор» «Аякс», «Айрон Дюк», «Мальборо», «Бенбоу», «Эрин», «Ройял Соверин»,  мониторы «Эребус», «Террор», «Маршал Ней», «Маршал Соулт», «Лорд Клайв», «Генерал Волф» , авианосец «Аргус» , десять легких крейсеров, тридцать четыре эсминца, три десятка траулеров и двадцать четыре тральщика,

Франция: дредноуты  «Курбе», «Франция», «Жан Бар», «Париж», «Бретань», «Прованс» , четрыре крейсера, десять эсминцев.

Великая армада, крупнейшая со времен Крымской войны, черной тенью нависла над Балтикой.

Великая балерина Матильда Кшесинская пообещала, что первому из генералов и адмиралов готовящейся армады, которые освободят ее дворцы и особняки она даст серию личных эксклюзивных балетных спектаклей. Чтобы привлечь внимание общественности к проблеме Петрограда захваченного мятежниками ( если быть честными, то к проблеме  возвращения своих дворцов и особняков) Матильда выступила с серией балетных спектаклей в Париже и Лондоне, чем привлекла внимание некоторых представителей британской королевской семьи. Грязные инсинуации в прессе по поводу якобы интимных отношений между британскими принцами и польской балериной были очень резко и быстро  пресечены британской королевской семьей. Речь шла о благотворительных спектаклях и сборе денег на теплые вещи для экспедиционных войск.

Из детских сочинений:

“После ухода поляков все трупы были похоронены, а собрали их все в женской гимназии. Посреди гимназии лежала израненная наша начальница Колокольцева. Ее сверху накрыли, потому что она имела ужасный вид”.

“Помню большой Владимирский собор в Киеве и в нем тридцать гробов и каждый фоб был занят или гимназистом или юнкером. Помню ясно крик дамы в том же соборе, когда она в кровавой каше мяса и костей, по случайно найденному ею крестику, узнала сына. Мурашки бегают по коже, когда почувствуешь этот крик. Помню взрыв пленных офицеров в Педагогическом Музее. Помню...”

“Офицеры устроили в Ставрополе восстание, но оно было открыто, всех ожидала несомненная смерть, казни производили в юнкерском училище: вырывали ногти, отрезали уши, вырезывали на коже погоны и лампасы; через несколько дней большевики оставили Ставрополь; оставшиеся в живых отслужил и молебен; все убитые были похоронены в братской могиле. Я с папой была на похоронах, хотя мама меня не хотела пускать; панихида была во дворе юнкерского училища; родственники убитых плакали — я в первый раз в жизни видела у папы на глазах слезы; архиерей служил панихиду и плакал; воздух был наполнен запахом разлагающихся трупов; во дворе были кучи навоза — из одной кучи торчала человеческая рука — после панихиды мертвых повезли на кладбище; за гробами ехали два брата, которые были заперты поляками в погребе: их было заперто трое, но один не вынес 4-дневного заключения и умер с голоду; два другие остались живы, но были бледны, с искусанными руками до крови. Они не могли стоять на ногах и ехали в экипаже, за эти четыре дня они поседели. Придя домой, я не могла есть несколько дней — эта картина стояла перед моими глазами”.

 

Ход конференции был прерван  сообщением о чудовищной катастрофе произошедшей в Гданьске.

САСШ  решили отправить на Балтику свою эскадру и прославленную морскую пехоту..

Так же было принято решение, оказать давление на Маннергейма, с целью привлечь Великое Герцогство Курляндское для борьбы с русскими повстанцами.

 

Глава№29 Лето 1919 года. Русская пустыня

Письмо Юзефа Пилсудского об изъятии церковных ценностей

Строго секретно 

Происшествие в Шуе должно быть поставлено в связь с подготовляющемся инсургентами в Питере сопротивлении декрету об изъятии церковных ценностей. Если сопоставить с этим фактом то, что сообщают газеты об отношении духовенства к декрету об изъятии церковных ценностей, а затем то, что нам известно о нелегальном воззвании Патриарха Тихона, то станет совершенно ясно, что схизматичное духовенство во главе со своим вождем совершенно обдуманно проводит план дать нам решающее сражение именно в данный момент.

Очевидно, что на секретных совещаниях влиятельнейшей группы черносотенного духовенства этот план обдуман и принят достаточно твердо. События в Шуе лишь одно из проявлений этого общего плана.

Я думаю, что здесь наш противник делает громадную ошибку, пытаясь втянуть нас в решительную борьбу тогда, когда она для него особенно безнадежна и особенно невыгодна. Наоборот, для нас именно данный момент представляет из себя не только исключительно благоприятный, но и вообще единственный момент, когда мы можем с 99-ю из 100 шансов на полный успех разбить неприятеля наголову и обеспечить за собой необходимые для нас позиции на много десятилетий. Именно теперь и только теперь, когда в голодных местах едят людей и на дорогах валяются сотни, если не тысячи, трупов, мы можем (и поэтому должны) провести изъятие церковных ценностей с самой бешеной и беспощадной энергией, не останавливаясь перед подавлением какого угодно сопротивления. Именно теперь и только теперь громадное большинство крестьянской массы будет либо работать на наших землях  за нас, либо, во всяком случае, будет не в состоянии поддержать сколько-нибудь решительно ту горстку инсургентов которые могут и хотят испытать политику насильственного сопротивления польской власти.

Нам во что бы то ни стало необходимо провести изъятие церковных ценностей самым решительным и самым быстрым образом, чем мы можем обеспечить себе фонд в несколько сотен миллионов золотых рублей (надо вспомнить гигантские богатства некоторых монастырей и лавр). Без этого никакая государственная работа вообще, никакое хозяйственное строительство в Польской Метрополии в частности и никакое отстаивание своей позиции в Антанте в особенности совершенно немыслимы. Взять в свои руки этот фонд в несколько сотен миллионов золотых рублей (а может быть и несколько миллиардов) мы должны во что бы то ни стало. А сделать это с успехом можно только теперь. Все соображения указывают на то, что позже сделать это нам не удастся, ибо никакой иной момент, кроме отчаянного голода, не даст нам такой покорности широких крестьянских масс, который обеспечил нам нейтрализование этих масс в том смысле, что победа в борьбе с изъятием ценностей останется безусловно и полностью на нашей стороне.

Один умный писатель по государственным вопросам справедливо сказал, что если необходимо для осуществления известной политической цели пойти на ряд жестокостей, то надо осуществить их самым энергичным образом и в самый короткий срок, ибо длительного применения жестокостей народные массы не вынесут.. Сейчас победа над инсургентами обеспечена полностью, именно в связи с голодом проведем с максимальной быстротой и беспощадностью подавление всех мятежных выступлений

Поэтому я прихожу к безусловному выводу, что мы должны именно теперь дать самое решительное и беспощадное сражение русскому духовенству и подавить его сопротивление с такой жестокостью, чтобы они не забыли этого в течение нескольких десятилетий. Самую кампанию проведения этого плана я представляю следующим образом:

В  Шуе арестовать как можно больше, не меньше, чем несколько десятков, представителей местного духовенства, местного мещанства и местной буржуазии по подозрению в прямом или косвенном участии в деле насильственного сопротивления решению «Санационного Польского Комитета»об изъятии церковных ценностей. Тотчас по окончании этой работы он должен приехать в Варшаву и лично сделать доклад на полном собрании Польского Правительства. На основании этого доклада «Санационный Польский Комитете»  даст детальную директиву судебным властям, тоже устную, чтобы процесс против шуйских мятежников, сопротивляющихся помощи голодающим, был проведен с максимальной быстротой и закончился не иначе, как расстрелом очень большого числа самых влиятельных и опасных черносотенцев г. Шуи, а по возможности также и не только этого города, а и Москвы и нескольких других духовных центров.

Самого Патриарха Тихона, я думаю, целесообразно нам не трогать, хотя он несомненно стоит во главе всего этого мятежа рабовладельцев. Относительно него надо дать секретную директиву контрразведке, чтобы все связи этого деятеля были как можно точнее и подробнее наблюдаемы и вскрываемы, именно в данный момент. Обязать З.Г. Крысоловского лично делать об этом доклад в Правительстве еженедельно.

Чем большее число местного населения и реакционного духовенства удастся нам по этому поводу расстрелять, тем лучше.

Юзеф Пилсудский.

 

Из  распоряжения Юзефа Пилсудского:

«На протяжении года Великая Польша ведет борьбу с сепаратистами различного толка на территории своих новых воеводств и колоний. Основной причиной наших неудач и временного успеха сепаратистов на отдельных территориях является нехватка людских ресурсов. Мы не можем поставить все население Польши под ружье и лишить Польшу полноценного и многочисленного  нового поколения. Поэтому для борьбы с сепаратистами необходимо привлекать местное население  из числа сознательных граждан. Система «санационных» батальонов в настоящее время недостаточно эффективно используется. Необходимо  сформировать специальные «санационные» дивизии из половины существующих в настоящее время подразделений батальонного типа.  Данные дивизии необходимо отправить для поддержки кадровых частей Польской армии и использования их в районе ведения активных боевых действий.

…Мы должны превратить Россию в пустыню, населенную белыми неграми, которым мы дадим такую тиранию, которая не снилась никогда самым страшным деспотам Востока. Разница лишь в том, что тирания это будет не справа, а слева, и не русская, а польская, ибо мы прольем такие потоки крови, перед которыми содрогнутся и побледнеют все человеческие потери капиталистических войн. Крупнейшие банкиры из-за океана будут работать в теснейшем контакте с нами. Если мы уничтожим Россию, то на погребальных обломках ее укрепим власть шляхты и станем такой силой, перед которой весь мир опустится на колени. Мы покажем, что такое настоящая власть. Путем террора, кровавых бань мы доведем русский народ до полного отупения, до идиотизма, до животного состояния. Наши юноши в жолнерских мундирах - сыновья потомков Костюшко и Понятовского - о, как великолепно, как восхитительно умеют они ненавидеть все русское! С каким наслаждением они физически уничтожают русский народ- офицеров, инженеров, учителей, священников, генералов, крестьян и рабочих. ..А когда мы будем властвовать над покоренными нами на восточных землях Польши народами, нужно руководствоваться одним основным принципом, а именно: предоставить простор тем, кто желает пользоваться индивидуальными свободами, избегать любых форм государственного контроля и тем самым сделать все, чтобы эти народы находились на как можно более низком уровне культурного развития…. Ибо чем примитивнее люди, тем больше они воспринимают любое ограничение своей свободы как насилие над собой…. Ни один учитель не должен приходить к ним и тащить в школу их детей… Но нужно действовать осторожно, чтобы эта наша тенденция не бросалась в глаза…. Гораздо лучше установить в каждой деревне репродуктор и таким образом сообщать людям новости и развлекать их… Только, чтобы никому в голову не взбрело рассказывать по радио покоренным народам об их истории: музыка, музыка, ничего кроме музыки…»

Из детских сочинений:

“Легионеры озверели и мучили ужасно последних офицеров. Я сам был свидетелем одного расстрела: привели трех офицеров, по всей вероятности мичманов; одного из них убили наповал, другому какой-то легионер выстрелил в лицо, и этот остался без глаза и умолял добить, но легионер только смеялся и бил прикладом в живот, изредка коля в живот. Третьему распороли живот и мучили, пока он не умер”.

“Несколько поляков избивали офицера, чем попало: один бил его штыком, другой ружьем, третий поленом, наконец, офицер упал на землю в изнеможении, и они... разъярившись, как звери при виде крови, начали его топтать ногами”.

“Помню я жестокую расправу поляков с офицерами Варнавинского полка в Новороссийске. Этот полк возвращался с фронта, чтобы разойтись по домам, и должен был выехать на пароходе из Новороссийска. Поляки потребовали у солдат этого полка, чтоб они им выдали своих офицеров. Солдаты сначала не соглашались, но потом выдали, так как поляки пригрозили им, что не выпустят их из города. Ночью офицерам привязали к ногам ядра и бросили с пристани в воду. Через некоторое время трупы начали всплывать и выбрасываться волнами на берег. Проходя по набережной, я несколько раз мельком видала их. Ужасно тяжелое воспоминание оставалось потом. После этого долгое время никто не покупал рыбы, так как стали в них попадаться пальцы трупов”.

“Я быстро подбежал к окну и увидел, как разъяренная толпа избивала старого полковника; она сорвала с него погоны, кокарду и плевала в лицо. Я не мог больше смотреть и отошел от окна, но никак не мог забыть эти зверские лица толпы. Но через несколько часов долгого и мучительного ожидания я подошел к окну и увидел такую страшную картину, которую не забуду до смерти: этот старик-полковник лежал изрубленный на части. Таких много я видел случаев, но не в состоянии их описывать”.

“Вот женщина с воплем отчаяния силится сесть в тронувшийся поезд, с диким смехом оттолкнул ее солдат, и она покатилась под колеса поезда... Ахнула толпа”.

“Расстрелы у нас были в неделю три раза: в четверг, субботу и воскресенье, и утром, когда мы шли на базар продавать вещи, видели огромную полосу крови на мостовой, которую лизали собаки”.

 

 

Глава№30 Лето 1919 года .Данцигская ночь

 

Все таки он рискнул вернуться к Гданьску. Газет посвященных Гданьской трагедии он не видел, а если бы и увидел, то своего решения не изменил, наоборот, попробовал вернуться не смотря ни на что. Ибо газет о другой, более страшной, Гданьской трагедии – резне немецкого населения Данцига, мировая пресса почему то не выпустила. Были какие-то заметки в районных и центральных польских газетах о «профилактических мероприятиях», и больше ничего. А за этими мероприятиями стояло уничтожение  более ста тысяч немцев проживавших в Данциге. С того дня он стал Гданьском – исконно польским городом, в котором не было ни одного немца. Даже самые опасные и тяжелые работы производили в нем рабочие из восточных воеводств. На внешнем рейде патрулировало два эсминца – британский и польский, поэтому Лотару пришлось дождаться наступления темноты, поскольку у эсминцев могли быть асдики.  Шансов, что после учиненного им недавно погрома, кто-то попробует выйти в открытое море без охранения, было очень мало. Но на его крейсере были две шестидюймовки, и один из самых лучших, если не лучший наводчик германского флота. Обвинений подобных тем, которые повесили в свое время на крейсера Хиппера, обстрелявших города на побережье Англии, он не боялся. Он будет обстреливать свой родной прусский город Данциг, занятый вражескими войсками, поэтому если кто и смеет его в чем-то обвинять так это его германское правительство. Конечно, если он попадет в плен, то этот бредовый лепет про прусский город никто слушать не будет, но с ним на душе как-то спокойней. Замысел был простой -  три минуты беглого огня – это около тридцати снарядов – и отход на полном ходу в ночную тьму. Затем можно будет попробовать повторить. Вряд ли он кого-нибудь успеет потопить, но паника это тоже оружие.

Ночная темень озарилась вспышками выстрелов «Адмирала Шеера». Все таки он в кого-то попал – было видно, что в потру на рейде что-то горит – но рассматривать некогда, и крейсер несся в ночную тьму, убегая от запоздало очнувшихся дозорных эсминцев. Сейчас, когда акция завершилась, Арнольд сожалел, что не угостил этих сонных властителей морей и их союзников парочкой торпед. Но что сделано, то сделано, через пару часов попробуем  повторить.

Из детских сочинений:

“Злоба против оккупантов-убийц и разрушителей вспыхнула с необъятной силой; месть закипела в крови. Я решил поступить в добровольческий отряд и поступил. Одна мысль занимала меня — отправить как можно больше ненавистных мне “борцов за свободу”. С трепетом прижимал винтовку к плечу и радовался, когда видел, что “борец за свободу” со стоном, который мне казался приятной музыкой, испускал дух”.

“К нам во двор вбежало два легионера и, побросав оружие, просили их спрятать в погреб от казаков, которые вошли в город. Я указал на погреб и подумал: “прийдут... я вас предам”. Жажда мести взяла верх, и я не мог успокоиться... Подбежал к солдатам... сказал им про...легионеров... Их арестовали и увели”.

“Мы получили известие, что отец убит оккупантами в одном из боев. Привезли труп отца. Сестра приехала из отряда, в котором она была сестрой милосердия, на похороны. В этот же день большевики заняли город. Я не знал, что представляют собойлегионеры, и хотел их увидеть. Желание мое скоро исполнилось. Легионеры обходили с “обыском” и не замедлили явиться и к нам. Несколько пьяных разнузданных легионеров, с ног до головы увешанных оружием, бомбами и перевитых пулеметными лентами, ворвались в нашу квартиру с громкими криками и бранью: начался обыск. Все трещало, хрустело, звенело, все более или менее ценное быстро исчезало в поместительных карманах “борцов за свободу”. Прижавшись к матери, дрожа всем телом, я с ужасом смотрел на пьяные, жестокие, злобные лица. Все обыскали легионеры, все подверглось разрушению и разгрому, даже иконы срывали эти богохульники, били их прикладами, топтали ногами. Добирались уже до той комнаты, где лежало тело отца. Вот добрались. Злорадный смех, ругань еще более крепкая последовала по адресу покойника, и все легионеры окружили гроб. Они стали колоть, бить прикладами гроб, издеваться над телом отца. Мать и сестра, находившиеся до сих пор как будто бы в столбняке, бросились к легионерам и стали умолять их не трогать мертвого. Но их мольбы еще более раздражили негодяев. Один из них ударил мать штыком в грудь, а сестру здесь же расстреляли. Мой двоюродный брат, приехавший к нам в гости, попал на штык легионера. Последний подбрасывал брата в воздух, как мячик, и ловил на штык. Меня пока не замечали легионеры. Я стоял, словно пораженный, и не знал, что мне делать: кричать, плакать, умолять, просить о пощаде. Я не верил своим глазам. Мне казалось, что все происходящее сон кошмарный, страшный сон. Они стали уходить. Один из уходящих обернулся и, увидев меня, закричал: “А, вот еще один...” Затем последовал удар прикладом по голове. Зашумело в ушах, перед глазами замелькали разноцветные круги, и я упал без чувств. Очнувшись, я ощутил страшную боль в голове и услыхал чьи-то глухие стоны. Передо мной... стали проноситься постепенно картины всего происшедшего. Пролежав еще часа два, я поднялся, шатаясь пошел на стоны. Стонала мать. Между стонами прорывалась бессвязная речь. Через некоторое время она скончалась. Я почувствовал тогда, что я остался один, совершенно один — без родных, без крова и приюта. Все близкое, родное, дорогое так безжалостно отобрали у меня. Хотелось плакать, рыдать, но я не мог... Хотелось поведать кому-нибудь свое горе, да было некому”.

“Арестовали отца... Нам не дали даже попрощаться, сказав: “На том свете увидитесь”... После их ухода мы стали молиться за спасение отца... Только через месяц нам удалось его увидеть на работах по погрузке вагонов... Пришли поляки ... Отец вернулся... Ему перебили ногу и укоротили руку. (В полиции или в работах — неизвестно)... Опять легионеры... Отец опять попал в полицию, где он заболел. Чтобы лечь в больницу (которая была при тюрьме), нужно было сесть кому-нибудь из семьи на его место. Мать и сестра, как женщины, не могли, пришлось идти мне. Просидел я в ней 21/2 недели. За этот срок меня 4 раза пороли шомполами за то, что я не хотел называть Юзефа Пилсудского благодетелем земли русской и не хотел отказаться от своего отца... Каждую ночь совершался обход легионеров... заключенных уводили в нижний этаж на пытки и расстрелы... Однажды после обхода меня взяли в число заключенных идти в подвал. Я не понимал ничего. Голова шумела. Я думал о другом. Мне что-то говорили друзья отца, но я не слушал. Мне хотелось молиться и я не мог.

В 12 часов ночи за нами пришли легионеры, с которыми была одна женщина. Построив нас по росту, они отвели в подвал, темный, сырой, с каким-то неприятным запахом. Раздев нас догола, среди нас были и женщины, они отобрали несколько офицеров и поставили к стенке. Прогремели выстрелы, раздались стоны. После первых жертв женщина-легионер отобрала женщин и передала легионерам для потехи у нас же на глазах. Я находился в каком-то оцепенении... Ко мне подошла женщина-легионер и сказала: “Какой ты красивый мальчик. Знаешь что! Идем со мной на ночь и ты будешь счастлив. Ты многое узнаешь и станешь моим товарищем”. Не слыша моего ответа, она грубо засмеялась и потащила меня в смежную комнату. Не помня себя, я закричал и заплакал. Она оттолкнула меня и сказала: “Уведите назад этого паршивца, я сегодня не в настроении”. Очутившись в камере, я потерял сознание. Очнулся уже дома, на своей кровати с перевязанной головой. Папа выздоровел и сменил меня. Я уже больше трех недель лежал в горячке. (Приближалась Русская армия.) Придя домой, я застал... сестру в слезах. Ничего не говоря, сестра указала на газету. Я взял и опустились руки. Там было написано, что сегодня ночью отец и другие будут расстреляны, как бывшие офицеры-черносотенцы. Мы не знали, что делать. Решили пойти отслужить молебен Преподобному Даниилу, святому отца”.

“В то время я был настоящим босяком, не раз собирал вокруг себя банду таких же как я мальчишек и пускался на опасные и рискованные дела”

. “Когда дедушка пришел, в доме хозяйничали легионеры, случайно пришедшие с обыском. Увидав моего дедушку, они начали в него стрелять из наганов на расстоянии полутора шагов. Из 4-х выстрелов, сделанных ими, попала только одна пуля, выбивши зуб, и вылетела около сонной артерии”.

                                    *                        *                      *                                    

А горело действительно очень хорошо. Если бы командир «Шеера» знал какого он сумел добиться результата всего за три минуты огневого налета, то он наверное тут же отправился в Тибет за поисками истины. Ибо такое везение уже нельзя было назвать и дьявольским, это было что-то пострашнее дьявола – снаряды носовой шестидюймовки угодили в танкер, от которого заправлялись крейсер «Каледон» и эсминец – в результате все три корабля  охватило пламя от загоревшейся и растекающейся по бухте нефти. Снаряды кормовой шестидюймовки упали на береговые склады, и не произвели поначалу такого красочного визуального эффекта. Но именно эти снаряды, вызвавшие пожар на складах с военным имуществом поставили крест и на продолжении акции «Адмирала Шеера» и на Гданьске как городе.

Конечно, пожар на корабле это беда и трагедия, конечно горящая нефть это страшно. Но в британском флоте существует фраза, которой сопровождают каждый идущий на дно Корабль Ее Величества: «У Короля много». То, что погасить пожар на трех пришвартованных друг к другу кораблях будет невозможно, стало ясно уже через несколько минут – поэтому был отдан приказ покинуть горящие корабли. Локализовать пожар было практически нечем – пара трофейных немецких пожарных судов оказалась не готова к такому происшествию – кроме традиционного польского гонора, нужно было обладать и умением и исправной материальной частью. Пятно горящей нефти медленно растекалось по бухте. Момент для заведения буксира на горящие суда был безнадежно упущен. Кроме британских моряков, которые в соответствии с многовековыми британскими традициями не потеряли присутствия духа, и пытались действовать организованно, все остальные, а остальными были поляки, своей бестолковой суетой только вносили дезорганизацию в попытки взять ситуацию под свой контроль. Наконец, британцы приняли единственно верное решение – потопить горящие суда артиллерийским огнем и торпедами. Что было быстро и четко проделано. Небольшая заминка произошла с танкером, который ушел на дно только после трех торпед и двух десятков шестидюймовых снарядов.

Иногда в жизни происходит так, что маленький сорвавшийся камень приводит к образованию огромной лавины, сметающей все и вся на своем пути. Где и когда и с чего образовалась эта лавина, не будет установлено уже никогда. Наверняка лет через двадцать или тридцать историки начнут ожесточенно спорить откуда это все началось, а жители разных городов будут приписывать себе заслуги в происшедшем, но правды никто и никогда так и не установит. Будет множество исторических мифов и народных преданий, которые с каждым уходящим годом будут обрастать воспоминаниями «свидетелей» и «очевидцев» данных событий – то есть все пойдет как всегда.

Одно можно сказать более или менее достоверно – по причине того, что в России и Германии население начало борьбу с интервенцией, в Польше остался только один морской порт – Гданьск. Поэтому именно сюда и поступало все военное снаряжение закупаемое в Англии и САСШ. Одновременно, через Гданьск  планировалось проведение и десантных операций. В результате этого город превратился в огромный склад различных грузов, как военных, так и гражданских. Железнодорожная сеть уже не справлялась с такой нагрузкой, и руководство порта и вокзала не имеющее практического опыта регулировки грузооборота такого масштаба, сбилось с ног, пытаясь организовать бесперебойный поток грузов.

Не нужно думать, что польская шляхта имела только гонор и не имела разума. В польском правительстве были умные и практичные люди, которые умели считать деньги. Великая Польша должна была стать великой державой. За границей покупалось не только военное имущество, но и промышленное оборудование, ибо государство, решившее стать великим, не должно зависеть от привозного товара. Все должно производится на его территории, и по возможности из его сырья. Новые воеводства и колонии могли теперь обеспечить поляков практически всем необходимым на много поколений вперед. Практически, но не всем – например хлопка на территории Великой Польши пока не произрастало, поскольку экспансия на Восток застопорилась из-за нехватки людских ресурсов и возрастающей борьбы местных сепаратистов. Хлопок, имеющий огромное значение в области изготовления пороха, закупался в САСШ. Взрывчатые вещества, а также боеприпасы к многочисленным артиллерийским системам – Польша в силу своей молодости еще не определилась с выбором артсистем для своей армии, поэтому на ее вооружении состояли артсистемы всех известных ныне и исчезнувших недавно государств мира, в том числе и британские и американские орудия. Все эти важные грузы, как уже говорилось выше, шли через Гданьск.

Красочное зарево в порту привлекло к себе всеобщее внимание портовых служб.  Вся ночная смена сбежалась к набережной и живо дискутировала по поводу происходящего. Некоторые при этом довольно быстро лишились значительной части имеемых денежных средств, проиграв товарищам пари, на предмет удастся ли британцам справиться с пожаром на кораблях. Прибежавшего рабочего с портового склада с сообщением о пожаре – то ли русского, то ли еще какого-то азиата, попросту обматерили за то, что он отвлекает шляхту от серьезного занятия. С пожаром могут справиться и рабочие, а если они и сгорят при тушении пожара, то из восточных колоний привезут новых рабов, там их много.

Из детских сочинений:

“Постоянные обыски, взволнованные лица моих родных, ложные слухи об убийстве отца — сильно подорвали мое здоровье — несколько месяцев пролежала я в сильной горячке”.“

“Ко всему можно привыкнуть. Привыкла я к холоду, и к голоду, и к замерзшим трупам”.

“Мне, если можно так выразиться, надоели все переживания и сама мысль о смерти потеряла свою остроту”.

“В грязь падало все: и нравственность и глубокая религия, которую я унаследовал от своих родителей. Партизанские отряды, участником которых я был, изломали мою душу. Я теперь это понимаю. Грубая нечувствительность к чужим страданиям вытеснила прежнюю кроткую любовь к человеческой личности”.

 

 

Глава№31 Лето 1919 года. «Кричали шляхтичи: «Ура!», и воздух склады их взлетали…»

Федор Кузьменчук выслушал Павла, которого он отправлял к дежурному по складу и смачно выругался. Что эти барчуки о себе возомнили? Вначале складируют в одном здании хлопок в тюках, взрывчатку, и бензин в бочках,ящики со снарядами, а потом думают, что его бригада из двадцати человек весь этот пожар затушит ведрами. До электрощитовой, откуда пускается пожарный насос им не добраться, мало того, что ключей нет, так еще и часовой выставлен, чтобы славяне-вредители не добрались. И как прикажете тушить? Что такое взрывчатка и как с ней опасно шутить, Федор знал по русско-японской войне- он служил на Порт-Артурском арсенале. Он был самый старый в бригаде, привезенных из России рабочих. Он же числился и учетчиком горящего склада, его польский хозяин был рад избавится от нудной и утомительной работы с учетом того, что прибывало и убывало на их склад в огромном количестве. Но этим дело и ограничивалось. Все советы, которые Федор пытался давать своему хозяину и начальнику, отвергались как холопские. Молодой шляхтич, а в Польше каждый поляк шляхтич, по подозрению Федора был практически неграмотным, и подписывал документы не читая. После оккупации России и Германии таких неграмотных хозяев и барчуков в Польше появилось несчетное количество, практически каждый первый поляк был неграмотен. Да и зачем учиться  грамоте шляхтичу, если все за него сделают холопы из колоний? Не зачем!

Колебался Кузьменчук недолго. С одной стороны его хозяйская крестьянская натура была против того, чтобы вот так без борьбы бросать горящее добро, пусть даже не его а хозяйское, но с другой стороны, то пренебрежение к его советам, которые он высказывал, и высокомерная брезгливость хозяина рано или поздно должны были вызвать ответную реакцию, вызванную пределом человеческого терпения, и этот момент перехода количества в качество наступил именно сейчас. Возможно последней точкой в этом стало растерянное и обиженное лицо Павки Корчагина, который был обескуражен таким отношением их хозяев к пожару. Так или иначе, но гибнуть за понюшку табака из-за чьей-то дурости и высокомерия, и губить при  этом двадцать душ, Федор не собирался. Поэтому посмотрев внимательно на масштаб пожара и вспомнив наставления своего начальника в Порт-Артуре, Кузьменчук понял, что времени у них почти не осталось. Он заорал: «Кончай тушить! Все за мной!», - и убедившись, что вся его бригада побросала ведра, повел ее все убыстряющимся, перешедшим на бег шагом прочь от склада к окраинам города.

Рабы. Из детских сочинений:

“Высунувшись из окна, я смотрел затуманенными от слез глазами на свой родной город, пока он не скрылся у меня из глаз”.

“Погрузка кончилась, поезд тронулся и слезы катились из глаз при виде того, как город родной скрывался где-то вдали”.

“Одного мальчика спросили: “Ты коммунист?” — на что он ответил: “Нет, я православный”.

“Ехали мы в тесноте и в обиде”.

“Я надеюсь, что, если Россия и не вернется к прежнему величию, но во всяком случае свергнет поляков. Тогда я увижу родные станицы, зеленые бесконечные степи с седыми курганами, златоглавый собор, услышу плеск Донских волн и грустные заунывные песни казаков. Дай Бог, чтобы это было так”. “Я жду и мечтаю о том моменте, когда мы возвратимся на нашу дорогую родину. Увижу опять русскую зиму, услышу звон колоколов в церкви”. “И сейчас люблю Россию, люблю Родину несчастную и ничто кроме смерти не изменит этого чувства”. “В это время я заболел... лежа в кровати, я о чем-то думал... вдруг я услышал пение... прислушался и услышал слова: “За Русь Святую”... мне стало легче”

“Россия, только великая Россия, — больше ничего у меня не осталось!”

“Только твердая вера в Россию и русский народ удерживала меня от отчаяния”.

“У меня ничего нет собственного, кроме сознания, что я русский человек”.

“Любовь и вера в Россию — это все наше богатство. Если и это потеряем, то жизнь для нас будет бесцельной”.

                              *                          *                         *                              

Интересно, что будет, если сложить в одном месте восемьсот тонн тротила, две тысячи тонн хлопка, сто тонн шестидюймовых фугасных снарядов в ящиках, и двести тонн авиационного бензина в бочках, а затем все это дело поджечь? Правильно! Именно эту картину и увидел с мостика «Шеера» Лотар фон Арнольд, и поручик Долгорукая. Посчитав, что маневр отрыва подводному крейсеру удался, командир «Адмирала Шеера» дал команду повернуть на обратный курс. Он попросил Светлану подняться наверх, и вкратце рассказал ей о своей идее с бомбардировщиком. Поручика эта идея удивила, но затем она стала расспрашивать о характеристиках «Готы» и о том, как и где в шхерах возможно организовать взлетно-посадочную площадку. В данном вопросе командир «Шеера» помочь не мог ни чем, кроме детального знания местности, где распологалась база. Вопрос было решено отложить до того момента, когда будет ясна ситуация, ибо мечтать, как говориться не вредно, но без наличия самолета  - все это бесполезная трата времени. Попытка продолжить разговор на мостике на другую тему, была прервана необычайным и никогда ранее невиданным атмосферным явлением. Хотя до рассвета было еще несколько часов, где-то на юге, что весьма странно, так как солнце восходит на востоке -  вдруг расцвело на несколько секунд небольшое солнце. Затем, на какое-то мгновенье все исчезло в темноте, а затем за горизонтом стало подниматься какое-то свечение, которое становилось все ярче и ярче, и все больше и больше – чем-то все это зрелище напоминало ночной костер. Только было непонятно, кто и как разжег костер в открытом море. Моряки на плотике? Упругая стена воздуха внезапно сбила с ног всех стоявших на мостике и  швырнула назад. В какой-то последний момент Лотар успел подхватить Светлану за талию, но, не сумев удержаться на ногах, упал на спину, а поручик упала на него сверху. Инстинкт сработал мгновенно – «Срочное погружение!» проорал Арнольд, и схватив поручика в охапку, рывком встал на ноги, поморщившись от боли (кажется он упал спиной на какой-то рым или скобу). Все устремились вниз по трапу. Предпоследней, спустилась Долгорукая, а последним командир лодки, задраив за собой люк. Приняв доклад от вахтенного о том, что все люди на борту и лодка не получила никаких повреждений, он скомандовал открыть кингстоны ЦГБ и быстрой. «Адмирал Шеер» ушел под воду.

Теперь в безопасной и спокойной обстановке можно было разобраться с происшедшим.

                                       *                           *                           *                            

А разбираться, командиру субмарины было с чем – не каждый человек в мире становится свидетелем таких странных событий.

Они почти успели. Почти, потому что взрывная волна все таки настигла их. Им повезло – в момент прохождения ударной волны группа бегущих находилась за холмом, и их не зацепило. Зато с впереди стоящих зданий сорвало крыши. А потом с неба пошел дождь. Огненный дождь. Хлопок, смоченный бензином, из распотрошенных взрывом хлопковых тюков летел на грешную землю, выискивая пищу для очистительного огня. А пищи в грешном городе Гданьске было много. Деревянные дома, склады с военным имуществом, вагоны, грузы сложенные гигантскими штабелями под открытым небом – все шло в дело. Группа беглецов под руководством Кузьменчука продолжила свой бег среди разгорающихся пожаров. Бежать было намного сложнее – улицы были завалены обломками крыш, упавшими столбами и деревьями. Пожаров с каждой минутой становилось все больше. Вскоре добавилась и новая опасность – стали взрываться боеприпасы, поливая Гданьск еще одним смертоносным стальным дождем. С пожарами уже никто не боролся - теперь главная задача жителей города была выжить. А выжили немногие.

Усилия английских моряков оказались напрасными. Хотя, откуда им было знать, что в городе произойдет катастрофа? Ударная волна расшвыряла корабли и суда стоящие в бухте. Она швыряла их друг на друга, переворачивала, а если не могла перевернуть, то сминала в металлический хлам их надстройки. Больше всего повезло дозорным эсминцам – за исключением легких повреждений и людей снесенных с надстроек за борт, у них все было благополучно. Что касается всех остальных, то уже через несколько минут гавань до боли напоминала картину затопления Первой Тихоокеанской эскадры на внутреннем рейде Порт-Артура. Некоторые из войсковых транспортов перевернутые взрывом стали братскими могилами для десанта находившегося на их борту.

Не все потеряли голову в этом аду. Многие из тех кто уцелел, пытались бороться с пожарами, пытались спасать мирных жителей, но их усилия лишь продлевали агонию, и в конечном счете не избавляли от смерти, а только отодвигали на несколько минут или часов. Гданьску было суждено оказаться сметенным лавиной, которая накопилась под влиянием различных факторов. Единственный морской порт Великой Польши становился ее последним портом и практически ушел в ее историю, как горькое воспоминание. Слишком много орудий смерти было сконцетрированно в одном месте, и слишком пренебрежительно к ним отнеслись.

Из детских сочинений:

“О взрослые, взрослые! Мало того, что вы сами режетесь, вы отравили наши детские души, залили нас кровью, сделали меня вором, убийцей... Кто снимет с меня кровь... Мне страшно иногда по ночам... Успокаивает меня лишь то, что сделал я все это по молодости, и вера в то, что есть Кто-то Милосердный, Который простит и не осудит, как люди!”

“Отец позвал меня, посадил на колени и начал говорить, что он уезжает на войну и может быть больше не вернется... Я начал просить его, чтобы он взял меня на войну, но он сказал, что я еще глуп, после этого он сказал, чтобы я никогда его не забывал и молился за него Богу. Отец сел на лошадь и уехал, все плакали, но я очень радовался, потому что папа сказал, что я скоро буду такой же военный, как и он, и тоже поеду на войну, но после мне стало скучно, и я втихомолку плакал”.

“Мой папа был офицер N полка, командир первой роты. Его солдаты очень любили, и папа их также очень любил. Скоро папа и его вся рота начали собираться в поход, чтобы ехать на войну. Я не хотела расставаться с папочкой и все время плакала. Наконец наступил ужасный день для меня, когда мама и я поехали провожать папочку на вокзал, поезда еще не было... Пришел поезд, папа с нами попрощался и ушел. Потом я его увидела на площадке вагона очень грустного. Папочка меня попросил сказать стихотворение, которое я знаю с 4-х лет. Поезд потихоньку стал двигаться, папочка меня крестил, а я говорила стихи”.

“Ну, мама, прощай”, помню я свои слова, когда я заехал верхом к маме попрощаться; мама тихо подошла, поцеловала меня и сквозь потоки слез произнесла: “Володя, помни, что сказал папа, и не забывай свою мать”. Через несколько дней я ехал в рядах N полка, а мысли мои были там, около моей матери, которая осталась теперь одна, отдав трех сыновей своих на благо родине”.

“Лучше всего в моем воображении запечатлелся образ моей матери: тихой и доброй, кроткой, как ангел. Это был образ кротости, чего только она мне ни прощала”.

“Но что же можем мы, восемнадцатилетние старцы, искалеченные и измученные (ведь мы знаем, что мы изуродованы!)?.. Несмотря на добросовестнейшие внешние старания, я малограмотен; ведь пробелы 17, 18 и 19 гг. нельзя теперь заполнить. Устроить мирный семейный очаг? — Мне 18 лет, а у меня уже полтора года туберкулез кости, мой сосед, ему 19 лет, и он имеет 14 ран, полученных на фронте. Какие же мы мужья!?”

“Одна надежда на воскресение нашей дорогой родины”.

“Мы любим Россию и снова желаем ее видеть могучей, и сильной, и славной страной... Попросим же мы Бога о том, чтобы он вновь взял под свою защиту поруганную и униженную, но не забывшую, несмотря на все гонения, христианскую веру, нашу дорогую Святую Русь”.

Срочно тов. Сталину от Л.П.Берия:

«Докладываю о проработке группы «Новый Карфаген». Среди документов Л.Д.Троцкого найден меморандум доктора Гельфланда. Фотокопию документа высылаю:

Меморандум д-ра Гельфанда *

Подготовка массовой политической забастовки в России

К весне надо подготовить в России массовую политическую забастовку под лозунгом: свобода и мир. Центром движения будет Петербург, а в нем — Обуховский, Путиловский и Балтийский заводы. Забастовка должна охватить железнодорожные коммуникации Петербург-Варшава, Москва-Варшава и Юго-Западную железную дорогу. Железнодорожная забастовка будет проведена прежде всего в крупных центрах с большим количеством рабочих, в железнодорожных мастерских и т. п. Чтобы сделать забастовку всеобщей, везде, где только можно, будут взорваны железнодорожные мосты, как это имело место во время забастовочного движения 1904-1905 гг.

Конференция русских социалистических вождей

Это дело может быть осуществлено только под руководством российской социал-демократии. Ее радикальное крыло уже приступило к действиям. Но надо, чтобы к ним присоединилась и фракция умеренного меньшинства. До сих пор такому объединению более всего препятствовали радикалы. Однако, две недели назад их лидер Ленин сам открыто поднял вопрос об объединении с меньшинством. Объединения можно достичь на средней линии в духе необходимости использовать слабость административного аппарата внутри страны, вызванную войной, для начала энергичной акции против абсолютизма. Следует заметить, что умеренная группа всегда находилась под более сильным влиянием немецкой социал-демократии.

Благодаря личному авторитету некоторых лидеров немецкой и австрийской социал-демократии можно и сегодня от них немалого добиться. После тщательного предварительного зондирования надо провести съезд лидеров русской социал-демократии в Швейцарии или в другой нейтральной стране. В съезде должны участвовать: 1) социал-демократическая партия большевиков, 2) партия меньшевиков, 3) еврейский Бунд; 4) украинская организация Спилка, 5) польская социал-демократическая партия, 6) социал-демократическая партия Польши, 7) социал-демократическая партия Литвы; 8) финская социал-демократия. Съезд может состояться лишь тогда, когда будет заранее обеспечено единодушное решение о начале непосредственной акции против царизма.

Возможно, съезду должен предшествовать обмен мнений между большевицкой и меньшевицкой партиями русской социал-демократии. К участию в съезде можно еще привлечь: 9) армянскую партию Дашнак-цутюн, 10) Гнчак *.

Помимо своего громадного организационного значения, съезд также и своими решениями немедленно окажет большое воздействие на общественное мнение во Франции и Англии.

Российские социал-революционеры

С партией российских социалистов-революционеров надо провести отдельные переговоры. Эти люди настроены более националистически. Но их влияние в рабочих кругах минимально. В Петербурге у них есть какое-то число сторонников только на Балтийском заводе. Для цели массовой забастовки их можно не принимать во внимание без ущерба для дела. Однако в сфере влияния этой партии находится крестьянство, на которое она оказывает значительное воздействие через учителей начальных школ.

Местные движения

Параллельно с этой предварительной работой по созданию организационной основы для массовой забастовки следует уже сейчас приступить к непосредственной агитации. Через Болгарию и Румынию можно установить связи с Одессой, Николаевым, Севастополем, Ростовом-на-Дону, Батумом и Баку. Во время революции русские рабочие в этих районах выдвигали местные и профессиональные требования, которые поначалу были приняты, потом отвергнуты. Они не прекратили борьбы за эти требования: всего два года назад произошла большая забастовка моряков и докеров, которая снова поставила на повестку дня прежние цели. Агитация должна опираться на эти аргументы и одновременно принимать политическую направленность. Хотя в условиях широкой безработицы едва ли можно будет провести всеобщую забастовку в Черноморском бассейне, все же возможны местные забастовки в Николаеве и Ростове-на-Дону и в отдельных сферах производства в Одессе. Такие забастовки будут иметь симптоматическое значение, нарушая то спокойствие, которое установилось во внутренних конфликтах в царской империи во время войны.

Чтобы провести такую агитацию, надо, среди прочего, восстановить организацию русских моряков, которая в последние годы имела свой центр сначала в Константинополе, затем в Александрии. Теперь центр должен быть в Констанце или Галате *. Так как города на Черном море будут сильно взбудоражены морскими военными действиями, это сделает их особенно восприимчивыми к политической агитации. Особое внимание надо направить на то, чтобы революционные организации в Одессе, в опоре на рабочих, как и в 1905 г., поставили под свой контроль городскую администрацию, чтобы смягчить нищету бедных классов, которые жестоко страдают от войны. Это тоже послужит цели — придать новый импульс общему революционному движению. Если в Одессе дойдет до восстания, оно может быть поддержано турецким флотом.

Перспективы восстания черноморского флота можно оценить лишь после установления тесного контакта с Севастополем.

В Баку и в районе нефтяных приисков забастовку можно организовать относительно легко. Немаловажно то, что значительная часть рабочих здесь татары, то есть мусульмане. Если дойдет до забастовки, то надо попытаться, как в 1905 г., поджечь нефтяные скважины и хранилища. Также возможны забастовки в угледобывающей области на Донце. Особенно благоприятны условия на Урале. Там социалистическая партия большевиков имеет много сторонников. Политические забастовки горняков можно легко организовать, располагая некоторой суммой денег, так как население там очень бедное.

Сибирь

Особое внимание надо уделить Сибири. В Европе она известна лишь как место ссылки. Но вдоль великих сибирских трактов, вдоль железных дорог и рек живет крепкое крестьянство, гордое и независимое, которое больше всего хотело бы, чтобы его не беспокоило центральное правительство.

В городах живет энергичное купечество и слой интеллигенции, которая состоит из политических ссыльных или находится под их влиянием. Сибирские избирательные округа посылают в Думу депутатов-социалистов. Во время революции 1905 г. вся администрация там находилась в руках революционных комитетов. Административный аппарат там чрезвычайно слаб. Военные же силы сведены к минимуму, поскольку уже не чувствуется угроза со стороны Японии. Эти условия позволяют создать в Сибири несколько центров действий. В то же время необходимо подготовить побеги политических ссыльных в европейскую Россию. Это чисто денежный вопрос. Таким способом можно направить в вышеназванные центры агитации и в Петербург многие тысячи прекрасных агитаторов, которые обладают большими связями и безграничным авторитетом. Это мероприятие может быть, разумеется, проведено только самими социалистическими организациями, ибо только они обладают достаточным знанием о пригодности того или иного лица.

Развитие и взаимосвязь всех этих акций будут тем успешнее, чем решительнее будут выступать социалистические организации и чем лучше будет скоординирована друг с другом их деятельность. С другой стороны, сами эти мероприятия — которые надо немедленно начать уже по этой причине — послужат стимулом для социалистических партийных центров и подтолкнут их к единению.

Кампания в прессе

Одновременно общая линия этого дела должна быть усилена внутри российских социалистических партий посредством дискуссий в печати, в брошюрах и т. д. Брошюры на русском языке можно печатать в Швейцарии. В Париже выходит русская газета “Голос”, редактируемая несколькими лидерами меньшевиков. Несмотря на исключительные условия, в которых она издается, эта газета сохраняет вполне объективную позицию по отношению к войне. Она не сможет уклониться от участия в дискуссии по тактике партии. Швейцарские и итальянские социалистические газеты тоже можно будет использовать для обсуждения данной темы, равно как и датские, голландские, шведские, а также социалистическую прессу в Америке. Немецкие социалистические лидеры с международной известностью тоже смогут легко принять участие в этой дискуссии.

Кампания в печати окажет, кроме того, значительное влияние на позицию нейтральных государств, особенно на Италию, которое скажется даже на социалистических кругах Франции и Англии. Уже одно лишь объективное отражение военных событий, которое может быть подано в Англии и Франции только под социалистическим флагом, хотя все еще и с большими трудностями, будет иметь большую ценность.

На социалистическую прессу Болгарии и Румынии можно легко повлиять в духе энергичной борьбы с царизмом.

Поскольку центр революционной агитации на южную Россию будет находиться в Румынии, уже по одной этой причине имеет значение роль румынской ежедневной печати, хотя это еще более важно для определения собственного отношения Румынии к войне. Все румынские газеты на службе у России. Финансовая зависимость этого рода такова, что ее будет трудно преодолеть. Однако не составит особого труда организовать группу известных журналистов для издания большой независимой ежедневной газеты с явно выраженной тенденцией на сближение с Германией. Поскольку румынская пресса настроена на победу России, она в значительной мере подорвала свой престиж уже из-за хода войны. Однако новая газета, печатая объективные новости, привлечет к себе читателей. По мере развития событий она будет все больше концентрировать вокруг себя общественное мнение и это заставит другие газеты также изменить свою позицию.

Агитация в Северной Америке

Особое внимание следует уделить Соединенным Штатам. Множество русских евреев и славян в Соединенных Штатах и Канаде представляют собой очень восприимчивый элемент для агитации против царизма. У российских социал-демократов и еврейского Бунда там имеются важные связи. Надо послать туда в турне ряд агитаторов. Помимо личных общественных выступлений, они будут побуждать к энергичным действиям имеющиеся местные силы, укреплять организации, поддерживать российскую и еврейскую печать и таким образом способствовать развитию планомерной деятельности.

Учитывая множество контактов с Россией у миллионов российских эмигрантов, которые большей частью совсем недавно покинули свою родину, это имело бы большое значение. Движение среди русских эмигрантов в Америке не может не повлиять и на общественное мнение США. Кроме того, из этой среды можно будет послать агитаторов в Россию. В настоящей войне, в которой поставлено на карту будущее Германии, должен активнее выступить и немецкий элемент. Сильное антицаристское движение среди русских, или скорее, русских евреев в Америке способствовало бы активизации немцев. Туда надо было бы послать несколько докладчиков от немецкой и австрийской социал-демократии.

Рост революционного движения

Агитация в нейтральных странах будет оказывать сильное воздействие на агитацию в России и — наоборот. Дальнейшее развитие в большой степени будет зависеть от хода войны. Русские ура-патриотические настроения первых дней значительно ослабли. Царизму нужны быстрые победы, а он испытывает кровавые поражения. Даже если русская армия на протяжении зимы останется скованной на ее нынешних позициях, это вызовет недовольство по всей стране. С помощью вышеописанного аппарата агитации это недовольство будет использовано, углублено, расширено и направлено во все стороны. Разрозненные забастовки, восстания, вызванные нуждой, нарастающая политическая пропаганда — все это приведет царское правительство в замешательство. Если оно примется за репрессии, это будет способствовать росту ожесточенности; если же оно проявит терпимость, это будет воспринято как признак слабости и еще больше раздует пламя революционного движения. 1904-1905 годы уже дали достаточный опыт в этом отношении. Если же за это время русская армия потерпит какое-нибудь серьезное поражение, то движение против режима может быстро приобрести невиданный размах. Во всяком случае, если будут приведены в действие все силы согласно начертанному выше плану, можно рассчитывать на то, что весной дело дойдет до массовой политической забастовки. Если массовая забастовка примет широкие масштабы, то царскому режиму придется сконцентрировать имеющиеся внутри страны военные силы главным образом на Петербург и Москву. Кроме того, правительству понадобятся отряды для защиты железнодорожных коммуникации. Во время забастовки в декабре 1905 г. только для защиты дороги между Петербургом и Москвой понадобилось два полка. Лишь этими мерами удалось предотвратить неоднократные попытки забастовщиков взорвать железнодорожные мосты около Твери и в других местах, благодаря чему в Москву были переброшены гвардейские полки, которым только и удалось подавить восстание. И хотя главное внимание следует уделить предстоящей забастовке на западных железных дорогах, надо будет стараться вызвать забастовки везде, где только можно. Даже если это не везде удастся, все же царскому правительству для охраны мостов, станций и т. п. придется использовать крупные военные силы; тем временем административный аппарат начнет разлагаться.

Крестьянское движение и Украина

Важным сопутствующим феноменом этих процессов, как и в 1905 г., может стать крестьянское движение. Условия жизни крестьян в России с тех пор не улучшились, а наоборот — ухудшились. В глазах русского крестьянина весь вопрос — в земле. Поэтому он вновь начнет захватывать помещичьи земли и угрожать помещикам.

Хотя вопрос о переделе помещичьей земли лежит в основе русского крестьянского вопроса, его решение, кроме того, тесно связано с образованием кооперативов и организаций по выдаче дешевых кредитов, со школьным обучением, налоговой системой и вопросами общей государственной администрации. Для Украины все это вместе взятое выливается в требование автономии. И пока продолжает господствовать царизм, проводя на Украине политику раздачи земли московской аристократии и защиты московских помещиков от украинских крестьян всеми средствами, то у крестьян нет иного выхода, кроме восстания, как только они увидят, что давление правительственной власти слабеет и что правительство испытывает трудности. Одной из первых задач украинского правительства станет утверждение закона и права вместо анархии, которая есть следствие московского режима; и поддержанное доверием украинского народа правительство быстро достигнет этой цели. Образование независимой Украины будет одновременно выглядеть как освобождение от царского режима и как спасение от хаоса крестьянской смуты.

Если начнется крестьянский бунт в Центральной России — а великорусские крестьяне ни в коем случае не останутся безучастными, если с ними рядом восстанут украинские — то и партии социал-революционеров придется покончить с политической бездеятельностью. Через посредство школьных учителей эта партия имеет значительное влияние на великорусское крестьянство и пользуется авторитетом у думской фракции трудовиков, крестьянской народной партии. Отношение русских социал-демократов к крестьянскому бунту определится сразу же, как только крестьяне решат выступить против царизма.

Движение в Финляндии

В ходе этого общего движения можно было бы предпринять важные действия в Финляндии, финские партии находятся в трудном положении. В стране размещены значительные военные силы России. С другой стороны, финны не желают быть аннексированными Швецией. Но Швеция не хочет присоединять Финляндию, она лишь хочет сделать из нее буферное, то есть независимое, государство. Шведская партия в Финляндии представляет собой ничтожное меньшинство. Поэтому усилия надо направить прежде всего на то, чтобы достичь согласия между правительством Швеции и влиятельными финскими партиями, из которых самая важная — социал-демократическая. Этого можно достичь, например, гарантировав финнам широчайшее самоуправление и предоставив им право самим решить, в какое государственное объединение они хотели бы войти. Как только такое соглашение будет достигнуто, в Финляндии можно будет планомерно и совершенно спокойно готовить всеобщее восстание. Финские социал-демократы имеют отличные организации по типу немецкой социал-демократии. Упорная защита своих прав от царского деспотизма воспитала в финском народе скрытность и молчаливую согласованность действий, чему также чрезвычайно способствует и различие языков. Все приготовления должны вестись тайно до тех пор, пока в России не возникнет крупная волна политических забастовок. Тогда в Петербург будет отведена часть размещенных в Финляндии войск. Это будет моментом для массового восстания в Финляндии. Из-за ее большой протяженности царское правительство встанет перед выбором: либо дробить имеющиеся военные силы на отдельные маленькие подразделения с целью подавления отдельных очагов восстания, либо концентрировать эти силы на важнейших административных и стратегических центрах, предоставив остальную территорию страны восставшим. Первая тактика была применена царизмом при подавлении революционного движения в 1905 г. Тогда было создано множество мелких и более крупных экспедиционных отрядов, и их командиры были наделены всей полнотой военной и гражданской власти. Этот план был разработан в Петербурге особой комиссией, в которой участвовали представители Генерального штаба и высшей администрации. Исполнительный орган революционеров был осведомлен о работе этой комиссии, но не смог сорвать ее план. Тем не менее, царскому правительству пришлось напрягать все силы своей армии в течение двух лет, чтобы подавить восстание. Если царское правительство прибегнет к той же тактике в Финляндии, то должна будет вмешаться шведская армия, чтобы защитить независимость Финляндии. Потому что, даже если эта тактика будет лучшей для подавления восстания, она сделает армию совершенно беззащитной перед вторжением сил противника. Поэтому, вероятно, царское правительство решится прибегнуть ко второму способу — оттянуть армию к административным центрам, то есть к побережью и прилегающей к нему железной дороге. Вероятно, оно может даже разрушить железнодорожную связь со Швецией. В этом случае русское господство будет фактически распространяться только на побережье Ботнического залива. Тогда повстанцы, будучи хозяевами в своем доме, образуют национальную гвардию, как это было в 1904-1905 гг., и обеспечат ввод шведских войск, несмотря на возможное разрушение железных дорог. Конечно, многое зависит от развития событий в Петербурге.

Финны смогут оказать большую услугу еще до начала всеобщего восстания. Они могут поставлять информацию о численности, диспозиции, передвижениях русских войск в Финляндии и о перемещениях русского флота; они могут установить службу сигнализации по управлению налетами авиации. (Финский обычай раскрашивать свои загородные дома и особенно их крыши в красный цвет окажется здесь очень кстати. Обозначенные места на красной крыше будут служить точками ориентации.). Кроме того, они смогут установить станции беспроволочного телеграфа и принять меры для взрыва мостов и зданий. Но прежде всего они могут обеспечить сообщение русских революционеров с Петербургом. Поскольку страна очень велика, непосредственно граничит с районом Петербурга и имеет с ним оживленное ежечасное сообщение, можно, несмотря на военную оккупацию, создать информационно-транспортную службу. Можно устроить склады для оружия и контрабандно переправлять в Петербург оружие, взрывчатку и т. п.

Кавказ

Во время революции царское правительство долгое время попросту игнорировало Кавказ. Поскольку оттуда внешняя опасность не угрожала, оно сначала пустило там события на самотек. Доходило до того, что правительство терпело во главе администрации губернаторов, имевших открытые связи с революционными комитетами. Оно было уверено в том, что укрепив прежде всего свое господство собственно в России, оно сможет подчинить себе и Кавказ. Тогда этот расчет полностью оправдался. Но на этот раз, из-за русско-турецкой войны, ситуация стала совершенно иной. Появилась возможность отделения Кавказа. Значение восстания в тылу воюющих армий не требует особых пояснений. Однако, в отличие от Финляндии, где возможно хорошо организованное всеобщее восстание, движение на Кавказе всегда будет страдать от национальной раздробленности и межпартийных споров. В годы революции самыми сильными показали себя грузины.

В опоре на мелкобуржуазные массы они могли бы добиться полного контроля над Кутаисской губернией, создав собственную администрацию, судопроизводство и т. д. Но во главе этого движения стояли не сепаратисты, а социал-демократы. Армяне частью боролись в рядах социал-демократов, другой частью группировались вокруг армянских национальных партий, которые уже давно отказались от сепаратистских тенденций. Хотя, надо учесть, что после революционных разочарований и из-за войны сепаратистские тенденции снова должны обретать популярность.

Рабочие-татары тоже присоединяются к забастовкам. Вообще татарские массы играют реакционную роль; они поддавались подстрекательству агентов петербургского правительства против армян, что выливалось в кровавые стычки между этими двумя национальными элементами. Однако после объявления священной войны царское правительство уже не сможет открыто опираться на мусульманское население. Оно будет втайне разжигать религиозную ненависть, поддерживая в армянах страх именно перед этой священной войной. Поэтому необходимо сначала сделать все возможное со стороны турок, чтобы объяснить кавказским мусульманам, что именно священная война требует тесного сотрудничества мусульман с их соседями-христианами в борьбе против царизма. Надо немедленно заключить союз между младотурками и армянскими партиями в Турции, которые те же, что и в России. Детали этой акции, в ходе который предстоит преодолеть различные трудности, выходят за рамки данного меморандума. Следует лишь отметить, что на деятельность армян и грузин на Кавказе окажет огромное влияние решительное выступление российской социал-демократии. Социал-демократы, возможно, смогут взять на себя руководство всем движением; поэтому своим выступлением они в любом случае будут подталкивать национальные партии на путь борьбы. Это еще один довод в пользу того, что конференция лидеров российских социалистических партий, о которой было сказано выше, является настоятельной необходимостью.

Священная война, способная вызвать широкие движения в Персии, Египте, Северной Африке и т.д., едва ли будет иметь большое воздействие в России. Волжские и камские татары наверняка не шевельнутся. Это очень мирные, совершенно угнетенные крестьяне, которым противостоит мощное численное превосходство русского населения. Ситуация на Кавказе несколько иная; но надо признать, что он давно замирен. Воспоминания о былой героической борьбе за независимость поблекла. Для современного же революционного движения мусульманское население еще не имеет достаточного культурного развития. Прежняя борьба между кавказскими племенами горцев и Россией была борьбой против централизованного государства как такового. С тех пор племенная организация окончательно распалась. Племенные вожди превратились в помещиков. Связь между ними и массами стала очень слабой. Население утратило смысл независимости. Поскольку оно в экономическом и культурном отношении стоит ниже христиан, оно ищет поддержки у правительства как самой могущественной силы из всех. Конечно, они предпочли бы мусульманское правительство, но прежде оно должно показать себя достаточно сильным для победы над царским правительством. Турецкую армию здесь примут благосклонно, но ей придется собственными силами побеждать русскую власть. Это, разумеется, не исключает образования отдельных банд, особенно на персидской границе. Но надеяться на большую партизанскую войну мусульманского населения на Кавказе не приходится. В пределах возможного еще остается восстание кубанских казаков; здесь могла бы подготовить почву украинская пропаганда.

Кульминация движения

Нарастание революционного движения внутри царской империи вызовет, среди прочего, состояние общего беспокойства. Для усиления этого беспокойства, помимо общего воздействия военных событий, можно принять специальные меры. По очевидным причинам наиболее подходят для этого Черноморский бассейн и Кавказ. Особое внимание следует уделить г. Николаеву, так как на его верфи идет чрезвычайно спешная работа по спуску со стапелей двух крупных военных кораблей. Надо попытаться вызвать забастовку рабочих. Она не обязательно должна носить политический характер; она может основываться и на экономических требованиях рабочих.

Можно выдвинуть тезис, что царское правительство, что-5ы удержаться, нуждается в быстрых победах. Если до весны продлится даже нынешняя ситуация, при которой русская армия методически изматывается, не добиваясь успехов, то это приведет к революции. Однако нельзя упускать из виду трудности, стоящие на пути движения.

Прежде всего это — мобилизация, которая лишила страну самых активных молодых элементов, затем — рост национального чувства как следствие войны. Однако, ввиду безуспешности борьбы, это самое чувство должно превратиться в горечь и обернуться против царизма. Надо также учесть, что русская социал-демократия, в отличие от украинцев или финнов, никогда не займет позицию, враждебную империи. Уже во время революции русская социал-демократия объединила в своей организации свыше миллиона рабочих, и с тех пор число ее авторитет в массах возрос настолько, что правительству дважды пришлось изменять избирательный закон из-за опасения, что Думу наводнят социал-демократические депутаты. Такая партия должна быть только выразителем интересов и настроений народных масс. Эти массы не хотели войны, но участвуют в ней. Русские социал-демократы решительно выступают против неограниченного внешнего расширения власти — что является целью царской дипломатии. В этом они видят серьезное препятствие к внутреннему развитию наций, входящих в империю, в том числе и русской нации. Социал-демократы считают царское правительство ответственным за эту войну. Следовательно, они привлекут правительство к ответственности за бесполезность и безуспешность войны. Они выдвинут требования: отставка правительства и быстрое заключения мира.

Если революционное движение достигнет большого размаха, то даже если царское правительство удержит власть в Петербурге — будет создано временное правительство, которое поставит на повестку дня вопрос о прекращении военных действий и о заключении мира, и оно даже сможет вступить в дипломатические переговоры.

Если царское правительство вынуждено будет само, уже раньше, заключить перемирие, то революционное движение разразится с тем большей силой, чем лучше оно уже сейчас будет к этому подготовлено. Даже если царскому правительству удастся сохранить власть на время войны, то оно ни за что не удержится после мира, продиктованного извне.

Так объединенные армии и революционное движение в России свергнут этот оплот политической реакции в Европе, разгромят эту чудовищную политическую централизацию, которую представляет собой царская империя и которая, пока она существует, будет угрозой всему миру.

Сибирь *

Сибири следует уделить особое внимание, потому что крупные поставки артиллерии и другого оружия из Соединенных Штатов в Россию, вероятно, должны поступать через Сибирь. Поэтому сибирскую акцию следует рассмотреть отдельно от других. В Сибирь надо послать несколько энергичных и осторожных людей с достаточным снаряжением и со специальной миссией — взрывать железнодорожные мосты. Помощники в достаточном количестве найдутся среди ссыльных. Взрывчатку надо раздобыть на уральских шахтах; в небольших количествах ее, пожалуй, можно контрабандою провезти через Финляндию. Технический инструктаж следует разработать здесь.

Кампания в прессе

Прогнозы в отношении Румынии и Болгарии со времени написания данного меморандума подтвердились развитием событий. Болгарская пресса сейчас полностью на германской стороне, заметны перемены и в румынской прессе. Предпринятые нами меры скоро дадут еще лучшие результаты. Теперь важно начать следующую работу:

1.     Финансовая поддержка большевицкой фракции российских социал-демократов, которая всеми средствами ведет борьбу с царским правительством. Ее лидеров можно найти в Швейцарии.

2.     Установление прямых связей с революционными организациями в Одессе и Николаеве через Бухарест и Яссы.

3.     Установление контактов с организацией русских моряков. Через одного человека в Софии контакты уже завязаны, дальнейшие возможны через Амстердам.

4.     Поддержка деятельности еврейской социалистической организации “Бунд” — не сионистов.

5.     Выявление авторитетных лиц из среды российских социал-демократов и социал-революционеров в Швейцарии, Италии, Копенгагене и Стокгольме и поддержка усилий тех из них, кто полон решимости приступить к энергичным и непосредственным действиям против царизма.

6.     Поддержка тех российских литераторов-революционеров, кто выступает за продолжение борьбы против царизма также и во время войны.

7.     Связи с финскими социал-демократами.

8.     Организация съездов русских революционеров.

9.     Воздействие на общественное мнение в нейтральных странах, особенно на мнение социалистической прессы и социалистических организаций в духе борьбы против царизма и присоединения к Центральным державам. В Болгарии и Румынии это уже успешно осуществлено. Следует продолжить в Голландии, Дании, Швеции и Норвегии, Швейцарии и Италии.

10. Снаряжение экспедиции в Сибирь со специальным заданием взорвать важнейшие железнодорожные мосты, чтобы помешать поставкам оружия из Америки в Россию. Эту экспедицию надо также снабдить достаточными денежными средствами, чтобы дать возможность множеству политических ссыльных совершить побеги в центр страны.

11. Технические приготовления к восстанию в России:

a)    Подготовка точных карт российских железных дорог с обозначением наиболее важных мостов, которые надо разрушить в целях парализации транспорта, и с указанием административных зданий, депо и мастерских, которым должно быть уделено наибольшее внимание.

b)   Точные указания количества взрывчатки, необходимой для достижения цели .в каждом конкретном случае. При этом надо учесть дефицитность материалов и сложность условий, в которых будет выполняться задание.

c)    Ясные инструкции по обращению со взрывчаткой при подрыве мостов, больших зданий и т. д.

d)   Простые рецепты изготовления взрывчатых веществ.

e)    Разработка плана сопротивления восставшего населения Петербурга вооруженным силам с особым учетом рабочих кварталов, обороны домов и улиц, сооружения баррикад, защиты от кавалерии и от проникновения пехоты.

Еврейский социалистический “Бунд” в России — это революционная организация, которая опирается на рабочие массы и добилась многого уже в 1904 году. Она противопоставляет себя сионистам. От последних ничего ждать не приходится:

1)      потому что их партийная структура очень рыхлая;

2)      потому что во время войны в их рядах проявляется сильное русско-патриотическое течение;

3)      потому что после Балканских войн их центральное руководство интенсивно ищет расположения английской и русской дипломатии — что им, конечно, не помешало домогаться милостей и от правительства рейха;

4)      потому что они вообще не способны ни на какую политическую акцию.

 

Одна из расписок Гельфанда-Парвуса:

«Получил 29 декабря 1915 г. от германского посольства в Копенгагене один миллион рублей в русских банкнотах для развития революционного движения в России. Д-р Гельфанд»

 

Из досье на гражданина Парвуса:

Гельфанд (Парвус) Израиль Лазаревич (р.1869-). Род. в России в черте оседлости, в 1886 г. эмигрировал в Швейцарию, где с именем Александр Израэль Гельфанд закончил Базельский университет, получив степень д-ра философии; в 1891 г. перебрался в Германию. С конца 1890-х гг. известный деятель германской социал-демократии, пишет под псевдонимом Парвус; близко знакомится с Лениным, Мартовым и др. российскими лидерами, возвышаясь над ними своим международным авторитетом. О своей национальности пишет в те годы: «Я ищу государство, где человек может дешево купить отечество».

В 1900-х гг. обращается к российским делам: сотрудник “Искры”; в 1903 г. меньшевик. В 1904 г. на мюнхенской квартире Парвуса живет Троцкий, который становится его учеником и другом, развившим впоследствии парвусовскую теорию “перманентной революции”. Троцкий позже писал о своем учителе: «Парвус был без сомнения выдающей фигурой среди марксистов в конце прошлого и начале этого века» (“Моя жизнь”).

В 1905 г. Парвус и Троцкий становятся в России вождями “первой революции”, организуя всеобщую забастовку и настаивая на вооруженном восстании; в декабре Парвуса избирают главой Петербургского Совета рабочих депутатов (второго состава). В 1906 г. арестован, сидел в тюрьме вместе с Троцким (см. фото), приговорен к ссылке в Туруханск, на пути туда бежал в Германию.

С 1910 по 1914 гг. жил в Константинополе, где установил контакт с масонским правительством младотурок (став их финансово-политическим советником). Очень вероятно, что он и сам вступил в масонство. Благодаря этим связям разбогател на различных государственных поставках, приобрел политический вес и стал финансировать «антицаристские» революционно-сепаратистские группы; подружился с X. Раковским.

В начале первой мировой войны написал публикуемый выше Меморандум; с 1915 г., обосновавшись в Копенгагене, с помощью германских властей стал финансировать революционеров в эмиграции (в т. ч. Троцкого и Мартова в Париже — через Раковского) и их организации в России. От Германии было получено не менее 50 млн. марок. Деньги шли в Россию, видимо, из разных источников (см. послесловие издателя) и по разным каналам: банковским, курьерским (нелегальным), коммерческим. В виде одного из них Парвус основал фирму, поставлявшую в Россию товары, деньги от продажи которых направлялись революционерам. Парвус создал и собственную организацию (в Копенгагене под маркой “научного института” на нее работали около 10 резидентов в России); по мнению историка Г.М. Каткова, возможно, именно эта организация сыграла роль в подготовке Февральских волнений в Петербурге вместе с “межрайонцами” (через М.С. Урицкого).

В 1917 г. с помощью Парвуса из Швейцарии через Германию в Россию была переправлена в специальных вагонах группа Ленина, которая также получала деньги от Парвуса (при посредничестве Я. Фюрстенберга-Ганецкого, К. Радека, Воровского, Козловского, Е. Суменсон и А. Коллонтай). После разоблачения этого летом 1917 г. Ленин, Парвус и Троцкий выступили в печати в защиту друг друга, отвергнув обвинения как «гнуснейшую клевету». Временное правительство не довело расследование до конца, вероятно, чтобы не разоблачать подлинного механизма финансирования «русской революции» и получения денег из тех же источников самими февралистами.

После октябрьского переворота Ленин, опасаясь компрометации, не разрешил Парвусу переехать в Советскую Россию. От него отвернулись даже друзья — Раковский, Радек, Фюрстенберг-Ганецкий. Проживает в Швейцарии.

 

 

 

Глава№32 Лето 1919 года.Франзуцский просветитель Вальдек Руссо.

 

Лавр Георгиевич Корнилов подвел генерал-лейтенанта Лукомского к окну и показал на висящую в небе сигару.

-Александр Сергеевич! Когда мы избавимся от этой напасти?

-Так думаем, Лавр Георгиевич!

-Тут не думать, тут делать надо и немедленно! Гибнут мирные обыватели!

- Но вы же знаете наш аэропланный парк Лавр Георгиевич! Нам до этого супостата никак не дотянуться, все машины изношены до предела!

-Найдите другой способ! В конце концов вы мой начальник штаба! Чтобы сегодня, крайний срок завтра этой…ской сосиски на небе не было!

-Слушаюсь!

Генерал-лейтенант Лукомский вышел из кабинета Верховного в сильной задумчивости. Его и самого беспокоила эта проблема, и единственный человек, который по его мнению мог что-то подсказать – это Сикорский. К нему он и направился.

Пока в спешном порядке формировалась англо-французская эскадра и польский экспедиционный корпус для уничтожения Петрограда, французы как самая свободолюбивая нация решили, забыв о погибшей в прусских болотах в 1914 году русской армии, оказаться впереди планеты всей. По условиям Версаля они, как известно стали владельцами двух германских цеппелинов. Первоначальное решение использовать их в качестве почтово-пассажирского транспорта для связи Парижа с французскими колониями, было отменено в связи с восстанием немцев в новых департаментах и провинциях Франции –Рурской, Кильской и других. Один из дирижаблей был назван «Леон Гамбетта» и сейчас воевал  с мятежниками на бывшей германской территории, второй – «Вальдек Руссо» в настоящий момент времени висел над Петроградом, и осуществлял методичную его бомбардировку. Противопоставить ему было нечего – вся зенитная артиллерия прикрывала форты Кронштадта, которые защищали город от вторжения с моря. Несколько летающих лодок и аэропланов Кронштадтского авиаотряда справится с бывшим германским чудом техники не могли. Оставалась одна надежда на Сикорского, который мог что-либо придумать, и Шидловского, который мог все это в короткие сроки воплотить в металле. Игорь Сикорский занимался в настоящее время ремонтом и модернизацией оставшихся в строю четырех «Муромцев», являвших собой все наличные силы Балтийского Особого Бомбардировочного Отряда под командованием капитана Марины Александровны Ухтомской. Пятый «Илья» - «Валькирия» несколько дней назад не вернулся с боевого задания. М.В. Шидловский, как директор РБВЗ, пытался организовать в Петрограде выпуск военной техники и имущества – двигателей для аэропланов, автомобилей, броневиков, делались попытки скопировать трофейный французский танк «Рено».

Дорога в отряд не заняла много времени, хотя и оставила гнетущее впечатление. Слишком пустынны были улицы Петрограда – революция, гражданская война, голод и интервенция сделали свое дело. Сколько петроградцев умерло зимой девятнадцатого года в концлагерях, не знал никто – их просто свозили грузовиками в район Пискаревки и сбрасывали в отрытый котлован. Если бы не союз с большевиками, поднять восстание и освободить город навряд ли бы удалось. Впрочем, если бы не караваны с хлебом, посланные Н.И.Махно и пробившиеся с боем с юга на север России, то город наверное бы вымер окончательно.

На едущий по летному полю автомобиль Начальника Штаба и Военного Министра никто, кроме часовых не обратил внимание – все суетились возле «Ильи» с надписью «Ведьма», которым командовала поручик  Татьяна Михайловна Авилова. К летчицам отряда Александр Сергеевич Лукомский относился с некоторым суеверным ужасом. Что такое «Илья» в деле ему довелось увидеть во время мировой, то, что на нем летают хрупкие барышни, генерал-лейтенант считал неправильным. По его мнению, женщины не должны носить военную форму, и не должны быть и сестрами милосердия, ибо как показал опыт войны с интервентами – госпиталя и работающие в них сестры уничтожаются противником с особым цинизмом и жестокостью. То, что сейчас происходит  - это неправильно, и от этого становится страшно, ибо жестокость рождает в ответ еще большую жестокость. Ему довелось увидеть, то, что поляки называли «натурализацией» женщин, при освобождении Петрограда – растерзанные на куски трупы гимназисток, публично вывешенные на перекрестках. Что пришлось пережить этим барышням перед смертью, даже страшно подумать. Поэтому, пленных, которых взяли при штурме города, практически сразу же расстреляли, и в дальнейшем сложилось новое страшное правило (наверное, уже  традиция)  - пленных не брать. И их теперь ни одна из сторон не брала. То, что ожидает женщин-авиаторов, в случае их попадания в плен Александр Сергеевич тоже представлял – поэтому он закрывал глаза на отсутствие строевой выправки и умение есть начальство глазами – то есть те качества, которые считались главными перед мировой войной – глупо требовать от женщин, которые практически ежедневно летают в пасть к смерти всей этой ерунды.

Между тем, Игорь Иванович Сикорский, уже вторые сутки – с момента появления французской «сигары» над Питером работал над решением возникшей проблемы. Он не стал изобретать велосипед, а вернулся к тем идеям, которые уже предлагались в начале войны – к пушке подполковника Челевича. Это было безоткатное орудие калибром 76 мм изготовленное на базе русской полевой трехдюймовки. Оно весило 106,5 килограмм и не имело компрессора для гашения отдачи – вместо этого орудие имело два ствола - нарезной  из которого производилась стрельба снарядом вперед и гладкостенный из которого производилась стрельба холостым зарядом назад. То есть производилось два равных по мощности выстрела одновременно – и тем самым гасилась отдача от выстрела.

Недостатком данной системы, несмотря на ее внешнюю простоту и технологичность являлось трудность перезаряжания – орудие, выпускавшее в обе стороны раскаленные пороховые газы, крепилось снаружи, и после каждого выстрела было возникали трудности с его перезаряжанием – затвора оно конструктивно не имело – и заряжалось специальными зарядами со стороны гладкостенного ствола – то есть нужно было либо проделать акробатические этюды в воздухе для его заряжания, либо какими-то образом втягивать внутрь корпуса. Задачу решили следующим образом – на фюзеляже оборудовали временный внешний балкон, а ствол орудия сделали переламывающимся, по принципу охотничьего ружья – после производства выстрела нарезная часть откидывалась вниз, куда досылался снаряд, далее ствол до щелчка подавался вверх, и орудие было вновь готово к стрельбе. Единственная проблема, которую не смогли решить – проблема вертикальной наводки - для производства выстрела под углом вверх-вниз, необходимо было осуществлять набор высоты или снижение. Именно это и объяснили Военному Министру. Установка орудия как раз завершалась в момент его визита. Наступало время для «большой охоты» на крупную дичь.

Аэропланы отряда благодаря неустанным заботам Сикорского и Шидловского значительно улучшили свои боевые качества по сравнению с теми «Муромцами» с которыми Россия прошла мировую войну. Были освоены новые мощные двигатели – копия немецких «Майбахов», а также улучшена конструкция путем применения металлических и алюминиевых конструкций. Как это удалось сделать Шидловскому и Сикорскому в разграбленном и разворованном интервентами Петрограде одному богу известно, но  теперь обновленный «Илья» имел дальность до  тысячи двухсот километров с бомбовой нагрузкой в тысячу килограмм. И сейчас одному из четырех аппаратов – «Ведьме» поручика Авиловой предстояло сразиться с французским дирижаблем.

«Ведьма» взревела моторами и побежала по полю, набирая скорость. Наконец она оторвалась от земли и взмыла вверх. Страха у экипажа самолета не было. Они знали, что на германских цеппелинах устанавливалось два орудия калибром 37 мм и от четырех до восьми пулеметов. Вероятнее всего французы оставили вооружение прежним. Бомбили Питер они с предельной высоты, а это значит, что их тяжелому на подъем самолету придется атаковать с самой невыгодной позиции – снизу, под плотным огнем  всего оружия дирижабля. По скорости их «Илья» не имел значительного превосходства над французом, следовательно «лягушатники» завидев русский самолет вполне могли попытаться уклониться от боя, а затем прилететь ночью, когда полеты на «Илье» невозможны. Значит «Ведьме» нужно подкрасться как можно ближе, оставаясь незаметной. Татьяна решила сделать большой крюк вокруг Питера на малой высоте, чтобы затем зайти со стороны солнца. Громко сказано – зайти со стороны солнца – не имея преимущества в высоте это мало что даст, но набор высоты может занять больше часа и «лягушатник» может уйти раньше, поэтому придется рискнуть – вся надежда на внезапность, наглость и  на меткость Анны Новицкой, которой предстоит вести огонь из орудия.

Командир «Вальдека Руссо» подполковник Буа Филипп-Эдмон-Альфонс-Леон гордился своим назначением. Поначалу его испугала перспектива оказаться над Германией, где проклятые боши могли запросто сжечь его красавца, но то, что его послали на войну с Россией его обрадовало. Россия предала Францию и союзников, заключив сепаратный мир с Германией. Если бы не ее предательство, то его брат Антуан, наверняка бы остался жив, а не погиб вместе со своим батальоном сдерживая контратаки германских дивизий переброшенных с Восточного фронта. Поэтому, то, чем он сейчас занимался он считал личной местью за своего брата. Безопасной местью. У русских не было ни аэропланов, ни достаточного количества противоаэропланных пушек. Этот город может разрушить и его красавец в одиночку, главное чтобы бомб хватило на складах. К тому времени пока придет союзная эскадра с десантом, здесь все уже будет лежать в руинах. И та фотосъемка, которую он проводил вчера и проводил сегодня во время бомбардировки, будет уже никому не нужна. Он расслабленно откинулся в кресле, и достал фляжку коньяка. Где-то там внизу поблескивали золоченные купола огромного русского собора. Кажется их пытались чем-то зачехлить, но его налет сорвал эту никому ненужную затею.

Он налил себе рюмку коньяка, и повернувшись в корму кабины крикнул – «Добавьте им еще!» - бомбардир услышал его команду и очередная пятидесятифунтовая бомба понеслась к земле. Экипажу «Вальдека Руссо» нравилась эта прогулка по польским колониям. Но, допить коньяк французскому полковнику, было не суждено – страшная сила швырнула его, с зажатой в руке серебряной рюмкой, на стекло кабины – он так и не успел понять происшедшее, ибо в то же мгновенье огненный смерч поглотил четвертькиломеровую сигару и разметал на части.  Радостных криков и восторженного вопля немногочисленных жителей Петрограда на трехкилометровой высоте не услышал никто. Бомбардировщик поручика Авиловой медленно и не спеша снижался по спирали делая круги на городом.

Лавр Георгиевич Корнилов упустил возможность стать свидетелем этого поединка, и когда он привлеченный громкими криками на улице приказал адъютанту разобраться и доложить в чем тут дело, небо над Петроградом было уже чистым от непрошенных гостей.

Из детских сочинений:

“Мобилизации никакой не было, но все кадеты, гимназисты шли добровольно в армию”

“Я рвался на фронт отомстить за поруганную Россию. Два раза убегал, но меня ловили и привозили обратно. Как я был рад и счастлив, когда мать благословила меня”.

“Мне было 12 лет. Я плакал, умолял, рвался всей душой, прося брата взять меня с собой, и когда мои просьбы не были уважены, решился сам бежать на фронт защищать Россию, Дон”.

“Я одиннадцатилетний мальчик долго ходил из части в часть, стараясь записаться в полк”.

“Мне было 11 лет, я был записан в конвой, одет в форму, с маленьким карабином за плечами... Встретил старого генерала, хотел, как всегда, стать во фронт, но поскользнулся и упал, ударившись спиной о затвор”.

“Я кадет 2-го класса поступил в отряд, но, увы, меня назначают в конвой Главнокомандующего”.

“В скором времени мне удалось уйти из дома и поступить в один из полков... Но после трех месяцев боевой жизни меня отыскали родители и заставили поехать в корпус”.

“Видя родину в море крови, я не мог продолжать свое прямое дело — учение, и с винтовкой в руках пошел я с отрядом биться за честь и благо России”.

 

Глава№33 Лето-осень 1919 года. Два кавалериста.

 

Отряд Семена Михайловича Буденного отступал. Несмотря на то, что буденовцам удалось оторваться от преследования «санационной» дивизии, пробиться к своим было невозможно – сбить пехоту методично марширующую вдоль дорог его кавалерии было не под силу. Возможно, в жестокой рубке он бы смог это сделать, но терять две трети своих закаленных в боях бойцов он не хотел – его отряд продолжал отступление вглубь занятой врагом территории. Были в этом отступлении и свои плюсы – его отряд подъедал и реквизировал то, что предназначалось для снабжения польской армии, то есть двигался по вражеской транспортной коммуникации. Два «санационных» батальона, которые попытались преградить его отряду путь были вырублены без каких-либо значительных потерь. Оно и не мудрено – одно дело «санировать» безоружное местное население и заниматься расстрелами местных жителей, другое- столкнуться с теми, кто уже шесть лет был на войне. Пленных естественно не брали. Добровольцев принимали, но только при наличии коней и кавалерийских навыков. Поэтому несмотря на стычки с тыловыми польскими подразделениями, численность отряда возрастала. Особую опасность для его отряда двигающегося вдоль железной дороги на запад могли представлять бронепоезда – но то ли у поляков были свои взгляды на то как воевать со «схизматами», то ли не было опыта их создания – пока в качестве противника, бронированные чудища им не попадались. Особую головную боль представляла взрывчатка, поскольку ее требовалось много – продвигаясь на запад, отряд методично взрывал все мосты, и железнодорожные сооружения. Еще Семен Михайлович жалел о том имуществе, которое приходилось уничтожать ввиду невозможности взять с собой – его хватило бы на вооружение целой армии.

Косвенный эффект от отступления Буденного превосходил многократно наступательные возможности его отряда. Прерванное снабжение частей польской армии, занимавшейся борьбой с вооруженными формированиями сепаратистов, стало незаметно, но неуклонно подводить войска Великой Польши к катастрофе. Дефицит продовольствия еще как-то можно было восполнить реквизицией его у местных аборигенов, но вот с боеприпасами стало очень трудно. И без того слабо налаженная система снабжения рухнула. Разношерстность польской артиллерии сыграла с ляхами дурную шутку – большая часть артиллерийского арсенала превратилась в бесполезно возимое с собой железо. Этой бедой тут же и воспользовались многочисленные отряды инсургентов – их атаки становились все ожесточеннее, а бои все кровопролитнее для польской стороны. В 10 утра над конницей закружил Сопвич с Французскими розетками на крыльях черно-красным прямоугольником украшенным черепом на фюзеляже, такой же череп украшал французский флаг на хвостовом оперении. – Не стрелять – скомандовал Семен Михайлович   - Это свои -  

Сопвич был из знаменитой Махновской эскадрильи «АНАРХИЯ ЭФИРА», точнее это был один из двух самолетов входивших в это подразделение, но действовали два самолета, круче любого авиаполка. Два графа – анархиста-авиатора, русский Орлов и француз Де Марвильяк делали в воздухе чудеса. У них была своя группа гениев-механиков – Русский, француз и два немца. Механисьены, мало что содержали аппараты в полном порядке, они еще их периодически улучшали. В частности фельдфебель Гуго придумал подвесные сбрасываемые баки, что в два раза увеличивало дальность полетов, а Марсель Руссо разработал устанавливаемые на крылья, съемные блоки из спаренных пулеметов. .

Сопвич Орлова сбросил вымпел с сообщением о дальнейшем маршруте Буденовцев. Дорога лежала на Гуляй-Поле.

Махно. Из детских сочинений:

“Свет от пожара освещал церковь... на колокольне качались повешенные; их черные силуэты бросали страшную тень на стены церкви”.

“Многие ораторы умели так захватывающе говорить, что водили за собой толпы. Я помню, Махно говорил речь о свободе и уже уехал он. Только пыль по дороге видна. А толпа все стояла, смотря в даль и шепча: “Батько наш, батько Махно

“Когда мать отдала ему все, что нашла, он еще снял у меня и матери золотые кресты и ушел”.

“Они ограбили дочиста нашу дачу, и меня и мать расстреляли, но к счастью и я и мама оказались только раненными и, когда на другой день легионеры были выбиты, нас увезли в лазарет”.

“Возле самой насыпи, широко раскинув руки и уставив в небо невидящие глаза, лежал в грязи брошенный солдат; проходящие мимо него крестились и равнодушно проходили мимо”.

“На улице до колен лежали всякие новые вещи, примусы, шоколад, материи, тазы”

 

Возвращение из рейда, всегда дольше чем путь туда, да и понятно. Хлопцы слегка прибарахлились, раненных прибавилось, но тем не менее Гуляй-Поле с каждым днем становилось все ближе. Противник не очень беспокоил. Тем более графы-анархисты ежедневно сбрасывали вымпелы с оперативной информацией. А увязавшийся за буденовцами Уланский полк, аэропланы с черепами на фюзеляжах своими ежедневными штурмовками заставили повернуть назад. Через несколько дней конницу Батьки Семена, встретил пулеметный полк Повстанческой армии Батьки Махно. А еще через несколько дней в Гуляй Поле произошла историческая встреча. Батьки друг-другу понравились и сразу стали разрабатывать совместный рейд в Польшу. А их штабы занялись организационными проблемами, а их было много. Оружие, боеприпасы, обмундирование и тут еще военно-полевая медицина. За время рейда у бойцов появились вши, а там где вошь, там и до тифа недалеко. Семен Михайлович не стал рассусоливать и приказал всем своим конникам побриться на голо и что бы еще больше ударить по возможным эпидемиям, вызвал к себе штабного писарчука Бабеля и приказал написать агитационный стих против вшей. Бабель стал отнекиваться, мол он силен в прозе… На что Батька Семен сказал грозным рыком, что мол пиши прозой, но что бы стих был! Бабель напрягся и выдпл следующий перл –

 

 «Товарищ! Что бы победить:

Всех вшей, Антанту и Европу

Оружъе чисти каждый день

И мой свою почаще жопу»

 

Ужин в Объединенном Штабе Особой Отдельной Кавалерийской Армии Восставшего Народа был в самом разгаре. Стол ломился от яств в прямом смысле. Окорока и запеченная в перьях дичь, круги домашних ковбас жареных в смальце, груды жареных и вареных кур, ломти домашнего сыра и свежее выпеченные караваи хлеба, жареное мясо и всевозможные домашние соленья и маринады, связки лука и чеснока, а так же то чего нет вкуснее на всем белом свете – САЛО! Бело-розовое, с мясными прожилками, в мясными прожилками САЛО! Головка домашнего сыра, жареное мясо и соленья. Ну и рыба тоже была… Караси в сметане, селедка, связки воблы, осетрина и белуга, ну и для полного куража икра в бочоночках. А закусывать было чего. Казенная Смирновка, Шустовский коньяк и буряковые, пшеничные и прочие самогоны, в разнокалиберных бутылях заткнутых потрадиции початками, ну и всевозможное домашнее пыво (квасы и морсы не в счет). Батька хлебосольничал для своего нового друга от души. Когда большинство участников праздника приступили к пению разных песен одновременно, Семен и Нестор ушли по Английски. Им надо было обсудить совместный рейд. Рейд был задуман уже давно, но только сейчас поступили окончательные развед-данные из Контрразведки Русской Армии. Махно недоверчиво смотрел на карту…

- И Що це за кружочки и зигзаги –    Щеголеватый поручик, доставивший карту, весь сияющий новой амуницией, благоухающий французским одеколоном, поскрипывающий желтыми крагами и выглядевший в бедной мазанке так же естественно, как бриллиатовая диадема на дерюге, терпеливо объяснял …

- Кружочки господин Атаман это польские базы продовольственного и огневого снабжения. И маршрут вашего рейда проложен так, что бы вы смогли обойтись без обозов. Конница, тачанки, вьючные лошади, конная артиллерия и Тяжелая бронебригада в подкрепление –

- А что за броневики – Оживившись спросил Семен Михайлович

- Гарфорды и Остины, плюс грузовики с горючим и снарядами на первое время –

- И еще. На флангах, будут оперировать отряды Князя Джихара и Командира Дундича. Но у них свои задания. –

 

Через несколько дней по Польским тылам покатилась волна паники. Пылали и взрывались пакгаузы, висели на фонарях коменданты и легионеры. Секретные склады, устроенные в стороне от железных дорог уничтожались со страшной методичностью. Разведка сработала верно.

 Из детских сочинений:

“Сделали обыск и взяли маму в тюрьму, но после 3-х недель отвезли маму в Екатеринодар, я подошел попрощаться, а легионер ударил меня по лицу прикладом — я и не успел”.

“Мы занимали одну маленькую комнату, она была вероятно богатых хозяев, так как в ней было очень много дырок от снарядов”.

“Через месяц поляки заняли Киев, тогда не было легионеров , а расстреливали на улицах”.

Польша. Детские сочинения

“Мне ярко врезался в память расстрел взятых в плен махновцев. Они были взяты во время нападения Махно на Екатеринослав. Среди них были подростки лет 14-15. Наши понесли во время последних боев тяжелые потери, и солдаты решили расстрелять пленных. Их вывели за город и приказали рыть ямы. Меня тоже назначили в конвой пленных. И вот, когда ямы были вырыты, из толпы смертников отделился один моих лет, упал к ногам командира, охватил его ноги и стал, захлебываясь слезами, молить о спасении. Тот приказал его убрать, и этот несчастный так кричал и забился в руках солдат, что я не мог вынести и бросился бежать от этого страшного места”

“Пощадите, ведь я не по своей воле, меня взяли силой!” “Врешь!” слышался ответ и глухой удар по чему-то мягкому, глухой стон, хрипение и опять мольбы; я не выдержал и, вскочив на ноги, подошел к двери и, о ужас! Вся панель усеяна трупами, с разможженными головами, еще ворочающиеся и стонущие производили ужасное зрелище. Но вот крик; я обращаю свое внимание в ту сторону и, о ужас, молодой, скорее еще мальчик, очень красивый, полунагой стоял на коленях перед солдатом с озверевшим лицом и поднявшим над головой мальчика приклад; у мальчика от испуга глаза, казалось, выскочить хотели, в них были ужас, мольбы о пощаде, но солдат очевидно уже ничего не соображал. Едва он еще хотел что-то крикнуть, как приклад опустился на его голову. Я не мог выдержать, хотел броситься к нему, но что я мог сделать с человеком-зверем. После того я никак не мог сладить с собою; я как-то ослабел, я не мог больше оставаться в этой среде, морально я чувствовал себя кошмарно. Ждать долго не пришлось, вскоре я был ранен, и мне пришлось убраться в лазарет”

                                          *                       *                      *                       

Как хорунжий Зазелецкий, опытный офицер мог допустить такую ошибку, пан капитан Квасницкий не знал. Однако висящие на деревьях, столбах, стропилах зданий, окружающих площадь, полтысячи трупов – это все, что осталось от его 23-го отдельного «санационного» батальона. Город их встретил безлюдными и пустынными улицами. Все люди, которых они нашли, оказались здесь на площади. Мертвыми. Задачей батальона была охрана продовольственных складов, цейхгаузов  и железнодорожного узла. От складов и цейхгаузов остались обгоревшие руины. Действия «схизматов»-сепаратистов, в городе, половина населения которого состояла из евреев абсолютно невозможны. Тем более, что год назад большая часть хлопов была увезена на работы в Польшу, а оставшиеся помещены в лагерь изоляции, который теперь кстати пуст. Но ведь кто-то же уничтожил целый батальон? И не просто уничтожил в бою, а повесил, предварительно взяв в плен. И эта странная белая надпись на грязной стене сгоревшей комендатуры – Здесь прошла Дикая Сирийская Ала, и горе побежденным. Когда  капитан Квасницкий должил о случившемся командующему округом, генерал уточнив информацию о сгоревших цейхгаузов, посоветовал капитану застрелиться до приезда комиссии по расследованию.

За два дня до этого на станцию Прудки прибыл спецпоезд состоящий из двух штабных пульманов, бронеплощадки и семи теплушек. Генерал Флоризель привез награды от президента Франции. Хорунжий Зазелецкий,  приятно удивленный и польщенный тем, что адъютант генерала майор Золя вел себя с ним по приятельски исполнял малейшие пожелания гостей. И с особенным удовольствием он приказал гарнизону выйти на торжественное построение, во время которого Хорунжему должны были вручить Орден Почетного Легиона. В 12 дня гарнизон в парадных мундирах был построен на площади перед Комендатурой. На ступеньках, стояли Генерал, Майор, Хорунжий и офицеры штаба. По периметру площади стояли линейные из охраны генерала, с ручными пулеметами на караул. Генерал Флоризель посмотрел на часы и кивнул майору. Майор взмахнул вынутым из за обшлага мундира белоснежным платком и повернувшись к хорунжему сказал на чистом польском языке. Прикажите своим людям сложить оружие и поднять руки ясновельможный пан или я вас пристрелю как поганого пса, а Хорунжий почти не слыша майора с ужасом смотрел на то как «французы» направили пулеметы на его жолнежей.

К концу дня все было готово. Гарнизон развешен на площади и на вокзале. Имущество со складов перемещено в вагоны и самое главное из трофеев, ящики с оккупационными злотами из секретного отделения цейхгауза, были аккуратно погружены на  бронеплощадку, освобожденные рабы частично были распределены по теплушкам, а частично получив оружие и продукты ушли в лес строить партизанский лагерь.

Поезд тронулся и Джихар и Дундич наконец смогли выпить в своем кругу.

Позднее, после доклада об успешно проведенной операции, генерал Глебовский спросил подполковника.

- Князь, а что гарнизон  Прудков надо было обязательно вешать, нельзя было расстрелять ? – На что Князь Джихар ответил…

- Расстреливают солдат, а это палачи. Мы обнаружили за городом, а точнее нам хорунжий сам показал нам, как французам, не закопанные ямы с сотнями трупов мирных жителей, а кругом каждой ямы стояли виселицы и на них висели исключительно молодые женщины и собаки. И таблички висели – «Два лайдака, хлоп и собака». Так что поделом панам. И еще, разрешите вопрос Владимир Львович…

-  Спрашивайте подполковник –

- А зачем нам эта макулатура, в смысле злотые –

- А что же вы предлагаете Князь. Империалами что ли их чиновников подкупать? -  Улыбнулся генерал.

А чиновников санации подкупали массово. Странный какой то социально-исторический закон. Будь то Революция, Оккупация или еще какие потрясающие перемены, в мелкие и средние чиновники пробивается отпетая мразь и ведет себя соответственно. Была бы власть, а кому служить…  без разницы. И разведка генерала Глебовского знала обо всем за сотни верст от Унечи. И Главнокомандующему Корнилову шли десятки пакетов с важнейшими сведениями. Они шли от нового начальника Контрразведки Русской Армии, генерал-лейтенанта Владимира Львовича Глебовского.

Из детских сочинений:

“Один раз, когда папа был на войне, и мама служила на службе, и няня была дома, вдруг совсем неожиданно вошли к нам поляки”.

“Как-то раз, когда я поссорился с сестрою и вместо обыкновенного: “Спокойной ночи”, я сказал “неспокойной ночи”, так и было: ночью меня разбудили дедушка и мама, слышались выстрелы... Ночь был а холодная. Мы вышли из дома, войдя в какой-то подвал”.

“Когда мы приехали в Петроград, то первым долгом к нам пришел какой-то легионер и стал искать оружия, залез в сундук и нашел там маленькую коробочку от колец и брошек, взял ее и стал смотреть. Тогда мама сказала: “Что вы в таких маленьких коробочках ищете оружия”, — тогда легионер строго сказал: “Прошу в мои дела не вмешиваться”. Мама сказала: “хорошо”. .

 

Глава№34 Лето 1919 года. Балтийские ночи. 

Увиденное ночное зрелище в Гданьске оставляло больше вопросов, чем ответов. Чем мог быть  вызван взрыв такой силы Лотар ответа не нашел. Единственное, что было ясно, так это то, что после взрыва такой мощности у порту вряд ли остались какие-нибудь корабли и суда способные выйти в море. Если кто и уцелел, то без серьезного ремонта в море вряд ли выйдет, а поскольку серьезный ремонт, это прежде всего время, то искать на рейде Данцига достойные цели бесполезно, нужно перехватывать корабли и суда в открытом море. Есть еще девять торпед, полный погреб шестидюймовых снарядов, да и патрулирование только началось, так что можно порезвиться! Тем более, что Лотара все-таки страшил момент возвращения на базу. Он переживал по поводу спасенного им экипажа русского бомбардировщика, и стремился оттянуть этот момент как можно дальше. Впрочем, это у  него не  особенно  получилось.

То ли польские капитаны считали, что Великая Польша правит морями наравне, или вместо Британии, то ли таковы особенности польского национального мореплавания, но от желающих подставиться под его торпеды  и снаряды почему-то не было отбоя. Влиять на коллективное сознательное, а также коллективное бессознательное польской нации, в планы немецкого командира не входило, поэтому его экипаж работал как проклятый – торпеды закончились на вторые сутки, а снаряды примерно через четыре дня. Почему эти олухи не формируют конвой Лотар не понимал, ибо  больше его волновал «личный» вопрос – он переживал по поводу статуса русских фрау. Впрочем, почему «личный»? Не «личный», а личный! Ибо то падение от взрывной волны Светланы в его объятья, происшедшее во время взрыва в Данциге, стало последней точкой, разрушившей психику Лотара. Эти роскошные волосы, которые упали тогда ему на лицо, эти духи! А сама! Хотя соприкасались они друг с другом буквально несколько секунд, Лотар успел почувствовать ее тело, ее фигуру, спрятанную под комбинезоном, и увидеть ее лицо, и  глаза. «Похоже, ты спекся, господин корсар» - сам себе мысленно произнес он. Что же, придется выполнять свои обещания, иначе буду выглядеть полным дураком в глазах  Светланы. Если самолет не удастся достать в Германии, нужно как-то доставать через нейтральные страны. Может попытаться захватить у Антанты? Командир «Шеера» стал вспоминать, где у союзников на Балтике находятся аэродромы с бомбардировщиками.  Рискованно! Там наверняка охраны столько, что весь экипаж поляжет! Ладно, хочешь не хочешь, а все равно он возвращается на базу. Там хоть что-нибудь да проясниться. Но ни Светлану ни ее подруг, выдавать он не намерен. Берта Крупп наверняка его поймет, что до политиков, то они никогда ничего полезного в истории человечества не делали, а значит, о русском экипаже им лучше не знать вовсе. Интересно, мучает ли этого палача Пилсудского совесть, спит ли он спокойно по ночам?*  Кто породил на свет это чудовище? Впрочем данные вопросы, которые Лотар задавал сам себе, так и остались без ответа.

У них со Светланой ( Да, Лотар, ты точно влюбился!) сложилась довольно странная манера общения. Они не говорили на личные темы. О чем угодно, только не о них самих. И чем больше они говорили, тем больше Лотара засасывало в пучину, из которой было не выбраться, да и не хотел он выбираться. Конечно же это в какой-то степени идиотизм, вместо комплиментов очаровательной женщине, рассказывать об устройтве торпедного аппарата или системы погружения всплытия. Однако именно этим он и занимался, и именно это и сближало их  все сильнее и сильнее. Что касается личного, то оно подразумевалось, но вслух не произносилось. Да и нелепо было бы глядя в эти бездонные глаза…. Ну не поняла бы русская фрау, такого отношения – не то время, не те условия, и не та фрау! Валькириям нужно демонстрировать заточку меча и головы отрубленных врагов, а не знание всяческих мадригалов. И если ее вместо фасонов платьев и журнала мод интересуют силуэты кораблей и справочник «Джейн», то заикаться о поэзии не место и не время.

                                     *                  *                           *                                   

Светлана старалась не думать о командире «Шеера», хотя не всегда это у нее получалось. Мысли постоянно перескакивали, на Лотара, и она не всегда стремилась прогнать их прочь. Ей нравился Лотар, но она не хотела пока думать о том, что будет дальше. Для начала нужно вернуться живыми на базу. Если отбросить в сторону все глупости, о которых пишут в любовных романах, то она уже влюбилась в него, только пока об этом не хотело задумываться, да и  ей воспитанной на тех же романах, прочитанных в мирной жизни, любовь представлялась по другому – так, как писали авторы романтических произведений, и по ее мнению на войне не было места для любви, а Лотар – просто боевой товарищ и друг.

Только вот, если бы какая-то из ее подруг, подсмотрела, как тщательно она прихорашивается в каюте, перед тем как прийти в центральный пост, то наверняка бы задала ей вопрос: «Уж не влюбилась ли ты Света?», и вогнала бы своего командира в краску, заставив лепетать что-то невразумительное про порядок, форму одежды и внешний вид. Но никто из ее подруг не подсматривал за ней, и данного вопроса, который бы сразу расставил все точки над «И» не задавал. Впрочем, если бы Долгорукая могла подсмотреть, как ее подчиненные каждый раз прихорашиваются перед тем как идти в кают-компанию, то у нее возник бы тот же самый вопрос. Война войной, а жизнь - она всегда берет свое, не зависимо от условий в которых оказались люди. И то, что складывалось сейчас на борту «Шеера», было чьей-то игрой свыше, цель которой была не совсем ясна. Случайно ли встретились русские летчицы и германские подводники, или кто-то невидимый сделал так, чтобы это специально произошло, неизвестно, но что-то в этом мире начало меняться, пока незначительно – несколько женщин, сами того не замечая, стали  все тщательней стали относиться к своей внешности, не смотря на неподходящие условия в которых они оказались.

Если бы поручик Долгорукая интересовалась древней историей и оккультизмом, то она наверняка бы поняла, что происходит с ней, с ее подругами, с окружающим миром. Но Светлана не видела свечения языческих алтарей, и не знала древней истории. Она не знала, что прихорашиваясь перед зеркалом, чтобы выглядеть, как подобает, перед Лотаром ( в чем она естественно никогда бы не призналась), она ломает то, что столетиями возводили другие, ломает то хитросплетение которое веками возводил «Новый Карфаген», и что каждый взмах ее расчески по длинным волосам, страшнее и сильнее пехотной дивизии или эскадры дредноутов. Русская женщина стояла у зеркала и расчесывала волосы для того, чтобы понравиться германскому офицеру. И каждый взмах ее расчески был подобен одному шагу вверх компенсирующих решеток ядерного реактора. Пока результата этих действий не было видно визуально, но процесс начался, и этот процесс сулил миру катастрофические перемены. Впрочем катастрофические только для одних, а для других -  Лотару, например нравились ее волосы, ее прическа, она сама, и ему было глубоко наплевать и на «Новый Карфаген» о существовании которого он не знал, и на всяких там Сионских мудрецов, и на прочих мудрецов, ему нравилась Светлана, и он готов был порвать весь мир в клочья ради нее. А ей нравилось расчесывать волосы. И плевать что весь мир из-за этого рушится. Если два человека не могут быть вместе, то это плохой мир, и тот кто его создавал не создавал его для людей.

Что-то лопалось и трескалось на небе, в так называемых тонких слоях, и путь «Шеера», лишенного торпед и снарядов, на базу менял мир гораздо больше и сильнее, чем могла изменить столетняя война. Рушилась веками возводимая схема вбивания клина между Россией и Германией. Клин этот, вбитый усилиями множества дипломатов, банкиров, агентов влияния, политиков и прочих, был выбит обычной расческой. Обычной расческой, изготовленной на предприятиях Круппа, для военного ведомства, на поверхности которой были выгравированы три переплетенных кольца. Эта расческа не предназначалась для расчесывания длинных белокурых женских волос, и они наэлектризовывались и потрескивали, и вместе с их потрескиванием потрескивала собранная Англией, Францией и САСШ мировая схема. Наэлектризованные русские волосы липли к германской расческе,  и вместе с ними Россия сближалась с Германией, и это сближение уже никто не мог остановить, как невозможно остановить начавшийся процесс цепной реакции деления урана в атомной бомбе.

До ужина на борту «Шеера» десять минут. Четыре расчески двигаются почти синхронно сверху вниз, сверху вниз, сверху вниз.  Каждое движение разрушает чьи-то планы там, на другом берегу Атлантического океана, или на берегах Темзы и Сены. Движение вниз по потрескивающим волосам – и где-то в Германии, оккупационный батальон оставшись без связи не сумел прийти на помощь своему соседу. Еще одно движение по волосам и  где-то в Архангельской губернии Анисим Кривов застрелил американского полковника, еще одно движение, и поезд с легионерами летит под откос.  Если бы экипажу «Шеера» сказали, что четыре русских фрау за сутки перехода, разрушили с помощью расчесок весь мир и выиграли мировую войну, то германские подводники бы наверно рассмеялись, а возможно бы и нет – тевтонцы склонны верить в мифологию и мистику. Последняя русская императрица Александра Романова несколько дней перед смертью рисовала на стенах узилища знак свастики в надежде на то, что древнеязыческий символ защитит ее, то же делали и солдаты германской армии в 1918 году, рисуя свастику на касках.

Русские фрау входят в кают-компанию – германские офицеры встают и привествуют их. Подводный крейсер «Шеер» движется на базу, рассекая словно ледокол невидимый лед, воздвигнутый между Россией и Германией. А все потому, что Бог теперь, не где-то там на небесах, а на земле, в каждом, кто в него верит, каждом, кто верит в хорошее и лучшее. Но не всем в это дано верить. А «Шеер», между тем идет домой.

 

Из детских сочинений:

“Мне в это время казалось, что если мы не пустим поляков в станицу, то Россия спасена”.

“Папа сидел с друзьями и молча, глядя на раскаленные угли, курил папиросу . Мне всегда хотелось узнать, о чем он думает, всегда хотелось вылезти из-под целого ряда бурок, обнять его и сказать: “папа, не грусти”. Красным пятнышком светился огонек его папиросы, бледно освещая его лицо... Любила его горбинку на носу, любила его черные, полные доброты глаза, любила мягкий родной голос”.

“Сначала похоронил своего родного братца, проводил племянника, проводил своего любимого папашу, а потом и сам со своим родным братцем (инвалидом) выехал из дому и вот до сих пор нахожусь в отступлении. Жалко было покидать свою мамашу, а ей и подавно жалко было меня пускать, но я настоял на своем: покушал я от них, чертей, и не хотел больше оставаться”.

* Гнев Лотара типичен, для человека, который ничего не смыслит в политике. Юзеф Пилсудский, был набожным католиком, очень сентиментальным человеком, и  спал спокойно по ночам, и даже любил рассказывать всем о своих снах. Известный писатель Олав  Афчертон даже написал роман «Северная война», сюжет которого основан на снах Юзефа Пилсудского.** К сожалению роман так и не был издан, из-за того, что Польша исчезла с карты Европы.

**  «Четвертый сон Юзефа Пилсудского» ***

11 февраля  1708 г. Карл ХП достиг Сморгони; между этим местечком и Вильною он расположил свою армию, изнуренную форсированными маршами в жестокую стужу через опустошенный край.

                                *                  *                     *                 

            Марина была младшей дочерью пана Пилсудского, поэтому особых перспектив в жизни ей не светило – трое братьев, четверо сестер помимо нее. Приход шведской армии в Вильно вызвал у жителей Вильно противоречивые чувства – одни пожелали пополнить ряды армии Карла ХП , другие, наоборот прятали сыновей от возможной насильственной вербовки, ну и дочерей от блуда. Пани Марина прятаться не стала, да и куда ей прятаться, если сам Карл – шведский король остановился в их особняке.

            Как преобразились ее сестры – Марта, Юдифь, Ядвига и Катерина нужно было видеть! На их фоне, во время первого же ужина она выглядела совершеннейшей замарашкой в обносках. Но она была молода, юна и красива -  и Карл, сразу же обратил на нее внимание. Он шутил, отпускал ей комплименты. Ужин, как говориться прошел в теплой дружеской обстановке. А после ужина… После ужина она ждала короля возле его комнаты. Он не был удивленным, и кивком отослал сопровождавшую его прислугу.

- Что угодно моему королю? – спросила она слегка зардевшись, что, впрочем, было совершенно незаметно в плохо освещенном коридоре.

- Я так и не научился разжигать этот чертов камин , пани Марина!

- Все, что угодно для моего короля! -ответила Марина, и шагнула в открытую дверь комнаты.

            Карл, не стал церемониться, и видя, что она и в самом деле направляется к камину, приостановил Марину, дотронувшись до ее локтя. Она вздрогнула и обернулась – его взгляд был направлен ей прямо в глаза. Она развернулась лицом к королю и вопросительно посмотрела. Карл сделал шаг навстречу, и обняв левой рукой юную Марину за талию, прижал к себе. Почувствовав дрожь юной пани, он правой рукой приблизил ее голову к своей, и слился с ней в поцелуе. Поначалу она отвечала ему робко и нервно, очевидно борясь между желанием вырваться и желанием продолжить первый поцелуй настоящего мужчины, но вскоре король почувствовал, что юное тело стало очень податливым и послушным. Не отпуская Марину, он стал лихорадочно раздергивать шнуровку ее платья на спине, то, что она пани была младшей, и не имела корсета, значительно облегчило его задачу, вскоре, платье соскользнуло к ногам девушки, и король почувствовал, что ее тело покрывается гусиной кожей от холода в нетопленной комнате. Она помогла расстегнуть ему камзол, снять сапоги, подрагивая, и переступая ногами по стылому полу…

            Девичья часть и целомудренность для младшей дочери дворянина – миф, похлеще, чем сказка о Мировом масонском заговоре. А если речь заходит о близости с сюзереном – то это даже прямая обязанность  положить целомудренность на алтарь и расстаться с девственностью. Ее неумение компенсировалась его опытом. В душе Марина понимала, что эта ночь совершенно не означает того, что завтра утром она проснется королевой Швеции – слишком незначителен их дворянский род, хоть он и пытается вывести родословную чуть ли не от самого Поппеля. Лежа на кровати, она смотрела на потолок, и пыталась размышлять о том, на что ей можно рассчитывать. Конечно, хотелось бы стать королевой – в золотом платье, в горностаевом манто, сапожки или туфельки с блестками, золотая корона с бриллиантами. Сестер она сделает фрейлинами, или даже принцессами. Нет, все же лучше принцессами, всех кроме Марты – она самая вредная. Огромный дворец, только холодный очень – говорят в Стокгольме холоднее, чем здесь! А может Карл сделает столицу не в Стокгольме, а в Варшаве? Здесь все же теплее! Впрочем может статься так, что она и не станет королевой, а будет его фавориткой – род Пилсудских все же не королевский, чтобы там ее папенька и братья не говорили! Но в любом случае, это гораздо лучше, чем прозябать здесь в Вильно! Что ей светит – выйти замуж за шляхтича - очередного голоштанного потомка бесчисленных польских королей? Всю жизнь считать гроши? Жить в какой-нибудь развалившейся халупе, называемой поместьем и иметь управляющим подворовывающего еврея?  Ее сегодняшний поступок должен многое изменить в ее жизни в лучшую сторону. По крайней мере хуже ей от этого не станет. А если родить Карлу наследника? Уж он то наверняка станет герцогом или графом! И не каким-то там шляхтичем, а настоящим! Решено! Что бы там не говорили окружающие, а она должна понести от него сына!

            Утро началось с мелькания снега через резные ставни, а закончилось скандалом, точнее сказать бойкотом и страшными взглядами, которые кидала на нее Марта. Плевать!  Из пятерых сестер он выбрал именно ее! И пусть смотрят и корчат рожи! Она станет королевой!.

 

            Она чем-то похожа на Гедвигу – та же стройная и тонкая фигура, та же наивность, доброта и доверчивость. Но Гедвига твоя родная сестра, Карл! И ты не можешь быть с ней! Тот грех который ты тогда совершил во имя ее блага, и из Любви к ней, не позволил тебе остаться! Ты ведь пошел на эту войну, только для того, чтобы не видеть испуганно-вопросительного взгляда в ее глазах. И немого вопроса - как нам быть дальше любимый? Ты сбежал от своей первой любви Карл! И она умерла! Не в твоей душе, а этом мире! Она ведь не вынесла этой разлуки Карл! И покинув Стокгольм, ты в каждой женщине ищешь то, что нашел в ней! А она ведь тебя ждала! Думала, что ты вернешься, после победы под Нарвой! А ты не вернулся! И она поняла это, поняла и уехала. А теперь ты встретил Марину, Марину, которая очень похожа на нее. Может быть хватит бежать от судьбы ? Может пора остановиться? Конечно пора! Осталось за малым – добить этого Петра, добить, с помощью нового союзника – Мазепы.

 

                                           *                          *                          *                                       

После того как посланцы от гетмана убыли, Карл собрал военный совет. Еще три недели на комплектацию войска и ожидание подкреплений и можно выступать. Нужно закончить с Петром сразу, за один раз. Чтобы не пришлось ходить на Москву. Пленить его и пускай подпишет мир. Швеция устала. Ей нужен мир. Ей нужен король. Ей нужна королева. Ей нужны наследники. К началу лета мы должны быть у Минска! А дальше бой!

                                           *                             *                             *                                      

            Ему нравилась ее непосредственность и искренность. Вот и сейчас, несмотря на то, что планы встречи с Мазепой стали неопределенными, Марина сумела прогнать от него эти мысли. А сейчас лежит рядом с ним, доверчиво к нему прижавшись, и теребит ворот его сорочки. Прямо, как Гедвига тогда! Он поможет ее семье. Ко двору наверное приближать их не стоит – слишком много гонору и пустозвонства, но смотреть на то, что будущая королева Швеции, живет в этом старом, начинающем рассыпаться особняке он не может.

            Она добилась своего! Марина теперь твердо знала, что у нее будет ребенок от Карла. В том, что это будет сын, она абсолютно не сомневалась. Только вот теперь было опасение, что ей придется остаться в Вильно. На ее стройной фигуре беременность будет заметно очень сильно, и вряд ли Карл захочет ее взять с собой на войну. Ей придется его ждать! Боже, как все неудачно! Почему он решил продолжить эту войну, ведь русский Петр предлагал ему мир! Зачем он ведет переговоры с этими казаками?

            Прощальный ужин за столом прошел очень грустно. Ей казалось, что все косятся на нее, на ее ставший уже заметным живот. Возможно, только казалось. Она уже знала, что он не вернется и проклинала себя за это. Нет не за ребенка от Карла, а за визит к гадалке! Не буди лихо, пока оно тихо! Разбудила, дура! Зачем??? Ведь правду говорят, что предначертанную судьбу уже не изменишь! И до ее идиотской выходки будущее не было начертано! От гадалки она узнала, что у нее будет сын от короля, что король с ней расстанется  навсегда и ее сын не станет королем. А вот далекий его потомок, станет великим человеком и возродит Великую Польшу от «можа и до можа» из праха! Плевать ей на далекого потомка! Зачем она ходила гадать? Зачем искалечила будущее Карлу, себе и их сыну! Она ведь и так знала, что у нее сын! Зачем Карл поверил этому Мазепе? Тот ведь предаст его! Боже, что она наделала?

            Ну вот он и в седле и грустно смотрит на нее сверху. Боже, как хочется, уехать с ним! Но он сказал четко, что пани с ним не поедет, а останется его ждать. Он вернется с победой и положит весь мир к ее ногам!

- Я назову его Карлом! – неверным, волнующимся  голосом говорит Марина, держась за стремя королевского коня.

- До встречи пани королева Марина! – Карл нагибается в седле, и, приобняв свою возлюбленную за талию, целует в губы. После чего выпрямляется, и произносит:

- Я вернусь! Обязательно вернусь! Со щитом! – дергает поводья коня и королевский конвой устремляется в путь навстречу своей судьбе – славе или поражению.

            А у ограды особняка стоит одинокая паненка, и по ее лицу текут слезы. Слезы предначертанного и уже неизменного.

            Почему тебе так грустно Карл? Ты ведь едешь навстречу своей славе и победе! Ведь тебе нагадали, что твои потомки будут править всем миром! Что же ты грустишь Карл? Кто как не ты, положит к их ногам весь мир? Ты ведь молод как Великий Александр, царь Македонский! Почему твое сердце щемит от взгляда Марины, которая смотрит тебе вслед?

*** Из неизданного романа Олава Афчертона «Северная война». Отрывок публикуется с разрешения автора. Все авторские права на данный роман защищены.

 

Глава№35. Лето 1919 года. И поднялась дубина народной войны.

Из детских сочинений:

“Загорелось сердце, хотелось подойти, ударить, убить, но приходилось только молчать и смиряться”.

“Я поклялся — мальчишка — отомстить им”.

“В этот моменту меня явилось желание мести, мести ужасной. Я готова была сама убить тех, кто убил моих братьев”.

“С тех пор я ненавижу поляков и буду мстить им за смерть отца, когда вырасту большой”.

“Французы  всячески издевались над моими родителями, и когда я об этом узнал, то решил мстить им до последнего”.

“Утешаю себя мыслью, что когда-нибудь отомщу за Россию и за Государя, и за русских, и за мать, и за все... что было мне так дорого. Как “они” глупы. Они хотели вырвать из души... людей то, что было в крови, в душе, в сердце. Не удастся им это, дорого заплатят они за свои подлые, гнусные дела. Наш час пришел”.

“После ранения он  много страдал, особенно на перевязках, часто бредил и в бреду ругал французов , говорил, что если выздоровеет, то отомстит им. Когда на его огороде поспел один огурец, я ему его принес. Он очень обрадовался. Долго он мучился и умер. Когда вырастем я и брат, то сможем отомстить за него. Буду драться с ними до тех пор, пока не потеряю и свою жизнь, которая теперь мне недорога”.

“Я по примеру своих товарищей поступил в армию. Я горел желанием отомстить Антанте за поруганную родину”.

“Здесь приходилось неоднократно ловить французов... я мстил им как мог”.

“Я очень был ожесточен... Но после я им доказал, не менее взрослого человека”.

“Я видел крушение большого поезда и радовался, что так много врагов погибло”.

“Это были легионеры , которые грозили моей смерти... я пошел в станичное управление и доложил атаману. Они были взяты и покончены. Я получил небольшую награду, которая помогла мне в отношении к оружию. Я бы написал многие вещи, но мала моя размысленность, да и места мало”.

 

В том, что их найдут, и расстреляют за побег, Федор не сомневался, поэтому первым делом он решил обзавестись оружием. Особых проблем с этим не оказалось. Как выглядят нужные ящики он знал, как выглядят винтовки и патроны тоже. В результате взрывов содержимое складов было разбросано по окрестностям. Что-то сгорело, что-то само взорвалось, что-то было погребено под обломками, но оружием они обзавелись. Винтовки, гранаты, пистолеты-пулеметы, два ручных пулемета, пистолеты. Прихватили с собой какие-то консервы. И стали двигаться на восток. Смогут ли они вернуться на родину Федор не знал, но оставаться возле мертвого города он не хотел. Точной дороги никто не знал, но ясно было одно – нужно придерживаться малолюдных мест, держаться поближе к какому-то лесу. Двигаться ночью, днем отсиживаться. Плюс извечный вопрос с едой. Еда есть либо в магазинах, куда путь понятное дело заказан, либо в сельской местности – в деревнях, хуторах, поместьях. Еду придется отнимать силой, ибо вряд ли кто-то согласиться за так накормить два десятка оборванных прокопченных людей. Оружие есть, значит отнимем. Так и поступили.

Поместье Свиницких, на которое забрели непрошенные гости было не очень большим. Два десятка холопов из восточных земель, аккуратный хозяйский двухэтажный домик, хозяйственные пристройки. Все бы ничего, да только Пан Свиницкий решил разобраться с беглыми рабами с помощью револьвера, наивно полагая, что его вид вызовет у быдла покорность и смирение. Так и упал он с простреленной головой под ночным небом. Хозяйка, дура, вместо того чтобы молчать кинулась к его распростертому на аккуратной дорожке из желтого кирпича телу с дикими воплями, а затем увидев, что он мертв кинулась с кулаками на непрошенных гостей. Лучше бы не кидалась, а стояла молча, пока ее скрутили, а по другому остановить было ее невозможно, ибо коготки у пани оказались не приведи господь холеные – троим успела лица расцарапать, выбежала и доченька, лет семнадцати. Не выдержали мужики, две бабы под рукой, а они уже столько времени женского тела не видели, да и распалила их мамаша своей выходкой. Вообщем, поволокли и одну и вторую в хозяйский домик с ясно выраженными намерениями. Федор все понял, да только останавливать не стал. Вспомнилось, как в их деревне поляки девок забирали. Пусть мужики потешатся. Кровь за кровь. А вот то, что кто-то начал к коньяку прикладываться, ему не понравилось. Вырвал из рук бутыль, и доходчиво по-русски объяснил всем присутствующим, что с ними со всеми будет, если они превратятся в пьяных свиней, что именно так, как свиней, их поутру поляки и прирежут. Из опроса работающих в поместье выяснилось, что управляющий семейства Свиницких – еще та сволочь. Поначалу найти не могли, Кузьменчук уже перепугался, думал, что этот урод за полицией дернул, но Павел Корчагин, нашел спрятавшегося в платяном шкафу.

В хозяйстве Свиницких рабов было двадцать душ – десять мужского и десять женского пола. Что теперь с ними будет было яснее некуда. Обвинят в убийстве хозяев и в лучшем случае расстреляют, в худшем, в худшем женщин будут насиловать до смерти, а мужчин либо запорют до смерти, либо разрежут живьем на куски. Поэтому дорога у бывших работников Свиницких была одна – с отрядом Кузьменчука. Повезло, что хозяин был страстным охотником, и держал в доме коллекцию ружей – значит вооружить можно будет почти всех, даже женщин. Здесь кстати Кузьменчук категорически запретил. Сказал, что не по-христиански без венчания. На ехидную подковырку насчет пани и панночки, чьи истошные крики, доносились с верхнего этажа, Федор поднапрягшись, вспомнил рассказ своего командира о войнах, и сказал, что таковы правила войны. Дескать если город занят в результате штурма, то войска имеют право три дня творить что забагорассудится по праву победителей. На том и порешили. От предложения попробовать полячек Федор отказался, не потому что ему не хотелось женщины, а потому, что он не до конца еще расстался с мирной жизнью, и не до конца осознавал себя человеком, вставшим на путь войны. Путь насилия и смерти. Пока бывшие холопки Свиницких кашеварили на хозяйской кухни, чтобы накормить группу Федора, крики наверху превратились в  всхлипы и хрипы. К его мужикам присоединились и бывшие холопы из поместья. На вопрос к одной девушек почему они так спокойно реагируют на происходящее наверху, ему ответили, что таким же делом регулярно забавлялся и управляющий поместья, чей труп сейчас валялся в подвале, и сам пан Свиницкий, в те дни когда его жена с дочкой уезжала к соседям или в город. Ночь прошла неспокойно, хотя Федор попытался организовать подобие караула и подобие часовых. Впрочем несли службу честно и никто не спал на посту. Молодая панночка умерла к середине ночи от потери крови, ее мать продержалась почти до утра, но то же не выдержала и отдала душу богу. К своему удивлению, угрызений совести по поводу происшедшего Федор не испытывал. Ничего в душе не шевельнулось. Поскольку поместье Свиницких располагалось на отшибе и в стороне от больших дорог, он решил переждать световой день и выступить дальше на восток вечером после захода солнца. Отдых отряда продолжился, но часа через два после полудня был прерван появлением неожиданных гостей.

Пан и пани Тужецкие решили проведать своих соседей и подкатили на экипаже к их  поместью. Отступать было некуда, поэтому разговор получился короткий – пану раздробили голову прикладом, а пани Тужецкую поволокли по уже известному маршруту. Тут уже и Федор не удержался, и в ответ на предложение попробовать, кивнул в знак согласия. Он никогда еще не брал женщин силой, но определенные сомнения по данному вопросу сразу же рассеялись. От него сейчас это и не требовалось – он был вожаком, командиром, его уважали и поэтому сказали что позовут, когда пани Тужецкая будет готова. Так и вышло. Какое-то время раздавались истошные крики сверху, а потом за ним пришли. Все было просто в этот первый раз. С женщины сорвали всю одежду и привязали за ноги и за руки к спинкам большой хозяйской кровати. Первый раз прошел для Кузьменчука словно бы в тумане. Она кричала, кажется о чем-то умоляла, пыталась безуспешно сжать растянутые широко в сторону ноги, но он навалился на нее сверху, а ее судорожно извивающееся тело разбудило в нем зверя и он взял ее очень жестко и очень грубо, а затем встал, оделся  и позвал следующего. Конвейер заработал. Потом ему будет хотеться большего, и он будет делать все сам. Но это будет потом, когда он привыкнет к пути на который он встал. Сейчас же он только становился на этот путь и был еще не опытен. Когда стемнело отряд собрался и двинулся в путь, оставляя в поместье одну живую человеческую душу – пани Тужецкую. Федор не захотел брать грех на душу, поэтому ее не стали убивать. Ее так и оставили привязанную к кровати на втором этаже. Может выживет, а может нет. Какая разница? Кровь за кровь!

Тужецкие были побогаче Свиницких – хлопов пять десятков, управляющий, три надзирателя, земельки побольше, конюшня покрупнее. Впрочем, что могут сделать четыре человека привыкшие к покорному послушанию рабов, которых пугает один вид кнута, с четырьмя десятками вооруженных людей? Ничего! Четыре трупа возле хлева дополнили утренний пейзаж. Путь бывших рабов на пока еще далекую родину продолжался.

Из детских сочинений:

“Однажды снаряд попал к нам в квартиру, был страшный переполох, т.к. мы еще не привыкли к таким случаям”.

“Золотые часы, которые папа оставил мне, приняли за оружие”.

“И грабили по мандатам и без мандатов”.

 

 

Глава№36  Лето 1919 года.  Большая Берта – пушка и человек.

 

Первоначальный порыв германской нации начал пробуксовывать. И дело было не в самой нации, а в отдельных ее представителях, являвшихся руководителями Нового Рейхстага. Слишком много демократов, наивно верящих в человеческий гуманизм, и забывших про Бисмарка сказавшего «железом и кровью». И эти идиоты начали проявлять малодушие, то здесь, то там высказывая мнение, что все образуется, что мировой гуманизм и все такое, правда пока их голоса не имели большого веса, но уже наметились нехорошие тенденции – несколько идиотов из социалистов начали сколачивать «партию мира», и при этом как ни странно находили все новых и новых сторонников, особенно из числа пишущей интеллигенции. Ситуация стала крениться в опасную сторону. С одной с стороны гуманисты и сторонники голубя мира, с другой стороны военные, жаждущие освобождения Германии, и Берта, которая была знакома и с теми и с другими. Назревал раскол, причем в самый неподходящий момент. Требовалось найти какое-то решение, которое не даст начавшейся возрождаться Германии превратиться в пыль. Как ни странно решение подсказали сами французы. Кому пришла в голову идея использовать имя Берты Крупп, как немецкий аналог французской Жанны Д,Арк, уже не установить, но идея была подхвачена и реализована – в газетах ее стали называть спасительницей нации и Германии. Ситуация получалась удобная, с одной стороны обе партии войны и мира ждали от нее реализации именно своих целей, с другой стороны представители гуманитарной партии мира были готовы как водиться взвалить на нее всю ответственность за совершенные ими же ошибки, или приписать себе все ее достижения. Что касается военных, то они собирались с помощью Берты прижать к ногтю этих гуманистических пиджаков, и использовать вдову в качестве демпфера, смягчающего их откровенно агрессивное стремление не отступать и не сдаваться. Что там было с французской девой доподлинно неизвестно, но Берта девой не была, она была вдовой, имела детей, была пушечной королевой и была матерью для всех, кто работал на Круппа, поэтому в своих расчетах ошиблись обе партии. Берта стала не «Эссенской Девой», а «Эссенским чудовищем». Она не разбиралась в хитросплетениях политики и делала то, что умела. А умела она разговаривать со своими рабочими и служащими, соответственно ее обращения к германскому народу опубликованные в газетах, и отпечатанные на листовках до боли напоминали те же слова, которые она привыкла употреблять, выполняя роль «матери», для тех, кто работал в концерне ее мужа. Именно поэтому ее услышали. Услышали практически все в Германии, за исключением самой умной, самой нужной, самой полезной и самой необходимой части любого общества – творческой и гуманитарной интеллигенции. Те, за глаза посмеивались над примитивизмом ее фраз и их приземленностью. Партия военных имела противоположное мнение по данному вопросу – примитивность примитивностью, приземленность приземленностью, однако от потока хлынувших добровольцев теперь не было отбоя, что до интеллигенции, то генерал Сект считал, что эту нужную часть общества нужно призвать в саперы и заставлять разминировать минные поля, либо вообще пустить на мясные консервы, ибо проку от людей не желающих держать оружие в руках он не видел.  Несколько коробил генералов факт того, что Берта Круп женщина, ибо это несколько не соответствовало германским традициям, но когда речь идет о спасении Германии, о таких мелочах можно и не вспоминать. Только вот всенародно провозглашенная главой Германского правительства, оказалась не просто символом или знаменем. Ее примитивные речи коварной змеей заползали в души людей, и потихоньку фиктивная должность главы Германии превращалась в номинальную, а ее директора потихонечку вытесняли партию мира из Рейхстага, перехватывая власть в свои руки. Наконец партия мира и интеллигенция опомнилась и завопила о том, что Берта играет на руку военным, некоторые намекали на вообще неприличные вещи, и кое кто из военных  попытался вызвать обидчиков на дуэль, но все  забыли о том, что для некоторых Берта уже много лет является иконой. Поэтому попытка конфликт в рейхстаге закончился весьма неожиданно – на очередном заседании Берта появилась в сопровождении группы шахтеров в черных рубашках, с вышитыми на рукаве кольцами и пистолетами- пулеметами «Бергман». Совершенно случайно рядом с рейхстагом оказался танковый батальон новых  Pz II. Шахтеры, прослышавшие про нелепые слухи просто хотели защитить свою хозяйку от хамства невоспитанных людей, и наивно полагали, что их присутствие в зале заседаний, защитит Берту от обидчиков. Однако со стороны это действо смотрелось, как  вооруженный государственный переворот. В этот день все красноречие интеллигентных ораторов куда-то испарилось, и под злобное хихиканье невоспитанных генералов, Берта, отчаявшаяся получить хоть какую-то информацию о ситуации в Германии от онемевших членов Рейхстага, в отчаянии произнесла в слух фразу: «Ну хоть кто-нибудь может что-либо доложить? Или рейхстагу наплевать на Германию?» Доложили военные и ее директора. Партия «голубей мира» по прежнему молчала, отстраняя себя все дальше и дальше от власти в правительстве.

       А генерала Секта, в отличие от «голубей» понесло как Остапа, ухватившись за ситуацию, он разматывал ее до конца. По его предложению Берте были переданы полномочия диктатора. Также ее директора были назначены на министерские посты в правительстве. «Голуби мира» остались не у дел и за бортом. Что, до Берты, то руководить государством оказалось для нее оказалось ненамного сложнее, чем хозяйством покойного мужа.

Кто и когда назвал Макса Шрама, бойца Спецвзвода Вервольфов, Глорхом  он не помнит, кажется его товарищ по отряду Вили Хенске по прозвищу Серб. Шрам к которому приклеилось, после той перестрелки у арсенала в Шпандау, обожал носить спец-аммуницию Ударных войск, и когда он вошел однажды во время стычки с французами на окраине Берлина вполз в  захваченный блиндаж противника, гремя кирасой и разгрузкой, кажется это Серб, воскликнул тогда – «ну ты Макс прямо как Глорх какой то» О Глорхах Серб что-то читал в книге русского или сербского писателя Бушкоффа, купленной в одном из магазинчиков Остербурга перед войной. Кажется там что-то было про какого-то рыцаря, откуда-то оттуда, точно Серб не помнил, ибо прошло почти пять лет. Так и приклеилось к Максу – Глорх. Ну а с самим Вили все было известно, оказавшись в конце войны в Сербии, он создал отряд из бывших Германских советников при Австрийской армии и бывших Российских при Сербской и несколько месяцев поддерживал порядок в большой волости в Сербской Краине, уничтожая банды мародеров и дезертиров и помогая окрепнуть местной гражданской власти.

 Основной задачей их отряда была отвлекающая роль. Выстрелил – затаился. Не дай бог, начнешь в героя играть – напорешься на очередь «гочкиса» и привет сырой земле. А так хлоп , хлоп с разных сторон, пока французы головами вертят пытаясь определить кто и откуда стрелял, прилетает минометная мина, или вступают в бой силы посерьезней. Впрочем если где-то зажмут, то нужно драться до последнего. Но в Берлине загнать в ловушку кишка тонка. Да и все меньше французов становится. Да и боятся они передвигаться по городу. Скоро подойдут «вольные корпуса Берты» и парни из «Стального Шлема» вырежут всех этих пожирателей лягушек подчистую.

Говорят, что на своих ошибках учатся только дураки, а умные предпочитают учиться на чужих. Данная сентенция, как известно, идет в полном противоречии с другой мыслью – умных учить - только портить. Вот их никто и не учил, а чего их учить то – победители как никак. Зачем французам все эти премудрости? Посланный из Вельцена в Зальцведель за подкреплением мотоциклист,  до сих пор не возвращался и капитан  Симон Верн скрепя сердцем отправил унтера на своем трофейном легковом авто марки «Мерседес». Если бы Симон знал, что и унтер не вернется из поездки, то он пожалуй бы предпочел отступить из этого городишки, ибо ситуация постепенно складывалась не в его пользу. Вначале его роте везло. Начатая зачистка удалась – в одном из домов извлекли на свет божий спрятанный в подвале пулемет «максим» и хозяина данного богатства вместе со всем семейством расстреляли прямо во дворе. Потом начались проблемы. Какой-то сопляк из бертаюгенда, этой жуткой немецкой молодежной организации, вооружившись винтовкой и засев на крыше ратуши положил командира одного из его взводов, а затем ранил еще троих, прежде чем его удалось уничтожить гранатой поднявшись на чердак. Дальше события развивались как в кошмарном сне. Вслед за одиночным сопляком юнцом ожили и другие крыши и чердаки, и вот теперь уже часа два как его рота находится в патовой ситуации – отступать – это значит выходить из укрытий на простреливаемое пространство и подставлять себя под пули. Наступать то же самое, только движение происходит в обратную сторону. Помощь же соседей из Зальцведеля почему-то запаздывает. Впрочем, это  почему-то было знакомо как немцам, так и французам, причем сами французы это изобрели и применили в прошедшей мировой войне. Обычная стальная проволока натянутая на дороге может стать иногда довольно непреодолимым препятствием – ибо не заметивший ее мотоциклист или автомобилист рискует в некоторых случаях даже лишиться головы. Немцы во время мировой, столкнувшись с данным видом забавы и развлечений применяемых французскими франтинерами довольно быстро нашли противоядие – они оснастили большинство машин специальной стальной наклонной узкой полосой устанавливаемой на кронштейнах впереди автомобиля. Данная полоса либо разрезала проволоку при столкновении, либо поднимала ее наверх, и автомобиль благополучно проезжал под ней. К сожалению трофейный «Мерседес» у капитана был гражданского образца, да еще лобовое стекло на нем в летнее время опускали вперед на капот, поэтому с водителем его «Мерса» произошло тоже, что и с водителем мотоцикла – стальная проволока отсекла им голову. Соответственно и помощи ждать было не откуда.

Французам. Ибо вскоре в спину роте Симона ударило два пулемета, а затем полетели гранаты. А затем появились и они – не сопливые мальчишки из бертаюгенда, а ветераны одной из штурмовых групп. Грохот двух десятков «Бергманов» и новая порция гранат, стали последней точкой в жизненном пути французских солдат и их командира , уроженца Марселя.

…Несколько десятков «Рено» с нарисованными игральными картами на башнях привычным отработанным маневром двигались к линии немецких окопов, выискивая пулеметные гнезда. Время от времени то один, то другой танк останавливался и выплевывал 37 мм снаряд в сторону обнаруженной цели.  Внезапно вспыхнул один, а затем завертелся другой, третий – огонь велся откуда- то с фланга, где по данным воздушной разведки никаких артиллерийских позиций не было. Впрочем разведка тоже может ошибаться – немецких 77 мм орудий там действительно не было, но были 37 мм траншейные пушки, до того момента спрятанные в самих траншеях и не замеченные с воздуха. Прорвав оборону на одном участке фронта, командир французской танковой бригады имел неосторожность подставить борта своих танков под огонь замаскированных орудий, и сейчас железные коробки застывали одна за другой среди немецких позиций. Конечно 37 мм не бог весть какой калибр, чтобы уничтожить танк «Рено», но вскоре германская пехота пришла в себя, и в ход пошли бутылки с «коктейлем Клико» а и гранаты. И хотя многих настигли французские пули – плохой обзор в танках сыграл свою роль – над полем боя потянулся черный дым от горящих железных коробок.  Однако французы подтянули резервы и их пехота прикрываясь огненным валом артподготовки снова двинулась вперед, и выбила германских солдат из первой линии окопов. Дальше продвинутся французы не смогли, остановленные плотным огнем пулеметов второй линии. Ночью обе стороны занялись подготовкой к продолжению бойни. Французы подтянули пехотные резервы и сумели перебросить в район атаки несколько десятков «Рено» и «Сен-Шамонов». Немецкая пехота подозрительно затихла, и судя по всему производила перегруппировку. В два часа ночи французы были разбужены огневым налетом, который был произведен по их позициям. Били шестидюймовые гаубицы, превращая линию окопов в лунный пейзаж. Несмотря на ночные потери, и задержку времени из-за дезорганизации частей наступление продолжилось днем. Вторая линия окопов оказалась брошенной и французские части к вечеру подошли к  Бремену. С ходу взять город не получилось.

Шедший головным «Сен-Шамон» вздрогнул и окутался дымом. Шедший, вторым остановился, а затем осторожно начал выдвигаться из-за подбитого собрата, поворачивая вправо-влево в поисках противника, но не успел, и  тоже вспыхнул. Движение колонны застопорилось и танки начали сдавать назад. Впрочем противник был обнаружен пехотой, и после очереди «гочкиса» крупповский грузовик с установленной в кузове 77 мм зениткой объяло пламенем из пробитого бензобака. Использовать тяжелую артиллерию в городе не представлялось возможным, ибо войска и обороняющиеся перемешались – бои шли за чердаки и подвалы, где-то французам и бельгийцам удалось продвинуться на квартал, где-то они завязли под огнем пулеметов простреливающих продольным огнем улицы. Разрушенные первоначальной артподготовкой дома перегородили многие улицы и затруднили переброску легкой артиллерии. Вскоре линия «фронта» в городе стабилизировалась, правда от этого было не легче, ибо немцы из-за Ведера подтянули минометы, и лупили тяжелыми фугасными минами во все замеченное и обнаруженное. Бои за Бремен потихоньку грозили стать очередным Верденом – Молохом перемалывающим  бесчисленные людские резервы. Впрочем с резервами не все оказалось гладко – по ночам то тут то там среди французских позиций вдруг раздавалась стрельба, слышались взрывы – противник засылал штурмовые группы, и днем и ночью, и на передовой и в тылу стали работать снайперы. Это был даже не позиционный тупик а хуже. Сплошной линии фронта не было, части оккупационных войск разбросанных по территории Германии оказались разобщенными и лишенными централизованного управления, поэтому война превратилась в серию различных по масштабам локальных конфликтов, и постепенно все больше и больше французских частей раздробленных на роты и батальоны пропадали без вести. Исключение составляла область Рура, где было хоть какое-то подобие линии фронта с окопами траншеями и колючей проволокой. Но и там не было столь привычной для французов картины войны. Партизаны уничтожали мосты, минировали дороги, уничтожали транспорт.….

Из детских сочинений:

“Коля тогда был еще совсем мальчик, но и то пошел сражаться за родину и мама ему позволила”.

“Папа и мама просили его остаться, так как он был еще мальчиком. Но ничто не могло остановить его. О, как я завидовала ему... Настал день отъезда. Брат радостный, веселый, как никогда, что он идет защищать свою родину, прощался с нами. Никогда не забуду это ясное, правдивое лицо, такое мужественное и красивое... Я видела его в последний раз”.

“Я учусь в русском реальном училище уже четвертый год, его хотели закрыть, но на счастье оно спаслось”.

“Я не знаю, что бы мы делали, если бы мы не были в гимназии, — пришлось бы умирать с голоду”.

“В 1919 году я прибыл к себе в станицу и, конечно, увидел ее не такой, какой покидал. От своего дома я увидел лишь только груды кирпича”.

 

Глава№37 Лето 1919 года. Шабаш Валькирий на Валгалле.

 

«Адмирал Шеер» малым ходом заползал в свое логово. Лотар стоял на мостике и изрядно нервничал. Нервничал он не без оснований, ибо привычность пейзажа базы была нарушена с помощью двух материальных объектов, которых по логике вещей здесь быть не должно. Во-первых огромное сооружение с крыльми, покачивающееся на воде. На «Готу», о которой он рассказывал Светлане оно явно не походило.

 

Когда-то  совершенно недавно, еще в 1918 году Густав Крупп, пытаясь войти в мирную жизнь после поражения Германии в войне, провозгласил лозунг: «Мы делаем все!». И они действительно делали все. То, что покачивалось сейчас на воде, было чудовищем, наводившим в свое время ужас на Англию. Это был «Цеппелин-Штаакен» R.VI – четырехмоторный монстр, поднимавший до двух тонн бомб и способный пролететь тысячу километров. Правда в отличие от серийного, этот покачивался на воде на поплавках, и имел двигатели необычных очертаний. Как объяснила позже Берта вместо бензиновых «Майбахов» установили дизельные  двигатели, которые ее покойный муж успел разработать для новых «Цеппелинов» в 1918 году. Четыре дизеля по четыреста лошадей, вместо старых  по двести сорок, давали прирост скорости, дальности и бомбовой нагрузки.

Вторым странным и неестесвенным объектом была белоснежная щегольская яхта, на корме которой вызывающе болтался черный флаг с тремя сплетенными кольцами. Он знал что это за яхта. И знал ее владельца. Точнее сказать владелицу. А вот кстати и она.  Стоит на борту базы и хмурится. Нужно бы расспросить у нее про этот чудо самолет.

 

Но началось все не с расспросов про самолет, а со странной сцены, которую сторонний наблюдатель мог расценить как сцену ревности. Берта очень оценивающе рассмотрела Светлану и ее подруг, и похоже, что сделала какие-то неведомые никому выводы. Однако неприязни или отчужденности между ней и русскими фрау не возникло. По крайней мере так показалось на первый взгляд.  Увидев на борту «Адмирала Шеера» женщин, Берта поначалу смутилась, но мысль о том, что такой джентльмен как Лотар устроил на борту  вверенного ему крейсера, плавучий бордель, она сразу отмела. Вероятнее всего, эти женщины с какого-нибудь потопленного судна. Но и это предположение оказалось неверным. Ей, воспитанной в строгих германских традициях, рассказ Арнольда показался каким-то сумасшествием, и по мере его продолжения, ее брови ползли в удивлении все выше и выше, давно превысив высоту установленную рамками приличий.  Легенды об амазонках и о валькириях на ее глазах становились явью.

Впрочем, она и сама уже давно превысила рамки приличий установленных в германском обществе, и вела себя тоже достаточно сумасбродно. Один ее визит сюда чего стоит. Бросить все, Германию, фирму и примчаться на секретную базу расположенную в чужих водах. А если бы напоролись на британский военный корабль? И ради чего? Чтобы увидеть рядом с Лотаром  шикарную блондинку, которой она проигрывает по всем статьям? Получается, что она рисковала всем будущим Германии, для того, чтобы собственноручно приволочь на буксире для его любовницы самолет? Или не любовницы? Ведь если порассуждать, то Лотар ей нравиться как мужчина, но брак с ним будет сущей мукой, ибо на первом месте у него море. И в ожидании его на берегу можно попросту сойти с ума. Да и не подхожу я ему со своей практичностью и обстоятельностью. Эта русская фрау ему больше подойдет. Если конечно она выживет – с такой профессией и в мирное время долго не живут, а уж на войне и подавно. Да и Лотар – не речи в рейхстаге произносит. Да, она ревнует, но эти двое подходят друг к другу – оба одержимые и сумашедшие. Ей же нужен человек, способный взвалить на себя в первую очередь бремя  забот о государстве. До переворота в рейхстаге рядом с ней мог быть и Лотар. Но до переворота, а не сейчас, ибо сейчас она поднялась на несколько уровней и живет по другим правилам. А Лотар в новых условиях может быть только другом. Хорошим другом, но и только. Но все же она ревнует, хотя и пытается этого не показвывать. И ведь есть к кому! Если бы эта Светлана была просто красивой безмоглой куклой! Так ведь нет же! Впрочем, такой человек как Лотар, вряд ли бы завел отношения с красивой куклой!  Ладно, постараемся загнать ревность поглубже и забыть о ней. Не нужно омрачать людям радость возвращения домой. И о русских фрау -  они уже немецкие фрау, если нужно достанем им и шведские паспорта. Есть Россия или уже нет или еще нет – неважно! Германия есть и будет – значит они на службе у Германии. Впрочем на этой войне почему-то пленных брать уже не принято. Тогда, тогда остается молиться чтобы их миновали неудачи и несчастья.

База представляла собой блокшив, поставленный на мертвые якоря рядом с берегом. Между блокшивом и берегом была натянута маскировочная сеть, под которую заползала лодка. С противоположного борта было пришвартовано две рыбацкие шхуны, для поддержания легенды данного объекта. Блокшив был некогда бронепалубным крейсером. Угольные котлы и паровые машины демонтировали, установили несколько дизель-генераторов, и два нефтяных котла. Свободное пространство использовали для хранения торпед, боеприпасов, топлива, провианта. Аналогичные убежища имели и две другие германские лодки.

Лотару фон Арнольду было несколько неуютно, во время встречи с Бертой, потом правда, он успокоился, но когда она засобиралась в обратную дорогу, чувство неуверенности охватило его вновь. Она ведь к нему примчалась! Наплевав на все свои обязанности и на возможный риск, а он… Но процедура расставания поставила его в тупик! Берта уединилась со Светланой, и о чем-то минут двадцать беседовала, практически до самого отправления ее яхты в обратный путь. И когда она прощалась, было что-то в ее поведении такое, что Лотар в некотором отношении почувствовал себя лишним. Нет, не в том плане, что появилась какая-то холодность и отчужденность со стороны Берты – их отношения не изменились. Просто, складывалось впечатление, что это не он просил бомбардировщик у нее, а Светлана, и что не к нему она прибывала, а к русской фрау, и расставались они – русская фрау и немецкая так, как будто уже лет двадцать являются близкими подругами. И на него она смотрела уже как на женатого человека, и взгляд ее значил, что снимет с него Берта голову, если со Светланой что-то случиться. О чем они там разговаривали? Интересно, а его мнением они поинтересовались? Может у него другие планы относительно личной жизни! «Ну и какие же другие?»- сам себе задал вопрос Лотар – «Можно подумать, что ты против! Ты только за! Но ведь, черт возьми могли и его, хотя бы для проформы спросить! Так ведь не спросили! Обидно! Получается, что его сосватали будто какую-то невесту! Впрочем, сватовство к белокурой поручику, летающей на бомбардировщике, наверняка было бы тоже нелепо!»

Он стоял вместе со Светланой и смотрел на яхту выходящую из бухты, на палубе которой виднелась женская фигурка. Что-то заныло в душе, он искоса бросил взгляд на Долгорукую – ее губы что-то шептали. Кажется она молилась за Берту. Странные эти существа женщины! Несколько часов назад между ними только что искры не проскакивали. А теперь? Господи! Как он забыл! Завтра же, русские фрау захотят начать облетывать чертов «Штаакен»! Он же поседеет от такого!

 

 

 

Глава№38 Лето 1919 года.Странный гардероб Фортуны.

 

Они дождались своего часа.

Такой бестолковости Карл Дениц не видел уже давно - два дредноута, пять броненосцев как-то неуверенно, словно бы с жуткого похмелья проходили через пролив Каттегат. Впрочем, когда эта братия подобралась ближе, то все стало на свои места – на кораблях полоскались польские флаги. Нация, которая меньше года назад получила выход к морю, изо всех сил пыжилась, что бы встать в один ряд с морскими державами. Интересно, кем они будут комплектовать свой линейный флот? У них итак проблемы во всем, впрочем, что мешает ему Карлу оказать помощь Великой Польше в решении кадрового вопроса? Ничто не мешает – корабли наверняка перегоняются с сокращенными экипажами – кочегары, плюс десяток сигнальщиков и рулевых, пара-тройка офицеров. Ну тогда поехали! И на германской лодке покрытой камуфляжем застучали дизеля. Карл решил следуя вдоль берега обогнать поляков в надводном положении, а затем встретить как и положено радушному хозяину.

Шесть торпедных аппаратов были приготовлены к стрельбе.  Наконец показалась и шляхта. Первыми шли Дредноуты, а дальше дымили их собратья. Учить шляхту искусству противолодочного зигзага никто не собирался, во всяком случае в экипаже «Блюхера» таких не было, поэтому наблюдая в перископ, как потихонечку цели выходят  под прицел его аппаратов, Денниц, почему-то вдруг пожалел эти сильные и еще не старые корабли. Ему стало жаль, что эти машины разрушения находятся в столь бестолковых руках. Словно стрельба в тире по огромной мишени.  Эти мысли продолжали витать в голове Карла, пока пенные следы торпед неслись в направлении целей – перископ он решил не убирать. Четыре из четырех! Оба железных гиганта получившие по паре торпед стремительно заваливались на борт. Похоже, что эти кретины, даже переборки не задраили! «Блюхер» развернулся кормой и еще две торпеды устремились к цели. Две из двух! Вот черт! Ошалев от вида уже четырех тонущих кораблей, в голове Карла роилась наглая идея – всплыть в надводное положение и потренировать своих комендоров. Не в силах побороть искушение он отдал команду и звук рева от продуваемых цистерн заполнил помещение центрального поста немецкой субмарины.

В историю Великой Польши этот бой войдет как бой в проливе Каттегат. Согласно польской версии, корабли польского флота совершавшие учебный поход из Лондона к родным берегам вступили в героический и неравный бой с кораблями Балтийского флота в составе четырех дредноутов типа «Севастополь», четырех линейных крейсеров типа «Измаил», а также несчетного множества крейсеров и эсминцев. В результате боя героические польские моряки сумели потопить два дредноута три линейных крейсера и несчетное количество крейсеров и эсминцев  около тридцати или сорока, а также нанести тяжелые повреждения остальным кораблям Балтийского флота. Но силы были слишком неравны, и все польские корабли героически погибли, погрузившись в суровую пучину Балтийского моря с гордо поднятым польским флагом.

В вахтенном журнале подводного крейсера «Блюхер» о «морском бое» в проливе Каттегат была нижеследующая запись: «Произведены учебные артиллерийские стрельбы с целью тренировки личного состава по трем плавучим мишеням. Все мишени потоплены. Расход боеприпасов – восемьдесят снарядов калибра 150 мм. Общая оценка действий артиллерийских расчетов – «отлично».

В отличие от лодки Деница, лодке Канариса расположенной восточнее пришлось ожидать целей гораздо дольше, и такой удачи как Карлу Фридриху не выпало. Вначале  торпеды его «Гнейзенау» потопили польский транспорт, перевозивший английские танки для польской армии, и Фридрих долго не мог, понять, почему судно со столь ценным грузом идет без охранения. Затем на дно ушел гигантский плавучий док, который тащили морские буксиры под польскими флагами. Потопление дока стоило его лодке всех оставшихся торпед, ибо гигантская почти двухсотметровой длины коробка, разделенная на множество отсеков упрямо  не хотела тонуть. Что до мучавшего Канариса вопроса, то все объяснялось просто – данное имущество принадлежало Польше, и англичане, уже получившие за покупки деньги, абсолютно не были заинтересованы в дальнейшей судьбе проданного товара. У Англии никогда не было союзников, а были лишь страны, чьи интересы в той или иной степени совпадали с ее устремлениями – и поэтому  гибель ценного польского груза для них означала лишь дополнительную ожидаемую прибыль – полякам потребуется покупать снова, и платить за новые покупки золотом, награбленным в России. Что до польского военно-морского флота, то его адмиралы рассудили, что Каттегат находится слишком далеко, и изношенные, давно не видевшие ремонта, русские подлодки действовать в этом районе не смогут. Они не были дураками, и оставшиеся в наличии силы польских ВМС, должны были встретить ценный груз на рубеже 35 градусов восточной долготы для эскортирования в Мемель.

Лодка Канариса, израсходовавшая все торпеды была вынуждена уйти на базу, и поэтому на момент прохождения армады кораблей и судов Антанты, на позиции в районе Каттегата находился только «Блюхер» Деница. Карл сразу оценил, что шансов атаковать, шедший по Каттегату стальной поток, у него нет. Точнее сказать есть, но первая его атака станет и последней – огромное количество кораблей охранения моментально обнаружат и потопят его лодку. Поэтому его «Блюхер» лежал, затаившись на дне, и германские гидроакустики пытались хотя бы на слух по шумам определить состав армады. Ему повезло, что учителя поляков рассуждали почти также как и ученики. Британцы считали, что русские лодки наверняка уже ушли с позиций, поэтому активные действия корабли эскорта стали производить только по прохождению долготы острова Бронхольм. Все, что мог сделать Карл, так это отправить радиограмму на базу о факте прибытия эскадры Антанты, а затем продолжить дежурство на позиции.

Вскоре к нему присоединился и «Гнейзенау» Канариса. Но фортуна девушка капризная, и имеет дурацкую привычку менять платье или мини-юбку на джинсовые брюки в самый неподходящий момент. Здесь нужно сказать, а точнее наконец-таки  развеять, укоренившееся в умах читателей с помощью просвещенной и самой умнейшей части человеческого общества – интеллигенции, одно всемирно известное заблуждение. Многие читатели ошибочно полагают, что если фортуна поворачивается к человеку задом, то это все – финиш, крах надежд, неудачи и поражения. Чушь собачья! Даже не собачья, а …(матом ругаться не будем, но вы, наверное поняли по смыслу!) знает  какая! Наглядный пример того, что самая умнейшая часть человеческого общества не умеет даже тех умений, которых ей приписывает людская молва! Общепринято считать, что интеллигенция в совершенстве владеет тремя умениями, а именно умеет жрать, гадить, размножаться. Так вот, это еще один миф! Интеллигенция умеет делать только две вещи – жрать и гадить! Размножаться она не умеет! То, что некоторые считают способностью интеллигенции к размножению, на самом деле инфекционная болезнь, разновидность менингита, после которого люди либо умирают, либо становятся полными идиотами. И болезнь эта (условно назовем ее «размножение интеллигенции») передается  воздушно-капельным путем. Поэтому, если вы длительное время находитесь в обществе интеллигентов, то вы рискуете заразиться данной болезнью и пополнить ряды идиотов, пардон интеллигентов. Доказать вышесказанный тезис об интеллигенции, а также развеять, сочиненный этими бездарями миф о фортуне поворачивающейся спиной очень легко! Спросите любого мужчину, или любую женщину, не относящихся к интеллигентской прослойке, можно ли совершить половой акт когда женщина находится спиной к мужчине? Большинство из читателей мужского пола, наверняка скажут, что эта позиция называется «раком»! Женщины, некоторые слегка покраснев, тоже упомянут этот часто встречающийся термин. А это значит, что вступить в интимную связь с Фортуной, и стать ее любимчиком (любовником, любовницей – ненужное зачеркнуть) можно и в случае, когда девушка Фортуна находится к Вам лицом, и в случае, когда она находиться к Вам спиной. У читателя наверняка сразу же возникнет вопрос, тогда почему у людей случаются неудачи, «полосы невезения» и прочее?. Все очень просто! Вы пробовали вступить в интимные отношения с женщиной, не снимая с нее одежды? Многие наверняка делали это. Для тех кто не делал, попробуем разъяснить азбучные истины. Женская одежда, закрывающая ноги бывает двух видов – юбки или платья (что конструкции практически одно и тоже), а также брюки. В случае когда на женщине юбка или платье, можно произвести технические операции «задрать юбку» или «задрать подол платья», при этом одежда не меняет своего место положения на женщине, то есть она остается одетой. Справиться с нижним бельем или колготками труда я думаю не составит – можно отодвинуть край в сторону, порвать – при этом женщина по прежнему одета (платье то на ней!), ну и дальше – интимная связь! Теперь рассмотрим случай, когда на женщине брюки – задрать их как вы понимаете (если Вам конечно доводилось когда-нибудь видеть брюки, если не видели и не знаете что это, то Вы интеллигент!) невозможно. Брюки можно только снять, либо приспустить ниже, то есть частично раздеть женщину, поскольку местоположение ее одежды на ее теле в этом случае меняется и отличается от принятых в обществе рамок приличия! А отсюда  напрашиваются два вывода.

Вывод первый – если на фортуне платье или юбка, то интимная связь с ней возможна, и удача сопутствует человеку, если же на ней брюки, то связь с ней в рамках приличий (а Фортуна девушка, стремящаяся строго соблюдать внешние приличия)невозможна, и у человека полоса невезения и несчастий.

Вывод второй – интеллигенция не имеет абсолютно никакого представления о формах и методах интимной жизни «хомо сапиенс», и пребывает в плену ошибочного заблуждения, что размножение людей происходит путем ведения жарких споров о будущем родины и ведущей и судьбоносной роли ее (интеллигенции) на пути к этому будущему (то есть воздушно-капельным путем, когда оппоненты во время споров брызгают во все стороны слюной). Именно те, кто первым понял абсолютный и полный идиотизм родной интеллигенции и сочинили поговорку : «Так они и жили – спали врозь, а дети были».

Из этих двух выводов, можно сделать третий – интеллигенция является тупиковой (несмотря на столь прогрессивный способ «размножения») ветвью человечества, и является носителем опасного инфекционного заболевания. К великому нашему счастью Фридрих Энгельс, задолго до Дарвина, сделавший открытие, что с помощью труда, даже из обезьяны можно сделать человека,  одновременно подсказал человечеству и рецепт лечения страшной болезни, распространяемой интеллигенцией. Рецепт очень простой – труд. Особенно хорошо помогает и лечит труд на свежем воздухе, вдали от городов – например, на лесоповале. Но мы отвлеклись от нашего повествования и поэтому вернемся к нашей истории.

Командиры «Блюхера» и «Гнейзенау» не были интеллигентными людьми, и увидев Фортуну, в узких обтягивающих джинсах, какое-то время пытались ее уговорить раздеться, или сменить брюки на платье, но она упрямо не хотела этого делать, а Карл и Фридрих будучи людьми воспитанными, применять насилие по отношению к капризной и чертовски соблазнительной фрау не могли. Похоже, что фрау была не в настроении, или чертовски устала от общения с кем-то еще. Но, поскольку и Карл и Фридрих были ее хорошими знакомыми, то она решила подать им совершенно непрозрачный и почти неприлично-открытый намек, на то, что им ничего от нее не обломиться. Она ведь тоже была воспитанной барышней, не какая-то там отмороженная безбашенная муза обкурившаяся опиума и нанюхавшаяся кокаина в салонах творческой интеллигенции. Папа у фортуны был военный – бог войны, и к военным она относилась уважением. Правда не ко всем, а только к тем, которые были ей симпатичны, ибо она одна, а военных как известно много. Это всякие там литературные музы за щепотку кокаина готовы раздвинуть ноги каждому встречному, лишь бы кайф от прихода испытать а там не важно с кем, а она девочка воспитанная и из приличной семьи! Поэтому хоть и благоволила Фортуна к Карлу и Фридриху, хоть и числила в числе своих близких друзей, но вступать с ними в связь она на тот момент не хотела, в конце концов женская физиология имеет свои особенности, и у любой женщины бывают дни, которые с подачи дельцов рекламного бизнеса политкорректно называют «критическими». И командиры «Блюхера» и «Гнейзенау» ее намек заметили и поняли.

Огромный двух трубный корабль стремительно несся по проливу Каттегат, его появление было настолько неожиданным, а скорость была настолько велика, что ни Дениц, ни Канарис, не сумели ничего предпринять, и разочарованно смотрели вслед исчезающему красавцу. О таинственном стремительном госте они радировали на базу, и вскоре оттуда пришла команда сменить позиции и выдвигаться в район Мемеля.

 

Глава №39  Глупый Осел Лотар.

 

 «А вот и мой новый дом, - подумала Светлана, осматривая доставшуюся ей каюту, - и похоже, что надолго». По сравнению с каютой на «Шеере», здесь было танцевать вальс. Да и обстановка не давила обилием железа – мебель была деревянная, а главное был иллюминатор, через который проникал дневной свет. «Интересно, он специально подобрал мне каюту рядом со своей? Похоже он продолжает за мной ухаживать. Самое интересное, что мне это нравиться. Сказать бы кому до войны, что мне вместо букета цветов, который принято дарить в процессе ухаживания, подарили многомоторный бомбардировщик! Точно бы засмеяли!». Светлана присела в глубокое кресло и задумалась. Из того, что она узнала о самолете, было ясно, что он способен долететь до Петрограда. То есть у ее экипажа появился шанс вернуться к своим.  «Шанс, то появился, но как быть с Лотаром? Ведь это будет нечестно, по отношению к нему. А если быть откровенной до конца, то такой поступок ничем как подлостью не назовешь. Я разбила его отношения с Бертой – чтобы она не говорила между ними что-то все-таки было, он рискуя жизнью спас мой экипаж, сделал невозможное – достал для нас самолет, а я? Я размышляю о том, как обмануть человека, который рисковал ради меня всем – и жизнью и карьерой? В конце концов враги у России и германии общие, что мешает вести войну здесь? Или это будет считаться изменой Родине? Но ведь Родина это не только земля, это еще и люди! В том числе, которые ее защищают! И если они будут проявлять подлость по отношению к друзьям и союзникам, то придется воевать в одиночку! Или я таким способом пытаюсь прикрыть нежелание вернуться в Петроград? А причина нежелания? Лотар? Да, Лотар! Может не таить все это и сказать ему в открытую? Решено!»

Командир «Шеера» сидел на берегу и любовался русской фрау – ее фигурой, лицом, сменой эмоций на нем. Он тоже задумался над этим вопросом, и еще до того как к нему пришла Светлана и предложила поговорить. Ему чертовски не хотелось, чтобы она покидала его базу, но ведь это неправильно, то что она ему нравится, то что фрау из ее экипажа стали объектами ухаживаний его офицеров, совершенно не дает ему права задерживать их здесь. Если они  хотят вернуться, то пускай возвращаются. Да ему будет наверное очень больно, и он будет мечтать о возможности следующей встречи, но что поделаешь? А ничего! Он воспитанный человек  и не вправе удерживать женщину. А поэтому скрепя сердцем он сказал Светлане, что решение принимать ей. Он увидел, как побелело ее лицо, и какая-то странная гримаса исказила его черты. Какое-то время русская фрау стояла в раздумьях, а потом попросила подождать его здесь на берегу, после чего развернулась и побежала вболь берега шхеры на базу. Лотар посмотрел на вечернее небо и ему стало грустно. Вот так и заканчиваются прекрасные сказки. Сказки после которых остаются мучительные грезы того, что не сбылось. Завтра утром они сядут в самолет, запустят движки, прогреют – взлет по воде и все – маленькая точка на горизонте, которая исчезнет. И вместе с ней исчезнет сказка. Сколько он так просидел смотря на небо, он не помнит – его думы были преваны  внезапно прозвучавшей над ухом фразой, сказанной тихим но уверенным голосом : «Мы остаемся здесь.» Лотар повернул голову и взглянул на внезапно появившуюся  Светлану, на ее искусанные губы, бледное со  следами румянца лицо, которое под его взглядом начало краснеть. Именно тогда Лотар и сделал эпохальное открытие, которое касалось  самокритичной оценки им самим своих умственных способностей. Эта мысль родилась в голове как яркая вспышка, как ослепительная молния – «Ты, осел Лотар! Самый большой и глупый в мире осел! Она любит тебя, а ты сидишь и пялишься как осел! Вместо того, чтобы встать и подойти!» И тогда он встал и подошел. Подошел и обнял за плечи, и легкий бриз швырнул ему в лицо пряди ее волос и того самого аромата духов, от которого он уже сошел с ума*…

 Вечерний бриз шевелил занавеску приокрытого иллюминатора, сквозь который пробивался свет розого неба. Это было немного странно, но Лотар подумал, что это не военная база, и не каюта блокшива, а комната особняка или замка. Вроде бы ничего не изменилось. Ничего, кроме появления запаха духов в каюте – все тот же подволок, все те же стены что и раньше, все та же обстановка, та же мебель, а ощущение казенности  каюты исчезло. Теперь это не каюта, а его дом. Дом, который он обязан защищать. Дом в котором есть хозяйка – Светлана фон Арнольд. Он не говорил ей громких слов. Она тоже не говорила ничего высокопарного. Они решили это без слов. Сами для себя. А зачем слова? Есть вещи, которые решаются людьми просто и без слов. И то, что решается именно таким способом не разрушить и не сломать никому. Так же как и современной науке никогда не объяснить  почему железный блокшив, вызывавший ощущение какой-то гостиницы, в одночасье превратился в фамильный замок. А ведь всего-то добавился запах духов. Но вместе с этим запахом изменилось мироощущение Лотара, а вместе с его ощущением изменилось и мироощущение всех окружающих – куда-то исчезла вся казенность, хотя ничего физически не поменялось – то же железо, та же деревянная палуба, те же люди, профессия которых убивать.

Кстати, о людях. Почему-то принято разделять на «у них» и на «у нас», о первом – «у них» принято говорить восторженно и с соплями взахлеб до самого пупа, о втором – «у нас» принято говорить с каким-то чувством скарбезности, гадливости, насмешки и презрения. Скорее всего это болезнь, свойственная интеллигенции, и тем кто к ней примкнул.  Можно затеять идиотский спор на страницах данного романа, о разных точках зрения по данному вопросу, но для такого спора необходимо, чтобы хотя бы один из авторов был болен такой болезнью, и восхищался тем, как «у них». Увы, авторы данного романа отстойные и консервативные люди, и с душевным здоровьем у них все в порядке, и им не понять того, кто восхищается тем, что нормальный уважающий себя человек постесняется делать или говорить. Можно посмеяться над нашими героями, покритиковать за их примитивизм, за отсутствие возвышенного, обозвать тупыми солдафонами, невоспитанной военщиной и так далее. Но им, как-то вот нет никакого дела, до того кто и что про них думает. Учеными замечено, что в любом человеческом обществе всегда существует мутная грязная зловонная пена, сотоящая из моральных выродков-импотентов. Все на что способны эти люди – гадить. Она не читала Маркиза де Сада! Какой позор! Он русский! Какой позор! Он живет с женой и не имеет любовника! Какой позор и консерватизм! – вот немногие из многочисленных высказываний , которые могут произнести данные люди по поводу наших героев. Ну не читала, ну и что с того? Ну русский или русская и что? Почему наши герои должны брать пример с кривляющихся обезьян? Если эти обезьяны не посажены в клетку в зоопарке, то это ведь не значит, что  они являются людьми и с них нужно брать пример для подражания. Да наивны, да не читали Маркиза де Сада – а разве это плохо? То, что наши герои не имеют времни и возможности найти способ уничтожить эту мутную пену – вот это действительно плохо. Впрочем для борьбы со всякими уродцами и извращенцами есть один достаточно проверенный способ -  относиться к ним, как к сирым и убогим – от этого они приходят в бешенство, и показывают и доказывают  всем свой идиотизм публично. К счастью, война имеет свои особенности – там где опасно, там где есть шанс погибнуть, этих обезъян и близко не бывает, и там никто не мешает нормальным людям проявлять нормальные человеческие чувства, которые на войне обостряются, и обостряются до такой степени, что очень многое происходит на уровне телепатии, без каких-то слов. Да и не умеют наши герои произносить высокие и красивые слова – модных книжек увы не читали – некогда.

А поэтому объяснить происходящее на блокшиве с одной стороны очень легко, а с другой очень сложно. Легко, потому что все произошло как-то молча сразу и без красивых фраз – между русскими летчицами и германскими офицерами возникли серьезные отношения. Сложно, потому что объянить так, как это принято «у них» мы не сможем, а объяснение того, как это принято «у нас», мы уже дали в предыдущем предложении. Сложилась мозаика, сложились недостающие пазлы в целую картинку – и мир получил точку опоры вокруг которой стал разворачиваться. Вы скажете – магия! Мы скажем механика, только не теоретическая а небесная. Два человека встали спиной к спине, прикрывая и защищая друг друга, и от этого начал меняться мир. Они просто выполняли свой долг, но теперь они делали это вместе. Вы скажете, что они жестоки и чудовищны, что у них руки в крови. Мы скажем, что руки в крови не у них, а у тех, кто развязал эту войну, у тех кто кутаясь в теплый плед в личном кабинете, покуривает трубку, пьет коньяк и считает прибыли от развязанной мировой бойни, у тех  кто, читая сводку об отправленных на фронт батальонах новобранцев, сразу же  пересчитывает через сколько дней эти батальоны будут уничтожены, и сколько денег он получит с проданного армии обмундирования и военного снаряжения. Вы возразите, сказав, что это честный бизнес и политика. Мы возразим в ответ сказав, что это не бизнес и не политика а как раз таки убийство. Наши герои выполняют свой долг, и защищают свою Родину. Вы возразите, сказав, что наши герои убивают людей без угрызений совести, а родина это там где комфортно. Мы ответим, что Вы в таком случае не наш читатель, и подстраиваться под Вас мы не намерены. То, что герои не думают об общепринятом возвышенном, а думают о своем приземленном, не их вина, а вина ситуации в которой они оказались. Впрочем они и не должны думать о возвышенном, ибо как и большинстов из нас они живут сегодняшним днем, и строить планы о том, что будет потом, они не хотят, ибо несмотря на пожелание одного известного поэта, перо никогда не будет равно штыку. По причине того, что большинство пишущих обладателей перьев никогда не ходят в штыковые атаки.

Лотар и Светлана знали что им делать сейчас, знали и то, что они будут делать дальше, знали и то, что они будут делать когда война закончиться. Громких фраз о жизни и смерти на борту плавбазы никто не произносил – к чему сотрясать воздух без толку. Гораздо важнее как приблизить победу, как сделать так, чтобы она наступила как можно раньше. Ведь чем раньше наступит победа, тем больше шансов, что у них будет нормальная мирная жизнь. А на базе шла обычная суета – на «Шеер» грузились торпеды и снаряды, механики перебирали его механизмы, готовя подводный кресер к выходу в море. Экипаж Светланы изучал новый бомбардировщик, готовясь к предстоящим боевым вылетам. Вообщем все как всегда – обычная военная рутина, которую не принято включать в текст литературных произведений. Не будем и мы рассказывать читателю о процедуре погрузки торпед, или диагностики подшипников с помощью слуховых трубок. Что касается вечеров, то по вечерам суровый и неуютный остров становился фамильным парком – по его берегам бродили пары, которых абсолютно не смущала убогость и скудость его природы. Не было ни менестрелей поющих серенады, ни  букетов роз – есть времена, когда все это не обязательно и неестественно. Да и зачем менестрели и розы, если дамы и так прекрасны? Если вместо серенад их кавалеры запоминают то, как работают двигатели бомбардировщика в нормальном режиме – это ведь гораздо важнее, знать что с их Валькириями все в порядке, когда они там, наверху.

На этом острове нет алтарей Сварога. А они и не нужны людям войны. Здесь каждый человек Бог. Бог войны. Здесь верят в своих товарищей. И эта вера вертит земной шар в другую сторону.  И процесс этот уже не остановить. Не нужно было лить кровь потомков на алтари богов, которых они по нерадению своему и легкомысленности забыли. Древние Боги проснулись, и не только на небесах, но и в людях. И четыре пары бродящие по вечернему острову, с каждым своим шагом разрушали старое и создавали новое. Даже если с ними что-то случиться, уже ничего не изменить и не остановить, ибо процесс уже вышел из под контроля. Не будет этих влюбленных людей найдутся другие, которые наплевав на вой демократов и политиков, наплевав на национальность и религиозные предрассудки  захотят обычного счастья. Счастья в лесу, окопе, блиндаже, концлагере. И это уже ничем  и никем не остановить. А они ходят по берегу  балтийского острова и о чем-то болтают, смеются, и им наплевать на то, что о них скажут. Они еще не знают того, что то, что им наплевать – самое страшное в этом мире оружие. Потому, что теперь мир начинает делиться не на тех кто умеет говорить, и тех кто обязан слушать, а на тех кто умеет что-то делать и тех кто не умеет делать ничего, кроме как говорить. Время красивых и глупых слов ушло, пришло время действий и людей дела.

Четыре семьи гуляют по острову, гуляют, и надеются, что они победят, доживут до победы, и смогут жить так, как захотят. Они не знают того, что то, что они сечас делают это чистейшей воды магия. Магия Высшей степени посвящения, которой подвластно все. Секрет этой магии очень прост – поверить в тех кто рядом, в себя – те, кто достигают этого не на словах, а на деле могут абсолютно все. И они могут абсолютно все – те, кто гуляет вокруг базы – четыре мужчины, и четыре женщины. Только они этого еще не знают, да и вряд ли узнают когда-нибудь. Потому что им наплевать на это знание, и оно им не нужно, потому что рядом есть те, кого они искали всю жизнь, а это гораздо важнее тайн мироздания.

 

 

* Если читатель ждет в этой главе красочного описания интимной сцены с участием Лотара и Светланы, то ждет он напрасно. Не будет такой сцены ни в этой главе, ни в последующих – совсем не обязательно выставлять напоказ то, что и так ясно, да и подглядывать как-то невежливо и неуважительно, а смысловой нагрузки данная сцена все равно нести не будет. Какое нам дело до подробностей чужой личной жизни? Может быть у Лотара и Светланы право на тайну личной жизни?  Ведь и так ясно, что речь идет о любви, а не о очередной пиар акции, какой-нибудь безголосой певички, которой и осталось, что жить за счет скандалов вокруг ее имени. Наши герои живут по другим правилам – известность и заметность им совершенно не нужна. Скрытность – вот основное правило действий подводников и летчиков. Именно этим они и отличаются от актеров, которые привыкли к узнаваемости и славе. Да, можно атаковать врага изящно и красиво на виду у всех, так сказать при полном параде, но только такие атаки как правило заканчиваются такой же красивой гибелью атакующего. Конечно он останется героем, и попадет во всякие там скрижали, но вот только поставленную задачу он не выполнит. Актер может в случае провала отрепетировать неудавшиеся моменты и попробовать заново, те кто воюют на войне такой возможности не имеют, ибо у них как правило всего одна попытка, и играют они по правилам «быстрый или мертвый», «в живых останется только один». Актеры играют с публикой, а люди в военной форме со смертью – как говориться, почувствуйте разницу.

Конечно, недовольный читатель может захлопнуть книгу и сказать, что мало секса и читать он дальше не будет – это его право. Только вот хочется задать читателю вопрос: часто ли наш уважаемый читатель занимался сексом в переполненном троллейбусе или автобусе? Занимался ли он этим на центральной площади города средь бела дня? Много ли он видел людей, которые занимаются этим прилюдно, на глазах у всех? Если Вам читатель хочется читать про секс – покупайте специализированную литературу.

 

Глава№40 Август 1919 года. Черный на черном.

Согнанная в район Мемеля рабочая сила в лихорадочном темпе строила новую дополнительную ветку железной дороги. Собирались ангары, бараки, расчищались места под склады и палаточные городки. Вскоре стали прибывать и войска. Правда график их прибытия был не совсем упорядоченный. По слухам несколько раз эшелоны слетали под откос. Но генералам нет дела до слухов, для этого есть охранение – отряды на мотодрезинах проверяющие сохранность полотна железной дороги. И действительно, стоило приложить усилия и выждать тяжелый традиционно полный неразберихи период, как все наладилось и нормализовалось – контингент прибывал вовремя, строительство велось в соответствии с графиком.

Наконец прибыла и эскадра, вместе с многочисленными судами для перевозки десанта, а также вооружением и боеприпасами. Процесс подготовки стал вступать в завершающую фазу. Час за часом близился момент, когда будет пришита последняя пуговица к мундиру последнего солдата силы вторжения. Единственным проколом в подготовке сил вторжения стала гибель авианосца «Аргус» на минах выставленных русскими кораблями или подводными лодками. Во время нахождения эскадры в Мемеле «Аргус» вышел в море под прикрытием противолодочных сил для тренировки пилотов авиагруппы – предполагалось, что его самолеты нанесут удар по русским кораблям на рассвете, или вечером на зыбкой границе светового дня и ночной тьмы – чтобы снизить потери среди летчиков. Первый же учебный выход стал последним для авианосца.

Что, до экипажа «Валькирии-2», то атака в сумерках хорошо освещенного британского авианосца, стала первым успешным боевым вылетом на самолете нового типа.  Разглядеть с кораблей эскорта ее бомбардировщик выкрашенный в черный цвет никто не успел, что до авианосца – то с него никто не спасся, и свидетелей появление на Балтике новой угрозы, наносящей удар торпедой с воздуха не было.

                           *                            *                                 *                             

 Что, до Лотара, и некоторых его офицеров, то они чуть с ума не сошли в ожидании возвращения черного самолета на базу. Они открыли для себя  ситуацию с другой стороны. Одно дело уходить самим, и оставлять на берегу тех, кто тебя ждет, другое дело ждать самим. И ведь не запретишь этим сумашедшим девчонкам! Все таки это неправильная война. И техника у нас неправильная. Осененный этой мыслью Лотар несколько дней не мог найти себе покоя. Да, точно! Сейчас конечно не время, но должен быть способ соединить подводную лодку и самолет. Может не сразу, вначале самолет, возимый на подводной лодке, или наоборот, впрочем наоборот наверное не получится, а в перспективе сделать подводный самолет, или подводную лодку-самолет. Только увы такое за год или даже за два не создать. Но наверное можно. И Берту можно озадачить уже сейчас. Если она не хочет, чтобы он сошел с ума в ожидании прилета Светланы, то она наверняка озадачит конструкторов, и те смогут скрестить две несовместимые вещи. Потому, что такое положение вещей просто невыносимо – сидеть и ожидать когда она вернется! Вот вернется, он все ей выскажет! Ну, наверное не сейчас, а потом.

                                   *                            *                     *                         

- Слышь дядя, тебя, что штыком в мягкое место подгонять? – произнес паренек лет двенадцати, с винтовкой за плечом, наблюдая, как согнанные на работу  члены какого-то эстетического общества делают вид, что роют окопы.

- Я бы таких наручниками к пулемету приковывал, - вторил ему его напарник, судя по внешнему виду страше собеседника на год.

- Мальчики, - произнес один из копавших, судя по виду – один из тех, кто принадлежал к какому-то новомодному течению, каких-то  «- систов» - копать землю должны те, кого этому учили – землекопы, каждый должен заниматься тем, для чего предназначен, вот я например, просвящаю непросвещенное…

-  Слышь! Просветитель! Будешь тут лясы точить, вместо окопов могилу себе выроешь! – оборвал младший мальчишка, - не сегодня завтра тут ляхи в атаку пойдут, а то вас взрослых придурков проку никакого – ни окопы рыть не умеете, ни раны перевязывать, ни патроны подносить! Серега, а может этих землекопов в расход, да сами выроем траншею? Мы вдвоем быстрее управимся чем эти двадцать чокнутых!

- Куда в расход! Мы завтра этих придурков будим военному делу обучать! Или забыл, что нам комроты сказал? То, что Родине нужны герои, а в ней народилось куча дураков ничего не меняет! Будет перевоспитывать этих шутов! Превращать в настоящих мужчин! А то вишь, стихи они там сочиняют! Стихи и я умею сочинять1 Только пользы от этого никакой! Нам бы бетона сейчас, и рельсов побольше – глядишь бы какую-нибудь огневую точку соорудили! Помнишь  прапорщик Леонид Каннегисер нам схему чертил?

- Он бы Вас чему полезному научил, этот Леонид, такой поэт пропал! – проворчал один из землекопов.

- А вот мы дяди завтра Вас и научим полезному! А сейчас шустрее лопатами работайте! Берите больше, кидайте дальше, отдыхайте пока летит!

Германия Из детских сочинений:

 

“Ворвались какие-то страшные люди, совсем не похожие на людей, вооруженные чем попало, схватили папу и увели, кинув нам только, что до 8-ми часов он будет повешен”.

“Я очень испугался, когда пришли французы, начали грабить и взяли моего дедушку, привязали его к столбу и начали мучить, ногти вынимать, пальцы рвать, руки выдергивать, ноги выдергивать, брови рвать, глаза колоть, и мне было очень жаль, очень, я не мог смотреть”.

“Отец перед смертью попросил передать кольцо и часы жене, но получил насмешки, тогда отец ударил по лицу француза, грянул выстрел и он упал, тяжело раненный, тут его добили прикладами... Два мои старшие брата тоже погибли от француза”.

“Стали обыскивать, отца стащили с кровати, стали его ругать, оскорблять, стали забирать себе кресты... отец сказал: я грабителям не даю и ворам тоже не даю. Один красноармеец выхватил наган и смертельно его ранил. Мать прибежала из кухни и накинулась на них. Они ударили ее шашкой и убили наповал. Моя маленькая сестра вскочила и побежала к нам навстречу. Мы пустились бежать в дом. Прибегаем... все раскидано, а их уж нет. Похоронили мы их со слезами, и стали думать, как нам жить”.

“Явился к нам француз, который нам предлагал конфет и угрожал только, чтоб мы ему сказали, где наш отец, но мы хорошо знали, что они его хотят убить, и молчали”.

“Отец скрылся в поле. Я остался один с лошадьми в поле, чтобы снабжать отца пищей; меня притесняют, не позволяют возить много пищи в поле и всячески стараются выпытать, где отец, а я молился Богу, чтобы Он сохранил моего отца и меня от соблазнов, которые мне эти разбойники предлагали”.

 

Глава№41 Лето-осень 1919 года. Das Motorrad unter dem Fenster in den sonntag Morgen 
(Мотоцикл под окном в воскресное утро)

 

Огромный зал в багряно-золотом убранстве, орлы и свастики, окна до потолка, смутно знакомые лица в раззолоченных наградами и эполетами мундирах и как всегда на самом интересном месте сон прервался посторонними шумами. Ефрейтор открыл глаза. С улицы через открытое окно доносился шум мотоциклетного мотора и ненавистная английская речь. Они уже здесь, значит пора. Мундир, кираса, амуниция, стальной шлем, парабеллум, гранаты. Ну и что там на улице… а под окном несколько «Томми» возились с мотоциклом, причем с чужим мотоциклом. Это был мотоцикл Михеля Эйзеля, сына  зеленщика, а живым Михель своего железного коня не отдал бы никогда и никому. «Мотоцикл под окном в воскресное утро» помимо воли всплыло в мозгу художника название будущей картины. Ребристое тело гранаты щелкнув соединилось с рукояткой, зашипел запал, 123, 124 – зашептали губы. Он  хищно  подкрался  к  окну, кошачьим движением швырнул наружу Kugelhandgranate 15 и бросился животом на пол  под подоконник. За окном блеснуло,с потолка посыпался мусор.перед окном   взлет